Как волк лишился своего хвоста

Как волк лишился своего хвоста

Шотландская народная сказка

Однажды волк и лиса отправились на промысел вместе. Им удалось украсть большой котел каши. Волк был намного крупнее лисы, имел длинный хвост и очень большие зубы.
Лиса его очень боялась и не осмелилась возразить, когда он съел большую часть каши, оставив ей лишь немножко на самом донышке. Но она затаила обиду и решила его наказать. На следующий вечер, когда они снова вышли на охоту, лиса сказала:
– Я чувствую запах свежего сыра, – после чего, показав на круглую луну, отразившуюся на льду, покрывшем озеро, добавила: – А вот и он.
– А как мы его возьмем? – спросил волк.
– Останься здесь, а я посмотрю, уснул ли фермер, а если ты прикроешь его своим хвостом, никто и не узнает, что он здесь лежит. Только не убирай хвост, а то кто-нибудь заметит. Я скоро вернусь.
Волк лег и накрыл хвостом лунное отражение на льду. Он не шевелился целый час, и хвост прочно примерз. После этого лиса, которая все это время издалека наблюдала за волком, подбежала к дому фермера и прокричала:
– Скорее, скорее! Там волк! Он съест ваших детей! Фермер и его жена выскочили на улицу, чтобы убить серого хищника, но волк успел убежать, оставив значительную часть своего хвоста на льду. Вот почему у волка по сей день короткий хвост, а у лисы – длинный и пушистый.

Жадный монах

Жадный монах

Тайская народная сказка

Во дворе одного монастыря росло большое дерево. Плоды на дереве созрели и начали уже подгнивать, но настоятель монастыря никому не разрешал срывать их. Он был очень жадным и заботился только о себе.
Тогда двое крестьян решили обмануть жадного монаха. Один из них пришёл к настоятелю и попросил разрешения сорвать несколько плодов.
— Нет,- грубо ответил монах,- плоды нужны мне самому.
— Вы меня не так поняли,- сказал крестьянин, — я пришёл пригласить вас отведать моего кэнга из оленины. А плоды нужны мне для соуса.
— Что ж ты не сказал об этом раньше!- воскликнул настоятель.- Бери сколько хочешь.
Крестьянин наполнил спелыми плодами мешок и ушёл, пообещав прийти за монахом вечером.
Вскоре в монастырь пришёл второй крестьянин и также попросил разрешения сорвать несколько плодов. Получив отказ, он пригласил настоятеля отведать вечером кэнга из курицы. Обрадованный настоятель разрешил и ему нарвать сколько угодно спелых плодов. Крестьянин наполнил плодами большую корзину и ушёл.
Вечером оба крестьянина позвали настоятеля. Он вышел из монастыря и пошел с ними по тропинке к деревне. У перекрестка один из крестьян сказал:
— Пойдёмте сначала ко мне, мой дом находится правее этой дороги.
— Нет,- возразил другой,- сначала пойдёмте ко мне! Моя семья уже села ужинать.
Начали они спорить, а затем схватили настоятеля за руки и стали тянуть в разные стороны. Крестьяне ругались и дёргали жадного монаха до тех пор, пока он не взмолился:
— Оставьте меня в покое! Я не хочу ни кэнга из оленины, ни кэнга из курицы. Только отпустите меня!
Крестьяне вернулись в деревню и долго смеялись над жадным монахом: ни один из них не готовил никакого кэнга.

Крестьянин и помещик

Крестьянин и помещик

Шведская народная сказка

Купил однажды крестьянин Халвор жеребенка на ярмарке и привел к себе на конюшню. Растил он его, холил и выхаживал, точно сына родного, и вырос из жеребенка такой конь, что любо-дорого поглядеть. Далеко пошла молва о красавце коне. Дошел слух и до помещика, и вздумал он всеми правдами и неправдами этого коня у Халвора отобрать.
Вот однажды посылает он к Халвору нарочного и велит ему тотчас же верхом на коне в поместье явиться. Прослышал, дескать, помещик про красавца коня и хочет одним глазком на него взглянуть. Смекнул Халвор, какое помещик дело затеял, однако виду не подал; сел верхом и прискакал на барский двор.
А у помещика как раз в этот день пир горой был — созвал он в свой дом дворян и помещиков со всей округи. Увидели гости, что Халвор верхом к крыльцу подъезжает, и кинулись они к окнам на диковинного коня налюбоваться. Видят — и впрямь, не конь, а загляденье! Стали тут все помещику в один голос твердить, что он этого коня непременно у Халвора откупить должен. Куда, дескать, мужику чумазому такой конь! На нем только дворянину ездить пристало. Зазывает помещик Халвора в свои покои, сажает за стол меж самых знатных гостей и усердно вином потчует. А как выпил Халвор не один кубок вина, помещик его спрашивает:
— Не продашь ли мне своего коня?
— Нет, господин,- отвечает Халвор.- Такого красивого коня у меня сроду не бывало. Корму в конюшне хватает, и продавать мне коня ни к чему.
Ничего не сказал на это помещик, только принялся еще усерднее крестьянину вина подливать. А Халвор хоть и пьет вволю, да разума не теряет. Немного погодя опять помещик о том же речь заводит.
— Нет, господин,-отвечает Халвор.-Знаете ведь, как в народе говорят: «Деньгами коня не купишь, а удачей добудешь». Продать я вам коня не продам, а об заклад на него побьемся, коли хотите. Кто лучше небылицу выдумает — тому и конем владеть, да еще тремя сотнями далеров в придачу.
— Согласен! — говорит помещик.- Стало быть, уговор такой: кого в неправде уличат -тот выиграл. Ну, начинай ты.
— Э, нет, ваша милость,-отвечает Халвор. — Издавна так повелось, что мы, люди простого звания, вашему дворянскому сословию всегда дорогу уступаем. Так что вам и начинать.
— Ну ладно, слушай! Был у моего покойного батюшки бык, да такой громадный, что если птица поутру на один его рог сядет, а потом на другой вздумает перелететь, то раньше вечера до него не доберется.
— Что ж, бывает и такое,- говорит Халвор.- Вот толь ко хотел бы я на тот хлев поглядеть, что такого быка вместить может.
— А теперь ты свою небылицу выкладывай,- приказывает помещик.
— Посадил я однажды лен, и вырос он до самого неба, так что и верхушки не видать было. Взял я лестницу, приставил ко льну и полез вверх. Лез, лез и добрался до того света. И верьте, не верьте, а только на том свете все не так, как на земле. Крестьяне там в богатстве да почете живут, а все ваше дворянское сословие у них в услужении состоит. Видел я там и батюшку вашего. Он и землю пашет, и за лошадьми ходит, и навоз убирает!..
— Врешь, голь перекатная! — в сердцах закричал помещик.- Никогда мой батюшка себя работой утруждать не станет!
— А коли я вру, то, стало быть, и конь мой, и три сотни далеров мои. Уговор-то помните? Кого в неправде уличат- тот и выиграл.
Высыпал Халвор все выигранные деньги в шапку, вышел во двор, вскочил на своего доброго коня и ускакал домой.
А помещик и все его знатные гости из окон вслед ему глядят и на чем свет стоит ругают Халвора.
— Ишь, бесстыдный мужик! Какую небылицу про дворянское сословие выдумал! Где ж это видано, чтобы дворянин работать умел?

Завороженный пудинг

Завороженный пудинг

Ирландская народная сказка

Молли Роу Раферти была отпрыском — я имею в виду дочерью — того самого старика Джека Раферти, который прославился тем, что всегда носил шляпу только на голове. Да и вся семейка его была со странностями, что уж верно, то верно. Так все считали, кто знал их хорошенько. Говорили даже — хотя ручаться, что это истинная правда, я не стану, чтоб не соврать вам, — будто если они не надевали башмаков или там сапог, то ходили разутые. Правда, впоследствии я слышал, что, может, это и не совсем так, а потому, чтобы зря не оговаривать их, лучше не будем даже вспоминать об этом.
Да, так, значит, у Джека Раферти было два отпрыска, Пэдди и Молли. Ну, чего вы все смеетесь? Я имею в виду сына и дочь. Все соседи так всегда и считали, что они брат с сестрой, а правда это или нет, кто их знает, сами уж понимаете; так что с Божьей помощью и говорить нам тут не о чем.
Мало ли какие еще безобразия про них рассказывали, даже и повторять тошно. Вот будто и старый Джек и Пэдди, когда ходят, сначала одной ногой шагают вперед, а потом уж только другой, все не как у людей. Читать далее

Лиса и петух

Лиса и петух

Шотландская народная сказка

Однажды лиса встретила петуха, и они завели беседу. Лиса спросила:
– Сколько хитростей есть у тебя в запасе?
– Три, – ответил петух, – ровно три, а у тебя?
– Трижды три и еще тринадцать, – ответила лиса.
– А какие именно? – заинтересовался петух.
– Ну, например, мой дедушка имел обыкновение закрывать один глаз и громко кричать.
– Это и я могу, – заявил петух.
– Попробуй! – предложила лиса.
Петух закрыл один глаз и громко завопил. Но он закрыл тот глаз, который был обращен к лисе, и на несколько секунд перестал ее видеть. Она схватила птицу за шею и припустилась бежать. Но женщина, которой принадлежал петух, заметила это и закричала:
– Отпусти петуха! Он мой!
– Скажи ей, что теперь я твой петух, – предложил петух лисе.
Рыжая воровка открыла рот, чтобы так и сделать, но при этом выронила петуха, которого держала в зубах. Тот сразу взлетел на конек крыши, закрыл один глаз и издал громкий крик. Вот и сказке конец.

Манора, принцесса-птица

Манора, принцесса-птица

Тайская народная сказка

В незапамятные времена была в предгорьях Гималаев чудесная страна. В этой стране жили диковинные существа — кейннары, полуптицы-полулюди. Король правил в прекрасном городе Суваннакон — Золотом граде, и было у него семь дочерей-принцесс, одна другой красивее, но всех затмила красотою меньшая дочь по имени Манора. Каждый месяц в полнолуние семь сестёр летели со своими подругами к далёкому лесному озеру. Там они сбрасывали перья и превращались в прекрасных девушек. Всю ночь резвились они на берегу, купались в прозрачной воде, танцевали. И никому из людей не доводилось увидеть волшебного хоровода кейннар. Читать далее

Болтливая птичка

Болтливая птичка

Тайская народная сказка

Жила одна маленькая птичка с громким голосом. Её называли «Это моё», потому что, пролетая над полями и реками, она всегда кричала: «Это моё, это моё!»
Однажды птичка нашла дерево, покрытое спелыми и созревающими плодами. Их было так много, что она не смогла бы склевать их и за год. Около дерева не было ни одной птицы.
Птичка пришла в восторг от такой находки и опустилась на дерево. Она прыгала по ветвям, клевала то здесь, то там и скоро насытилась.
Но она очень боялась, что и другие птицы найдут это дерево и захотят полакомиться вкусными плодами. И она пронзительно закричала:
— Это моё, это моё, это моё!
Она кричала так громко, что все птицы услышали её и слетелись посмотреть, что случилось. Тут они увидели прекрасные, сочные плоды, тотчас склевали их и улетели.
А бедная маленькая птичка всё бегала вокруг своего дерева и кричала:
— Это моё, это моё!

Лиса и крапивники

Лиса и крапивники

Шотландская народная сказка

Лиса несколько дней наблюдала за семейством крапивников, которыми она желала пообедать. Ей бы хватило и одной птицы, но она была настроена получить всю семью – отца и восемнадцать сыновей. Все они были так похожи друг на друга, что невозможно было отличить сыновей друг от друга, а отца от сыновей.
«Нет никакого смысла убивать только одного сына, – подумала лиса, – потому что старый петух всполошится, улетит и уведет за собой оставшихся семнадцать сыновей. Жаль, что я не знаю, кто из них крапивник-отец».
И стала лиса думать, как ей узнать, которая из птиц является родителем. И однажды, увидев, как все они молотят колосья в амбаре, она поняла, что надо делать.
– Здорово! – крикнула она. – У старого петуха получается лучше всех.
– Ну что ты, – ответил крапивник, как и предполагала лиса, являвшийся главой семьи, – вот если бы ты видела моего дедушку!
Хитрая лиса поймала птицу, съела ее, а потом расправилась и с остальными восемнадцатью птенцами, бестолково метавшимися по амбару.

Лиса, которую беспокоили блохи

Лиса, которую беспокоили блохи

Шотландская народная сказка

Лису сильно беспокоили блохи. Вот как она от них избавилась. Она бегала по округе, пока не нашла моток шерсти. Потом она отнесла его к реке, взяла в зубы и стала медленно входить в воду, опустив хвост. Блохи побежали от воды и в конце концов все перешли по голове и носу лисы в моток шерсти, который лиса, окунув нос в воду, выпустила из зубов.

Лиса, которую перехитрили

Лиса, которую перехитрили

Шотландская народная сказка

Однажды лисе удалось поймать гуся, который мирно спал в тени на берегу озера. Она схватила его за крыло и, вдоволь наглядевшись на попытки испуганного гуся вырваться и наслушавшись его шипения, спросила:
– А если бы ты держал меня в зубах, как я тебя, что бы ты делал?
– Это очень просто, – ответствовал гусь. – Я бы сложил руки на груди, закрыл глаза, вознес благодарственную молитву, а потом съел бы тебя.
– Именно это я и собираюсь сделать, – сказала рыжая хищница. Она сложила перед собой передние лапы, приняла чрезвычайно благочестивый вид, прикрыла глаза и набожно забормотала молитву.
Но пока лиса была занята, гусь расправил крылья и взлетел над озером. Лисе осталось только облизываться, глядя на свой быстро удаляющийся ужин.
«Отныне я установлю для себя новое правило, – разозлившись, сказала сама себе лиса. – Никогда я не буду возносить благодарственную молитву, пока не почувствую, что мой живот полон мясом».