Как дьявол часто являлся брату Руффино в виде Распятия

Как дьявол часто являлся брату Руффино в виде Распятия, говоря ему, что все хорошее, что тот сделал — бесплодно, что он не в числе избранников Божьих, как это было открыто Святому Франциску, и как он объяснил брату Руффино заблужение, в кое тот впал

«Цветочки Святого Франциска»

Брат Руффино, один из самых благородных граждан Ассизи, спутник Святого Франциска и человек великой святости, был однажды тяжко искушаем мыслями о предопределении, так что погрузился он в печаль и уныние. Ибо дьявол внушил ему, что он проклят и что ему не суждена жизнь вечная, и заставил его увериться в том, что все его деяния в Ордене бесполезны. И в сем искушение, возраставшем все более и более, он не находил духа открыться Святому Франциску, хотя и не прекращал молиться и поститься: ибо враг его души усиливал его скорбь, нападая не только изнутри, но и извне, принимая разные формы, дабы обмануть его.
Однажды он явился брату Руффино в виде Распятого и сказал: «O брат Руффино, для чего свершаешь ты епитимьи и возносишь молитвы, ежели ты все равно не предназначен для жизни вечной? Верь мне — ибо я знаю, кого я избрал и предназначил, и не верь сыну Петра Бернардоне, если он скажет тебе обратное. Не слушай его наставлений, ибо никто не знает истины, но лишь я, Сын Божий. Узнай же, что ты в числе проклятых. И сын Петра Бернардоне, отец твой, также, как и его отец, проклят, и кто последует за ним — будет проклят».
Услышав сии слова, брат Руффино был так ослеплен духом тьмы, что утратил всю веру и любовь, которые питал к Святому Франциску прежде, и даже перестал общаться с ним. Но то, что брат Руффино не открывал своему святому отцу, было открыто тому Святым Духом. Когда Святой узнал, какая опасность угрожает его сыну, он послал к нему Брата Массео. Но Брат Руффино отказался слушать его, говоря: «Что мне за дело до Брата Францсика?»
И брат Массео, просвященный Духом Божьим, распознал дьявольский обман и отвечал: «O брат Руффино, ты знаешь, что Святой Франциск, подобный ангелу Божьему, открыл истину многим душам в мире, и через него мы обрели благодать Божью. Посему ты пойдешь с нами к нему, ибо я ясно вижу, что ты обманут дьяволом».
Услыхав сие, брат Руффино поднялся и пошел к Святому Франциску. И Святой, увидев его издалека, возрыдал: «O брат Руффино, глупец, кому ты поверил?» И подойдя к брату Руффино, говорил с ним обо всех искушениях, внешних и внутренних, которым тот подвергался, ясно показывая ему, что тот, кто явился ему, был дьяволом, а не Христом, и что брат Руффино не должен был внимать его увещеваниям. А если же он явится вновь и скажет «Проклят ты», пусть брат Руффино отвечает так: «Открой рот свой!», и по этому он ясно поймет, что сей есть дьявол, а не Христос. Ибо едва брат Руффино произнесет сие, тот немедленно исчезнет. «Ты узнаешь, — добавил Святой, — с кем ты сообщался, когда он восстанавливал сердце твое против всего доброго, ибо таков его обычай. Но Христос благословенный никогда не ожесточает сердца верных. Ибо напротив, его обычай — смягчать сердце человека, как сказал пророк: отниму у тебя сердце каменное, и дам тебе сердце из плоти».
Тогда брат Руффино, видя, что Святому Франциску ведомы все его искушения в том порядке, в каком они являлись ему, был глубоко тронут его увещеваниями и, горько зарыдав, кротко признал, что был виноват, скрывая свои печали. Он был весьма утешен наставлением свого святого отца, которое Святой Франциск закончил так: «Сын мой, ступай исповедайся и не прекращай своих обычных молитв. Ибо в этом искушении, как ты вскоре поймешь, источник великого утешения и смирения».
Брат Руффино вернулся в свою хижину в лесу. И когда он молился и горько плакал, враг приступил к нему, приняв обличье Христа, и обратился к нему так: «O брат Руффино, разве не я говорил тебе не слушать сына Петра Бернардоне, не молиться и не соблюдать пост, ибо ты все равно проклят? Что за польза от твоих лишений в этом мире, если у тебя нет надежды на спасение после смерти?»
И брат Руффино немедленно сказал: «Открой рот свой!». И в тот же миг дьявол отступился от него в столь великой ярости, что вся гора Субазио, что возвышалась неподалеку, содрогнулась до основания, и огромные камни катились вниз, ударяясь друг о друга и производя великий огонь во всей долине. И был столь ужасный шум, что Святой Франциск и все его спутники вышли наружу, чтобы посмотреть, что случилось. И по сей день огромные камни те можно увидеть, лежашими в великом беспорядке.
Тогда брат Руффино ясно увидел, что дьявол обманул его, и вернулся к Святому Франциску. Он бросился на колени, признавая свое заблуждение. Святой Франциск успокоил его нежными словами и отослал обратно в хижину весьма утешенным.
Когда он истово молился, Христос благословенный явился ему и, наполнив его душу огнем божественной любви, так обратился к нему: «Ты хорошо поступил, сын мой, поверив Святому Франциску. Ибо тот, кто делал тебя несчастным, был дьявол. Но я Христос, твой Владыка. И дабы доказать тебе это, я обещаю, что ты никогда более не претерпишь подобного несчастья».
Произнеся слова сии, он исчез, оставив брата Руффино безмерно счастливым, наслаждающимся таким умиротворением и сладостью духовной, мыслями столь высоко воспарившим над миром сим, что весь день и всю ночь он был исторгнут к Богу, и с того момента не сомневался он в своем спасении и стал совершенно новым человеком. С великой охотой пребывал бы он в молитвах день и ночь и в созерцании божественного, если бы ему было дозволено сие. Посему Святой Франциск говорил о нем, что брат Руффино был канонизирован при жизни самим Христом, и что отныне, кроме как в его собственном присутствии, он не мешкая станет называть его Святым Руффино, несмотря не то, что тот еще пребывал на земле.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь!

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.