Одеяло стало много длиннее

Одеяло стало много длиннее

Финская сказка

Сшила старуха из деревни Хёльмёлы толстое одеяло своему мужу, только одеяло получилось короткое, и утром старик пожаловался, что всю ночь мерзли у него ноги.
— Что за беда, сейчас исправлю, — встрепенулась старуха.
Отрезала она верхнюю часть одеяла и пришила ее снизу. Потом повертела одеяло в руках, подумала и еще кусок отмахала ножницами — пришила и его по низу одеяла. И зовет мужа:
— Теперь тебе, старик, будет тепло, ноги не замерзнут. Я одеяло удлинила, пришила снизу два больших куска.
Ничего не ответил старик. А что тут скажешь, если одеяло удлинялось дважды? Ноги-то, правда, у него по-прежнему мерзли.

Смерть, муж и жена

Смерть, муж и жена

Португальская сказка

Одна женщина постоянно твердила мужу, что просит бога лишь об одном — умереть первой. Однако муж не очень-то верил этому. Как-то решил он проверить, не кривит ли женушка душой. Вечером, перед сном, он сказал ей, что смерть ходит по земле в образе ощипанного петуха. На следующее утро жена поднялась раньше мужа, а тот лежит, притворяется спящим. Вдруг видит жена — в комнату входит ощипанный петух, и показалось ей, что чей-то мрачный замогильный голос произнес:
— Смерть идет.
Испугалась жена, что петух сначала к ней подойдет, отскочила в сторону, шепчет:
— Ступай к мужу. Он спит и не узнает, от чего умер.

Ведьма и робот

Ведьма и робот

Советская детская страшилка

В одном доме по ночам стали пропадать люди. В первую ночь пропал мальчик. Искали его, искали, нигде не нашли. Во вторую ночь исчезла девочка. В третью ночь не оказалось и матери. Все это произвело на отца страшное впечатление. Он не знал, что делать, но потом догадался и купил в магазине робота. Вечером он положил его в свою кровать, а сам спрятался в укромное место и стал ждать.
Наступила ночь. Часы пробили двенадцать. В комнате появилась ведьма, подошла к кровати и говорит: «Хочу крови… Хочу мяса!..”
Робот встает с кровати, вытянув правую руку и говорит:
— А двести двадцать не хочешь?**

Лиса и волк с бумагой

Лиса и волк с бумагой

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Нашла лиса исписанную бумагу, отнесла волку и сказала: «Извелась я вконец, знакомства использовала многие и достала-таки у князя для тебя бумагу, по которой каждое село, куда ты заглянешь, обязано дать тебе по овце.» И так обманула она волка, и пошли они вместе в одно село, и уселась лиса на холме, а писульку волку вручила. Только вошел волк в село, набросились на него собаки — искусали, сбежались люди — избили. Едва унеся ноги, дотащился окровавленный волк до холма. И сказала лиса: «Что же ты им бумагу не показал?» А волк сказал: «Показал, да только в селе этом тысяча собак, которые грамоте не обучены.»

Желтое пятно

Желтое пятно

Советская детская страшилка

Одна девочка увидела на потолке небольшое желтое пятно. Пятно росло и росло, и становилось все больше. Девочка испугалась и позвала бабушку. Бабушка посмотрела на потолок, увидела растущее пятно и упала в обморок. Девочка позвала маму. Маме тоже стало плохо. Девочка позвала папу. Увидев пятно, папа испугался и вызвал милицию. Милиционеры полезли на чердак, а там в углу писал котенок.

Кис-кис

Кис-кис

Португальская сказка

Один монах, что ни вечер, проходил под окном замужней женщины и шептал ей: «Кис-кис!»
Рассказала женщина про это мужу, и тот рассудил так— Стоит хорошенько проучить нахала. Если он снова заявится и ляпнет свое дурацкое «кис-кис», замани его в дом. Тут я кашлять начну, а ты спрячь его в мешок. Остальное, будь покойна, я беру на себя.
На другой день, уже в сумерках, явился монах, прошел близехонько под окнами и сказал:
— Кис-кис!
— Зайдите, — шепнула ему женщина.
А монаху только того и надо. Заперла женщина дверь, в дом его ведет. Тут муж закашлял, жена — в слезы:
— Ох, я несчастная! Не иначе как муж воротился. Полезайте, ваше преподобие, поскорее в мешок.
Влез монах в мешок, женщина тот мешок завязала и к другим, доверху набитым кукурузой, подтащила. Муж вошел и — во весь голос:
— Слышь, жена, к нам в дом воры забрались. Мне знать дали, что здесь они.
Сказал и заметался из угла в угол. А под конец прокричал:
— Что-то не видать их. Разве что в мешках поглядеть?
И как начал колотить по мешкам палкой, чуть в клочья не изодрал. Ухажеру тоже досталось, только он и пикнуть не посмел.
— Что ж, делать нечего, нету их здесь. Ушел муж, а жена по уговору, понятно, вытащила монаха из мешка. Бросился он со всех ног наутек, только его и видели.
Днями позже довелось монаху той же улицей проходить, женщина возьми да и скажи ему из окошка:
— Кис-кис!
Монах здорово разозлился:
— Я тебе не долгоносик, сама полезай в мешок! Брысь!

Рыба настоятеля

Рыба настоятеля

Португальская сказка

Расселись монахи в трапезной по местам, один из них глядит — ну и мелкая рыбешка ему досталась. Он к соседям в тарелки — у настоятеля-то рыбина хоть куда, вон как уплетает за обе щеки. Монах был хитрец да из тех, что нипочем обиды не спустит. Пригнул он голову над тарелкой и бормочет что-то себе под нос — мол, не для чужих ушей этот разговор. Под конец и настоятель не выдержал:
— Эй, братец, что ты там бормочешь?
— Да я, преподобный отец мой, спросил эту жалкую рыбешку, а что, не встречался ей мой родитель, утонувший в море. А рыбешка мне в ответ — мала я очень, не успела вволю погулять по свету. Другое дело рыбина у вашего преподобия — уж она-то многое повидала, о многом порассказать может.

Лев и человек

Лев и человек

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Сидел могучий лев на дороге, а по ней пробегали всевозможные звери. Лев спросил их: «От кого в ужасном страхе бежите?» И они сказали: «Беги и ты, потому что идет человек.» И лев сказал: «Кто такой человек и что он, и в чем его сила, и какой его облик, что бежите вы от него?» И они сказали: «Придет он, увидит, и горе тебе.» И вот идет со своего поля крестьянин. И лев сказал: «Неужто ты и есть тот человек, от которого бегут все звери?» Крестьянин сказал: «Да, я.»
Лев сказал: «Давай драться.» Человек сказал: «Давай, только твое оружие при тебе, а мое — дома. Давай-ка я сперва привяжу тебя, чтобы ты не убежал, пока я схожу да принесу свое оружие, потом и поборемся.» Лев сказал: «Поклянись, что придешь, и я послушаюсь тебя.» Человек поклялся, и лев сказал: «Теперь привяжи меня, уходи да возвращайся поскорей.» Достал человек веревку, привязал льва крепко к дубу, срезал с дерева ветку, сделал прут и давай им стегать льва. И лев завопил: «Если ты человек, бей сильней и нещадней по ребрам моим, ибо этакой дурьей голове так оно и следует».

Ходжа Насреддин крадет дыни

Ходжа Насреддин крадет дыни

Турецкая сказка

Однажды Ходжа Насреддин, еще юношей, забрался в сад и на
чал рвать дыни; увидел его сторож и издали кричит
 ему: «Э-эй! что ты делаешь? Убирайся-ка из сада!»
 Ходжа отвечал: «Мне нужно справить большую 
нужду». Сторож подошел и спросил: «Ну-ну, посмотрим,
что ты наворотил». А в саду был свежий коровий помет. Ходжа и указал на кучу. «Да ведь это коровий 
помет»,— заметил сторож. «Да ведь ты не дал мне времени спокойно, по-человечески…»,— ответил Ходжа.

Вдовья утеха

Вдовья утеха

Португальская сказка

Жил на свете человек. Жена его то и дело твердила, что души в нем не чает, что не посылал еще господь бог ни одной женщине такого мужа. Муж ее словам верил и однажды на поле похвастался своему работнику:
— Что ни говори, а такую жену, как моя, поискать!
На это отвечал ему работник, что тут недолго и ошибиться и хорошо бы хозяйкины слова проверить. А хозяин на своем стоит:
— Да я со всем белым светом готов об заклад биться — нету жены лучше моей!
— А желаете, я ее испытаю? Ну так слушайте: к ночи, как нам возвращаться, растянитесь-ка на соломе — вроде как вы померли, а уж остальное я беру на себя.
Они так и сделали. Работник вернулся за полночь, сам слезами обливается, рассказывает, как хозяин его враз богу душу отдал. Собралась уж было жена ревмя зареветь, а работник и говорит:
— Хозяйка, а хозяйка, что, если до времени ничего соседям не говорить? Набегут ведь, заголосят, тебе хлопоты — этого угости, того ублажи. Одна морока! Скоротаем лучше ночку на пару возле хозяина.
— Твоя правда, Валентин. Подождем до завтра.
Перенесли они тело в дом, на кровать положили. Проходит час-другой, работник и говорит:
— А что, хозяйка, не пора ли нам подкрепиться? Мертвым мертвое, а живым — живое, верно говорю?
— Что ж, я не прочь. Ты неси снизу кувшин вина, а я за пирогом сбегаю.
Вот опять время проходит, работник снова к хозяйке:
— Хозяйка, а хозяйка, позволь мне вздремнуть у тебя на коленях — наработался я очень.
— Ладно, Валентин, поспи. А слуга знай за свое:

Мой хозяин — и тот — без конца повторял,
Чтоб тебя только в жены я взял.

А женушка ему в ответ:

Мне он тоже частенько твердил,
Что твоею мне быть, Валентин.

Мужу и этого сполна хватило. С той поры и до самой могилы слушал он жену не иначе как вполуха.