Рыжий Эттин

Рыжий Эттин

Шотландская сказка

Жила-была на свете вдова, возделывала клочок земли, да и тот не свой, а чужой, и растила двух сыновей. И вот настало время отправить сыновей искать по свету счастья.
Как-то раз мать велела старшему сыну взять кувшин и принести воды из источника: она хотела замесить тесто, чтобы испечь сыну на дорогу пирог. Пирог мог получиться большой или маленький — смотря по тому, сколько воды принес бы сын. А кроме этого пирога, ей нечего было дать ему с собой.
Отправился юноша с кувшином к колодцу и набрал воды. Но кувшин оказался с трещиной, и почти вся вода вытекла, прежде чем он вернулся домой. Вот пирог и получился совсем маленький.
На прощание мать спросила сына:
— Может, возьмешь только половину пирога? Тогда получишь мое благословение в придачу. А если возьмешь целый, я тебя прокляну.
Сын подумал, что идти ему придется далеко, а где и как доставать еду, неизвестно, и ответил, что хочет получить целый пирог. Пусть даже с материнским проклятием в придачу, а там будь что будет. И мать дала ему целый пирог и прокляла его.
Тогда он отозвал в сторону младшего брата, отдал ему свой нож и попросил хранить его.
— Каждое утро смотри на него, — наказал он брату. — Если клинок будет чистый, значит, я жив-здоров. А если он потускнеет и заржавеет, знай, что я попал в беду.
И вот отправился старший брат счастья по свету искать. Шел он весь день и еще день, а к концу третьего дня увидел пастуха, который пас стадо овец. Юноша подошел к пастуху и спросил, чьи это овцы. Пастух ответил:
— Откуда ты, юноша, что не знаешь, кто владелец этих земель? — И поведал ему:

Кровавый, страшный Эттин,
Эттин из Ирландии
Увез к себе на север
Дочь короля Шотландии.
Играть и петь ей не дает,
За смех хвостатой плеткой бьет.
Он угрожает ей мечом,
Лишь поведет она плечом.
Читать далее

Почему кошки едят мышей?

Почему кошки едят мышей?

Легенда бирманского народа нага

Еще в давние времена наты разделились: один стал натом котов, другой — натом мышей, третий — натом собак — каждый получил себе дело. А произошло это вот как…
В те далекие времена наты, хотя и зависели во всем от людей (сами-то они прокормиться не могут), ничего для них не делали. Поэтому и люди особой заботы о натах не проявляли. Шли годы. Людей на земле становилось все больше и больше. Больше становилось и натов.
Наконец людей на земле стало так много, что им не хватало еды. Трудно пришлось и натам.
Они отправились за советом к своему владыке. Поведал ему о своих затруднениях и спросили, как же добыть пищи на всех.
Владыка натов тоже не ел досыта. Но когда узнал о беде своих подданных, он так огорчился, что хотел было тут же отказаться от власти. Однако вовремя вспомнил, что его долг — заботиться о натах. И приказал им всем явиться к нему через семь дней. За это время он обещал что-нибудь придумать.
Наты обрадовались словам своего владыки, они верили, что уж он-то найдет правильное решение. Но проходили дни, наступил уже третий день, а владыка ничего не мог придумать. Он очень огорчался, его мучила совесть. И вот владыка решил, что если просто сидеть на одном месте и думать, то ничего не придумаешь. Стад он наблюдать, как живут люди, какие у них привычки и обычаи. Скоро узнал, что у людей, так же как и у натов, есть свои вожди. Люди относятся к ним с уважением, заботятся о них. Владыку очень заинтересовали эти вожди, и ему захотелось узнать, почему простые люди уважают и кормят их.
На шестой день владыка понял: эти вожди заботятся о людях, значит, если его подданные станут приносить людям пользу, то и люди будут кормить их. Обрадовался владыка своему открытию. И когда на седьмой день к нему пришли наты, он сказал:
— Наты, вы ведь зависите от людей, но ничего для них не делаете. Поэтому и люди не дают вам пищи. А вот если вы постараетесь и поможете людям, они отблагодарят вас и наверняка накормят. Отныне нужно сделать так, чтобы каждый нат приносил людям какую-то пользу. Тогда и еды у нас будет достаточно.
С этими словами владыка дал каждому из своих подданных дело: одни наты ведали слонами, другие тиграми, третьи буйволами. Деревья, рис, вода, птицы, свиньи, кошки и мыши тоже были в ведении натов.
С того дня наты стали помогать людям. А люди стали кормить натов и заботиться о них.
Из всех натов только два не исполнили приказа владыки и забыли о своих подданных. Это были нат мышей и нат котов. Они почти все время играли в кости и совсем не смотрели за мышами и котами.
И пока эти наты играли друг с другом, котов и мышей становилось все больше и больше. Вскоре их развелось так много, что они начали воровать еду у людей. Заметив, что нат котов и нат мышей забыли о своих обязанностях, все другие наты доложили об этом владыке. Тот призвал к себе ната котов и ната мышей и напомнил им об их обязанностях. Но те продолжали свои игры, а о подданных и не думали.
Тогда владыка опять призвал их к себе. Наты выслушали владыку и сказали так:
— Пусть наша игра решит судьбу мышей и кошек. Мы станем играть на них: если проиграет нат котов, мыши будут есть кошек. Если же проиграет нат мышей, то кошки будут есть мышей.
На том и порешили. Наты вновь принялись за игру. Проиграл нат, ведавший мышами.
С того дня кошки и стали есть мышей.

Как Джек ходил счастья искать

Как Джек ходил счастья искать

Английская сказка

Жил на свете мальчик. Звали его Джек. В одно прекрасное утро отправился Джек счастья искать.
Не успел далеко отойти — навстречу ему кот.
— Куда идешь, Джек? — спросил кот.
— Иду счастья искать.
— Можно и мне с тобой?
— Конечно! — ответил Джек. — Чем больше компания, тем веселей.
И пошли они дальше вместе, прыг-скок, прыг-скок.
Недалеко отошли — навстречу им собака.
— Куда идешь, Джек? — спросила собака.
— Иду счастья искать.
— Можно и мне с тобой?
— Конечно! — ответил Джек. — Чем больше компания, тем веселей.
И пошли они дальше вместе, прыг-скок, прыг-скок.
Недалеко отошли — навстречу им коза.
— Куда идешь, Джек? — спросила коза. Читать далее

Ад и Рай

Ад и Рай

Японская буддийская притча

Воин по имени Нобусигэ пришел к Хакуину и спросил его, есть ли на самом деле Ад и Рай?
– Кто ты? – спросил Хакуин.
– Самурай, – ответил воин.
– Это ты – самурай? – воскликнул Хакуин. – Какой же правитель мог взять тебя в охрану? У тебя же лицо нищего!
Нобусигэ так рассердился, что стал вынимать из ножен меч. Хакуин продолжал:
– А у тебя и меч есть? Небось такой тупой, что им ты мне и голову не срубишь.
Когда же Нобусигэ обнажил меч, Хакуин заметил:
– Вот так открываются двери Ада.
Эти слова открыли самураю учение мастера. Спрятав меч, он поклонился.
– А так открываются двери Рая, – сказал Хакуин.

Чувячник

Чувячник

Грузинская сказка

Жил в одном из городов чувячник. Почтенный человек – целый день, бывало, трудился, а вечером непременно пировал. Никогда никого не обижал и старался всем помогать. Потому и любили его все.
Донеслась молва о чувячнике до самого царя. Облачился царь дервишем и пошел глядеть на чувячника. Вечером подошел к его воротам, заглянул в дом, видит – чувячник пирует со своей семьей. Сам поет, дети пляшут узундару.
Чувячник заметил дервиша, радушно стал звать его в дом:
– Входи, дядюшка дервиш, входи, сыграй нам что-нибудь!
Переодетый в дервиша царь стал играть. Повеселились. Чувячник подарил царю три рубля: не обессудь, говорит, сегодня не очень прибыльно работал.
Царь спросил:
– Говорят, ты пируешь каждый день. А денег столько откуда берешь? Читать далее

Три волшебных листочка

Три волшебных листочка

Шведская сказка

Жил-был в стародавние времена король, сильный и могучий. Было у него три дочери. Краше всех самая младшая была. К тому же она была умной, работящей и услужливой. Любил ее отец больше жизни и никогда ей ни в чем не отказывал. По правде говоря, она ни о чем отца никогда и не просила.
Вот как-то осенью собрался король с оруженосцами на ярмарку. Вскочил он на коня и спрашивает дочек:
— Какой подарок вам привезти?
— Мне, батюшка, гребень серебряный, — просит старшая.
— А мне привези золотой перстень,- просит средняя. Младшая молчит, ни о чем не просит.
— А еще достань мне ожерелье алмазное! — добавила старшая.
— И браслет из камней лунных! — не отстает от сестры средняя.
Стали они наперебой у короля драгоценные уборы выпрашивать. Слушал, слушал король, и наконец сказал:
— Привезу, если не забуду!
Повернулся он к младшей дочке и говорит:
— А ты почему молчишь? Неужели нет у тебя никаких желаний?
— Спасибо, батюшка! Ничего мне не надо,- отвечает младшая.
— А ты подумай хорошенько!- просит король.
— У меня есть все, что мне нужно,- отказывается она.
— А все-таки, может, чего-нибудь желаешь? — спрашивает король.
— Есть у меня одно желание,- призналась принцесса.
— Ну так скажи — какое? — обрадовался король.- Я для тебя все, что ни попросишь, хоть из-под земли достану!
— Будь по-твоему, скажу! — согласилась принцесса.- Я слышала, что есть на свете дерево с тремя золотыми волшебными листочками, которые играют и поют. Как только я про эти листочки узнала, нет мне ни сна, ни покоя. Когда пряду, или золотом узоры вышиваю, все мне эти листочки мерещатся. О них только и думаю.
— Ладно,- кивнул король.- Добуду я тебе волшебные листочки. Если понадобится, я полкоролевства за них отдам. Читать далее

Рассказ надсмотрщика

Рассказ надсмотрщика

Тысяча и одна ночь

И надсмотрщик сказал: Знай, что в прошлый вечер я был в одном собрании, где устроили чтение Корана и собрали законоведов; и когда чтецы прочитали и кончили, накрыли стол, и среди того, что подали, был засахаренный миндаль в уксусе. И мы подошли и начали есть миндаль, но один из нас отошёл и не стал есть его, и хотя мы заклинали его, он поклялся, что не будет есть миндаль. Мы все же заставляли его, и он воскликнул: «Не принуждайте меня, довольно того, что со мной случилось из-за того, что я поел миндаля! — И потом он произнёс:

На плечо возьми ты бубён и иди,
Коль сурьму такую любишь, так сурьмись».

А когда он кончил, мы спросили его: «Заклинаем тебя Аллахом, почему ты отказываешься есть миндаль?» И он ответил: «Если я уж непременно должен поесть его, то я его поем только после того, как вымою руки сорок раз мылом, сорок раз содой и сорок раз щёлоком, — а всего ею двадцать раз». И тогда хозяин пира приказал своим слугам принести воды и того, что требовал юноша, и гот вымыл руки так, как сказал я, а после того он подошёл и сел и протянул руку, как бы испуганный, и с отвращением коснулся миндаля и стал есть, заставляя себя. И мы пришли от этого в крайнее удивление. И рука юноши дрожала, и он выставил большой палец своей руки, — и вдруг мы видим: он обрублен, и юноша ест четырьмя пальцами.
И мы спросили его: «Заклинаем тебя Аллахом, что с твоим большим пальцем? Он так и создан Аллахом или его постигло несчастье?» И юноша отвечал: «О братья, таков не один этот большой палец, но и другой, и на обеих ногах тоже. Да вот, посмотрите». И он обнажил большой палец на своей другой руке, и мы увидели, что он такой же, как на правой, и ноги его тоже без больших пальцев. И, увидев, что это так, мы ещё больше удивились и сказали ему: «Нам не терпится узнать твою историю, и почему отсечены твои пальцы, и зачем ты вымыл руки ею двадцать раз!» Читать далее

Сорочье гнездо

Сорочье гнездо

Английская сказка

Давным-давно, предавно,
Когда свиньи пили вино,
А мартышки жевали табак,
А куры его клевали
И от этого жесткими стали,
А утки крякали: кряк-кряк-кряк…

Птицы со всего света слетелись к сороке и попросили ее научить их вить гнезда.
Ведь сорока искуснее всех вьет гнездо!
Вот собрала она птиц вокруг себя и начала показывать им, что да как надо делать. Прежде всего она взяла немного грязи и слепила круглую лепешку.
— Ах, вот как это делается… — сказал серый дрозд и полетел прочь.
С тех пор серые дрозды так и вьют свои гнезда.
Затем сорока раздобыла несколько веточек и уложила их по краю лепешки.
— Теперь я все понял, — сказал черный дрозд и полетел прочь.
Так черные дрозды и поныне вьют свои гнезда.
Потом сорока положила на веточки еще одну лепешку из грязи.
— Все ясно, — сказала мудрая сова и полетела прочь.
С тех пор совы так и не научились вить лучших гнезд.
А сорока взяла несколько веточек и обвила ими гнездо снаружи.
— Как раз то, что мне надо! — обрадовался воробей и упорхнул.
Поэтому и до нынешнего дня воробьи вьют свои гнезда вот так неряшливо.
Что ж, а госпожа сорока раздобыла перышек и тряпочек и уютно выложила ими все гнездышко.
— Это мне нравится! — воскликнул скворец и полетел прочь.
И в самом деле, у скворцов очень уютные гнезда.
Так все и шло: послушают-послушают птицы, до конца не дослушают и улетают одна за другой.
А между тем госпожа сорока все работала и работала, не глядя ни на кого.
Все птицы уже разлетелись. И вот осталась одна-единственная птичка горлица. А надо вам сказать, что горлица эта и внимания не обращала на то, что делала сорока, и лишь без толку твердила:
— Мало двух, мало дву-у-ух…
В конце концов сорока услышала это — как раз когда укладывала поперек гнезда веточку — и сказала:
— Хватит и одной!
Но горлица продолжала твердить:
— Мало двух, мало дву-у-ух…
Сорока рассердилась и сказала:
— Хватит и одной, говорю же тебе! А горлица опять свое:
— Мало двух, мало дву-у-ух!
Тут сорока огляделась по сторонам и видит — рядом никого, кроме глупой горлицы. Сильно разгневалась сорока и улетела прочь. И в другой раз уж не захотела учить птиц, как вить гнезда.
Потому-то разные птицы и вьют свои гнезда по-разному.

Этакий и хуже этакого

Этакий и хуже этакого

Грузинская сказка

Жил один бедный крестьянин, ни земли у него не было, ни в доме крошки. Стоял лишь один ветхий домишко, который по бокам подпирали и поддерживали бревна, чтоб его ветер не унес. И делать-то крестьянину нечего, так целыми днями и слоняется взад-вперед. Еле-еле собрался жениться.
Привел жену из дальней деревни. А она попалась дельная, работящая. Увидела жена, что муж целыми днями без дела ходит, стала его грызть:
– Двинь руками, пойди куда, поработай, достань денег – так с голоду умрем!
Не хочется ему работать, отвык. Да и вставать утром с нагретой постели неохота. Пока не схватит его жена за ноги да не стащит с постели, он и не встанет.
Вот однажды жена говорит мужу:
– Пойди обработай какое-нибудь поле. Своего нет, так хоть казенную землю вспаши, что-нибудь достанется.
Побежала жена к соседям – заняла плуг, быков и привела мужу.
– Ты иди на работу, а я сварю обед и принесу тебе в поле.
Пошел мужик. Шел, шел – пришел к Кодарской горе. Там нашел казенные земли и стал пахать. Пашет и пашет мужик. Уж три раза все поле прошел.
Вдруг стали быки. Взмахнул мужик палкой.
– Э-гей! – кричит.
Потянули быки и опять стали. Зацепили, видно, что-то плугом. Ударил мужик палкой, потянули быки что было силы и выбросили наверх огромный, с небо и землю, сундук.
Испугался мужик, задрожал весь. «Погиб я, погубил и семью. В этих казенных землях, видно, что-то было зарыто, а я и отрыл. За это наш царь меня повесит».
Открыл сундук, и что же он видит? Весь сундук полон золотыми монетами. Разве две-три монетки серебра или меди, а то все золото.
Плачет мужик: «Донесут царю про это, убьют меня».
Сидит бедняк, плачет. Вдруг видит – идет поп. Поп в деревне отслужил службу, наполнил хурджин добром – курами да пирогами и сам нажрался – еле тащит его бедный мул. Пожалел поп бедняка.
– Сын мой, что за несчастье над тобой стряслось?
Рассказал ему обо всем бедняк.
– Это ничего, – утешил его поп, – я тебе помогу, ты только подсоби мне пересыпать все это золото в мой хурджин.
Обрадовался бедняк.
Очистил поп весь сундук. Все крупные золотые монеты в свой хурджин пересыпал, а бедняку дал немного мелких монет.
– Бери, ничего, я помолюсь господу, и царь тебя простит.
В этих хлопотах прошел и полдень. И поп, и бедняк порядком проголодались. Смотрит мужик – идет жена, несет обед и кувшин вина. Побежал мужик и обрадовал жену, что он от беды спасся!
– Так и так было дело, а вот поп, божий посол, спас меня.
Рассердилась жена:
– Я тебе задам за твою глупость!
Да что уж делать? Золото все у попа. Позвала жена крестьянина попа обедать, сама шепнула мужу:
– Спросит поп, как тебя зовут, скажи: «Этакий», а меня – «Хуже Этакого».
Сели обедать. Женщина все подливает попу вина, а мужу ничего не дает.
– Дай и мне немного этого замечательного напитка, – просит муж.
А жена и не смотрит на него.
– Дай же и мне вина, – просит муж.
Взглянула жена на мужа, да так, что бедняк о вине и думать перестал. А поп хлещет и хлещет чхаверское вино.
– Раз уж так меня уважили, Скажите хоть имена ваши, – говорит поп.
Толкнула жена мужа в бок, а тот и говорит:
– Я – «Этакий», а жена – «Хуже Этакого».
Нахлестался поп, да так, что и на ногах не стоит.
– Сестра моя, – просит поп, – уложи меня поспать.
Оттащила его жена, прислонила к дереву. Заснул поп.
– А ну, живей, – говорит жена мужу, – клади хурджин с золотом на мула, садись на него сам и скачи домой.
Так и сделали: взвалил мужик на попова мула хурджин, полный золота, сел сам, погнал вперед быков, поехал.
А поп знай себе храпит. Побежала жена к соседям, достала ножницы, подошла к попу. Спит поп – хоть из пушек стреляй. Остригла жена полбороды и половину усов у попа, отнесла хозяевам ножницы и побежала за мужем.
Проснулся поп к сумеркам. Смотрит – ни крестьянина. ни его жены, ни мула, ни хурджина с золотом. Что делать? Вскочил поп и понесся вдогонку за мужем и женой. Бежит и видит – крестьяне в поле работают.
– Здравствуйте! – говорит поп.
– Здорово! – отвечают крестьяне.
– Не видали ли вы «Этакого», не проходил здесь?
Рассмеялись крестьяне.
– Нет, этакого нигде не видали, – говорят.
Побежал поп дальше. Опять крестьяне в поле работают.
– Здравствуйте! – кричит, сам еле дышит.
– Здорово! – отвечают те.
– «Хуже Этакого» не видали ли где? – говорит поп.
– Хуже этакого трудно увидеть, – смеются люди. – Выстриг себе полбороды и бегает.
Схватился поп за бороду и понял все.
– Ах, это они, чертовы слуги, муж с женой, со мной сделали!
Так и остался поп в дураках. А муж с женой разбогатели от того золота. Поставили себе дом в два этажа, народили детей и зажили счастливо.
Мор там, пир здесь,
Отсев там, мука здесь.

Мухин терем

Мухин терем

Русская народная сказка

Ехал мужик с горшками, потерял большой кувшин. Залетела в кувшин муха и стала в нем жить-поживать. День живет, другой живет. Прилетел комар и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха; а ты кто?» — «А я комар-пискун». — «Иди ко мне жить». Вот и стали вдвоем жить. Прибежала к ним мышь и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун; а ты кто?» — «Я из-за угла хмыстень». — «Иди к нам жить». И стало их трое. Прискакала лягушка и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, да из-за угла хмыстень (от хмыстить — диал. «красть»); а ты кто?» — «Я на воде балагта (болтуха)». — «Иди к нам жить». Вот и стало их четверо.
Пришел заяц и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта; а ты кто?» — «Я на поле свертень». — «Иди к нам». Стало их теперь пятеро. Пришла ещё лисица и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта, на поле свертень; а ты кто?» — «Я на поле краса». — «Ступай к нам». Прибрела собака и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта, на поле свертень, да на поле краса; а ты кто?» — «А я гам-гам!» — «Иди к нам жить». Собака влезла.
Прибежал еще волк и стучится: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта, на поле свертень, на поле краса, да гам-гам; а ты кто?» — «Я из-за кустов хап». — «Иди к нам жить». Вот живут себе все вместе. Спознал про эти хоромы медведь, приходит и стучится — чуть хоромы живы: «Кто в хоромах, кто в высоких?» — «Я, муха-шумиха, да комар-пискун, из-за угла хмыстень, на воде балагта, на поле свертень, на поле краса, гам-гам, да из-за кустов хам: а ты кто?» — «А я лесной гнёт!» Сел на кувшин и всех раздавил.