Король Испании Галафро

Король Испании Галафро из-за слов одного хироманта, предсказавшего, что жена украсит его рогами, строит башню и в ней запирает жену, которую обманывает Галеотто, сын кастильского короля Диего

Итальянская новелла из «Приятных ночей» Страпаролы

Галафро, могущественнейший король Испании, в дни своей молодости был храбрым и предприимчивым воином и благодаря своей доблести завоевал и подчинил своей власти многие земли. Достигнув престарелого возраста, он взял за себя молодую девицу по имени Феличана, женщину воистину прелестную, учтивую и свежую, точно роза, и, по причине своей редкостной привлекательности и такого же благонравия, она была пылко любима и обожаема мужем, который помышлял лишь о том, как бы ей угодить. Однажды, беседуя с неким хиромантом, который, как утверждала молва, был искуснейшим в своём ремесле, король пожелал, чтобы тот посмотрел его руку и предрёк уготованную ему судьбу. Выслушав пожелание короля, хиромант взял его за руку и подверг тщательному исследованию все линии, какие только на ней обнаружил; закончив осмотр, он погрузился в молчание, и на лице его проступила бледность.
Встревоженный молчанием хироманта и тем, что он стал белым, как полотно, король ясно понял, что тот увидел нечто такое, что ему очень и очень не нравится, и, дабы ободрить его, произнёс такие слова: «Откройте, маэстро, что вы увидели, говорите, не бойтесь, ибо, что бы вы ни сказали, мы это примем со спокойной и невозмутимой душою». Успокоенный королём, что может свободно обо всём говорить, хиромант сказал: «Священное величество, мне крайне прискорбно, что я прибыл сюда, дабы сообщить о вещах, которые причинят вам огорчение и досаду. Но теперь, после заверений ваших, я открою все, ничего не утаивая. Знай, о король, что твоя жена, которую ты так безгранично любишь, украсит твой лоб парой рогов; посему стереги её как зеницу ока». Выслушав это, король стал ни жив ни мёртв и, прощаясь с хиромантом, наказал ему хранить своё прорицание в тайне. Одолеваемый мрачными думами и размышляя дни и ночи о сказанном хиромантом и о том, как бы избегнуть столь унизительного позора, король решил поместить жену в крепкую башню и приставить к ней бдительную охрану, что и исполнил. И вот среди соседей распространилась молва, что король Галафро воздвиг твердыню и упрятал в неё жену, окружив её многочисленной стражей, но никто не знал, что было причиной этому. Дошёл этот слух и до Галеотто, сына кастильского короля Диего.Принимая в соображение ангельскую красоту королевы, возраст её супруга, а также какую жизнь он ей уготовил, держа взаперти в крепкой башне, Галеотто решил попытаться, не удастся ли ему выкинуть славную шутку и, решившись её проделать, добился осуществления своего замысла в полном соответствии с принятым им решением. Итак, взяв с собой великое множество денег и богатых товаров, Галеотто, скрываясь ото всех и не называя себя, прибыл в Испанию и у одной бедной вдовы нанял две комнаты. Случилось, что как-то рано поутру Галафро сел на коня и вместе со всем двором отправился на охоту, предполагая отсутствовать несколько дней. Услышав об этом, Галеотто поспешил привести себя в соответствующий вид: одевшись купцом и прихватив с собой множество изделий из золота и серебра, которые были редкостной красоты и стоили целое княжество, он вышел из дому и, переходя с места на место, стал обходить весь город, выставляя напоказ и расхваливая свои товары. Наконец, он достиг того места, где поднималась башня, и несколько раз прокричал: «Кто хочет купить что-нибудь из моих товаров, скорее ко мне!» Приставленные к королеве девицы, услышав громкие крики купца, подбежали к окошку и увидели роскошнейшую золотую и серебряную парчу, расшитую столь искусно и столь затейливо, что ей можно было только дивиться.
Девушки тотчас же помчались к королеве и сказали ей так: «Синьора, тут на улице проходит купец, и у него такие чудесные и такие богатые вещи, каких вы ещё никогда не видали, и они не для простых горожан, а для короля, князей и владетельных особ, и среди разных разностей есть у него подходящие и для вас, сплошь усеянные самоцветами». Желая взглянуть на эти диковинки, королева попросила стражников пропустить купца в башню, но они, страшась, как бы это не открылось и им бы не пришлось пострадать, ни за что не хотели исполнить её желание, ибо приказ короля отличался решительностью и угрожал ослушникам смертью. Поддавшись, в конце концов, на ласковые слова королевы и щедрые посулы купца, они разрешили ему пройти внутрь башни. Отвесив королеве должные и подобающие поклоны, он обратился к ней со словами приветствия, после чего разложил перед нею свои диковинные товары. Жизнерадостная и смелая королева, увидев, что купец красив, приятен в обхождении и благодушен от природы, принялась бросать на него пылкие взгляды и распалять его любовью к себе. Купец, который отнюдь не дремал, постарался изобразить на своём лице, что отвечает ей полной взаимностью.
Пересмотрев много вещей, королева сказала: «Ваши товары, хозяин, великолепны и возразить против этого нечего, но среди них мне больше всего по вкусу вот это, и я охотно узнала бы, какую цену вы за эту вещь просите». Купец отвечал: «Никаких денег не хватит, чтобы её должным образом оплатить. Но если бы вы того пожелали, я бы скорее вам её подарил, чем продал, и поступил бы так, если б надеялся снискать этим ваше благоволение, которое, по мне, дороже любого богатства». Услышав о такой поразительной и благородной щедрости и принимая в соображение, до чего возвышенной душой купец отличается, королева про себя пришла к заключению, что перед ней не какая-нибудь презренная личность, а человек большого полёта, и, повернувшись к купцу, сказала: «Хозяин, то, что вы говорите, не свойственно говорить простолюдину, который чаще всего полон жадности и помышляет лишь о наживе; но ваше поведение свидетельствует о том, что в сердце вашем обитает и царит подлинное великодушие. И сколь бы недостойною я ни была, изъявляю готовность быть к вашим услугам и отдаю себя в ваше распоряжение».
Убедившись, что королева готова подарить ему то, чего он страстно желал, купец произнёс: «Синьора, истинная и нерушимая опора жизни моей, ваша ангельская красота, а также ласковый и учтивый приём, который вы мне оказали, настолько меня привязали к вам, что я, наверное, уже никогда не смогу вас забыть. Я горю всепоглощающей страстью к вам, и мне не найти столько воды, чтобы я мог угасить ею разбушевавшееся пламя, которое меня охватило. Я прибыл из дальних краев и только за тем, чтобы увидеть редкую и несравненную красоту, которой вы превосходите всех других женщин. Если вы подарите меня своей милостью подобно тому, как ныне дарите мне свою любезность и благосклонность, то обретёте в моём лице преданного раба, которым сможете располагать, как собою самой». Выслушав эти слова, королева, поражённая смелостью, на какую дерзнул купец, погрузилась в раздумье, но, видя, что он хорош собою и привлекателен, и к тому же вспомнив обиду, которую терпит от заточившего её в башню мужа, решила, в конце концов, предоставить купцу насладиться ею. Но, прежде чем пойти навстречу его домогательствам, она обратила к нему такие слова: «Силы любви — неодолимы, и они-то вынудили меня в столь короткий срок стать больше вашей, чем остаться своею собственной.
Но, раз судьба велит мне быть рабыней другого, я склоняюсь к тому, чтобы вслед за этим моим рассуждением, мы с вами перешли к делу, с тем, однако, условием, что приглянувшаяся мне вещь останется навсегда в моём обладании». Увидев, до чего королева охвачена жадностью, купец отобрал из своих товаров желанную королеве великолепную вещь и отдал ей в руки как дар. Очарованная дорогим, бесценным подарком, королева, показав, что сердце у неё вовсе не каменное и не алмазное, взяла юношу за руку и повела его за собой в спаленку, где они горячо обнялись и слились в сладостном поцелуе. Уложив её на постель и примостившись возле неё, юноша приподнял её рубашку белее снега и, направив рукою свой успевший уже отвердеть черенок, сунул его, не мешкая, в борозду и вкусил сладостные плоды вожделенной любви. Удовлетворив своё любострастье, купец вышел из комнаты и потребовал у королевы свой дар. Выслушав это, королева оцепенела от изумления; огорчённая и подавленная стыдом, она произнесла такие слова: «Не подобает человеку щедрому и благородному отбирать назад вещь, добровольно отданную им в дар. Так поступают лишь дети, ибо по причине своего нежного возраста они лишены разума и рассудка.
Но вам, человеку здравомыслящему и расчётливому, который отнюдь не нуждается, чтобы его опекали, я не намерена возвращать отданное мне в дар». Юноша, которого это происшествие тешило и развлекало, сказал: «Синьора, если вы и в самом деле не вернёте мне моей вещи, чтобы я ушёл в добрый час, я не выйду отсюда, пока не прибудет король, а он, нелицеприятный и справедливый, или оплатит её, или повелит, как это и подобает, вручить её мне». Кругом обманутая коварным купцом, королева, страшась возвращения короля, поневоле вернула купцу его собственность. Покинув королеву и желая выбраться из королевской твердыни, купец предстал пред окружившими его стражниками, которые потребовали обещанную им мзду. Не отрицая, что её обещал, купец заявил, что по уговору он должен её платить, лишь продав весь свой товар или хотя бы его часть. «Но так как я не продал моего товара ни полностью, ни частично и выхожу из башни со всем тем, с чем в неё вошёл, я отнюдь не считаю себя обязанным дать вам хоть что-нибудь».
Распалившись гневом и яростью, стражники никак не хотели выпустить Галеотто, пока он с ними не рассчитается. Тогда купец, который был похитрее их, произнёс: «Вот что, братцы мои, раз вы не даёте мне выйти отсюда и удерживаете меня при себе, я подожду, пожалуй, пока прибудет король, а уж он, беспристрастный и справедливый, так или иначе рассудит наш спор». Страшась, как бы король, воротившись, не наткнулся на юношу и не приказал их казнить, как ослушников, стражники отворили ворота и, к великому удовольствию Галеотто, выпустили его наружу. Покинув башню и оставив в ней королеву больше с позором, чем с какой-либо поживою, купец принялся громко кричать: «Я это знаю, но не хочу сказать! Я это знаю, но не хочу сказать!» Как раз в эту пору Галафро возвращался с охоты. Услышав издалека крики купца, он разразился весёлым смехом. Достигнув дворца и направившись в башню, где жила королева, он вместо приветствия шутливо проговорил: «Мадонна, я это знаю, но не хочу сказать!» — и повторил то же самое несколько раз подряд.
Услыхав слова короля, королева сочла, что он говорит их со смыслом, и не подозревая в них шутки, стала ни жива, ни мертва; вся трепещущая, она пала ниц к ногам мужа и молвила: «Знай же, король, что я тебе изменила и молю прощения за тягчайшее моё преступление, и нет такой смерти, какой я бы не заслужила, но, уповая на твоё мягкосердечие, надеюсь снискать прощение и твою милость». Короля, ничего не знавшего о происшедшем в его отсутствии, поразило признание королевы; он приказал ей встать с полу и рассказать обо всём, ничего не утаивая. Вконец растерянная и смущённая, королева дрожащим голосом, проливая потоки слёз, поведала королю с начала и до конца о случившемся с нею. Выслушав её, король молвил так: «Сударыня, успокойся, приди в себя; чего хочет небо, от того не уйдёшь». И в тот же час повелел срыть до основания башню и навсегда покончил с заточеньем жены, с которою зажил безмятежно и весело, а Галеотто, одержав в схватке победу, со всеми своими товарами благополучно воротился домой.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.