Невеста

Невеста

Еврейская притча

Как-то заметил рабби Леви Ицхак человека, торопливо пробегающего по улице.
– Что ты так бежишь? – спросил он его.
– Ищу себе невесту, – ответил тот.
– А откуда ты знаешь, – продолжал спрашивать рабби, – что невеста бежит впереди, так что за ней надо гнаться? Может, она у тебя за спиной, и тебе надо лишь встать на месте и подождать, пока она придет, – а ты убегаешь от нее.

Каменотес

Каменотес

Еврейская притча

Жил однажды каменотес, которому надоела изнурительная работа – вырубать из горы камни под палящими лучами солнца.
– Как утомительно тесать камень под таким жарким солнцем! Как бы я хотел оказаться на его месте, высоко в небе, и быть как светило, всемогущим, – сказал себе каменотес.
И случилось так, что его просьба была чудесным образом исполнена, и он стал солнцем.
Довольный, он начал посылать вниз свои лучи, но вскоре заметил, что они отражаются от облаков.
– Что за радость быть солнцем, если облако может остановить мои лучи? – воскликнул он.
И тогда превратился он в облако и летал по всему свету, проливался на землю дождем, но кончил тем, что был развеян ветром.
– О, значит, ветер может рассеивать облака. Это, должно быть, самая могучая природная стихия. Так я хочу быть ветром.
И он стал ветром. Он дул, налетал порывами и бушевал. Но однажды путь ему преградила высокая неприступная стена. Это была гора.
– Какой смысл быть ветром, если его может задержать какая-то гора?
И превратился он в гору. А спустя немного времени, он почувствовал, как по нему бьют наотмашь молотом – кто-то очень сильный пробивал себе путь сквозь гору.

Всегда есть надежда

Всегда есть надежда

Хасидская притча

Жил однажды на свете один сказочно богатый человек. Несмотря на то, что у него было всё, что душе угодно, он был несчастлив. Доктора находили его абсолютно здоровым и не могли понять причину непроходящей депрессии. Он пробовал многое, чтобы стать хоть немного счастливее. Пробовал путешествовать, занимался музыкой, спортом, танцами, медитацией, находил себе хобби – ничто не помогало, он по-прежнему чувствовал себя несчастным.
Пошёл он к раввину за советом.
– Проблема в том, – сказал мудрый раввин, – что ты не делился ни с кем своим богатством и удачей, ты даже милостыню никогда не подавал. Если хочешь быть счастливым, помоги другим.
Это было что-то новенькое!
– В конце концов, – сказал себе человек, – можно пожертвовать деньги на благотворительность, чтобы вылечиться.
Но вскоре он понял, что это не так-то просто. Он не привык расставаться с деньгами без всякой пользы, и даже не знал, с чего начать. Да, многие люди действительно казались бедными, но кто знает, может, они притворялись? С другой стороны, люди, которые действительно нуждались, могли скрывать свою бедность из гордости. Нет, нельзя давать деньги кому попало, – они могут попасть недостойным людям, которые употребят их на какое-нибудь зло. Читать далее

Рассказ о царе ас-Синдбаде и его соколе

Рассказ о царе ас-Синдбаде и его соколе

Тысяча и одна ночь

Говорят, — а Аллах лучше знает, — начал царь, — что был один царь из царей персов, который любил веселье, прогулки, охоту и ловлю. И он воспитал сокола и не расставался с ним ни днём, ни ночью, и всю ночь он держал его на руке, а когда отправлялся на охоту, то брал сокола с собою. Царь сделал для сокола золотую чашку, висевшую у него на шее, и поил его из этой чашки. И вот однажды царь сидит, и вдруг приходит к нему главный сокольничий и говорит: «О царь времени, пришла пора выезжать на охоту». И царь приказал выезжать и взял сокола на руку; и охотники ехали до тех пор, пока не достигли одной долины, там растянули сеть для ловли, и вдруг в эту сеть попалась газель, и тогда царь воскликнул: «Всякого, через чью голову газель перескочит, я убью».
И охотники сузили сеть вокруг газели, и вдруг газель подошла к царю и, оставаясь на задних ногах, передние сложила на груди, как бы целуя перед царём землю.
И царь кивнул газели головой, а она прыгнула через его голову и убежала в пустыню. И царь увидел, что вся свита перемигивается, и спросил: «О визирь, что они говорят?» И визирь ответил: «Они говорят, что ты сказал:
«Всякий, через чью голову газель перескочит, будет убит». И тогда царь воскликнул: «Клянусь моей головой, я буду преследовать её, пока не приведу!» И царь поехал по следам газели и неотступно скакал за ней по горам. Читать далее

У всякой пташки свои замашки

У всякой пташки свои замашки

Еврейская народная сказка

Разговорились как-то воробей и курица. Воробей сидел на каменной ограде, а курица прохаживалась внизу.
– Послушай, тебе не надоело все ходить и клевать? – спросил воробей. – Ведь ты летать разучилась!
– Неправда! – обиделась курица. Она изо всех сил замахала крыльями и взгромоздилась на ограду. – А теперь ты скажи, не надоело тебе все летать и прыгать? Живи в курятнике. Хозяйка будет подсыпать зерно в твою кормушку – клюй, не зная забот, пока не разъешься в курицу. Правда, из тебя могут сварить суп, но ведь это бывает не чаще, чем раз в жизни. Можно и потерпеть!
Тут подул сильный ветер. Курица, как ни держалась за ограду, все-таки слетела вниз. А воробей расправил крылышки, полетел вокруг, да и снова сел на ограду.
– Теперь видишь, – сказал он, – ты большая и сильная, но надеешься в жизни только на кормушку, а я надеюсь только на свои крылья и в жизни сам себе опора.

Притча о жеребце и осле

Притча о жеребце и осле

Из пятой, и последней, книги героических деяний и речений доброго Пантагрюэля, сочинения доктора медицины мэтра Франсуа Рабле.

Дозвольте рассказать вам забавный случай, происшедший в Шательро назад тому двадцать три луны. Конюх одного дворянина апрельским утром выезжал на выгоне его боевых коней. И вот повстречалась ему там веселая пастушка: она

Одна в тени кустов густых
Овечек стерегла своих,

а также осла и коз. Слово за слово, он уговорил ее сесть на круп его коня, посетить его конюшню и отведать деревенского его угощения. Пока они переговаривались, конь обратился к ослу и сказал ему на ухо (должно заметить, что весь тот год животные всюду разговаривали друг с дружкой):

– Бедный, горемычный ослик! Я испытываю к тебе жалость и сострадание, день-деньской ты трудишься без устали, – это видно по тому, как потерся твой подхвостник. И так тому и быть надлежит, – ведь ты создан Богом для того, чтобы служить человеку. Ты славный ослик. Но я замечаю, что тебя плохо чистят, скребут, снаряжают и кормят, – мне это, откровенно говоря, представляется жестоким и несправедливым. Ты весь взъерошен, загнан, заморен, питаешься ты одним тростником, терновником да репейником. Так вот, ослик, потруси-ка ты следом за мной и погляди, как обходятся с нами, коих природа произвела на свет для войны, и как нас кормят. Ты, верно уж, позавидуешь моим порциям. Читать далее

Болтливая птичка

Болтливая птичка

Тайская народная сказка

Жила одна маленькая птичка с громким голосом. Её называли «Это моё», потому что, пролетая над полями и реками, она всегда кричала: «Это моё, это моё!»
Однажды птичка нашла дерево, покрытое спелыми и созревающими плодами. Их было так много, что она не смогла бы склевать их и за год. Около дерева не было ни одной птицы.
Птичка пришла в восторг от такой находки и опустилась на дерево. Она прыгала по ветвям, клевала то здесь, то там и скоро насытилась.
Но она очень боялась, что и другие птицы найдут это дерево и захотят полакомиться вкусными плодами. И она пронзительно закричала:
— Это моё, это моё, это моё!
Она кричала так громко, что все птицы услышали её и слетелись посмотреть, что случилось. Тут они увидели прекрасные, сочные плоды, тотчас склевали их и улетели.
А бедная маленькая птичка всё бегала вокруг своего дерева и кричала:
— Это моё, это моё!

Лиса, которую перехитрили

Лиса, которую перехитрили

Шотландская народная сказка

Однажды лисе удалось поймать гуся, который мирно спал в тени на берегу озера. Она схватила его за крыло и, вдоволь наглядевшись на попытки испуганного гуся вырваться и наслушавшись его шипения, спросила:
– А если бы ты держал меня в зубах, как я тебя, что бы ты делал?
– Это очень просто, – ответствовал гусь. – Я бы сложил руки на груди, закрыл глаза, вознес благодарственную молитву, а потом съел бы тебя.
– Именно это я и собираюсь сделать, – сказала рыжая хищница. Она сложила перед собой передние лапы, приняла чрезвычайно благочестивый вид, прикрыла глаза и набожно забормотала молитву.
Но пока лиса была занята, гусь расправил крылья и взлетел над озером. Лисе осталось только облизываться, глядя на свой быстро удаляющийся ужин.
«Отныне я установлю для себя новое правило, – разозлившись, сказала сама себе лиса. – Никогда я не буду возносить благодарственную молитву, пока не почувствую, что мой живот полон мясом».