Бронзовые башмаки, или Слишком много, чтобы жениться

Бронзовые башмаки, или Слишком много, чтобы жениться

Шотландская сказка

Странная компания собралась тем весенним вечером в доме молодого Джила Макдональда. Только что закончилась ярмарка в Инверари, после которой народ разъезжался по домам.
Вечер был ясный, но прохладный – дыхание зимы еще чувствовалось, поэтому никто не отказался погреться у очага, в котором весело потрескивало пламя.
Здесь был рыбак из Стратлахлана, перегонщик скота из Килмуна, два фермера откуда-то с юга – с Бьюта, купец из Ротсея и торговец, родиной которого вы можете считать любой район Шотландии, потому что он был всегда в дороге откуда-то куда-то еще.
Каждому было что рассказать о своей удаче или, наоборот, неудаче на ярмарке, и они с удовольствием слушали друг друга. Но самым хорошим рассказчиком, умевшим лучше всех поддерживать беседу и бывшим истинным кладезем новостей, несомненно, являлся торговец, сидевший на колченогом табурете в центре и имевший готовый ответ и совет для каждого.
Разговор шел, как и следовало ожидать (видите ли, все его участники или продавали что-то, или покупали), о том, как создаются и теряются состояния. Один сказал одно, другой – другое, у третьего было свое мнение по этому вопросу, и каждый точно знал, что надо делать, чтобы добиться успеха. Но Джил Макдональд запомнил только то, что сказал торговец, или посчитал его слова единственными достойными внимания.
Потому что на вопрос, что бы он сделал, чтобы заработать состояние, торговец сказал, что, если бы он был моложе, сильнее и здоровее, он бы отправился в то место (он знает, где оно находится), где состояние можно заработать, имея только лопату. Но, чтобы сделать попытку, необходимо твердое сердце и более авантюрный характер, чем у него. Поэтому он и продолжает тянуть свою лямку.
После того как кувшин обошел по кругу в последний раз, все стали готовиться ко сну. А Джил Макдональд тронул рукав маленького торговца и спросил его, не будет ли он любезен на минутку задержаться, когда остальные разойдутся, и ответить на один вопрос.
Торговец был счастлив услужить такому радушному хозяину, как Джил Макдональд, и, конечно, остался.
Когда кухня опустела, Джил Макдональд предложил торговцу придвинуться ближе к огню, до краев наполнил его стакан и попросил, если можно, рассказать, что именно он имел в виду, когда говорил, что знает место, где состояние можно заработать копанием, только нужно храброе сердце и сильный дух. Читать далее

Почему курица не летает?

Почему курица не летает?

Легенда народа нага

В незапамятные времена у живых существ, обитавших на земле, еще не было собственных правителей, вожаков. Всем живым управляли лишь духи-наты. Одни наты властвовали над людьми, другие — над обитателями вод, третьи — над дикими жителями лисов и гор. И птицами, и насекомыми тоже ведали наты. Каждый нат имел свой храм, куда собирались те существа, которыми он управлял.
Храм ната, властвовавшего над птицами, был высоко в небе, под самыми облаками. Из-за этого и птицам приходилось жить очень высоко, и им было трудно добывать себе пищу. Поэтому нат птиц разрешил им раз в неделю спускаться на землю за кормом. Все птицы были довольны решением ната. Им нравилось жить в вышине, где не угрожала никакая опасность, и только раз в неделю они спускались на землю за едой.
Всем птицам нравилась такая жизнь, кроме курицы. Она думала только о том, чтобы побольше добыть еды. И согласна была жить даже там, где ей угрожала опасность. Поэтому курица частенько убегала в запретные места. Нат бранил курицу, но она все равно не слушалась. Однажды нат птиц отправился по своим делам, а птицам разрешил слетать на землю за едой, но чтобы быстро вернулись в храм. Птицы выполнили приказ ната и скоро возвратились с земли, одна лишь курица не вернулась.
Когда нат птиц вернулся в храм, он проверил, все ли его подданные на месте. Курицы не было, и нат отправился на землю искать ее. А жадная курица ушла так далеко, что нат не смог ее найти. Очень рассердился нат и сказал:
— Хоть и есть у курицы крылья, в наказание за ее жадность пусть она теперь не сможет летать так далеко, как другие птицы; пусть живет только на земле.
С тех пор курица не может подняться в небо, а живет на земле.

Рассказ христианина

Рассказ христианина

Тысяча и одна ночь

О, царь времени, — начал христианин, — когда я вступил в эти земли, я пришёл с товарами, и предопределение привело меня к вам, но место моего рождения — Каир. Я из тамошних коптов и воспитывался там, и мой отец был маклером; и когда я достиг возраста мужей, мой отец скончался и я сделался маклером вместо него. И вот в один из дней я сижу и вдруг вижу едет на осле юноша, которого нет прекрасней, одетый в роскошнейшие одежды. И, увидав меня, он пожелал мне мира, а я встал из уважения к нему; и он вынул платок, в котором было немного кунжута, и спросил:
«Сколько стоит ардебб вот этого?» — «Сто дирхемов», — отвечал я; и юноша сказал: «Возьми грузчиков и мерильщиков и отправляйся к Воротам Победы, в хан аль-Джавали — ты найдёшь меня там». И он оставил меня и уехал и отдал мне кунжут с платком, где был образчик; и я обошёл покупателей, и каждый ардебб принёс мне сто двадцать дирхемов. И я взял с собою четырех грузчиков и отправился к юноше, которого нашёл ожидающим; и, увидев меня, он поднялся и открыл кладовую, и из неё взяли зерно; и когда мы его перемерили, то его оказалось пятьдесят ардеббов, на пять тысяч дирхемов. И юноша сказал: «Тебе за посредничество десять дирхемов за ардебб; получи деньги и оставь у себя четыре тысячи и пятьсот дирхемов для меня: когда я кончу продавать свои запасы, я приеду и возьму у тебя деньги». И я сказал «Хорошо!» — и поцеловал ему руки и ушёл от него, и мне досталась в этот день тысяча дирхемов. Читать далее

Мистер Майка

Мистер Майка

Английская сказка

Томми Граймс бывал то хорошим мальчиком, то плохим, но уж если плохим, то из рук вон плохим. И тогда мама говорила ему: — Ах, Томми, Томми, будь умницей. Не убегай с нашей улицы, а то тебя заберет мистер Майка! Но все равно, когда Томми бывал плохим мальчиком, он обязательно убегал со своей улицы. И вот как-то раз не успел он завернуть за угол, как мистер Майка схватил его, сунул вниз головой в мешок и понес к себе. Пришел мистер Майка домой, вытащил Томми из мешка, поставил его на пол и ощупал ему руки и ноги. — Да-а, жестковат, — покачал головой мистер Майка. — Ну, да все равно, на ужин у меня больше ничего нет, а если тебя проварить хорошенько, получится не так уж плохо. Ах, Господи, про коренья-то я и забыл! А без них ты будешь совсем невкусный. Салли! Ты слышишь? Поди сюда, Салли! — позвал он миссис Майку. Миссис Майка вышла из другой комнаты и спросила: — Что тебе, дорогой? — Вот мальчишка — это нам на ужин, — сказал мистер Майка. — Только я забыл про коренья. Постереги-ка его, пока я за ними схожу. — Не беспокойся, милый, — отвечала миссис Майка, и мистер Майка ушел. Тут Томми Граймс и спрашивает миссис Майку: — А что, мистер Майка всегда ест на ужин мальчиков? — Частенько, малыш, — отвечает ему миссис Майка, — если мальчики плохо себя ведут и попадаются ему на дороге. — Скажите, а нет у вас еще чего-нибудь на ужин, кроме меня? Ну хоть пудинга? — спрашивает Томми. — Ах, как я люблю пудинг! — вздохнула миссис Майка. — Только мне очень редко приходится его есть.
— А вы знаете, моя мама сегодня как раз готовит пудинг! — сказал Томми Граймс. — И она вам, конечно, даст кусочек, если я ее попрошу. Сбегать принести вам? — Да ты неглупый мальчонка! — обрадовалась миссис Майка. — Только смотри не мешкай, обязательно возвращайся к ужину. Томми бросился наутек и был рад-радешенек, что так дешево отделался. И много-много дней после этого он был таким хорошим мальчиком, о каком только мечтать можно. И ни разу, ни разу не убегал со своей улицы. Но не мог же он всегда оставаться хорошим! И вот в один прекрасный день он опять забежал за угол. И надо же было так случиться, что не успел он оказаться на другой улице, как мистер Майка заграбастал его, сунул в мешок и понес домой. Притащил он Томми к себе, вытряхнул его из мешка и тут же узнал. — Э-э, — говорит, — да ты, никак, тот самый мальчишка, что сыграл с нами скверную шутку! Больше тебе это не удастся! Я теперь сам тебя постерегу. Ну-ка лезь под диван! Пришлось бедному Томми лезть куда велено, а мистер Майка уселся на диван и принялся ждать, пока вода в котле закипит. Ждал он, ждал, а вода все не закипала, так что наконец мистеру Майке это надоело, и он сказал: — Эй ты, там, внизу! Высунь-ка сюда ногу, я ее привяжу, чтобы тебе не удалось улизнуть на этот раз. Томми высунул ногу, а мистер Майка распоясался и поясом привязал ее к дубовому столу крепко-накрепко. Потом позвал: — Салли! Салли, дорогая! Но никто не ответил. Тогда мистер Майка вышел в соседнюю комнату поискать миссис Майку, а пока искал, Томми выбрался из-под дивана и бросился к двери. Ведь высунул-то он из-под дивана не свою ножку, а диванную. И вот вернулся Томми Граймс снова домой и больше никогда-никогда не забегал за угол до тех самых пор, пока не вырос большой и ему не разрешили ходить всюду одному.

Гора Обасутэ

Гора Обасутэ

Японская сказка-притча

Был в старину обычай: как только старикам исполнялось шестьдесят лет, покидали их на погибель в дальних горах. Так приказал князь: незачем лишние рты кормить.
Старики при встрече приветствовали друг друга:
– Как время-то бежит! Уж пора мне в этом году отправляться на гору Обасутэ.
– Вот как? Значит, вместе пойдем, и мне пора. Но вот что случилось однажды на рассвете.
Двое братьев несли по очереди своего старого родителя по крутой горной тропе. Тащит старший брат тяжелую ношу на спине и слышит по временам какой-то треск за собой.
Оглянулся он и спросил:
– Что делает наш отец?
– Да так, пустым делом балуется, – ответил младший брат. – Ломает ветки и бросает на дороге.
– Отец, ты зачем ветки ломаешь? Верно, для заметок? Хочешь убежать, когда мы уйдем домой?
Старик ответил так:

В далеких горах
Ветками путь отмечу.
Зачем, для кого?
Ради любимых детей,
Что покидают меня.

И после в молчании продолжал ломать ветки и бросать на тропинку.
Обасутэ прячется в самой глубине гор. Братья добрели туда к вечеру, сказать по правде, с легким сердцем, только спинам их пришлось тяжело.
Посадили они отца под большим деревом и начали совещаться, какую дорогу выбрать.
– Идти назад тем же путем скучновато.
– Правда твоя, ничего нового не увидим. Читать далее

Про глупую бабу и образа

Про глупую бабу и образа

Русская сказка

Одна баба, ставя по праздникам свечку перед образом Георгия Победоносца, завсегда показывала змию кукиш: «Вот тебе, Егорий, свечка; а тебе шиш, окаянному!»
Этим она так рассердила нечистого, что он не вытерпел; явился к ней во сне и стал стращать: «Ну уж попадись ты только ко мне в ад, натерпишься муки!»
После того баба ставила по свечке и Егорию, и змию. Люди и спрашивают, зачем она это делает? «Да как же, родимые! Ведь незнамо еще куда попадешь: либо в рай, либо в ад!»

***

Одна глупая баба приехала на ярмарку купить образ Временной Пятницы. Приходит в балаган к разносчику: «Дядюшка, покажи-ка мне образ Временной Пятницы!» Вместо того показывает он ей Егория Храброго. «Дядюшка! Да отчего же она, матушка, на коне?» – «Экая ты, баба, дура! Оттого она и называется Временною, что иной раз пешком ходит, а временем на коне ездит. Вишь, конь-то так копытища и задирает!»

Старший брат

Старший брат

Грузинская народная сказка

Жил бедный крестьянин. Было у него два сына. Старший работящий, а меньшой – бездельник и дармоед. Что добудут отец и старший брат – младший развеивает. Долго просил отец сына, чтобы взялся он за ум да за честный труд – все напрасно. Меньшой только и знает, что пировать, и дружки у него такие же, как сам.
Старший брат женился. Женился и младший. Старшая невестка умная и трудолюбивая, а младшая – дурочка. Каков муж, такая и жена досталась.
Однажды отец позвал сыновей и сказал им:
– Состарился я, дети, скоро и смерть придет. Всю жизнь честно трудился, поливал землю потом, вас растил. А сейчас оскудели мы, и вы не стали еще на ноги. Свое добро я оставлю тому, кто наработает столько кукурузы, чтобы и гостям, и домочадцам достало на год! – И разделил поле пополам.
Старший брат раненько весной впряг в ярмо быков, вспахал землю, посеял кукурузу. А меньшой не торопится: рано, говорит, еще, какое время сеять, поле не убежит. Старший брат мотыжит уже кукурузу, а меньшой едва сеять кончает.
Осенью отец опять призвал к себе сыновей и спросил про урожай.
– Очень большой урожай у меня будет, хватит и гостям и домочадцам, – солгал меньшой.
А старший собрался с духом и сказал отцу правду:
– Плохой урожай, засуха иссушила поле, ни кукурузы, ни проса не будет вдоволь. Если сейчас не поднатужиться, придется зимой голодать.
Отец недоволен старшим сыном. Плохо, говорит, ты работаешь. Отобрал у него землю и отдал меньшому. Меньшой рад, нос задрал, возгордился. Только отец скоро понял, какой он хвастунишка. Кукурузы нет и в помине, даже соломы собрать не удалось. Обеднела семья, обнищала, пошли домочадцы просить милостыню. Отец позвал меньшого сына и сказал ему:
– Пойди наймись в работники, добудешь кукурузу, не то помрем все с голоду.
Меньшой пошел и нанялся к попу за три рубля корову пасти. Пас корову; вдруг выбежал из лесу волк и задрал ее. Младший брат напугался, побежал домой со всех ног, только пятки сверкают. К попу с тех пор и не показывался. Повинился отцу:
– Такая беда со мной приключилась!
Позвал тогда отец старшего сына и сказал ему:
– Пойди, сынок, наймись в работники, раздобудь кукурузы, не то помрем с голоду!
Старший пошел, в пути встретился с пастухом. Нанялся к нему за одну овцу в месяц. Через три месяца заплатил ему пастух за честный труд и отпустил домой.
В три месяца семья совсем разорилась. Отец захворал, меньший брат пошел побираться. От голоду у всех животы подвело. Землю продали, а все не полегчало.
Пришел старший брат домой. Овца в одном углу молоко да масло положила, в другом – сыр, в третьем – мясо, в четвертом – шерсть, в середине сама уселась и кричит на нужду, чтобы шла вон.
Скоро семья поднялась на ноги. Появился в доме достаток. Старший брат верно ходит за овцой. Хворый отец глядит с ложа и благословляет старшего сына:
– Так-то, сынок, потрудишься, и придет достаток, а лентяй так лентяем и помрет. Благословляю тебя на старшинство в доме!..
А меньшой брат стоит у отцовского ложа и ушами хлопает.

Нис — добрый малый

Нис — добрый малый

Шведская сказка

Все городские часы пробили полночь. Почти во всех окнах потухли огни, светились очень немногие из них. Поэт, сидевший перед рабочим столом в своем кабинете, еще не потушил лампу, весь вечер он неутомимо писал. Вдруг за занавесками окна послышался легкий шорох, и вот между их складками просунулась маленькая голова в красном колпачке.
— Я разговариваю ночью с лежащими в постели, — сказал карлик и дружески кивнул головой поэту.
— Как тебя зовут? — спросил поэт.
— У меня много имен, но обыкновенно меня зовут Нис — Добрый Малый. Как только наступает полночь, я отправляюсь по городу и вхожу в те дома, в которых вижу свет, чтобы помогать людям и давать советы не спящим. Часто я вижу такие вещи, которые стоит описать, хотя обычно меня никто не видит. Я сделался для тебя заметным, так как хочу поговорить с тобой.
Тут карлик выскочил из-за занавески и уселся на стол. Он был в темном платье с кушаком, блестевшим, как отполированное золото, и держал в руках палочку, на одном конце которой был большой букет цветов, а на другом — стальное острие.
— Хочешь идти со мной? — спросил Нис.
— Охотно, если ты наймешь нам лошадей.
— Фи! Лошади! Да ведь они и не бегают, а ползают! Нет, я езжу куда лучше и скорее. Северный ветер понесет нас на своих крыльях. Возьми вот этот колпак: в нем ты сделаешься невидимым и легким, как пух.
Карлик надел свой колпачок на голову поэта, и они оба молча вылезли из окна, их подхватил ветер и понес. Где-то внизу раздавались шаги ночных сторожей. Вверху раскинулось небо, усеянное яркими звездами. Читать далее

Тама-нуи-а-ранги и Руку-тиа

Тама-нуи-а-ранги и Руку-тиа

Легенда народа маори

У Тамы-нуи-а-ранги было очень некрасивое, просто безобразное лицо. Говорили, что Тама любит бродить с места на место, не брезгует воровством и постоянно занят поисками новых рабынь. У него было несколько детей, еще совсем маленьких.
Однажды к нему в гости пришел вождь Ту-те-коропанго со своими воинами. Когда гости поели, начались танцы. Увы, Тама и его соплеменники, наряженные в юбки — маро из собачьих хвостов, выглядели такими жалкими рядом с гостями в ослепительных маро из ярко-красных перьев! Пристыженный Тама ушел в фаре и сидел в одиночестве. Но его жена Руку-тиа осталась на марае и не могла отвести глаз от красивых мужчин в нарядной одежде, в особенности от их вождя. Руку-тиа понравилась вождю, он тут же дал ей это понять, и она не осталась равнодушна к его пылким речам.
— У твоего мужа холодная морщинистая кожа, — сказал вождь. — Пойдем со мной, я буду о тебе заботиться.
Тама предавался горестным размышлениям у себя в фаре, а Ту позвал его детей и сказал, что уходит вместе с их матерью. Ту велел детям сидеть и ждать. И только когда отец выйдет из дома, сказать ему, что мать ушла к другому, более привлекательному мужу, а ему, Таме, нечего даже пытаться догонять ее, потому что он встретит слишком много препятствий на своем пути. На суше его ждут колючки и жгучие травы, непроходимые чащи и глубокие ущелья, на море подстерегают чудовища и бурные пучины. Вот что уготовил ему Ту-те-коропанго. Читать далее

Сказка о горбуне

Сказка о горбуне

Тысяча и одна ночь

И Шахразада сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что был в древние времена и минувшие века и столетия в одном китайском городе портной, широкий на руку и любивший веселье и развлечения. Он выходил иногда вместе со своей женой на гулянье; и вот однажды они вышли в начале дня и, возвращаясь на исходе его, к вечеру, в своё жилище, увидели на дороге горбуна, вид которого мог рассмешить огорчённого и разогнать заботу опечаленного. Портной и его жена подошли посмотреть на него и затем пригласили его пойти с ними в их дом и разделить в этот вечер их трапезу; и горбун согласился и пошёл к ним.
И портной вышел на рынок (а подошла уже ночь) и купил жареной рыбы, хлеба, лимон и творогу, чтобы полакомиться, и, придя, положил рыбу перед горбуном. И они стали есть, и жена портного взяла большой кусок рыбы и положила его в рот горбуну, и закрыла ему рот рукой, и сказала: «Клянусь Аллахом, ты съешь этот кусок за раз, одним духом, и я не дам тебе времени прожевать!»
И горбун проглотил кусок, и в куске была крепкая кость, которая застряла у него в горле, — и так как срок его жизни кончился, он умер…»
И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.
Когда же настала двадцать пятая ночь, она сказала: «Дошло до меня, о счастливый царь, что жена портного положила горбуну в рот кусок рыбы, и так как его срок окончился, он тотчас же умер.
И портной воскликнул: «Нет мощи и силы, кроме как у Аллаха! Бедняга! Смерть пришла к нему именно так, через наши руки!» А жена его сказала: «Что значит это промедление? Разве не слышал ты слов сказавшего:

Зачем утешать себя я стану немыслимым,
Теперь уж не встречу я друзей, чтоб беду снести.
И как на огне сидеть, ещё не пожухнувшем!
Клянусь, на огнях сидеть — пропащее дело!»

«А что же мне делать?» — спросил её муж; и она сказала: Читать далее