Вилли и поросенок

Вилли и поросенок

Шотландская сказка

В благодарность за добрую услугу один прихожанин подарил молодому священнику из Данфермлина поросенка.
Сначала священник был в восторге от подарка, но поросенок быстро рос и прокормить его становилось все трудней. Вот священник и решил: «Пошлю-ка я его своему приятелю в Кэрнихилл. Пусть пасется там на воле: стоить это мне ведь ничего не будет».
А у священника был слуга, по имени Вилли, парень неплохой, но малость придурковатый.
— Вилли! — позвал его хозяин. — Сунь-ка поросенка в мешок и снеси в Кэрнихилл к моему приятелю, я уж с ним сговорился.
Но поросенок был хитрый, и Вилли пришлось повозиться, прежде чем он сумел поймать его и засунуть в мешок.
На дорогу священник сделал Вилли строгое напутствие. Он знал, что его верного слугу легко не стоит сбить с толку, из-за чего самое пустячное дело частенько оборачивалось для Вилли самым сложным. Так вот что он ему сказал:
— Смотри же, Вилли, нигде не проговорись, к кому ты идешь и зачем. Только сам помни тебе надо в Кэрнихилл. Отдашь там поросенка и тут же назад.
— Будьте спокойны, хозяин, — отвечал Вилли. — Вы же меня знаете! Все сделаю, как велите.
— То-то и оно-то, что я тебя хорошо знаю! — сказал священник.
И Вилли, взвалив драгоценную ношу на спину, отправился в путь. На полдороге к Кэрнихиллу он повстречал трех своих приятелей, окликнувших его с порога трактира.
— Привет, Вилли! — сказал один.
— Куда собрался в такой погожий денек, Вилли? — спросил второй.
— Что это ты тащишь в мешке, Вилли? — крикнул третий.
Вилли очень взволновала эта встреча.
— П-привет, друзья! — запинаясь, ответил он. — Я-я не могу вам сказать, куда я иду. Хозяин не велел мне говорить, куда я иду. А что у меня в мешке, я могу сказать: не кошка и не собака!
Друзья рассмеялись и тут же поспешили заверить Вилли, что не станут его ни о чем спрашивать. Один из них хлопнул Вилли по плечу и предложил:
— Заходи, Вилли, выпей с нами по стаканчику. Должно быть, ты устал с дальней дороги, да еще с тяжелой ношей на спине.
— Нет, мне нельзя, — отказался Вилли, бросая в то же время жадный взгляд на открытую дверь трактира, за которой, судя по всему, было так прохладно. — Уж коли хозяин доверил мне своего поросенка, пить мне никак нельзя!
Друзья перемигнулись, однако и виду не показали, что смекнули насчет поросенка.
— Да чего там, Вилли, заходи! Глоток вина никогда не повредит. А мешок оставь здесь у порога.
Больше уговаривать Вилли не пришлось. Он положил мешок с поросенком на землю и вошел в трактир. Тогда один из дружков, не теряя времени, развязал мешок, выпустил поросенка и посадил вместо него первую попавшуюся дворнягу.
Ничего не подозревающий честный слуга выпил стаканчик, взвалил опять на спину мешок и веселый пошел дальше. Добравшись до Кэрнихилла, он передал, как было велено, привет от своего хозяина его приятелю и вручил ему мешок.
— Спасибо тебе, Вилли, спасибо, — поблагодарил его приятель хозяина. — Не поможешь ли теперь развязать мешок и отвести поросенка в хлев?
Вилли развязал мешок, но вместо поросенка с розовым пятачком оттуда выскочила черная собачонка.
— Спасите! Спасите! — закричал бедный Вилли. — Не иначе сам дьявол сыграл со мной злую шутку.
Друг священника сильно удивился, однако не очень-то поверил насчет дьявольской шутки. А зная хорошо Вилли, подумал, что скорей всего кто-нибудь над ним по-дружески подшутил.
— Не стоит так волноваться, Вилли, — сказал он. — Можешь забрать свою собаку и отнести ее хозяину.
— Да это же не собака, сэр! — воскликнул Вилли, дрожа от страха. — Это поросенок! Клянусь вам — поросенок! Только дьявол поменял ему цвет: вместо белого сделал черным.
Но делать было нечего, и, засунув собаку в мешок, Вилли пустился в обратный путь. Добравшись до трактира, он опять увидел там трех своих приятелей, которые как ни в чем не бывало сидели за столом и с невинным видом потягивали вино.
— Никак, это Вилли! — сказал один. — И опять с мешком на спине?
— Ой-ой-ой, со мной случилось такое несчастье, — сказал, входя, Вилли. — Дьявол подменил моего поросенка собакой! Что я теперь скажу хозяину?
— Вот так штука! — воскликнул второй, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. — Вы слыхали что-нибудь подобное?
— Садись, дружище, тебе надо выпить после сильных переживаний, — сказал третий.
На этот раз Вилли совсем не пришлось уговаривать: ему действительно не мешало выпить. Он это заслужил.
Мешок он оставил на земле у входа в трактир и сел к столу. Ему налили — он выпил, а за это время один из шутников незаметно вышел и подменил собаку поросенком.
Через час-другой ничего не подозревающий Вилли уже шагал со своей ношей домой. В голове у него от выпивки и от всего пережитого царил полный кавардак. Он с ходу выложил свою жуткую историю хозяину, но тот так толком ничего и не понял.
— Не могу уразуметь, о чем ты говоришь, — сказал хозяин. — Какой дьявол? Какая собака? Развязывай скорей мешок и гони поросенка в хлев. Завтра понесешь его в Кэрнихилл.
— Да это же не поросенок, сэр! — воскликнул Вилли. — Это собака! Клянусь вам — собака! Вот, смотрите!
С этими словами Вилли развязал мешок, и оттуда выскочил поросенок. Вилли просто-таки завопил от ужаса:
— Как? Поросенок, а не собака?!
И бедный Вилли решил, что дьявол опять сыграл с ним злую шутку. А его хозяин…
А хозяин если раньше и сомневался в уме своего честного слуги, то теперь у него сомнений никаких не осталось.
А у вас?

Три умные головы

Три умные головы

Английская сказка

Жил на свете фермер с женой, и была у них одна-единственная дочка, у которой был жених, некий джентльмен. Каждый вечер он приходил к ним в гости и оставался ужинать. А дочку посылали в погреб за пивом. Вот как-то раз спустилась она вниз, принялась цедить пиво в кувшин, а сама возьми да и взгляни на потолок. И что же видит — торчит в балке топор. Верно, воткнули его туда давным-давно, но так или иначе, а раньше она его не замечала. И принялась она думать да раздумывать: «Не к добру здесь топор торчит! Вот поженимся мы, и будет у нас сынок, и вырастет он большой, и спустится в погреб за пивом, а топор вдруг свалится ему на голову и убьет его. Вот горе-то будет!»
Поставила девушка на пол свечу и кувшин, села сама на скамью и принялась плакать.
А наверху думают: что случилось, почему она так долго цедит пиво? Спустилась мать в погреб и видит: сидит дочка на скамье и плачет, а пиво уже по полу потекло.
— О чем ты? — спрашивает мать.
— Ах, матушка! — говорит дочка. — Только посмотри на этот страшный топор! Вот поженимся мы, и будет у нас сынок, и вырастет он большой, и спустится в погреб за пивом, а топор вдруг свалится ему на голову и убьет его. Вот горе-то будет! Читать далее

Как над Ходжой Насреддином шутили духи

Как над Ходжой Насреддином шутили духи

Турецкая сказка

В Анатолии обыкновенно работают сообща. Нужно,
например, смолоть на мельнице пшеницу. Соседи накладывают пшеницу, каждый на своего осла, но, вместо 
того чтобы всем днями дожидаться очереди на мель
нице, идет кто-нибудь один, а остальные с ним посылают ослов, навьюченных пшеницей. Тот человек обмо
лотит пшеницу и возвращается домой. В следующий раз 
идет кто-нибудь другой. Таким образом, не нужно всем 
торчать зря на мельнице, которая находится в нескольких часах пути от города. Вот так и Ходжа раз погнал перед собой восемь ос
лов, нагруженных пшеницей, сел сам на осла и поехал.
 Дорогой взяло его сомнение, и он решил сосчитать
 ослов. Начал считать — вышло восемь. Он заволновался, потому что восемь человек вручило ему своих 
ослов, а один еще осел — его собственный: значит, всего
 должно быть девять ослов. Он остановил ослов, сам
 слез с осла и, пройдя до поворота дороги, оглядел мест
ность, потом пошел назад, чтобы поискать пропавшего 
осла где-нибудь за деревьями. Когда, не найдя ничего,
он, грустный, вернулся на прежнее место, он снова начал пересчитывать ослов: оказалось — девять. «Чудны
 дела твои, господи!» — пробормотал Ходжа и, сев на
 осла, поехал дальше.Но сомнение уже закралось, и он опять стал считать,
и что же — ослов всего восемь! Он изумился и, как бы
припоминая что-то, сошел с осла, пошел назад и, вернувшись, в отчаянии опять считает, потеряв, соб
ственно, всякую надежду; вышло — девять.
Бедняжка Ходжа чуть не сошел с ума. Вера у него была непоколебимая, твердая, как железо, но ему все же приходят в 
голову разные рассказы о пери и джиннах. Он много 
слышал от заслуживающих доверия людей, какие шутки
 в безлюдной пустыне выкидывают пери над людьми,
и все эти небылицы пришли ему на память. В голове у
 него помутилось; бормоча слова молитвы, сел он на осла
и продолжал путь. Но разве чёрт перестанет шутить?
 Он так и зудит ходжу: «А ну-ка, сосчитай!» Ходжа, по
винуясь приказу, которого нельзя ослушаться, снова
 считает ослов: конечно, их восемь. Беснуясь, он начи
нает метаться во все стороны; слезает с осла и начинает 
кричать и вопить; он громко читает все молитвы, кото
рые человек читает, когда хочет, чтобы джинны оставили его в покое. Галлюцинация доходит до последнего
 предела: ему кажется, что он слышит странные голоса,
и от страха он дрожит. Потом он оглядывается и видит,
что ослы его мирно пасутся на лугу; но он не находит в
себе сил, чтобы развязать на них мешки, и бросается
под дерево. В это время вдали показался человек. Ходжа, который близок уже был к сумасшествию, крикнул тому че
ловеку и позвал его к себе, радостный, как будто он
столкнулся с ангелом-спасителем. Они знакомятся,— впрочем, кто не знает Ходжу Насреддина! Видя, что ходжа расстроен,
путник начинает его расспрашивать. Тот, плача, расска
зывает, что с ним случилось. «Как будто для крестья
нина мало еще мучений, которые ждут его в городе, вот 
еще гули в безлюдной пустыне сговорились над ним
 подшутить».— «Не печалься, Ходжа,— успокаивает его
 путник,— это все одно твое воображение». И хотя Ходжа 
и не видел, конечно, гулей, он принимается клясться,
что слышал их голоса. На его собеседника тоже находит сомнение, но он
 продолжает утешать ходжу. Наконец, Ходжа взмолился:
«Я готов целовать твои ноги, только побудь со мной.
 Посади меня на осла и отправь меня в путь-дорогу, 
а потом иди по своим делам». Человек сжалился над
Ходжой; они перекусили, испили холодной как лед воды
 у источника. Ходжа пришел немного в себя, повеселел 
и начал даже шутить.
Они собрали ослов; на одного садится Ходжа. «Ну-
ка, сосчитаем еще раз этих ослов, которые связались с
джиннами»,— говорит Ходжа. Начинает считать,— опять
 одного не хватает. Он обернулся плаксиво к путнику: 
«Видел? — заметил он ему.— Опять стало восемь. И за 
что это терплю я столько мучений от этих ослов!» Он
 начал жаловаться, как его обижают и притесняют,
а путник засмеялся и говорит: «Ходжа, а Ходжа, ты бы 
сосчитал и своего осла, на котором сидишь собствен
ной персоной: ведь все эти ошибки происходят от того,
что ты не считаешь своего осла». Ходжа подумал, а потом как ударит себя по лбу; потирая виски, слез он с осла и кинулся обнимать путника. А так как путник не видел тут ничего особенного 
или трудного, он, удивленный, говорит: «Что ты, что 
ты, зачем?» А Ходжа целует ему руки и приговаривает:
«Да вознаградит тебя Аллах! Ты поставил меня на вер
ный путь, вернул мне разум и жизнь. Ведь еще немного — и из-за этой, по-твоему ясной, загадки я чуть 
было не спятил. Меня схватило за сердце, и я мог 
умереть. Если вдуматься, то вся путаница, все затруд
нения на земле происходят от того, что глаза человека
 ослепляются неожиданным светом, исходящим от ясных вопросов, и человек обалдевает. А то отчего бы еще
 люди на свете истребляли друг друга, несмотря на очевидность истины! В этом и заключается несчастье человечества. А если бы открыть замок, ключ от которого 
человеком потерян, перед ним засверкала бы царствен
ная истина, и все враги, теперь вооруженные ножами
и обагренными кровью, бросились бы друг к другу в объ
ятия и были бы удостоены райского блаженства».

Глупая овечка

Глупая овечка

Шотландская сказка

Ну что ж, подвиньтесь ближе к огню и готовьтесь слушать сказку, которую я вам сейчас расскажу. Но возьмите три носовых платка – никак не меньше, и положите на стол для меня, и свои платки не забудьте, потому что грустным будет мой рассказ, а конец истории и вовсе душераздирающим. Итак, слушайте.
– Как вкусно пахнет! – воскликнула старая женщина, которая шла из деревни и как раз приблизилась к подножию холма. – Должно быть, фермер Макнаб затеял настоящий пир.
Нет, подождите, я начал не с того конца. Давайте начнем, как положено, с самого начала. Иначе вы ничего не поймете, хотя я, конечно, не сомневаюсь, что все вы очень умны.
В тот летний день одна глупая овечка отбилась от отары и потерялась. Причем винить она могла только саму себя. Здесь не было вины ни пастуха, ни его верной помощницы – собаки колли. Все дело было в жадности. Когда отара шла по болотистой пустоши, глупая овечка увидела островок сочной зеленой и наверняка очень вкусной травы на обочине дороги. Ей захотелось получить эту траву любой ценой. Поэтому она спряталась за гранитным валуном, дождалась, пока отара, а с ней и пастух с собакой колли пройдут мимо, после чего, заблеяв от восторга, побежала на только что обнаруженное пастбище. Но ей недолго пришлось наслаждаться сочной травой. Она лишь только приступила к трапезе, как небо потемнело, над землей нависли тяжелые свинцово-серые тучи, пошел сильный дождь. Читать далее

Сэр Майкл Скотт

Сэр Майкл Скотт

Шотландское предание

Сэр Майкл Скотт из Балвери был самым великим магом, или, как еще говорят, волшебником, каких только знала Шотландия.
Рассказывают, что верными слугами его были духи преисподней, причем одного из них подарил Скотту сам сатана в обмен на его тень. И с тех пор сэр Майкл и вправду перестал отбрасывать тень.
Даже вороной скакун сэра Майкла был не простой, а волшебный.
Случилось однажды, что король Шотландии Александр III послал сэра Майкла ко двору французского короля с важным поручением: добиться кое-каких уступок, на которые король Франции не хотел соглашаться.
— Я бы посоветовал вашему величеству пересмотреть ваши требования, — строго сказал сэр Майкл французскому королю.
Но король Франции ничего не знал о великой силе сэра Майкла Скотта и нисколько не испугался угрозы, прозвучавшей в его голосе. Он только покачал головой.
— Даю вам несколько минут на раздумье, пока мой вороной конь не ударит трижды копытом у ворот вашего замка, — сказал сэр Майкл.
Король и его приближенные так и прыснули со смеху от слов этого заморского выскочки. Однако смех их потонул в громком эхе — это вороной конь сэра Майкла ударил копытом по каменной мостовой перед воротами замка.
И тут же в ответ зазвонили колокола по всей Франции. Большие колокола громко бухали, маленькие тоненько перезванивались. Честные люди, разбуженные колокольным звоном, повскакали со своих постелей, разбойники с большой дороги все попрятались, а пирующие, не успевшие пригубить вино, так и застыли с кубками в руках. Даже птицы попадали из своих гнезд. Все разговоры в стране смолкли: невозможно было расслышать ни слова в таком звоне и грохоте.
Колокола перестали звонить, только когда вороной конь сэра Майкла во второй раз ударил копытом по каменной мостовой.
От второго удара попадали высокие башни королевского замка. Читать далее

Сватовство Насреддина

Сватовство Насреддина

Турецкие рассказы

Как известно, Ходжа Насреддин был женат. Мы многое знаем о его семейной жизни (а если кто не знает — то вскоре мы о ней расскажем), но меньше знаем о том, как же проходило сватовство Насреддина. Сохранившиеся свидетельства дают понять, что ухаживания Ходжи были приняты не сразу.

Например, достоверно известно, что Насреддину сватали дочь его дяди. Но — увы — нашелся богатый жених, и Насреддину отказали. Спустя три года муж двоюродной сестры скончался от удара. Насреддин утешил сестру:
— Слава Аллаху, что тебя не отдали за меня! А не то пришлось бы мне умереть вместо твоего мужа.

Кстати, нужно упомянуть, что — как и на протяжении всей своей жизни — наш мудрец отличался достойной восхищения предусмотрительностью. Когда Ходжа строил дом, он наказал плотнику,
чтобы доски для пола он прибивал к потолку, а потолочные доски — к полу. Плотник спросил, для чего это,
 а Ходжа объяснил ему: «Скоро я женюсь, а когда человек женится, то, как известно, все в доме идет вверх
 дном; так вот я заранее принимаю меры».

Мудрость Ходжи проявилась и при выборе невесты. Однажды он сознался сестре, что хочет жениться.
Сестра искала, искала и, наконец, нашла одну девушку.
Насреддин спросил у сестры:
— Ну ладно, а сколько, скажи, пожалуйста, лет той девушке, что ты мне присмотрела?
— Ей-богу,— ответила сестра,— я у нее спросила, а она сказала: «Не знаю». Но она молодая.
— Нет,— возразил Ходжа,— тогда она мне не нужна.
— Почему? — спросила сестра.
— Потому что она уже в летах.
— Откуда ты знаешь?
— Женщины, когда им перевалит за тридцать, всегда говорят, что не знают, сколько им лет. Раз она так говорит, то значит ей больше тридцати.

Но — как мы знаем — в итоге страдания и томления Ходжи подошли к концу. Хотя, для того, чтобы жениться, ему пришлось пойти на хитрость. Однажды его знакомый сказал ему, что заслал сватов к той самой девушке, которую любил Ходжа Насреддин — у Ходжи в тот момент не было денег на калым. Наш мудрец очень огорчился и взволновался. Подумав, он сказал знакомому:
— Ничего не скажу плохого. Девушка очень красивая и достойного поведения, если не считать того обстоятельства, что однажды, даю тебе клятву, совсем случайно я видел ее с открытым лицом в обществе мужчины.
Знакомый воскликнул:
— Клянусь Аллахом, такая девушка недостойна меня!
И он отозвал сватов и не пожелал жениться на той девушке. Прошло сколько-то времени, и тот самый знакомый узнал, что
Ходжа сам женится на этой девушке. В ярости набросился он на мудреца с упреками:
— Ты обманул меня! Чего стоит твоя клятва!
— Я клялся правильно. Да, я видел девушку с открытым лицом в обществе мужчины. Но я забыл тебе сказать, что это был её отец…

Про попа и батрака

Про попа и батрака

Грузинская народная сказка

Быль то или небылица, жил на свете бездетный поп со своей попадьей. За счет щедрых прихожан раздобрели поп с попадьей. Однажды попадья и говорит мужу: хочешь не хочешь, обучи меня латыни! Задумался поп: кого бы нанять попадье в учителя такого, чтобы в латыни был сведущ? Проведал про то один бедный парень на селе, стал поутру возле поповских ворот и спрашивает:
– Батюшка, а батюшка, не нужен ли тебе батрак?
– Как же, как же, – обрадовался поп, – работы у нас хватает!
Пошли они в виноградник. А виноградник от поповского дома был на изрядном расстоянии. В обеденную пору поп послал батрака домой за едой.
Явился батрак и застал попадью с молодым парнем за накрытым столом – яства, какие душе угодно.
– Зачем ты пришел? – спросила попадья батрака.
– Поп прислал меня за обедом.
Женщина встала, дала ему купати (колбасы), сыру и велела:
– Смотри не проговорись при батюшке, что у меня был гость! Читать далее

Ещё истории о детстве Насреддина

Ещё истории о детстве Насреддина

Турецкие анекдоты

Ходжа в учениках у шелковода

Отдала мать Ходжу в мальчики к шелководу. Вот Ходжа ходит к нему год, другой. Однажды мать и спрашивает:
— Ну посмотрим, чему ты научился.
А Ходжа ответил:
— Матушка, но вашей молитве, я изучил половину ремесла, а именно: я могу распускать то, что скручено. Теперь осталась вторая половина — скручивать нитки. По вашей молитве, через несколько лет я и с этим быстрехонько справлюсь… Читать далее

Рассказ о потерянном перстне и хитром солдате

Рассказ о потерянном перстне и хитром солдате

Русская народная сказка

В некоем царстве поехал король по столичному городу покататься и в то время обронил с своей руки именной перстень. Тотчас же приказал он публиковать в газетах: кто найдет и доставит к нему перстень, тому будет большая награда деньгами. И посчастливилось найти тот перстень одному простому солдату. «Как теперь быть? – думает солдат. – Коли в полку объявить, то дело пойдет по начальству – от фельдфебеля к ротному, от ротного к батальонному, от батальонного командира к полковнику, а тот к бригадному: этак не скоро конца дождешься! Дай-ка я лучше пойду прямо к королю». Приходит во дворец; увидал его дежурный. «Ты зачем?» – «Я, – говорит, – королевский перстень нашел». – «Хорошо, братец! Я об тебе доложу королю, только с тем уговором: какую тебе даст король награду, из той награды половину мне». Солдат задумался: «Вот в кои-то веки счастье попалось, да и тем поделись! – Хорошо, – говорит дежурному, – только дайте расписку, что вам половина и мне половина». Дежурный дал расписку и доложил про него королю.
Король похвалил солдата за находку: «Спасибо тебе, молодец! Я тебе пожалую за это две тысячи!» – «Нет, ваше королевское величество, это не солдатская награда; солдатская награда – двести палок». – «Дурак же ты!» – сказал король и велел принести палок. Стал солдат раздеваться, расстегнул пуговицы, и выпала у него расписка. «Это что за бумага?» – спросил король. «А это, государь, расписка, что из теперешней награды только половина моя, а другая следует дежурному». Король засмеялся, позвал дежурного и велел отсчитать ему сто палок. Вот по тому приказу и принялись угощать его палками; как скоро начали отсчитывать последний десяток, солдат подошел к королю и сказал: «Ваше величество, когда он такой жадный, что ему много надобно, то я, так и быть, жертвую ему и свою половину». – «Вишь, какой добрый!» – сказал король и велел дать дежурному и другую сотню. С той награды дежурный еле на карачках домой дополз; а солдата отпустил король в чистую отставку и при отпуске пожаловал ему на жить-бытье три тысячи рублей.

Поп-греховодник

Поп-греховодник

Грузинская народная сказка

В одной деревне жил поп-греховодник. Напротив его дома жил один крестьянин, у которого была прехорошенькая жена. Каждое утро, выходя со своего двора, поп кричал молодухе: кукареку, красавица!
Но женщина из этого ничего не понимала. Однажды она рассказала мужу, что поп ей каждое утро кричит «кукареку». Муж приготовил два коди кукурузы, ручную мельницу, большую палку и сказал жене:
– Завтра утром, когда поп крикнет тебе «кукареку», ты ему в ответ – «куд-кудах». Он придет к тебе, а я спрячусь дома, выйду и проучу его.
Наутро поп вышел из дому и крикнул соседке по обыкновению:
– Кукареку!
А та ему в ответ:
– Куд-кудах!
Поп перекрестился, обрадованный ее ответом, и, решив, что дело пошло на лад, с улыбкой направился к красотке. Когда он открывал дверь, в комнате его встретил крестьянин:
– Что тебе здесь надо, батюшка?
– Я пришел просто так, как сосед к соседу, – забормотал растерянный греховодник.
Мужик велел жене принести ручную мельницу, приготовить кукурузу для помола, а сам огрел попа хворостиной и велел:
– Если до вечера ты не перемелешь всю эту кукурузу, я тебе голову разобью!
Мучась голодом и жаждой, поп до самого вечера крутил ручную мельницу. Вечером явился крестьянин, избил его палкой до крови и сказал:
– Теперь ступай, и если где будешь собой похваляться, не забудь похвалить и меня.
Голодный и избитый поп поплелся к себе домой. Дома спросила его попадья:
– Отец, что с тобой приключилось, где это тебя так отделали?
– Что могло приключиться со мной? С утра я справил двенадцать крестин и всюду был тамадой, сильно опьянел, по дороге упал и разбился.
Так и заснул поп, избитый и искалеченный. Три дня не поднимался он с постели. На четвертый день, когда он проходил мимо того крестьянина, молодуха крикнула ему:
– Поп, кукареку!
– Ну, нет, дорогая, – ответил ей поп. – А у вас, видно, еще осталась кукуруза для помола!..
С того дня поп ни разу не глянул на ворота своего соседа.