Кочак-самозванец

Курдская сказка

Жили старик со старухой. Бедные они были, ничего у них не было. Как-то раз старик и говорит:
— Что нам делать? Как жить?
— Достань себе одежду кочака, возьми в руки какую-нибудь книгу, ступай бродить по городу, людей обманывать — как-нибудь и прокормимся!
Старик сделал так, как сказала ему жена.
Пошел бродить по городу. Видит: сын падишаха с детьми в бабки играет. Бабка сына падишаха откатилась, упала в щель. Дети стали искать, а в щель забилась земля: сколько ни искали дети — не могли найти.
Заплакал сын падишаха, побежал к матери. А кочак-самозванец видел, куда закатилась бабка. Пришла жена падишаха к тому месту, где играли дети, видит: кочак сидит.
— Если ты и вправду кочак,— сказала она,— скажи, где бабка моего сына? Найди и принеси!
— Иди домой,— отвечал кочак.— Через час я приду и принесу бабку.
Жена падишаха ушла. А кочак вытащил косточку из щели и принес жене падишаха. Та дала ему золотой.
Кочак-самозванец вернулся домой и говорит жене (а жену звали Голе):
— Сегодня я принес на еду, посмотрим, что завтра будет!
На другой день кочак-самозванец отправился в сад падишаха. Видит: дочь падишаха и дочь везира играют с жемчужиной. Дочь падишаха выронила жемчужину, а дочь везира незаметно подняла ее, спрятала за пазуху. А кочак-самозванец все это видел.
Доложили жене падишаха:
— Твоя дочь жемчужину потеряла.
Жена падишаха разыскала кочака и говорит ему:
— Кочак, жемчужина моей дочери пропала — умоляю тебя, разыщи ее!
— Иди к себе домой, я сам принесу ее тебе! — сказал кочак.
Пошел он к дому везира, сел у порога. Видит: дочь везира домой идет.
— Дочь моя! — сказал ей кочак-самозванец.—Зачем ты жемчужину дочери падишаха себе за пазуху спрятала? Если не сознаешься мне, я тебя опозорю!
Испугалась дочь везира, вынула жемчужину из-за пазухи, дала кочаку-самозванцу. Кочак взял жемчужину, отнес жене падишаха. Та дала ему несколько золотых. Вернулся домой кочак-самозванец и говорит жене:
— Голе, сегодня я принес несколько золотых, теперь мы проживем, но боюсь, что в конце концов правда откроется и со мной сыграют какую-нибудь шутку!
Постепенно о кочаке-самозванце распространилась повсюду слава как о знаменитом кочаке-гадателе.
Однажды ночью семеро воров забрались в сокровищницу падишаха, ограбили ее и унесли все золото. Позвал падишах кочака-самозванца и говорит ему:
— Даю тебе сроку двадцать четыре часа — или найди и принеси мое золото, или голову тебе долой!
Грустный, расстроенный пришел домой кочак и говорит жене:
— Голе, пропала моя голова!
А воры уже слыхали о кочаке. В полночь подкрались они к дому кочака подслушать, что будет говорить кочак.
— Давайте послушаем, будет кочак говорить про нас или нет?
Двое из них забрались на крышу, стали слушать через колэк.
А у кочака под порогом была дыра. Было у кочака во дворе семь цыплят. Два цыпленка пролезли через эту дыру в комнату.
— Два уже пришли, осталось пять! — сказал кочак жене.
Воры соскочили с крыши, побежали к товарищам:
— Будь он неладен! Мы едва только подобрались к колэку, а он уже говорит: «Два уже пришли, осталось пять!»
Испугались воры, все вместе подобрались к колэку. В это время оставшиеся пять цыплят в комнату забрались.
— Вот уже все семеро пришли!— сказал кочак жене.
Испугались воры, спрыгнули с крыши, пришли к кочаку:
— Это мы украли золото у падишаха. Пожалуйста, помоги нам сделать так, чтобы падишах не убил нас.
— Знайте,— сказал им кочак,— я еще вчера мог выдать вас, но пожалел ваших жен и детей. Ступайте, скорей принесите потихоньку все сокровища падишаха ко мне домой и уходите. Я не выдам вас падишаху.
Воры принесли кочаку все сокровища. Каждый из них дал ему несколько золотых:
— Смотри не выдай нас падишаху1
Только рассвело, падишах прислал своих слуг к кочаку: «Падишах тебя требует к себе».
— Идите скажите падишаху,— отвечал кочак,—пусть пришлет караван, увезет свои сокровища!
Падишах прислал караван и сам пришел к кочаку.
— Кочак,— сказал он,— назови мне имена этих воров.
— Не могу, падишах, мой святой не велит мне! — отвечал кочак.
Падишах увез все свои сокровища, а кочаку в награду отсыпал целую меру золота.
Как-то раз кочак возвращался домой с мельницы. Путь его лежал мимо дворца падишаха. Падишах и его жена стояли на айване дворца, смотрели на дорогу. Увидели кочака.
— Смотри, наш кочак с мельницы идет! — сказал падишах.
Борода кочака была в муке. Поднял он руку, стряхнул бороду. А падишах и его жена решили, что он их зовет.
Спустились они с айвана и вышли навстречу кочаку. Только они спустились, как айван рухнул.
— Молодец кочак! — воскликнули падишах и его жена.— Как это ты узнал, что айван рухнет? Ведь ты нам жизнь спас!
Две меры золота отсыпал кочаку падишах.
Слава о кочаке разнеслась по всем странам. Однажды падишах соседней страны насыпал в ларец земли, сверху положил розы, запечатал ларец и отослал его падишаху той страны, где жил кочак.
Принесли его посланные ларец падишаху и говорят:
— Пусть твой кочак узнает, что в этом ларце!
Падишах позвал кочака.
— Сейчас же скажи, что в этом ларце,— приказал он.— Не угадаешь — голову тебе долой!
Кочак стал ахать и вздыхать: «Ах, Голе, ах, Голе!» Открыли ларец, а там — земля и розы (по-курдски «ах» означает «земля», женское имя «Голе» означает «роза»).
— Молодец, кочак, угадал! — сказал падишах и отсыпал ему столько золота, сколько весил сам кочак.
На другой день кочак пришел к падишаху и говорит:
— Падишах, больше не хочу я быть кочаком: мой святой мне пригрозил, что ослепит меня. Разве тебе меня не жалко?
Падишах отпустил его. Кочак и его жена зажили благополучно.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.