Как преподобный брат Симон избавил одного брата от великого искушения, из-за которого тот был готов покинуть Орден

«Цветочки святого Франциска»

В самом начале существования Ордена, еще при жизни Святого Франциска, один юноша из Ассизи вошел в число братьев. Звали его Симон. И Господь украсил его такими дарами и столь возвысил разум его, что во всю свою жизнь он был зерцалом святости, как я слышал от тех, кто долго жил вместе с ним. Он очень редко покидал свою хижину, и всякий раз, когда был в обществе братьев, говорил о Боге. Он никогда не учился, однако, рассуждая о божественном и о любви Христовой говорил он столь возвышенно, со столь глубокой мудростью, что слова его казались чем-то сверхъестественным.
Однажды вечером он пошел в лес с братом Иаковом из Массы, чтобы поговорить о Боге, и они провели всю ночь в сладостной беседе о божественной любви. Когда настало утро, им показалось, что они провели вместе всего несколько минут, как тот самый Брат Иаков сам рассказывал мне.
Брат Симон был столь поглощен радостью чудесного общения с Богом, и дух его был так переполнен любовью, что он часто бывал он принужден лечь, ибо покойная сладость, нисходившая на него с Духом Святым, требовала покоя не только души, но также и тела. И во время сих божественных посещений он часто бывал исторгнут к Богу, и был бесчувственен ко всему телесному.
Онажды, когда он был таким образом исторгнут к Богу и бесчувственен к миру, сердце его так пылало божественной любовью, что все чувства его тела умерли для всего внешнего. Некий брат, желая убедиться, действительно ли это так, как кажется, взял из костра пылающий уголь и положил брату Симону на ногу. И брат Симон не почувствовал этого и не подал никаких признаков боли, хотя уголь лежал на его ноге некоторое время, пока не свалился.
Приступая к трапезе, брат Симон, прежде, чем напитать тело, раздавал окружающим пищу для души, говоря о Боге.
Юноша из Сан-Северино, весьма тщеславный и суетный, хотя и благородной крови и с изысканными манерами, был обращен через благочестивую беседу с братом Симоном и вошел в Орден. Когда тот принял его в монастырь, то забрал у него мирскую одежду. И юноша оставался с братом Симоном, дабы изучить Устав. Дьявол, всегда ищущий сотворить зло, искушал юношу через плоть столь сильно, что тот не мог сопротивляться и, пойдя к брату Симону, сказал ему: «Верни мне мою одежду, которую я носил в миру, ибо я не могу противостоять искушению плоти».
Брат Симон, весьма сочувствуя ему, сказал: «Посиди пока здесь, со мной, сын мой». И говорил ему о Боге так убедительно, что искушение оставило его. Вскоре, однако, все повторилось, и юноша вновь пришел и потребовал вернуть свою одежду. И брат Симон отвратил его от желания сего, рассказывая ему о Боге. И так повторялось несколько раз.
Наконец, однажды ночью искушение приступило к юноше с такой силой, что устоять ему было совершенно невозможно. Он пошел к брату Симону и умолял вернуть ему его студенческую одежду, ибо он не может более оставаться в монастыре. Тогда брат Симон как обычно усадил его рядом с собой и говорил с ним о Боге. Юноша слушал и, сокрушенно склонив голову свою, возложил ее на грудь брата Симона.
Тот, сочувствуя брату, возвел очи к небесам и молился, чтобы Господь помиловал его. Во время молитвы исторгся он в экстаз, и молитва его была вознаграждена. Когда брат Симон пришел в себя, то нашел юношу полностью избавившимся от искушения и таким покойным, будто никогда не подвергался он дьявольским нападкам. Злой дух, что неистовствовал в его сердце, так сказать, сменился Духом Божьим, ибо брат сей стал подобен пылающему углю божественной любви, как говорил брат Симон, и сердце его с того времени было воспламенено любовью к Богу и ближним.
Встретившись однажды со злодеем, который был приговорен к ослеплению, юноша сей почувствовал к нему такое сострадание, что отправился к правителю и при всем совете со слезами молил разрешить ему отдать один свой глаз, дабы преступник не потерял оба. Правитель и все, кто составлял его совет, были столь тронуты милосердием сего монаха, что простили обвиняемого.
Брат Симон, молясь однажды в лесу, был раздражен стаей ворон, которые своим карканьем мешали его размышлениям. Он повелел им именем Христа улетать и никогда не возвращаться. И птицы улетели по его повелению, и никогда больше их не видели и не слышали во всей той округе. И все окрестности Фермо, где находился монастырь, были свидетелями этого чуда.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.