Крестьянин и змея

Албанская сказка

Жил в деревне крестьянин, и была у него упряжка волов. Он обрабатывал на волах землю, ездил на базар. Как-то раз оставил он их отдохнуть и попастись на лесной лужайке.
Когда пришло время снова браться за работу, отправился крестьянин в лес разыскивать своих волов. Идет он по склону холма и видит огромный дуб, объятый снизу пламенем, — наверно, кто-то разжигал под ним костер и плохо затушил. Подошел крестьянин поближе и вдруг заметил на дереве змею, которая переползала с одной ветки на другую и никак не могла спуститься на землю. Змея тоже увидела человека и позвала на помощь:
— Спаси меня! — воскликнула она. — Я дам тебе за это все, что ты захочешь!
Крестьянин сказал:
— Я не могу забраться на эту ветку и спасти тебя, ведь снизу ствол горит.
Но мудрая змея ответила:
— Возьми длинную жердь или поваленный тонкий ствол дерева и прислони его к суку дуба, а я по нему спущусь.
Крестьянин нашел тонкий ствол поваленного дерева, прислонил его к ветви дуба, и змея соскользнула по стволу прямо ему на руки. Она ловко обвилась вокруг туловища человека, потом вокруг шеи и тут же принялась его душить.
— Что ты делаешь? — с перепугу закричал крестьянин. — Я же спас тебя от огня, зачем ты меня душишь?
— Да, я душу тебя, — ответила змея.
— Но какое ты имеешь право меня душить, если я тебя спас!
— Ты меня спас, но я имею право ужалить и задушить тебя, — ответила змея.
— Ну, это уж слишком, — возразил крестьянин, — такого права у тебя нет. Это несправедливо. Идем к судье, и пусть он нас рассудит.
— Кто же нас будет судить?
— Кого первого на дороге встретим, тот пусть и судит, — ответил крестьянин.
Отправились они искать судью и вскоре увидели старую лошадь, понуро стоявшую среди камней у подножия горы. Подойдя поближе, крестьянин сказал лошади:
— Мы бы хотели, лошадь, чтобы ты рассудила нас и сказала, кто из нас прав, кто виноват.
— Ну что ж, рассказывайте, — вздохнула лошадь.
Крестьянин стал рассказывать:
— Ты видишь змею, которая обвилась вокруг моей шеи и хочет ужалить меня и задушить? Так вот с чего все началось. Пошел я по своим делам в лес, иду и вижу на склоне холма дуб, объятый снизу пламенем. А на дубу змея переползает с ветки на ветку и никак не может спуститься на землю. Змея позвала меня: «Иди сюда скорее, человек, и спаси меня, иначе я сгорю. Я дам тебе за это все, что ты захочешь». Ну, я подошел и спас ее, а теперь вместо того, чтобы поблагодарить и наградить меня, она хочет меня погубить. Скажи нам, разве это справедливо?
Лошадь ответила:
— Конечно, справедливо. Змея имеет право ужалить и задушить тебя, потому что вы, люди, несправедливы и неблагодарны, и правды от вас не дождешься вовек. Я вот, старая лошадь, тридцать лет отработала на своего хозяина, а когда одряхлела и стала такой немощной, какой вы меня видите, хозяин перестал меня кормить и привел сюда, где травинки не найдешь, чтобы утолить голод. А сегодня утром он позвал живодера, тот осмотрел меня и сторговался с хозяином. Завтра живодер придет и сдерет с меня шкуру, а потому лучше всего будет, если змея задушит тебя.
Крестьянин ответил:
— Нет, ты не права, в тебе говорит злоба на людей. Мы поищем другого судью.
Отправились они дальше, и вскоре встретился им старый вол. Когда крестьянин заметил, что вол здоров и мирно пасется на зеленом лугу, то подумал: «Наверно, этому откормленному волу неплохо живется у своего хозяина, если тот привел его попастись на лужайку с такой сочной травой». И сказал змее:
— Пойдем к волу, пусть он нас рассудит.
— Хорошо, — согласилась змея.
Подойдя к волу, крестьянин спросил:
— Вол, можешь ты нас рассудить по справедливости?
Вол ответил:
— Рассказывайте, я рассужу вас по справедливости.
— Эта змея, которая обвилась вокруг моей шеи и хочет меня задушить, сидела на высоком дубу, — начал свой рассказ крестьянин. — Дуб загорелся, и она не могла спуститься на землю. Тут бы ей и конец, да увидела она меня и стала просить: «Подойди сюда, человек, сними меня с дуба и спаси, я дам тебе за это все, чего ты пожелаешь». Я подошел и спас ее, а теперь вместо благодарности и награды она норовит ужалить меня и задушить. Скажи нам, разве это справедливо?
Вол ответил:
— Если судить по справедливости, то тебя нужно ужалить и задушить, потому что вы, люди, нетерпимы и жестоки, вы самые злые из всех зверей. Вот я, вол, двадцать лет проработал на своего хозяина, таскал плуг и арбу, да и верхом он на мне наездился.
А сейчас, когда я ослабел и не могу ходить в упряжке, он выпустил меня попастись и откормиться на этом сочном лугу. Сегодня утром он привел сюда мясника, и они договорились о цене за мое мясо. Завтра мясник придет и зарежет меня. Хозяин продаст ему часть мяса, остальное оставит себе и сам будет им угощаться. А ведь я двадцать лет таскал плуг, кормил хлебом его семью, помог ему вырастить сыновей. Поэтому будет очень хорошо, если змея задушит тебя.
Услышав это, змея сказала крестьянину:
— Видишь, я была права и поэтому сейчас ужалю тебя и задушу.
— Нет, подожди, — взмолился крестьянин. — Вол не мог рассудить нас справедливо. Он слишком сердит на людей. За то зло, которое ему причинил хозяин, он хочет отомстить мне. Поищем другого судью!
Змея подумала и сказала:
— Хорошо, я согласна выслушать третьего и последнего судью, но с одним условием: пусть это снова будет кто-нибудь из зверей или животных, только не человек!
На том они порешили и пошли искать еще одного судью. Идут и видят — бежит им навстречу лиса. Крестьянин говорит ей:
— Вот хорошо, что ты сюда прибежала, а то мы как раз шли тебя искать. Скажи нам, старая, можешь ли ты рассудить нас по справедливости?
Лиса ответила:
— Еще бы, конечно, могу.
Крестьянин стал рассказывать ей все по порядку:
— Сидела эта змея на дубу, а дуб загорелся, и грозила змее неминуемая гибель. Увидела она меня и стала кричать: «Караул! Спаси меня, человек, а я дам тебе все, чего ты пожелаешь!» Ну, я подошел к дубу и спас ее, подставив к суку длинную жердь. Просить у нее в награду ничего не стал, а она спустилась по жерди вниз и вместо того, чтобы отблагодарить меня, как обещала, собирается задушить. Вот и рассуди нас, лиса, ты ведь в наших краях слывешь самым мудрым и справедливым зверем. А за свои труды получишь плату — пять кур.
Лисице пришлась по душе похвала крестьянина, а еще больше обещанная плата — пять кур. Она поразмыслила и сказала:
— Уж сколько лет я, старуха, живу на свете и скольких зверей и людей рассудила, и так все меня за мой праведный суд хвалят, это ты верно говоришь, а вот ваш случай рассудить не могу.
— Как же так? — удивились крестьянин и змея.
Лиса ответила:
— Не верю я, чтобы змея могла забраться на дуб, а ты снял ее с помощью какой-то жерди. Сделаем сейчас так: пусть змея снова заползет на дуб, а ты сними ее оттуда так, как снял в прошлый раз. Только все проверив, я смогу вас рассудить.
Крестьянин и змея с ней согласились, и отправились все вместе к большому дубу. Змея, обвивавшая шею крестьянина, спустилась на землю, медленно вползла на дуб и расположилась на одной из веток. А крестьянин стал искать жердь, чтобы спустить змею на землю и показать лисе, как все происходило. Лиса с насмешкой спросила его:
— Чего же ты, интересно, ждешь? Чтобы змея снова сползла на землю и обвилась вокруг твоей шеи?
Крестьянин удивился:
— А что мне делать?
Лиса ответила:
— Брось эту палку и беги скорей домой, тогда змея тебя не задушит.
Тут крестьянин понял, как плутовка-лиса перехитрила змею. Он бросил жердь и поспешил домой, а лиса побежала за ним получать вознаграждение — пять кур. Когда они приблизились к деревне, лиса сказала:
— Ты иди домой и принеси мне обещанную плату, а я подожду тебя здесь.
Пришел крестьянин домой и говорит жене:
— Отбери мне пять кур и положи в мешок.
— Зачем тебе куры? — удивилась жена. — И почему ты не привел волов?
Крестьянин ей все рассказал: как он пошел на лужайку за волами, как увидел горящий дуб и змею на нем, как помог змее спуститься на землю, а она его чуть не задушила.
— Я должен расплатиться этими курами с лисой, — сказал он жене. — Она спасла меня. Иначе бы мне уж не быть в живых.
Жена ответила:
— Чем кур изводить, возьми-ка лучше охотничью собаку да спусти ее на лису. Разве можно упускать такой случай? Надо поймать лису и продать лисью шкуру, она ведь стоит сорок грошей.
Долго спорили они, но в конце концов муж согласился с женой, запихнул в мешок вместо кур охотничью собаку, взвалил поклажу на спину и пошел за околицу, где его ждала лиса.
— Вот тебе заслуженная награда, — сказал он лисе, сбрасывая мешок на землю. — Подойди-ка сюда поближе, я развяжу горловину, а ты залезай в мешок и расправляйся с курами, потому что если я их выпущу, они разбегутся, и ты их больше не поймаешь.
Но лиса не была бы лисой, если бы брала на веру все, что ей говорят.
— Ничего, выпусти кур, — сказала она, не подходя к крестьянину слишком близко, — и не беспокойся: уж от меня-то они не убегут.
Крестьянин развязал мешок, и оттуда выпрыгнула охотничья собака. А лиса, которая уже приготовилась броситься и перерезать горло курице, едва успела отскочить в сторону. Началась погоня. К счастью для лисы, недалеко был лес, а в нем заросли колючего кустарника. Лиса, ободравшись до крови, залезла в кусты, а охотничья собака забраться туда не смогла.
Когда собака убежала, лиса, зализывая раны, потащилась в свою нору.
— Что случилось со мной, горемычной? — думала она. — Чего ради на старости лет я связалась с людьми?

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.