Господин Дуй Вэнь-кэ и оборотни

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Когда господин Дуй Вэнь-кэ еще не получил ученой степени, он как-то раз остановился на заброшенном постоялом дворе. Говорили, что там часто появляются оборотни, но Дун не верил этому и решил ночью посидеть при свете лампы — посмотреть, что будет. Миновала третья стража, как вдруг поднялся ветер, дверь сама растворилась и в комнату ввалилась целая компания каких-то существ, похожих на людей.
Увидев Дуна, они испугались и с криками «Здесь бес!» в панике обратились в бегство.
Дун бросился за ними, но они, крича: «Бес гонится за нами! Скорее, скорее!» — и отталкивая друг друга, попрыгали через ограду и исчезли.
Рассказывая эту историю, Дун всегда смеялся:
— Не понимаю, почему они меня обозвали бесом?
Цзя Хань-хэн из Гучэна, уже слышавший рассказ Дуна об этой истории, напомнил ему, что в Тай-пин гуанцзи повествуется о том, как якша хотел полакомиться трупом только что скончавшейся наложницы некоего Гэ Шу-ханя, но, увидев, что Гэ Шу-хань находится тут же, воскликнул: «Благородный господин здесь, что же делать?» Гэ Шу-хань подумал: «Раз он назвал меня благородным господином, так не будет вреда, если я его отлуплю» — и набросился было на якшу с кулаками, но тот мгновенно исчез.
— Гуй «бес» и гуй «благородный господин», — продолжал Цзя Хань-хэн, — звучат одинаково. Может быть, те бесы назвали вас благородным господином, а вы просто не разобрались.
— А что, — рассмеялся Дун, — вполне возможно!

Раскаяние могильного вора

Византийская легенда

Авва Иоанн, игумен монастыря Гигантов, поведал нам, когда мы пришли к нему в Теополь, также и следующее: «Недавно пришел ко мне какой-то юноша и сказал: «Бога ради прими меня. Я хочу покаяться». Он говорил это с великими слезами. Видя, как юноша подавлен и опечален, я говорю ему: «Скажи мне, какова причина такого твоего сокрушения?». Он говорит мне: «Поистине, авва, владыка, я много грешен». Вновь я говорю ему: «Верь мне, дитя, сколь ни много есть разных грехов, столь же много и целительных средств. Если хочешь получить исцеление, расскажи мне по правде свои проступки, чтобы я наложил подходящие для них наказания.2 Ведь прелюбодей врачуется так, убийца иначе, смешивающий яды — опять по-другому, для сребролюбца тоже свое средство». Юноша стал громко жаловаться и бить себя в грудь — слезы и стенания завладели им — и от сильного смущения сердца он не мог говорить. Когда я увидел, что юноша в беспомощности и несказанной печали не может открыть свое страдание, я говорю ему: «Дитя, послушай меня, напряги немного ум свой, расскажи, что ты совершил, и господь наш Иисус поможет тебе. Ведь по неизреченному человеколюбию и безмерному милосердию своему он все претерпел ради нашего спасения — знался с мытарями, не погнушался блудницы, не отверг разбойника, был другом грешникам, а затем принял крестную муку; радостно примет он в длани свои и тебя, если ты раскаешься и обратишься, ибо не хочет смерти грешника, но, чтобы грешник обратился от пути своего и жив был».
Тогда, превозмогши себя и немного сдержав слезы, он говорит мне: «Я, авва владыка, исполнен всяческого греха и недостоин ни небес, ни земли: два дня назад я услышал, что дочь одного из первых людей в этом городе, еще девушка, умерла, и ее схоронили в гробнице поодаль от города и положили с нею множество одежд. Услышав это — ведь подобные нечестивые дела были мне знакомы — я пошел ночью к гробнице и стал снимать с девушки одежды, и снял все, что на ней было, не пощадив даже последнего хитона; я совлек и его и оставил девушку голой, какой она была при рождении. Когда я уже собирался выйти из гробницы, девушка вдруг приподнялась, вытянутой левой рукой схватила меня за правую и говорит мне: «Человек, зачем тебе было обнажить меня? Разве ты не боишься бога? Не страшишься грядущего суда и воздаяния? Разве не обязан чтить во мне мертвую? Разве не уважаешь нашу общую с тобой природу? Как же ты, будучи христианином, допустил, чтобы я нагой предстала пред Христом, не устыдившись, что я женщина? Разве не женщина родила тебя? Разве во мне ты не оскорбил мать свою? Какой ответ, несчастнейший из людей, ты дашь за меня перед грозным судом Христовым? Ведь пока я была жива, никто чужой не видел лица моего, а ты, когда я умерла и погребена, совлек с меня одежды и увидел мое обнаженное тело. О человеческая природа, в какую бездну зла ты низверглась! С каким сердцем и с какими руками ты приступишь к святому телу и крови господа нашего Иисуса Христа?». Слыша и видя это, я устрашился и испугался и, весь дрожа, с трудом вымолвил: «Отпусти меня, более я такого не сделаю». Она говорит мне: «Когда захотел, ты вошел сюда, но отсюда ты не выйдешь, когда захочешь — эта гробница будет нам общей. Не надейся умереть сразу: после многодневных страданий ты в мучениях отдашь свою исполненную зла душу». Я же со слезами молил ее отпустить меня, клянясь всемогущим богом впредь отстать от этого нечестивого и беззаконного дела. Тогда, после долгих моих просьб и слез, она говорит мне в ответ: «Если хочешь жить и избавиться от ожидающей тебя муки, дай мне слово, что, если я отпущу тебя, ты не только отступишься от этого своего позорного и гнусного ремесла, но сейчас же не медля отречешься мира, и станешь монахом, и покаешься в содеянном, и будешь служить Христу». Я поклялся ей, говоря: «Я сделаю не только, что ты мне сказала, но уже сегодня не вернусь в дом свой и прямо отсюда пойду в монастырь». Тогда девушка говорит мне: «Одень меня, как я была одета».
Когда я ее убрал, она вновь упала мертвой. Тотчас я, несчастный грешник, вышел из гробницы и пришел сюда». Услышав это от юноши и укрепив его речами о покаянии и воздержании, я затем постриг его в монахи. Облаченного в иноческое одеяние, я затворил юношу в одной из горных пещер в городе, а он воздавал великую благодарность богу и с той поры подвизался о спасении души своей».

Маленький старичок

Чукотская сказка

Говорят, жил старик с двумя сыновьями. Сыновья еще маленькие были. Сиротами росли, так как матери у них не было. Отец каждый день заставлял сыновей бегать, на копьях состязаться. В конце концов научились сыновья быстро ходить и бегать, ловкими стали и быстрыми.
Выросли сыновья. Оба женились. Но все продолжали бегать, в силе и ловкости упражняться. Очень хорошо бегали, ловко на копьях состязались.
Вот однажды пошли сыновья по тундре побродить. Собираются дети, а отец говорит им:
— Только смотрите, не ходите за большую гору, обходите ее стороной!
Наутро отправились сыновья. Всю тундру обошли. Подошли к большой горе. И обратно пошли, везде ходят. Надоело наконец. Старший брат и говорит младшему:
— Почему это старик запретил нам за большую гору ходить?
— Не знаю.
Старший опять говорит:
— Давай-ка вон за ту гору пойдем!
— Не надо! Отец ведь не зря предупреждал, — отвечает младший.
— Пойдем! Если кто и встретится, убежим. Мы ведь ловкие!
— Ну, как знаешь!
Долго отказывался младший брат. И все же пошли братья за гору. Очень быстро шли.
Подошли к горе. Младший брат говорит старшему:
— Ну хватит, давай вернемся! Боюсь я, да и отец будет ругать нас.
— Как не стыдно! Да ты, оказывается, трус и, наверное, к тому же плохо бегаешь. Пойдем. Отец ведь не узнает — мы не скажем ему.
— Давай лучше не пойдем! Хотя вообще-то я от тебя не отстану. Не обгонишь меня.
А старший и не слушает. Огляделся по сторонам. Далеко большую гору увидел. Синеет гора, потому что далеко. Старший брат говорит младшему:
— Давай теперь во-о-он к той горе пойдем — просто так посмотрим.
Младший отказывается. Наконец старший говорит:
— Я ведь старше тебя — слушайся меня и верь мне!
Согласился младший. Пошли. Шли они, шли. Быстро шли.
Пришли к горе. Огляделись. Вдруг увидели большущую реку, заросшую по берегам большим лесом.
— Идем на реку, посмотрим, — приглашает старший брат.
Пошли по лесу. Остановились, снова огляделись. Вдруг на том берегу реки старичка увидели. Совершенно седой старик. Рыбу ловит сетью. Сидит все время с опушенной головой. Очень много рыбы наловил. Как забросит сеть, она тут же рыбой наполняется. А наловил он рыбы видимо-невидимо.
Вот поставил сеть. Взял два здоровенных надколенника и наполнил их рыбой. Чуть не с дом стали надколенники!
Старик хоть и не смотрит на юношей, но, наверное, чувствует их присутствие, беспокоиться начал.
Немного погодя старший брат говорит младшему:
— Давай убьем старичка, положим еще в надколенники рыбу и принесем домой. Вот будут рады домашние!
— Нет, не надо! Вдруг мы не сможем убить его. Ведь отец запретил нам сюда ходить — а он-то все лучше нас знает. Давай убежим отсюда, — говорит младший, — пока он нас не заметил.
— Давай убьем! Как только пустим стрелы, сразу убежим — мы ведь очень быстро бегаем.
Натянули луки. А старик все рыбу ловит. Не смотрит на них, но знает, что братья здесь.
Пустили братья стрелы. Легли стрелы как раз около старика. Посмотрел старичок на них — и ведь не куда-нибудь, а прямо на них. И исчез. Да и братья исчезли: побросали луки и убежали.
Подбегают братья к горе — впереди них вдруг старичок появился. Спрашивает:
— Ага, так, значит, это вы? Ну и напугали вы меня! Кто вам позволил приходить сюда?
— Да я сам и позволил, старикашка ты эдакий! — отвечает старший.
— У вас, наверное, дома жены остались? Ну что ж, умри!
Схватил старик старшего юношу и тут же убил.
— А ты домой отправляйся! Если еще раз сюда придешь, я и тебя убью.
Пошел юноша домой. Очень рассердился отец. Ругает сына, который теперь один у него остался.
— Я же говорил вам: «Не ходите за большую гору». Так вам и надо: одного убили, а у другого жену отняли. Что ты теперь будешь делать?
Молчит сын.
Всех женщин увел старичок за гору. Думает юноша: «Все равно побываю у старичка. Отберу у него жену».
И снова начал юноша каждый день упражняться, чтобы еще сильнее стать и быстрее. Очень высоко прыгать научился.
Прошел год. Вот раз и говорит юноша:
— Пойду-ка я снова к этому старичку. Он, конечно, не старик, только на вид старый — уж очень ловкий он и сильный. Наверное, шаман он. Ну что ж, я его колдовство своей ловкостью одолею.
С тем и отправился. Идет он, идет. А дорогу он уже знает. Пришел юноша к реке, прямо к старику направился. А тот все на старом месте рыбу ловит сетью. Надколенники уже рыбой наполнены.
— Пришел? Здравствуй! Пойдем-ка поедим. Бери один надколенник, а я другой возьму, — приглашает старичок.
Взвалил ношу на плечи и пошли. Очень быстро идут. Старик первый идет, юноша — за ним. Не отстает юноша: верно, очень сильный и быстрый стал.
Наконец к большущему дому подошли. Около дома очень много женщин работает.
Подошли. Сняли ношу. В дом вошли. Сели. Как только сели, подносят им два большущих блюда, полных рыбы. Старик в один миг свое блюдо опорожнил. Юноша, хотя только резаную рыбу ел, отстал все же от старика.
— Так-так! Что же ты, даже есть не умеешь? — сказал старик — Наверное, свою жену пришел навестить? Я бы твою жену сам сварил. Ну, а теперь давай посостязаемся. Пойдем вон к тем двум горам!
А горы так далеко, что только синевой отливают. Камней на тех горах нет, один лишь лед.
Долго они шли. Юноша опять сзади идет. Идут они, идут, старичок иной раз острым посохом юношу в воздух поднимет. А с юношей ничего не случается — острый посох не может крепкие мускулы юноши пронзить.
Пришли к горам. Поднялись на гору. Ну и посостязались же эти двое! Юноша старичку ногу сломал. А старичок все продолжает состязаться. Долго они состязались на копьях. Сколько дней — неизвестно.
Наконец старик говорит юноше:
— Сходи под гору и посмотри!
Юноша пошел. А там очень много убитых людей лежит. Некоторые еще не испортились — наверное, совсем недавно убиты. Видно, захотел старичок перед юношей похвастаться: смотри, мол, сколько я людей убил.
— И все же ты меня победил! — сказал наконец старик. — Зачем я тогда не убил тебя, домой отпустил! Неси уж меня домой, там убей!
Когда шли домой, юноша старичка острым посохом вверх подбрасывал — мстил за себя самого и за убитых людей. Так и приковылял домой старичок на одной ноге. Женщины им котел поднесли, всякой вкусной едой наполненный. Стали они есть. Юноша на этот раз не отстает в еде.
Поели. Приготовился старичок к смерти. Потом говорит:
— Только как следует убей! Идем!
Убил юноша старика, всего копьем исколол. Даже руки и ноги отрезал. Ну и крови натекло! Всю большую реку красным окрасило! Камни, рыбы — все покраснело.
Женщины, которых старичок у людей отобрал, все по своим домам отправились. Только жена юноши и жена его старшего брата остались. Они и смеялись от радости, и плакали.
— Как там мой отец? Пойдемте его проведаем. Может, он уже умер?
Пошли. Действительно, отец умер — старичок его с собой прихватил. Похоронили они отца. И вернулись за большую гору, в то место, где старичок жил. Большая река, оказывается, всю кровь уже смыла. Красными только кое-какие камни остались да у некоторых рыб бока, пупки и хвосты.
Стал юноша с двумя женами хорошо жить. Рыбу ловил, диких оленей промышлял. И соседям своим помогал.
Стал хорошо жить народ. Все.

История убитого мужа, который по смерти восстал и требовал мщения

Бретонская легенда

Господин де ла Куртиньер, бретонский дворянин, проводил большую часть времени, охотясь в своих лесах и навещая друзей. В один прекрасный день в его замок прибыли несколько соседей и родственников; де ла Куртиньер гостеприимно развлекал их несколько дней. Когда вся компания уехала, между господином де ла Куртиньером и его женой возникла небольшая ссора, так как ему показалось, что жена недостаточно радушно принимала гостей. И хотя он попрекал ее ласковыми и искренними словами, какие не могли ее обидеть, эта высокомерная дама ничего не ответила, сама же поклялась отомстить.
В тот вечер господин де ла Куртиньер отправился спать раньше обычного, поскольку очень устал. Вскоре он безмятежно заснул. Дама, собираясь в обычный час улечься в постель, заметила, что муж ее погружен в глубокий сон. Будь то по причине недавней ссоры или какой-то давней затаенной обиды, дама решила, что наступила удобная минута для задуманной ею мести, и приложила все старания, чтобы заручиться помощью лакея и служанки — которых, как она знала, будет нетрудно подкупить — обещая им щедрую награду.
Заставив их поклясться самыми ужасными клятвами и удостоверившись, что они будут молчать, госпожа раскрыла им свои преступные намерения и, стремясь поскорее вырвать у них согласие, вручила им по шесть сотен франков. Лакей и служанка приняли плату и вошли вслед за госпожой в спальню, где лежал ее муж; и, пока все в доме спали, они неслышно перерезали горло своей жертвы. Тело они отнесли в один из подвалов замка; там выкопали яму и похоронили убитого, поставив сверху бочонок с соленой свининой, дабы их не выдала взрытая земля. После этого все трое легли спать.
На следующий день прочие слуги, не видя хозяина, принялись спрашивать друг друга, не болен ли он. Дама сказала им, что вечером ее муж уехал с одним из друзей, чтобы предотвратить дуэль двух живших по соседству дворян. Эта уловка помогла ей выиграть некоторое время, но когда господин де ла Куртиньер не появился и на пятнадцатый день, все забеспокоились. Тогда вдова распустила слух, что покойный муж, как ее известили, ночью повстречался в лесу с разбойниками и был убит. Тихо стеная от горя, она надела траурные одежды и велела служить во всех приходах, расположенных во владениях ее мужа, заупокойные мессы и молиться за душу усопшего.
Все родственники и соседи приезжали ее утешать, она же с таким умением изображала страдание, что никто и помыслить не мог о совершившемся преступлении, и лишь по воле небес злодеяние было разоблачено.
У мужа этой госпожи был брат, который взялся опекать четырех малолетних детей покойного и время от времени приезжал в замок, дабы рассеять притворное горе невестки и присмотреть за делами. Однажды, прогуливаясь по саду в четвертом или пятом часу дня, он загляделся на цветник с прекрасными тюльпанами и другими редкими цветами, которые так любил его брат. Вдруг из носа у этого господина потекла кровь; это поразило его, так как ничего подобного с ним ранее не случалось. В тот миг он думал о брате и ему почудилось, будто тень господина де ла Куртиньера позвала его и поманила рукой. Он не испугался, но последовал за призраком в подвал, где тот исчез в точности там, где была вырыта могила. Видение это заронило в брата покойного некоторые подозрения касательно жестокого убийства; желая их проверить, он рассказал о виденном невестке. Дама побледнела, изменилась в лице и начала бессвязно бормотать. Подозрения брата окрепли, и он потребовал раскопать землю в том месте, где исчезло привидение. Вдова, ужаснувшись его внезапной решимости, с усилием овладела собой, приняла равнодушный вид и, стараясь успокоить тревогу деверя, начала потешаться над его рассказом о призраке. Подобные толки о привидениях, сказала она брату покойного, сделают его предметом злых шуток и превратят в посмешище для всего мира.
Но речи вдовы не могли отвлечь его от задуманного. Подвал разрыли в присутствии свидетелей; было найдено наполовину разложившееся тело господина де ла Куртиньера. Труп извлекли и судья округа Кемпер опознал убитого. Вдову взяли под стражу вместе с сообщниками, и троих убийц приговорили к сожжению на костре. Все имущество той дамы было конфисковано и отдано на благотворительные нужды.

Путники и медведь

Басня Эзопа

Два приятеля шли по дороге, как вдруг навстречу им медведица. Один тотчас забрался на дерево и там спрятался. А другому бежать уж было поздно, и он бросился наземь и притворился мертвым; и когда медведица придвинулась к нему мордой и стала его обнюхивать, то задержал дыхание, потому что, говорят, мертвецов зверь не трогает. Ушла медведица прочь, спустился приятель с дерева и спрашивает, что это ему медведица шептала на ухо? А тот в ответ: «Шептала: впредь не бери в дорогу таких приятелей, которые тебя бросают в беде!»
Басня показывает, что настоящие друзья познаются в опасностях.

Приключения Тембота

Кабардинская сказка

У одного славного джигита родился сын. Назвали его Темботом. Удивительный был этот мальчик — рос не по дням, а по часам. Через семь дней был он как семилетний, а через семнадцать дней стал словно семнадцатилетний юноша. Видит отец, что растёт у него необыкновенный сын и что уже пришла пора посадить его на коня.
Вот и говорит однажды отец Темботу:
— Хочу я, чтобы ты выбрал себе достойного коня. Поезжай завтра к реке, к тому месту, куда приходят на водопой кони. Вырой неподалёку яму и спрячься в ней. Конь, который подойдёт к реке последним, будет твоим. Как только он станет пить, ты подкрадись неслышно и вскочи ему на спину. Это не простой конь. Он захочет сбросить тебя, но ты держись.
Тембот так и сделал. Когда последний конь подошёл к реке напиться, Тембот подкрался к нему и вскочил на спину. Чего только ни выделывал конь — он то взмывал выше туч, то кидался на землю, — но никак не мог сбросить седока.
Понял конь, что не сладить ему с Темботом, и заговорил человечьим голосом:
— Я вижу, ты будешь славным джигитом. Клянусь, я буду тебе достойным конём!
Вернулся Тембот домой.
— Теперь у меня есть конь — пришла пора испытать мою силу. Разреши мне отправиться в дальний путь, — сказал он отцу.
— Ну что ж, поезжай. Пусть твой путь будет счастливым!
Снарядили Тембота по всем правилам, оседлал он своего коня и поскакал.
Едет-скачет, едет-скачет. Видит — мчится навстречу ему джигит на сером коне. Поравнялись они, Тембот и спрашивает:
— Куда путь держишь?
— Слыхал я, что славный Тембот решил испытать свою силу. Вот я и хочу быть ему товарищем!
— Так я и есть Тембот!
Поехали они вместе. Проехали немного. Видят — мчится навстречу им джигит на вороном коне. Поравнялись они, Тембот спрашивает:
— Куда путь держишь?
— Слыхал я, что славный Тембот решил испытать свою силу. Хочу быть ему товарищем!
— Так я и есть Тембот!
Поехали они втроём и вскоре встретили всадника на белом коне. И этот всадник поехал вместе с ними.
Едут-скачут, едут-скачут, и подъехали они к какому-то аулу.
А в том ауле шёл большой пир и состязание. Джигиты перескакивали на конях через огромные рвы и стреляли в игольное ушко. Тому, кто попадёт в игольное ушко, князь обещал в жёны свою дочь — красавицу красоты несказанной.
Товарищи Тембота вступили в состязание, да ничего у них не получилось. Не смогли они перепрыгнуть ров, не попали в игольное ушко.
Тогда решил попытать счастья Тембот. Натянул он поводья, и, словно птица, перелетел его конь через огромный ров. Потом прицелился Тембот, пустил стрелу и попал в игольное ушко. Досталась ему прекрасная княжеская дочь.
Пригласил князь Тембота и его товарищей в кунацкую и угостил, как положено по обычаю кабардинцев.
Утром Тембот сказал своему первому товарищу:
— Пусть прекрасная княжеская дочь станет твоей женой. Оставайся здесь, а мы поедем дальше.
Долго ехал Тембот с двумя товарищами, и наконец подъехали к какому-то аулу. Здесь тоже было большое празднество.
Князь этого аула обещал отдать в жёны свою красавицу дочь самому ловкому и смелому джигиту.
В глубоком рву был разведён огромный костёр, а на ровной площадке вкопан высокий столб. На верхушке столба торчала игла. Тот, кто перепрыгнет на скакуне через ров и попадёт стрелой в ушко иглы, тот получит княжескую дочь.
Товарищи Тембота даже не вступили в состязание — очень уж глубокий был ров!
А Тембот решил попытать счастья. Он подоткнул полы своей черкески, трижды ударил плетью своего коня. Конь легко перескочил огненный ров. Пустил Тембот стрелу и попал в игольное ушко.
Князь пригласил Тембота и его товарищей в кунацкую и угостил по всем обычаям.
Утром Тембот сказал своему второму товарищу:
— Пусть прекрасная княжеская дочь станет твоей женой. Оставайся здесь, а мы поедем дальше.
Отправился Тембот в путь теперь уже с одним товарищем. Много ли, мало ли они проехали, кто знает, — добрались они до третьего аула. И здесь князь отдавал в жёны свою дочь самому ловкому джигиту. Посреди двора был врыт высокий столб, а на верхушке столба был укреплён рог с хмельной махсымой. Тот, кто взберётся на столб, снимет рог и спустится с ним, не пролив ни капли напитка, — тот победитель.
Многие джигиты хотели получить в жёны прекрасную девушку, но ни один из них не смог даже до середины столба подняться!
Только Тембот сумел снять рог и спуститься с ним, не расплескав ни капли.
Князь пригласил Тембота и его товарища в кунацкую и угостил, как велит обычай.
Утром Тембот отдал девушку в жёны своему третьему товарищу, а сам пустился в путь — теперь уже один.
Всякий раз, когда Тембот расставался со своим другом, он говорил ему:
— Каждую пятницу пускай в небо стрелу. Если я буду жив, стрела вернётся на землю и с неё потечёт молоко. Если же на ней выступит кровь, значит, со мной стряслась беда. Тогда спеши мне на помощь. И ещё запомни: моя сила — в моём мече. Если мой меч бросить в море, я погибну.
Ехал Тембот, ехал и приехал к развилке трёх дорог. Там лежал огромный чёрный камень. На камне было написано:
«Поедешь прямо — будет тебе удача, поедешь налево — ждёт тебя беда, направо поедешь — будет твой путь спокойным и безопасным».
«Я пустился в дальний путь, чтобы испытать свою силу», — подумал Тембот и поехал налево, по самой опасной дороге.
Слышит Тембот — скачут за ним следом всадники. Обернулся он и видит: догоняют его кровожадные дзаунё- жи — сыновья ведьмы Наужыдзы.
Быстро помчался Тембот, ещё быстрее скакали враги — вот-вот догонят! Тогда Тембот неожиданно повернул коня навстречу преследователям, и не успели враги опомниться, как Тембот снёс им головы. Взял Тембот их оружие и доспехи, навьючил на коней и погнал коней впереди себя.
Вскоре подъехал он к какому-то дому. Привязал Тембот коней к коновязи, а сам вошёл в дом.
У очага сидела старуха Наужыдза, точила свой единственный зуб.
— Входи, сын мой, гостем будешь, — ласково сказала коварная старуха.
— Накорми меня, нана, я сильно проголодался! — сказал Тембот.
Старуха стала проворно готовить угощение, а сама думала о том, что этот славный джигит живым от неё не уйдёт.
Стал Тембот есть, вдруг видит — словно молния блеснула за окном.
— Скажи, нана, что это блеснуло? — спросил он ста- РУху.
— Это сияет дом, в котором живёт красавица. Только тебе не увидеть её, даже и не думай об этом!
— Но я должен тотчас поехать туда! — воскликнул Тембот.
— Ну, если ты не можешь не поехать туда, то слушай меня. Иди на морской берег и притаись в кустах. Каждый день из моря выходит морская свинья и ложится на песок.
Когда свинья уляжется на песке, ты вскочи к ней на спину. Она бросится в воду, а ты крепко держись. Свинья перенесёт тебя на другой берег, а там уже ты сам найдёшь дом красавицы.
Сделал Тембот так, как сказала ему старуха, и очутился на другом берегу моря. Вошёл он в дом и увидел девушку необыкновенной красоты.
Обрадовалась девушка, увидев Тембота, с первого взгляда полюбился ей статный джигит. Вскоре они поженились.
А тем временем старуха Наужыдза ждёт-пождёт своих сыновей. Вышла она во двор, увидала связанных коней и поняла, что её сыновья погибли от руки Тембота. Решила Наужыдза отомстить Темботу.
Бросила Наужыдза свой платок, и перекинулся через море железный мост. Перешла она море по тому мосту. Надела старуха на себя всякое тряпьё, приняла облик доброй женщины и пошла к дому Тембота. А он как раз возвращался с охоты. Видит — сидит на земле старушка, оборванная, худая.
— Что ты здесь делаешь, нана? — участливо спросил он.
— Нет у меня ни сына, ни дочери, некому приютить и накормить меня, — ответила старуха. — Возьми меня в свой дом.
Пожалел Тембот бедную старуху. Долго жила старуха в доме Тембота. Все к ней привыкли и почитали как старшую.
А Наужыдза не забыла, что она пришла погубить Тембота. Выведала она у жены Тембота, что его сила находится в мече, а меч хранится в сундуке.
— Если бросить меч в море, Тембот погибнет, — сказала жена старухе.
Улучила старуха удобный момент, выкрала из сундука меч и бросила его в море.
Наступило утро. Все поднялись, а Тембот спит и спит. Стали его будить — не добудятся. Горько заплакала жена.
А Наужыдза злорадно смеётся:
— Это я лишила Тембота силы! Я кинула его меч в море. — Сказала так и вернулась в свой дом.
Тем временем три товарища Тембота жили счастливо и благополучно. Они помнили о своём друге и каждую пятницу пускали в небо по стреле. Всякий раз на стреле выступало молоко, и они были спокойны. Значит, Тембот жив- здоров.
Однажды в пятницу пустили они свои стрелы в небо. Когда стрелы вернулись на землю, выступила на них кровь. Поняли друзья, что с Темботом стряслась беда и надо спешить ему на помощь.
Собрались они все втроём и отправились в путь. Приехали к развилке трёх дорог, прочитали надпись на камне и решили, что Тембот мог поехать только по самому опасному из путей.
Поехали они по страшному пути и вскоре увидели курган, а немного дальше — убитых дзаунежей.
— Всех их убил наш Тембот, — догадались они.
Приехали друзья во двор старухи Наужыдзы и увидели коня возле коновязи — тотчас узнали коня Тембота.
— Добро пожаловать, сыны мои, будьте гостями! — ласково встретила их коварная старуха.
— Где хозяин этого коня? — спросили всадники.
Отвечала им старуха, что Тембот переправился на другой берег моря и женился там на красавице.
— Мы должны немедленно перебраться на тот берег! — решили друзья.
Переправились друзья через море. Вошли они в белый дом и увидели спящего непробудным сном Тембота. Горькими слезами плакала его жена-красавица:
— Коварная старуха погубила Тембота! Это она бросила его меч в море!
— Мы спасём Тембота! — воскликнули его друзья.
Вышли они на берег и до тех пор ныряли в море, пока не нашли меч.
Как только пристегнули меч к поясу Тембота, тотчас вздохнул славный джигит и открыл глаза.
— Долго же я спал, — сказал Тембот.
А коварная Наужыдза лопнула от злости, когда узнала, что Тембот жив и здоров остался.

Железный Ганс

Немецкая сказка из «Детских и домашних сказок» братьев Гримм

Жил да был король, у которого около замка был большой лес, а в том лесу всякая дичь водилась. Однажды послал он в тот лес егеря, который должен был ему застрелить дикую козу, а егерь и не вернулся. «Быть может, с ним случилось какое-нибудь несчастье?» — сказал король и на другой день выслал за ним, на поиски двоих егерей; но и те не вернулись.
Тогда король на третий день собрал всех своих егерей и сказал: «Весь лес должны вы обыскать и до тех пор ко мне не возвращайтесь, пока вы их троих не разыщете». Но и из этих никто не вернулся, и из той стаи собак, которую они с собою взяли, ни одна не пришла обратно домой.
С той поры уж никто не решался заходить в тот лес, и затих он, молчаливый и одинокий; изредка только орел над ним подымется либо ястреб взлетит.
Так прошло много лет, и вдруг явился к королю иноземный егерь, попросился к нему на службу и взялся в тот опасный лес заглянуть.
Король на это не хотел дать согласия и сказал: «В том лесу нечисто, и я опасаюсь, что тебе там также несдобровать, как и тем, что в нем пропали, и ты оттуда не выйдешь». Егерь отвечал на это: «Государь, хочу попытаться на свой страх, а боязни я еще никогда не испытывал».
Вот и пошел он со своею собакою в лес. Немного спустя собака напала на след зверя и хотела гнать по следу; но едва она пробежала шага два, как очутилась перед глубокой лужей и не могла ступить ни шагу далее, а из лужи выставилась голая рука, схватила собаку и стащила ее в ту же лужу.

Читать дальше