Придется

Придется

Еврейский анекдот

— Янкель, у меня для тебя е,сть каше. Дается пруд. На берегу стоит такса и хочет перебраться на другой берег, но ни плыть, ни бежать кругом она не хочет. Как ей перебраться на другой берег?
— Хм, надо подумать … Нет, не знаю!
— Очень просто: она туда переплывет.
— Но она же не хочет плыть!
— А что делать: придется!

Лев и обезьяна

Лев и обезьяна

Сказка амхара, Эфиопия

Повстречались лев и обезьяна. Льву понравились шерсть и манеры обезьяны, и он решил подружиться с ней. Подошел он к обезьяне и взял ее за руку. А обезьяна перепугалась и говорит ему:
— Что вы, мой господин! Я слабая. У меня нет сил. Не жмите так мою руку!
— Ах, так ты решила помериться со мной силами! — сказал лев и, разорвав обезьяну на части, съел ее.
Так рассказывают.
Когда имеешь дело с сильным, не показывай, что боишься его, а не то горе тебе!

Потерпевший кораблекрушение

Потерпевший кораблекрушение

«Басни» Эзопа

Один богатый афинянин вместе с другими плыл по морю. Поднялась страшная буря, и корабль перевернулся. Все остальные пустились вплавь, и только афинянин без конца взывал к Афине, обещая ей бесчисленные жертвы за свое спасение. Тогда один из товарищей по несчастью, проплывая мимо, сказал ему: «Афине молись, да и сам шевелись».
Так и нам следует не только молиться богам, но и самим о себе заботиться.

Два козла

Два козла

Сказка амхара, Эфиопия

На перевале, на вершине горы, встретились два козла. Перевал был узким, и они не могли там разминуться. Повернуть назад также было невозможно, и они очень перепугались. Вверх нельзя было подняться из-за того, что гора была очень крутой, вниз невозможно было спуститься из-за отвесного ската.
Так эти козлы вот что сделали: один из них осторожно прижался к склону и лег на землю, а другой осторожно и спокойно перешагнул через своего друга и последовал дальше. После этого они как ни в чем не бывало, прыгая с камня на камень, добрались до горных лугов и стали щипать траву.
Два других козла также поднимались в гору и встретились у гордой речки. В том месте через речку было перекинуто бревно, по которому можно было перейти с одного берега на другой. Спесивые козлы стояли на бревне, не желая уступить друг другу дорогу, и спорили между собой. Наконец они сцепились и, сорвавшись с бревна, полетели в воду. Но и в воде они продолжали драться, пока оба не утонули.
Уступи они друг другу дорогу — остались бы живы.

Бычок и лисичка

Бычок и лисичка

Эскимосская сказка

Шла однажды маленькая лисичка по берегу озера, а в это время бычок из воды высунулся. Лисичка запела ему:

Быче-быче-бычок,
Большепузый!
Быче-быче-бычок,
Большеротый!
А костями давишься!

Бычок ей отвечает:

Глаза твои круглые,
Волосы твои косматые!

Заплакала маленькая лисичка и убежала. Мать дома спрашивает ее:
— Чего ты плачешь?
— Как же мне не плакать? — отвечает. — Бычок сказал мне, что глаза у меня круглые, волосы косматые.
Мать ей говорит:
— Ты, наверное, сама первая ему что-нибудь сказала!
Лисичка ответила:
— Да я ему только всего и сказала: большепузый, большеротый!

Они погибли потому, что не было согласия

Они погибли потому, что не было согласия

Сказка амхара, Эфиопия

Вошь, блоха и клоп подружились и отправились в путь. Дорога их лежала через пустыню, и всех троих мучила жажда. Но вот вдали показался родник. Один человек дал им калебасу, и они решили пойти и набрать в нее воды. Однако каждый из них боялся пойти, и они начали спорить, кому пойти за водой.
Вначале решили, что пойдет блоха. Тогда блоха сказала:
— Вы знаете, какая я игривая. Когда я стану прыгать, калебаса разобьется и я только опозорюсь.
Тогда решили, что пойдет вошь, но та сказала:
— Ни в коем случае! При моей медлительности я не только сегодня, но и завтра не дойду до родника. Лучше, если вместо меня пойдет клоп.
Клоп подумал немного, поразмыслил и говорит:
— Где уж мне, вонючему, в такую жару добраться до родника! Я же умру от теплового удара!
Так они спорили, спорили и в конце концов все умерли от жажды.
Какая польза от споров! Не лучше ли, оставив в стороне разногласия, дружно взяться за дело?

Угольщик и сукновал

Угольщик и сукновал

«Басни» Эзопа

Угольщик работал в одном доме; подошел к нему сукновал, и, увидев его, угольщик предложил ему поселиться тут же: друг к другу они привыкнут, а жить под одной крышей им будет дешевле. Но возразил на это сукновал: «Нет, никак это для меня невозможно: что я выбелю, ты сразу выпачкаешь сажею».
Басня показывает, что вещи несхожие несовместимы.

Обманщик

Обманщик

«Басни» Эзопа

Один бедняк занемог и, чувствуя себя совсем дурно, дал обет богам принести им в жертву гекатомбу, ежели они его исцелят. Боги пожелали его испытать и тотчас послали ему облегчение. Встал он с постели, но так как настоящих быков у него не было, слепил он сотню быков из сала и сжег на жертвеннике со словами: «Примите, о боги, мой обет!» Решили боги воздать ему обманом за обман и послали ему сон, а во сне указали пойти на берег моря — там он найдет тысячу драхм. Человек обрадовался и бегом побежал на берег, но там сразу попался в руки разбойников, и они увезли его и продали в рабство: так и нашел он свою тысячу драхм.
Басня относится к человеку лживому.

Курица, петух и лиса

Курица, петух и лиса

Албанская сказка

Жили-были петух с курицей. Случился в тех местах неурожай, и пришлось петуху с курицей туго.
— Что за жизнь, — жаловались они друг другу. — Сколько раз нужно наклоняться, лапами землю разгребать, чтобы найти одно-единственное зернышко!
Решили петух с курицей переселиться куда-нибудь в другое место, к примеру, в Призрен, где в тот год выдался хороший урожай. Думать долго не стали, собрались и отправились в путь.
Шли, шли и по дороге у Моста Проклятий повстречали лису.
— Куда это вы направляетесь? — удивилась лиса.
— Мы идем в Призрен, — с достоинством ответил петух.
— Зачем? — спросила лиса.
— Надоело нам по сто раз нагибаться, чтобы одно зернышко найти, а в Призрене, говорят, в этом году хороший урожай. Лучше мы будем жить в Призрене.
— Ну, если там хороший урожай, и я пойду с вами, — решила лиса.
— Нет, тебе нельзя идти с нами, — возразил петух.
— Почему же?
— Потому что ты нас съешь.
Лиса сказала:
— Нет, если вы не будете нарушать законы, я вас никогда не съем.
Дальше они отправились вместе. Шли, шли, лиса и спрашивает:
— Петух, взгляни-ка на часы, сколько сейчас времени, не пора ли обедать?
— У меня нет часов, — ответил петух.
Лиса чуть не подскочила от изумления:
— Что-о?! У тебя нет часов? Откуда же ты знаешь, когда надо петь по утрам? Люди слышат, как ты поешь, просыпаются, омывают руки и ноги перед молитвой, готовят еду, завтракают, идут работать, и все только потому, что ты поднял их своим пением! Как же ты смеешь беспокоить и вводить в заблуждение людей, если не знаешь, сколько времени и когда надо петь? Нет, это не годится. Ты нарушаешь закон.
Лиса бросилась на петуха, схватила его и съела.
Курица перепугалась, заметалась, закудахтала.
— Да перестань ты, — сказала ей лиса. — Уши разболелись от твоего кудахтанья. Можешь не беспокоиться, ты мне вообще не нужна. Тебя я не трону, а петух нарушил закон.
И снова пошли они вместе. Немного не доходя до Призрена лиса и говорит:
— Курица, а курица!
— Квох! — отозвалась та.
— Почем сейчас на базаре куриные яйца? Дают за одно яйцо пятьдесят грошей?
— Не-ет, — огорченно ответила курица.
— А сколько дают?
— Когда два, когда четыре гроша.
— Ай-ай-ай, — сказала лиса. — И чтобы принести яйцо, цена которому всего-то два гроша, ты кудахчешь так, что слышно на другом конце деревни? Я вот, например, каждый год приношу по два-три детеныша. Лисья шкура, сама знаешь, стоит лиру золотом. Но я сижу тихонько в своей норе, никто моего и голоса не слышит, когда я рожаю лисенка. Ты же скольких людей беспокоишь и лишаешь сна своим кудахтаньем — и все из-за чего? Из-за каких-то двух грошей! Ты нарушаешь закон, курица, — заключила лиса.
С этими словами она бросилась на курицу, съела ее и убежала в горы.

О том, что человек не должен предполагать того, чего не знает

О том, что человек не должен предполагать того, чего не знает

Из «Римских деяний»

Жил некий царь; он до того любил маленьких собачек, которые звонко лают, что разрешал им спать у себя на коленях и на коленях же своих их кормил. Собачки привыкли так спать и есть и нигде больше не хотели лежать, а лапы свои клали царю на шею. Ему же это нравилось, и он забавлялся своими собачками. Глядя на все это, осел рассуждал сам с собой так: «Если я буду петь и плясать перед царем и положу на шею ему ноги, он будет давать мне лакомства и позволит спать на своей постели». С такими думами он вышел из своего стойла, вошел в залу и начал петь и танцевать перед царем, а затем подбежал и положил ему ноги на шею. Слуги, увидя это, подумали, что осел взбесился, схватили его, примерно отлупили и отвели обратно в стойло.