Страсти Монгаку

Страсти Монгаку

Японская легенда из «Повести о доме Тайра»

Монгаку, в прошлом носивший имя Моритоо, самурай из местности Ватанабэ, что в краю Сэтцу, был сыном Мотитоо Эндо, воина Левой дворцовой стражи, и служил при дворе принцессы Сёсаймонъин. Девятнадцати лет Монгаку постригся в монахи. Но прежде чем отправиться в странствия в поисках просветления, задумал он испытать, способен ли он переносить телесные муки. В один из самых знойных дней шестой луны отправился он в бамбуковую чащу, у подножья ближней горы. Солнце жгло беспощадно, не чувствовалось ни малейшего дуновения ветерка, недвижный воздух словно застыл. Чтобы испытать себя, Монгаку улегся на землю и лежал неподвижно. Пчелы, оводы, москиты и множество других ядовитых насекомых роились вокруг него, кусая и жаля. Но Монгаку даже не шевельнулся. Так лежал он семь дней кряду, на восьмой же день встал и спросил: «Достанет ли такого терпения, чтобы стать подвижником и аскетом?»
— Ни один подвижник не смог бы сравниться с вами! — гласил ответ.
— Тогда и толковать не о чем! — воскликнул Монгаку. Уверившись в своих силах, пустился он в странствия по святым местам. Сперва он направил стопы в Кумано, решив испытать себя у прославленного водопада Нати. Для первого испытания в подвижнической жизни спустился он к подножью водопада, чтобы искупаться в водоеме. Была самая середина двенадцатой луны. Глубокий снег покрыл землю, сосульки льда унизали деревья. Умолкли ручьи в долинах, ледяные вихри дули с горных вершин. Светлые нити водопада замерзли, превратившись в гроздья белых сосулек, все кругом оделось белым покровом, но Монгаку ни мгновенья не колебался — спустился к водоему, вошел в воду и, погрузившись по шею, начал молиться, взывая к светлому богу Фудо на святом языке санскрите. Так оставался он четыре дня кряду; но на пятый день силы его иссякли, сознание помутилось. Струи водопада с оглушительным ревом низвергались с высоты нескольких тысяч дзё; поток вытолкнул Монгаку и снес далеко вниз по течению. Тело его швыряло из стороны в сторону, он натыкался на острые, как лезвие меча, изломы утесов, но вдруг рядом с ним очутился неземной юноша. Схватив Монгаку за руки, он вытащил его из воды. Очевидцы, в благоговейном страхе, разожгли костер, дабы отогреть страстотерпца. И видно, еще не пробил смертный час Монгаку, потому что он ожил. Едва к нему вернулось сознание, как он открыл глаза и, свирепо глядя на окружающих, крикнул: «Я поклялся простоять двадцать один день под струями водопада и триста тысяч раз воззвать к светлому богу Фудо! Сейчас только пятый день. Кто смел притащить меня сюда?»
При звуке его гневных речей у людей от страха волосы встали дыбом; пораженные, они не нашлись с ответом. Монгаку снова погрузился в воду и продолжал свое бдение. На следующий день явилось восемь юношей-небожителей: они пытались вытащить Монгаку из воды, но он яростно противился им и отказался тронуться с места. Все же на третий день дыхание его снова прервалось. На сей раз с вершины водопада спустились двое неземных юношей; освятив воду вокруг Монгаку, они теплыми, благоуханными руками растерли его тело с головы и до пят. Дыхание возвратилось к Монгаку, и он спросил, как будто сквозь сон:
— Вы меня пожалели… Кто вы такие?
— Нас зовут Конгара и Сэйтака, мы посланцы светлого бога Фудо и явились сюда по его повелению, — ответили юноши. — Он велел нам: «Монгаку дал нерушимый обет, подверг себя жестокому испытанию. Ступайте к нему на помощь!»
— Скажите, где найти светлого бога Фудо? — громким голосом вопросил Монгаку.
— Он обитает в небе Тусита! — ответили юноши, взмыли к небу и скрылись в облаках. Монгаку устремил взгляд в небеса и, молитвенно сложив ладони, воскликнул:
— Теперь о моем послушании известно самому богу Фудо!
Сердце его преисполнилось надежды, на душе стало легко, он снова вошел в воду и продолжал испытание. Но теперь, когда сам бог обратил к нему свои взоры, ледяной ветер больше не холодил его тело, и падавшая сверху вода казалась приятной и теплой. Так исполнил Монгаку свой обет, проведя двадцать один день в молитве. Но и после этого он продолжал вести жизнь подвижника. Он обошел всю страну, три раза поднимался на пик Оминэ и дважды — на Кацураги, побывал на вершинах Коя, Кокава, Кимбусэн, Сирояма и Татэяма, поднимался на гору Фудзи, посетил храмы в Хаконэ и Идзу, взбирался на пик Тогакуси в краю Синано и на гору Хагуро в краю Дэва. Когда же он посетил все эти святые места, тоска по родным краям завладела его душой и он возвратился в столицу. Теперь это был святой монах, неустрашимый и твердый, как хорошо закаленный меч. Говорили, что молитва его способна заставить птицу, летящую в поднебесье, внезапно упасть на землю.

Возвращение из страны фей

Возвращение из страны фей

Шотландская легенда

Недалеко от шотландского города Абердина жил некто Джеймс Кэмпбелл. У него была единственная дочь Мэри, которая вышла замуж за Джона Нельсона, молодого парня, жившего по соседству. Вскоре после свадьбы молодожены переехали в Абердин, где Джон Нельсон успешно занимался своим делом – он был золотых дел мастером. Молодые жили в любви и согласии, и через некоторое время жене пришло время рожать. В дом пришли женщины, чтобы помочь роженице. Ровно в полночь неожиданно раздался ужасный шум, и все свечи в доме погасли. Перепуганные женщины бестолково заметались по дому. Всеобщая суматоха продолжалась, пока одна из женщин не пришла в себя. Читать далее

Тутара-кауикае

Тутара-кауикае

Сказка народа маори

Тохунга Те Тахи-о-те-Ранги жил недалеко от теперешнего города Танеатуа. Он обладал огромной маной. Его фаре стоял отдельно от остальных домов па, потому что все боялись Те Тахи-о-те-Ранги: про тохунгу говорили, что он занимается колдовством и способен совершать самые страшные дела, даже наслать на человека смерть. Год за годом росла дурная слава тохунги, и люди боялись его все больше и больше, пока, наконец, их терпение не истощилось. А тут еще произошло большое наводнение, и все были уверены, что в этом несчастье повинен Те Тахи. Мужчины говорили, что тохунгу нужно убить, но никто не решался поднять на него руку. Много вечеров думали мужчины, как им быть, и в конце концов придумали. Они решили не поскупиться на похвалы и уговорить Те Тахи отправиться с ними на остров Факаари (Факаари — остров Уайт в заливе Пленти.), где из-под камней со свистом вырывается пар и при каждом шаге чувствуется, как Руаумоко (Руаимоко — бог землетрясений, повелитель вулканов и подземного огня.) ворочается под матерью-землей, на тот самый остров, где нет ни капли воды и человеку нечем утолить жажду. Они бросят его на этом страшном безводном острове и будут жить спокойно, не опасаясь его злодеяний.
Тохунге было лестно, что мужчины попросили его поплыть с ними на Факаари ловить птиц тити — буревестников. Охотники высадились на острове в конце дня. Два-три человека остались на берегу охранять лодки, а остальные разбились на несколько отрядов. Те Тахи вместе с самыми знатными ранга-тирами пошел на северо-восточный берег. Их сопровождали рабы, которые несли корзины с провизией и кувшины с водой.
Когда они нашли пещеру, где можно было укрытся на ночь, стало совсем темно. Мужчины зажгли факелы и несколько часов вместе с тохунгой ощупью пробирались по узким ходам пещеры, отыскивая птичьи гнезда, а потом при свете факелов убивали птиц. К тому времени, когда корзины наполнились доверху, все устали. Охотники и тохунга, едва передвигая ноги, забрались в пещеру, и скоро все уже крепко спали.
Первые солнечные лучи разбудили Те Тахи. Он сел и прежде всего посмотрел, цела ли его добыча. К его удивлению, корзин в пещере не было. Он знал, что охотники не могли унести их, потому что пища тохунги — табу. Но как ни странно, ни птиц, ни кувшинов, ни вождей, ни рабов в пещере тоже не было. И вдруг тохунга понял, что означало его одиночество. Он попался на удочку льстивых похвал, и его бросили на этом зловонном коварном острове, где из-под земли выбивается пламя. Тохунга вылез из пещеры и побежал по скалам к тому месту, где лодки пристали к берегу. На берегу не было ни людей, ни лодок, но далеко в море виднелись черные точки — лодки его соплеменников.
Невеселая улыбка появилась на лице Те Тахи. Он снял пояс, скрученный из листьев льна, и отделил от него три листика. Он сорвал эти листья с неприкосновенного куста льна, который рос в священнейшем из священных мест рядом с его домом. Эти листья обладали большой маной. Размахивая листьями, Те Тахи произнес заклинание, обращенное к Тангароа и Тутаре-кауикае, слуге бога моря, повелителю китов и океанских чудовищ. Ему не пришлось долго ждать ответа. Огромное чудовище появилось в заливе и подплыло к самому берегу. Струя пара поднялась над водой, утренний ветер подхватил ее и унес прочь. Те Тахи вошел в воду и подплыл к танифе, терпеливо ожидавшему, пока тохунга взберется к нему на спину и устроится в небольшом углублении, которое есть на спинах у всех китов и морских таниф, наверное, потому, что так им удобнее переносить людей.
Танифа с тохунгой на спине быстро пересек залив. Когда они проплывали мимо стремительно скользивших лодок, Тутара-кауикае хотел потопить их, но Те Тахи воспротивился.
— Пусть они будут наказаны стыдом, — сказал он. — Пусть милосердие умножит нашу славу.
Никем не замеченные, они проплыли мимо лодок, и танифа благополучно высадил тохунгу в устье реки Факатане, откуда он без труда вернулся домой. Те Тахи сидел перед своим фаре все с той же невеселой улыбкой на лице и держал в руках листья льна, а охотники один за другим проходили мимо него. Они шли с опущенными головами и не смели взглянуть на тохунгу: им было стыдно, что Те Тахи узнал, сколько злобы накопилось в их сердцах, и оказался сильнее их.
Через некоторое время тохунга покинул своих неблагодарных соплеменников и вскоре умер. Танифа пришел к своему другу и унес его тело в море, где тохунга превратился в мараки-хау — в морское чудовище с человечьим телом и головой, но хвостом вместо ног. С тех пор мараки-хау всегда помогает людям, когда им грозит гибель в воде.

Три предания о феях и эльфах

Три предания о феях и эльфах

Шотландские легенды

Два юных пахаря

«Вы часто бывали в Гейтхаусе, – сказал Джонни Николсон, – и, наверное, помните плоский участок земли возле фермы Энриков. Когда-то это было озеро. Там внизу до сих пор сохранились развалины старой мельницы. Когда-то ее питали воды этого озера. Однажды ночью, накануне Хеллоуина, два молодых пахаря отправились к кузнецу, чтобы отремонтировать предплужники и плужные лемехи. На обратном пути, проходя мимо этой самой мельницы, они услышали музыку, пение, веселые разговоры и громкий смех. Один из парней пошел посмотреть, что там происходит, второй остался ждать на дороге. Он прождал несколько часов, но его товарищ так и не появился.
Юноша ушел домой, в полной уверенности, что несчастным завладели брауни. Год спустя примерно в то же время парень снова пошел к кузнецу. Он взял с собой другого товарища и, предусмотрительно положил в карман Библию. Второй раз проходя мимо мельницы, он снова услышал, что там играет музыка и кто-то поет и танцует. На этот раз, держа в руках Библию, он решился заглянуть внутрь. И кого же он там увидел? Своего товарища, который зашел на мельницу годом раньше. Он дал пропавшему Библию. И сразу стихла музыка, больше не слышалось смеха и веселой болтовни. Все вокруг погрузилось во тьму».

Жена фермера из Лотиана

Жену одного фермера в Лотиане унесли эльфы. Во время первого года она появлялась по воскресеньям среди своих детей и причесывала их. Однажды ее застал за этим муж; она рассказала ему, какое несчастье разлучило их, научила его, как он может отнять ее у эльфов, и умоляла собрать все свое мужество, потому что и земное и вечное блаженство ее зависело от успеха этого предприятия. Фермер, горячо любивший свою жену, вышел из дома в ночь на Хеллоуин и, спрятавшись в большом кусте дрока, стал дожидаться эльфийской процессии. Услышав звон эльфийских уздечек и нездешние звуки, сопровождавшие кавалькаду, он пал духом и пропустил мимо призрачный поезд, не преградив ему путь. Когда последний эльф миновал куст, все полчище пропало с громким смехом и возгласами, среди которых он явственно различил голос своей жены, повторявший, что он лишился ее навсегда.

Фея и чтец Библии

Однажды тихим субботним вечером старик сидел на свежем воздухе в уединенном уголке побережья Росшира и читал Библию. К нему приблизилась маленькая женщина, одетая в зеленое платье, и голосом звонким и мелодичным, словно колокольчик, спросила, есть ли в Священном Писании надежда на спасение для таких, как она. Старик добрым голосом сказал, что на этих страницах говорится о спасении только грешных сынов Адама. Услышав эти слова, фея в отчаянии простерла руки к небу и с громким криком бросилась в море.

Кузнец и фейри

Кузнец и фейри

Шотландская легенда

Много лет тому назад в Кроссбриге жил-был кузнец по имени Макэхерн. У него был единственный ребенок – сын лет четырнадцати – пятнадцати, веселый, крепкий и здоровый мальчик. Неожиданно ребенок заболел и слег. Целыми днями он лежал в постели, вялый и ко всему безразличный. Никто не мог сказать, что с ним случилось. Да и сам мальчик не мог или не хотел говорить, что он чувствует и что у него болит. Он сильно похудел – стал похож на скелет, его кожа сморщилась, словно у старика, и пожелтела. И отец, и все друзья мальчика боялись, что он умрет.
Мальчик долго лежал в постели, ему не становилось ни лучше, ни хуже, лишь аппетит, и без того огромный, постоянно усиливался. Однажды кузнец, стоя в своей кузнице, бездумно перекладывая железки и не имея никакого желания работать, увидел приближающегося к нему старика. Кузнец был рад гостю, поскольку знал, что тот очень много знает о всевозможных непонятных явлениях. Старик вошел в кузницу. Хозяин поведал гостю свою печальную историю.
Старик слушал молча, только с каждой минутой становился все мрачнее. Потом он долго сидел, о чем-то размышляя, и наконец сказал:
– В доме сейчас находится не твой сын. Мальчика унесли сидхи Даоин, а вместо него оставили подменыша.
– Горе мне! – воскликнул кузнец. – Что же мне делать? Как вернуть сына?
– Я скажу тебе, что надо делать, – сообщил старик. – Только прежде всего необходимо убедиться, что это действительно не твой сын. Возьми пустые яичные скорлупки – чем больше, тем лучше, войди в комнату и разложи так, чтобы он мог видеть. Потом начинай носить в скорлупках воду, держа по две штуки в каждой руке, как будто они очень тяжелые, и расставь полные скорлупки, соблюдая максимальную серьезность, у очага.
Кузнец так и сделал. Он набрал, сколько мог, яичных скорлупок, вошел в комнату и стал в точности выполнять данные ему инструкции. Реакция последовала довольно быстро.
Больной приподнялся на кровати, расхохотался и сообщил:
– Я уже восемьсот лет живу на свете, но ни разу не видел ничего подобного.
Кузнец возвратился и рассказал все старику.
– Ну что ж, – ответил ему мудрец, – не говорил ли я тебе, что это подменыш; а твой сын находится в Брорра-Хейл, в самой глубине, – это круглый зеленый холм, облюбованный сидхами. Избавься как можно скорее от этого втируши, и я помогу тебе вернуть твоего сына.
Ты должен разжечь перед постелью, в которой лежит этот чужак, большой и яркий огонь. Он спросит тебя: «На что нужен такой огонь?» Сразу отвечай ему: «Ты сейчас увидишь!» – а потом хватай его и бросай в самое пламя. Если тот, кого ты получил, – твой собственный сын, он взмолится о помощи, но если – нет, он вылетит сквозь крышу.
Кузнец вновь последовал совету старика: разжег большой огонь, ответил на заданный вопрос, как его научили, и, схватив ребенка, без колебаний швырнул его в огонь. Подменыш издал ужасный вопль и выскочил сквозь крышу в дыру для дыма.
Старик сообщил ему, что в такую-то ночь зеленый круглый холм, где сидхи держали мальчика, будет открыт. И в эту ночь кузнецу, имея при себе Библию, нож и горластого петуха, следует приступить к холму. Он услышит звуки пения, танцев и всякого веселья, что происходит там, но он должен смело идти вперед. Библия, которую он понесет, будет ему верным оберегом против любой опасности от сидхов. Входя в холм, ему следует воткнуть нож в порог, чтобы помешать холму закрыться за ним.
– И потом, – продолжал старик, – ты попадешь в просторное помещение, красивое и чистое, и там увидишь своего сына, стоящего поодаль и работающего у горна. Когда тебя спросят, скажи, что пришел, чтобы найти сына, и не уйдешь без него.
Время прошло быстро, и кузнец отправился в путь, подготовленный так, как его научили. Действительно, когда он приблизился к холму, там был свет – как изредка бывал виден и прежде. Вскоре после этого до встревоженного отца донеслись с ночным ветром звуки волынки, плясок и радостного веселья. Преодолевая страх, кузнец мужественно приблизился к порогу, воткнул в него нож, как было указано, и вошел. Защищенного Библией, которую он нес на груди, сидхи не могли его тронуть; однако они спросили его с изрядной долей неудовольствия, что ему тут надобно. Кузнец отвечал:
– Мне надобен мой сын, которого я вижу вон там в глубине, и я не уйду без него!
Услышав это, вся ватага издала громкий смех, который разбудил петуха, дремавшего в его руках. Тот мигом вскочил ему на плечи, бодро захлопал крыльями и загорланил – громко и протяжно. Раздраженные сидхи схватили кузнеца с его сыном, вытолкали из холма и вслед за ними вышвырнули нож; в одно мгновение все стало темно.
В течение одного года и одного дня мальчик ни разу не шевельнул пальцем и едва ли произнес хоть слово. Но вот однажды, сидя рядом с отцом и наблюдая, как тот довершает меч, который делал для одного вождя и над которым особенно корпел, мальчик вдруг воскликнул:
– Это нужно делать не так, – и, взяв оружие из рук отца, сам стал работать вместо него и вскоре отделал меч так, что подобного ему в тех местах никогда еще не видели.
С того дня юноша постоянно работал вместе с отцом и стал изобретателем исключительного, прекрасно закаленного оружия. Слава о них распространилась вдаль и вширь, и теперь они могли жить так, как загадывали раньше, – в ладу со всем миром и очень счастливо друг с другом.

Эльфенок из Лейта

Эльфенок из Лейта

Шотландская народная легенда

Достойный капитан Джордж Бертон поведал Ричарду Бове, автору труда «Пандемониум, или Чертова обитель», рассказ об эльфенке из Лейта, который, судя по всему, служил барабанщиком эльфам, еженедельно собиравшимся на Колтон-Хилл возле Эдинбурга.
«Лет пятнадцать тому назад у меня были дела, задержавшие меня на некоторое время в Лейте, который находится возле Эдинбурга в Шотландском королевстве. Все это время я довольно часто встречался со своими знакомыми в одном доме, где мы выпивали, закусывали и вели беседы на разные темы. Женщина – хозяйка дома имела репутацию очень честной особы, поэтому я не мог не обратить внимание на ее рассказ об эльфенке (так она его называла), который жил в Лейте.
Ее рассказ был настолько интересен, что мне очень захотелось его увидеть. Я попросил женщину показать мне эльфенка при первой возможности. Она пообещала и очень скоро действительно показала мне мальчика, играющего на улице с другими ребятами. Я подошел к нему и с помощью ласковых слов и небольшой суммы денег сумел уговорить его зайти в дом, чтобы побеседовать. Там он, в присутствии разных людей, ответил мне на несколько астрологических вопросов, причем продемонстрировал не по годам (коих ему было не более десяти – одиннадцати) высокое развитие и острую проницательность.
Разговаривая, он постоянно барабанил пальцами по столу, и я спросил, умеет ли он бить в барабан. Он ответил, что да, умеет, как и любой шотландец. И каждый четверг он бьет в барабан для неких людей, которые встречаются вон под тем холмом. И он показал на высокий холм, расположенный между Эдинбургом и Лейтом. А какие люди там встречаются? – заинтересовался я. Там, сэр, очень много людей, объяснил он, и мужчин и женщин, они развлекаются, слушая самые разные инструменты, а не только барабан. У них много вкусной еды и питья, и, кроме того, нас иногда переносили ночью во Францию или в Голландию, а потом возвращали обратно. Находясь там, мы могли пользоваться всеми удовольствиями, доступными в этих странах. Я спросил, как люди попадают под холм. Мальчик ответил, что там есть пара огромных ворот, которые открываются перед ними, оставаясь невидимыми для других. Внутри располагаются просторные, хорошо обставленные комнаты, как во многих шотландских городах. Я спросил, откуда я могу знать, что он говорит правду. Мальчик ответил, что в качестве доказательства предскажет мое будущее. У меня будет две жены – он якобы видит их силуэты, сидящие на моих плечах, что обе они будут очень красивыми женщинами. Пока он говорил, вошла женщина, живущая по соседству, и потребовала, чтобы он предсказал и ее будущее. Мальчик поведал, что, прежде чем она выйдет замуж, у нее будет двое незаконнорожденных детей. Это привело ее в такую ярость, что она предпочла больше ни о чем не слышать.
Хозяйка дома сказала мне, что все население Шотландии не сможет удержать мальчика, чтобы не пустить на еженедельную встречу. Пообещав этому эльфенку много денег, я уговорил его встретиться со мной в этом же доме в четверг – перед встречей. Мальчик пришел точно в назначенное время и место. Я же договорился со своими товарищами постараться вместе удержать мальчика при себе и не дать ему уйти. Он сел между нами и довольно долго отвечал на вопросы. Но около одиннадцати часов незаметно исчез. Я увидел его уже возле дверей и вернул на место. Мы во все глаза наблюдали за эльфенком. Прошло несколько минут, и он снова оказался на улице. Я шел за ним по пятам, но он поднял крик, утверждая, что на него напали. Я отстал и больше никогда его не видел».

Проделки фейри

Проделки фейри

Шотландские легенды

Власть фейри не ограничивается только некрещеными детьми. Принято считать, что она распространяется и на вполне взрослых людей, в недобрый час посвященных дьяволу проклятием родителей или хозяев, а также на тех, кого находят спящими под скалой или на холме, в котором живут фейри. К таким относят еще и тех, кто неосторожно присоединяется к их оргиям. В XVII веке существовало предание о предке благородного рода Даффусов, который, гуляя по полям поблизости от своего дома, внезапно был унесен и на следующий день найден в Париже в подвалах замка французского короля с серебряной чашей в руке. Он предстал перед королем. На вопрос, кто он и как попал в подвал, мужчина назвал свое имя, страну и точное место жительства. Также он объяснил, что в такой-то день (выяснилось, что этот день был накануне обнаружения в подвале странного гостя) он гулял по полю у своего дома и неожиданно услышал клич: «Лошадь и шляпа!» («Horse and Hattock!») – его обычно издают фейри, когда покидают какое-то место. Он тоже крикнул: «Лошадь и шляпа!» – и в тот же миг был подхвачен фейри и перенесен ими в подвал королевского дворца, где он как следует выпил и крепко уснул. Когда он проснулся, оказалось, что остальные представители волшебного народа исчезли, оставив его в той позе, в какой он был найден. Говорят, что король отдал ему чашку, которая была в его руке, и отпустил. Рассказчик утверждает, что чашка хранится до сих пор и называется «чашкой фейри». Он также добавляет, что мистер Стюарт, воспитатель тогдашнего лорда Даффуса, поведал ему следующее. Когда мальчик находился в школе в Форресе, он с друзьями часто играл на церковном дворе – перед входом в церковь. Однажды в тихий и ясный день они услышали свист ветра и увидели, как на дороге поднимается и закручивается столб пыли. Столб начал двигаться прямо к ним. Мальчики принялись креститься и читать молитвы, а самый смелый не растерялся и крикнул: «Лошадь и шляпа моему волчку!» И все увидели, как волчок поднялся в воздух и исчез. Они не успели заметить, в какую сторону он полетел. Волчок долго и упорно искали и в конце концов нашли на этом же дворе, но по другую сторону от церкви.

Лэрд пещер

Лэрд пещер

Шотландская легенда

В былые времена владельцы Кулзина – замка в Айршире – были известны в графстве как лэрды пещер. Это имя было дано им из-за наличия сети пещер в скалах под замком.
Однажды утром к лэрду у ворот замка обратился очень маленький мальчик, державший в руках небольшую деревянную кружку. Он попросил немного эля для больной матери. Лэрд направил его к дворецкому, чтобы тот наполнил кружку. У дворецкого был бочонок эля в кладовой, правда, там оставалась только половина. Он начал наливать кружку, и, к его немалому изумлению, бочонок опустел, а в кружке эля было только на донышке. Дворецкий не желал идти в подвал за другим бочонком, но мальчик настаивал, чтобы приказ лэрда был выполнен. Дворецкий даже обратился к лэрду, обратив его внимание на воистину удивительную вместительность с виду маленькой кружки. Лэрд категорически приказал наполнить кружку до краев, даже если для этого потребуются все имеющиеся в замке запасы эля. Не рискнув ослушаться, дворецкий принес еще один бочонок, но успел налить в кружку всего одну каплю, и она оказалась полной до краев. Карлик удалился, выразив свою благодарность.
Прошло несколько лет. Лэрд воевал во Фландрии и был взят в плен. По какой-то причине (возможно, он был лазутчиком) его приговорили к смертной казни. На ночь, предшествующую исполнению приговора, его заперли в донжон. Через некоторое время двери распахнулись, на пороге появился карлик, который сказал:

Лэрд пещер,
Вставай и иди.

Повторять эти слова, звучавшие для лэрда музыкой, ему не пришлось. После выхода из темницы карлик предложил бывшему узнику сесть на его плечи, и спустя мгновение они оказались перед воротами замка – на том самом месте, где встретились впервые. Карлик сказал:

Хорошее дело заслуживает награды,
Пусть это будет наградой за твою доброту к моей старой матери.

Потом карлик исчез.

Три рассказа о феях

Три рассказа о феях

Шотландские народные сказки

Холм

В Бэйле-Тангусдейл жила-была женщина. Однажды она отправилась на поиски двух заблудившихся телят. В пути ее застигла ночь, начался дождь, и ей пришлось срочно искать убежище. Вместе с телятами она подошла к холму и стала вбивать в землю колышек, к которому привязывала телят. Холм раскрылся. Она услышала странный звук – как будто кто-то стучит крюком по котелку. Она прекратила свою работу. Женщина выглянула в образовавшееся отверстие и сказала:
– Какое у тебя дело? Почему ты тревожишь этот холм, в котором я устроила свое жилище?
– Я забочусь об этой паре телят, и я очень слаба. Куда мне идти с ними?
– Иди с ними на ту поляну, там много свежей травы. Если твои телята поедят этой травы, они станут прекрасными дойными коровами и будут давать молоко каждый день – столько, сколько будут жить на этом свете. Ты ни дня не останешься без молока, если последуешь моему совету.
Хозяйка телят так и сделала и ни разу не пожалела об этом. Она ни дня не оставалась без молока и прожила после той ночи восемьдесят лет и еще пятнадцать.

Остров Пабайд

Однажды фея забрела в дом мужчины на острове Пабайд. Она была охвачена жаждой материнства. Тот накормил ее и обошелся со всем почтением. Фея осталась в его доме на ночь. Утром, уходя, она сказала:
– Я хочу, чтобы отныне на этом острове никто и никогда не умирал в родах.
Так и вышло. Никто из живущих на острове и поселившихся на нем позже никогда не умирал в родах.

Бедный человек из Петлоу

Это рассказ о шалости волшебного народа. Дело было в прошлом веке. Жертвой проказ эльфов стал бедняк, который рвал верес на Петлоу – холме в Селкиркшире. Бедолага очень устал и прилег отдохнуть, к несчастью в кольце фей. Проснувшись, он с изумлением обнаружил себя в самом центре весьма оживленного города, который был ему совершенно незнаком. Не ведал он и о том, как туда попал. Его куртка осталась на Петлоу, а шляпа, слетевшая во время воздушного путешествия, впоследствии была обнаружена на шпиле церкви в Ланарке. Досада потерпевшего до некоторой степени улеглась, когда он встретил возчика, которого знал раньше и который в конечном счете вернул его в Селкирк, правда куда медленнее, чем был осуществлен перенос в Глазго. В то, что беднягу перенесли фейри, верили все, кто не считал, что у него есть личные причины поспешно покинуть страну и скрывать, что он это сделал сам.

Великан Тоангина

Великан Тоангина

Легенда народа маори

Вождь Тоангина был грозой Уаикато; сильный, огромного роста — его справедливо называли великаном. Остальные воины не доходили ему до плеча. Недалеко от своей деревни Тауран-гануи он привязал к верхушке дерева длинную лиану и, раскачиваясь на ней, летал над рекой, где вверх и вниз плыли лодки. Во время этих полетов он разглядывал мужчин и женщин, которые собирали моллюсков на берегу и в воде. Выбрав несколько человек, Тоангина прокрадывался сквозь кусты, хватал их и уносил к себе или убивал тут же на месте. Но хуже всего было тем, кто плыл по реке. Стоило каким-нибудь безрассудным смельчакам или беззаботным путникам приблизиться к деревне, как Тоангина раскачивался на лиане и, пролетая над лодкой, хватал кого хотел. Лиана доставляла на берег двойную ношу, а Тоангина уже высматривал новую жертву. Иногда великан поднимал в воздух лодку со всеми путниками и тащил к себе. Даже те, кто плыли у дальнего берега, дрожали от страха перед вождем-великаном с устья Уаикато. Столкнув лодку на воду, Тоангина с такой силой ударял веслами, что за ним на гладкой воде тянулся хвост бурунов и через несколько минут несчастные уже были в его власти. Тоангина накидывал петлю на корму лодки, за которой гнался, и пригонял пленников к себе в па (укрепленное поселение), где с удовольствием пожирал их. Читать далее