Крестьянин и семь кинто

Крестьянин и семь кинто

Грузинская сказка

Жил мужик, скудный и многосемейный. Один только бык – все его достояние, больше ничего нет. Однажды жена сказала мужику:
– Поди-ка на базар, отведи быка, продай, на вырученные деньги кукурузы купи. Даст бог, дети не перемрут с голоду!
Жена у мужика умная-разумная, наказывает ему:
– Меньше чем за двадцать пять рублей не отдавай. Не дадут, обратно веди!
Мужик привязал быку к рогу веревку, держится за нее, гонит быка на базар.
А семь кинто заранее столковались: приведет кто-нибудь на базар быка, будем торговать каждый в отдельности и купим задешево.
Идет мужик, ведет быка, навстречу ему первый кинто:
– Здравствуй!
– Будь здоров!
– Куда ведешь быка?
– На базар, продавать!
– А что за него взять хочешь?
– Двадцать пять рублей!
– Хм… Ты, если хочешь хорошую цену за быка взять, хвост ему отруби! – советует кинто. Старик дивится, что это, мол, кинто говорит? Отрубил все же хвост и дальше повел быка. Много уже прошел, навстречу ему второй кинто движется. Тоже спрашивает важно:
– Куда ведешь быка?
– На базар, продавать!
– Вижу, хвост ему отрубил! Хорошо сделал, молодец! Да только еще дороже продашь, если оба уха отрежешь!
Старик возмутился, зашумел, потом отрезал-таки быку оба уха и дальше пошел. Третий кинто показался на дороге:
– Хвост да уши, вижу, отрубил быку; хорошо сделал. Да только еще дороже возьмешь за него, если и рог отрубишь!
Отрубил мужик у быка рог. Встречает четвертого кинто. Оглядел тот быка и говорит:
– И второй бы рог отрубить ему, втридорога тогда продашь!
Мужик так и сделал. Отрубил быку и второй рог. Кинто собрались на базаре все вместе. Идут гурьбой к мужику. Мужик привязал быка к колу и ждет покупателей. Радехонек, что дорого продаст. Подскочил к мужику один кинто:
– Почем продаешь гуся? Мужик распалился:
– Какого гуся, не видишь, что это бык?! Кинто покатывается от смеха:
– Ни хвоста у него нет, ни ушей, ни рогов! Гусь, а не бык!
Один кинто ушел, другой подошел:
– Хочешь, дам тебе за гуся два рубля, нет – стой себе!
И третий, и четвертый, и пятый то же твердят. Что за черт, думает мужик, вдруг и впрямь гусь это, и продал быка за два рубля. Купил кукурузных лепешек, пришел домой. Жена напустилась на мужика: что ты натворил, дурак, всю семью разорил, – упряжного быка за гуся продал!
Мужик подумал-подумал и придумал, хитрец. Попросил у попа мула, подвязал ему под хвост шесть полтинников, оседлал и двинулся на базар. Приехал, видит знакомцев, зовет их:
– Состряпали мы сделку, а и по стакану вина вместе не выпили. Пойдем в духан, угощу вас!
Кинто-плуты думают: с быком мы его надули, теперь и на пир раскошелиться заставим. Попировали в духане. Встали. Мужик пошел вон, сел на мула, а денег не платит. Выбежал духанщик, крик поднял: плати за еду и вино!
– Что ты орешь, вот сяду на мула и отдам долг! – говорит мужик.
Взобрался на мула, огрел его плетью, – из-под хвоста полтинник вывалился, еще раз стегнул – еще полтинник! Четыре раза стегал. Выкинул мул два рубля, что в духане наели.
Кинто увидели, как мул полтинники мечет, – чуть не обезумели. Пристали к мужику, – что хочешь проси, только отдай нам мула. Мужик упирается, не соглашается: мул – кормилец мой, денежки мечет, как же мне его за деньги продать? Кинто не отвязываются. Сошлись наконец на том, что столько золота дадут мужику, сколько мул поднять сможет.
Мужик наказывает:
– Месяц мула взаперти в яслях держите, чтобы воздух к нему не проник. И глядеть туда нельзя, не то и мул тотчас же околеет, и вы сами помрете. Дайте ему соломы клок да воды горшок. Пройдет месяц, гору золота да серебра выкинет!
Кинто обрадовались, кланяются мужику. Дали ему золота, сколько мул поднимет.
Сделали все, как мужик наказывал. Прошел месяц. Бегут кинто к мулу, думают, и впрямь груды золота вокруг него выросли. Да что видят: мул раздулся, околел – протянул ноги. Разъярились кинто, бросились к мужику. Мужик оправдывается:
– Я-то тут при чем! Сами не смогли мула уберечь. Заглядывали, верно, к нему, не то с чего бы ему околевать!
Пошумели, покричали, сошлись на том, что половину золота мужик вернет.
– Приходите завтра, я в поле буду работать, там вас и встречу! – говорит мужик и кинто спроваживает.
Поймал мужик двух шакалов. Наутро встал пораньше и говорит жене:
– Одного шакала с собой в поле возьму, другой дома останется. В полдень отпущу шакала, будто за едой пошлю. Шакал убежит, а ты этого возьми, еду принеси, шакала над ней поставь, а сама тихонько назад иди!
Пришли кинто к мужику в поле. Спешим, говорят, мы, не мешкай! Один спрашивает:
– На что тебе шакал?
– За едой да за водой его посылаю!
В полдень и в самом деле развязал мужик шакала и велит ему: скорей неси еду! Шакал со всех ног пустился в лес. Тут потихоньку жена мужика пришла, принесла еду, привязала рядом шакала и назад пошла. Кинто и не видели ее. Мужик раздвинул кусты: шакал еду принес и сидит как ни в чем не бывало, навострился.
Кинто ни есть не хотят, ни золота назад брать.
– Ничего, – говорят, – не надо, только отдай нам шакала!
Старик не хочет, упирается. Наконец согласился, отдал шакала. Ушли кинто, унесли шакала. Хвалятся перед женами:
– Раздобыли мы шакала, да такого, что сам будет таскать еду в поле. Завтра с ним еду посылайте!
Наутро все семь кинто отправились в поле. В полдень посылают шакала за едой. Наказывают: поскорее тащи! Шакал, конечно, в лес устремился! Сумерки сгущаются, а шакала все нет! Прибежали кинто домой, голодные как волки, а жены говорят, что и в глаза шакала не видели. Поняли кинто, что плохо дело, обманул их проклятый мужик. Бегут к нему, хотят расправиться. Мужик оправдывается, глазами хлопает, пожимает плечами:
– Рассердили вы его, наверное, не то с чего бы ему убегать!
Кинто вопят:
– Отдавай нам наше золото. Не отдашь – убьем!
Мужик призадумался:
– Приходите завтра вечером, отдам половину!
Сговорился с женою-умницей, как провести кинто.
Учит жену:
– Зарежу я гуся, выпущу из него кишки, наполню их кровью и привяжу тебе к шее. Придут кинто, зададим им пир. Я позову тебя танцевать, а ты не иди. Я крикну: выходи, не то перережу глотку! Ты все равно не соглашайся. Я брошусь к тебе, проколю пузырь с кровью, будто глотку перерезал. Ты падай и бейся. Я заиграю на чонгури, а ты вскочи тотчас же, будто ожила!
Приготовили все, припасли еды и ждут гостей. Недолго пришлось ждать, вовремя явились кинто. Выпили. Мужик пустился в пляс, семь кинто бьют в ладоши. Мужик кивает головой жене, зовет танцевать. Та не идет.
– Выходи, не то перережу глотку!
Жена и не думает идти.
– Как ты смеешь! – кричит мужик. Выхватил кинжал, бросился и перерезал жене глотку. Кинто недоумевают: за что убил бабу? А мужик пляшет лезгинку, отмахивается :
– Что ж, что убил, сейчас оживлю!
Заиграл на чонгури, и жена вскочила как ни в чем не бывало.
Кинто глаза выпучили:
– Не нужно нам золота, отдай чонгури. Хочешь, еще денег добавим?
Мужик упирался, но отдал чонгури.
Затеяли кинто большой пир, назвали шуринов, дружков, соседей, хотят свет удивить. Все семеро с женами сговорились: будем звать вас танцевать, а вы не идите! Мы перережем вам глотки, а потом оживим! Пир горой идет. Пустились кинто в пляс. Зовут жен, а они не идут, по уговору. Кинулись кинто к бабам, глотки всем, как курам, поперерезали. Гости онемели от ужаса, а они пляшут знай, кричат: сейчас мы их оживим! Заиграли на чонгури, – да разве покойники оживали когда-нибудь? Братья жен бросились на кинто и их самих перебили.
А мужик разбогател и сейчас все еще живет припеваючи.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.