История букашки-карошиньи

Португальская сказка

Жила-была букашка-карошинья. Мела букашечка пол и нашла пять монет. Побежала она к соседке:
— Соседка, а соседка, посоветуй: куда деньги девать? — Купи себе гостинцев, — ответила соседка.
— Что ты, что ты! Я не лакомка. Побежала букашечка к другой соседке, от нее — к третьей, и та ей сказала:
— Купи себе лент, цветов, браслетов да сережек, сама сядь у окошка и скажи:

Я уж, кажется, всем неплоха,
Где бы мне отыскать жениха?

Накупила букашечка кружев, лент, цветов, золотых браслетов да сережек, нарядилась во все свои наряды и села у окошка, приговаривая:

Я уж, кажется, всем неплоха,
Где бы мне отыскать жениха?

Шел мимо бык:
— Иди за меня замуж.
— Ну-ка, подай свой голос.
— Му-му…
— Не подходишь ты мне, ты, будто дитя малое, ревмя ревешь.
А сама снова:

Я уж, кажется, всем неплоха,
Где бы мне отыскать жениха?

Шел мимо осел:
— Иди за меня замуж.
— Ну-ка, подай свой голос.
— Иа-иа…
— Не подходишь ты мне, ты, словно дитя малое, ревмя ревешь.

Шел мимо пес, букашечка — к нему:
— Дозволь услыхать твой голос.
— Гав-гав…
— Не подходишь ты мне, ты, словно дитя малое, ревмя ревешь.

Шел мимо кот:
— Ну-ка, подай свой голос.
— Мяу-мяу…
— И ты мне не годишься, и ты, будто дитя малое, ревмя ревешь.

Шел мимо мышонок:
— Иди за меня замуж.
— Ну-ка, подай свой голос.
— Тсс-тсс…
— А вот ты мне подходишь, пойду за тебя замуж, — сказала букашка.

Женился мышонок на букашечке-карошинье, и стали его величать Жоаном Мышонком. Зажили они в мире и согласии. День идет за днем, настает воскресенье. Посылает букашечка мужа поглядеть на котелок: в нем к обеду бобы варились. Подошел Жоан Мышонок к очагу, сунул лапу в котел, а лапа-то и увязла. Сунул другую — и другая там осталась. Сунул он ногу — тотчас весь в похлебке оказался, да так и сварился вместе с бобами.

Воротилась букашечка с мессы — мужа хватилась. Поискала она по всем углам, поискала — не нашла и про себя решила:
— Никуда не денется — вернется, а я пока за бобы примусь.

Стала она выкладывать похлебку на тарелку, а Жоан Мышонок мертвехонек в бобах лежит. Букашечка в крик, тут спрашивает ее скамейка:

— Что ты слезы льешь, букашка,
Отчего вздыхаешь тяжко?

— Мне уж больше не видать
Муженька! Как не рыдать?

— Чтоб развлечь тебя, я стану
Рядом прыгать и скакать!

Тут в разговор вступила дверь

— Что с тобой, скамья-скамейка,
Что пустилась ты скакать?

— Дон Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, я ж пустилась
Возле плачущей скакать.

— Если так, засов я стану
Задвигать и отпирать.

Тут сказало бревно:

— Дверь, зачем засов со скрипом
Задвигать и отпирать?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, а скамейка
Принялась вокруг скакать,
Я — засов отодвигать.

— Если так, то мне осталось
Пополам себя сломать.

Тут сказала сосна:

— Отчего, бревно, ты хочешь
Пополам себя сломать?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, а скамейка —
Возле плачущей скакать,
Дверь — засов отодвигать,
Я сломалось, посмотри!

— Если так, себя я вырву
Вместе с корнем из земли!

Прилетели к сосне пташечки, захотели отдохнуть — глядь, сосна-то корнями наружу лежит:

— Что с тобой, сосна, случилось?
Что ты стала засыхать?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, а скамейка —
Возле плачущей скакать,
Дверь — засов отодвигать.
А бревно так горевало —
Пополам себя сломало!
Я — рванулась из земли…

— Вырвем мы глаза свои!

Вырвали пташечки себе глаза и полетели к роднику напиться. А родник им и говорит:

— Где вы, пташки, побывали,
Где вы глазки потеряли?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, а скамейка —
Возле плачущей скакать,
Дверь — засов отодвигать,
А бревно — себя ломать,
А сосна-то, посмотри,
Вышла с корнем из земли.
Мы же глазки потеряли…

— Я иссякну от печали!

Прибежали к роднику по воду королевские пажи — смотрят, родник-то весь высох:

— От какой такой беды
Ты остался без воды?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала вдовушка рыдать,
А скамья — вокруг скакать,
Дверь — засов отодвигать.
Пополам бревно сломалось,
Засыхать сосна осталась,
Птицы глазки от кручины
Потеряли, я иссяк…

— Горе, горе! Если так, —
разобьем свои кувшины!

Вернулись пажи во дворец, а королева их спрашивает:

— Что случилось? Без причины
Перебили вы кувшины?

— Умер наш Мышонок — глядь,
Стала вдовушка рыдать,
А скамья — вокруг скакать,
Дверь — засов отодвигать.
Пополам бревно сломалось,
Засыхать сосна осталась,
Птицы глазки от кручины
Потеряли, ключ иссяк,
Мы ж разбили все кувшины!

— Мне б кухаркой с горя стать,
В рваной юбке щеголять!

Тут сказал сам король:

— Я ж на красных углях буду
Голым задом восседать!

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.