Собака и лошадь

Собака и лошадь

Сказка амхара (Эфиопия)

Встретились как-то собака и лошадь и стали рассказывать друг другу о своей жизни.
Сначала стала рассказывать лошадь:
— У меня тяжелая жизнь. В сезон дождей я весь день провожу в поисках травы. А вечером, возвратившись в хлев, стою всю ночь в грязи. Хозяин накосит сырой травы, принесет и бросит ее мне. От того, что внутри душно, трава начинает гнить и издавать дурной запах, но когда мне хочется есть, я поедаю ее. Когда же наступает сухой сезон, я начинаю возить грузы из долины в горы и наоборот, пока не сотру себе кожу на спине. И так весь сухой сезон я тружусь, изнемогая от усталости. Вот почему я сказала, что у меня тяжелая жизнь. Ну, а теперь ты расскажи о своей жизни.
Тогда стала рассказывать собака:
— Что касается меня, то всякий раз, как только подадут есть моему хозяину, он дает есть и мне. Моя обязанность следовать за хозяином и сторожить дом. А ем я то, что остается после моего хозяина. Когда же мне не хватает и я чувствую, что не наелась, я бегу к реке и там обгладываю кости умерших ослов и лошадей.
— Ой-ой-ой! — закричала лошадь, как только речь зашла о лошадиных костях.
Так рассказывают.
Если в конце рассказа, который ты собираешься начать, есть что-то, что может обидеть собеседника, то лучше не начинать такой рассказ.

Как Ходжа Насреддин наказал судью

Как Ходжа Насреддин наказал судью

Турецкая сказка

Один человек ударил Ходжу Насреддина по затылку. Когда Ходжа, обернувшись, взглянул на обидчика, тот заметил: «Извините, я принял вас за своего близкого друга».
Но Ходжа схватил его и, притащив в суд, стал жаловаться на него кази. А тот человек был в приятельских отношениях с кази. Кази подозвал ответчика и сказал Ходже: «Ударь его, и вы квиты». Но Ходжа не соглашался. «Коли так,— сказал кази,— я присуждаю в твою пользу одно акча».— «Ну,— обратился он к ответчику,— принеси штраф в размере одного акча, дадим
 Ходже удовлетворение». Таким способом судья дал возможность ответчику улизнуть.
Ходжа прождал его несколько часов, и когда понял,
 что судья спровадил обидчика, он воспользовался рассеянностью судьи и, воскликнув: «О ты, всепрощающий!»— закатил судье здоровенную плюху. «Больше 
мне некогда ждать,— сказал он судье,— а то акча, что
ты мне присудил, получи с него сам». И пошел своей
 дорогой.

Курица и шакал

Курица и шакал

Сказка амхара (Эфиопия)

Шакал подошел к деревне и стал высматривать кур. Те, увидев его, убежали в деревню. Одна курица устала и, чтобы шакал не съел ее, забралась на дерево. Шакал решил обмануть ее и съесть, когда она спустится с дерева. Поэтому он заговорил лукаво:
— Сегодня все лесные звери собрались на совет и приняли решение, что гиены и ослы, львы и коровы, козы и леопарды, шакалы и собаки, кошки и мыши, ястребы и куры и все другие должны прекратить враждовать и жить в мире и согласии. Я пришел, чтобы рассказать тебе эту новость. Слезай с дерева, и я расскажу тебе еще кое-что.
Тогда курица так ответила ему:
— Это хорошо, но вон из деревни сюда идут собаки. Расскажи, пожалуйста, и им обо всем этом.
Так рассказывают.
Если тебе кто-то угрожает, подумай, чем его можно напугать.

Вдова и пасынок

Вдова и пасынок

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Была у вдовы корова, а у пасынка — осел. И пасынок крал у коровы солому и отдавал ослу. И взмолилась вдова Богу, чтоб убил он осла. Но околела корова, и вдова заплакала и сказала: «О, Боже, неужто не сумел ты отличить осла от коровы?»

Бу-Али и медники

Бу-Али и медники

Персидская сказка

Однажды в городе Исфагане Бу-Али пришел во дворец падишаха и стал жаловаться:
— О государь, медники города Кашана не дают мне пo ночам покоя. Они так стучат, поднимают такой шум, что мешают мне спокойно читать и писать! ·
— Бу-Али,- удивился падишах,- город Кашан находится очень далеко отсюда, на расстоянии двадцати фарсангов. Как же это может быть, что шум и стук медников Кашана мешают тебе читать и заниматься?
Бу-Али начал уверять падишаха, что это так.
— Хорошо,- сказал тогда падишах,- я отдам приказ, чтобы медники города Кашана не работали ночами. Пусть они стучат и звенят только днем!
Сказал это падишах и послал приказ в Кашан. Но в приказе было сказано, чтобы на следующей неделе медники Кашана работали как раз не днем, а ночами.
Медники поступили так, как было сказано.
На следующий день Бу-Али с криками и воплями прибежал к падишаху и начал жаловаться:
— Ты же обещал, что прикажешь медникам Кашана не работать по ночам. Но на этой неделе они опять не дали мне заниматься и читать. Всю ночь я не спал!
У слышал это падишах и остолбенел от удивления. Он, наконец, убедился, что у Бу-Али и в самом деле необыкновенный слух. Затем он послал новый приказ в Кашан и запретил медникам работать ночами.

Лев и обезьяна

Лев и обезьяна

Сказка амхара, Эфиопия

Повстречались лев и обезьяна. Льву понравились шерсть и манеры обезьяны, и он решил подружиться с ней. Подошел он к обезьяне и взял ее за руку. А обезьяна перепугалась и говорит ему:
— Что вы, мой господин! Я слабая. У меня нет сил. Не жмите так мою руку!
— Ах, так ты решила помериться со мной силами! — сказал лев и, разорвав обезьяну на части, съел ее.
Так рассказывают.
Когда имеешь дело с сильным, не показывай, что боишься его, а не то горе тебе!

Два козла

Два козла

Сказка амхара, Эфиопия

На перевале, на вершине горы, встретились два козла. Перевал был узким, и они не могли там разминуться. Повернуть назад также было невозможно, и они очень перепугались. Вверх нельзя было подняться из-за того, что гора была очень крутой, вниз невозможно было спуститься из-за отвесного ската.
Так эти козлы вот что сделали: один из них осторожно прижался к склону и лег на землю, а другой осторожно и спокойно перешагнул через своего друга и последовал дальше. После этого они как ни в чем не бывало, прыгая с камня на камень, добрались до горных лугов и стали щипать траву.
Два других козла также поднимались в гору и встретились у гордой речки. В том месте через речку было перекинуто бревно, по которому можно было перейти с одного берега на другой. Спесивые козлы стояли на бревне, не желая уступить друг другу дорогу, и спорили между собой. Наконец они сцепились и, сорвавшись с бревна, полетели в воду. Но и в воде они продолжали драться, пока оба не утонули.
Уступи они друг другу дорогу — остались бы живы.

Они погибли потому, что не было согласия

Они погибли потому, что не было согласия

Сказка амхара, Эфиопия

Вошь, блоха и клоп подружились и отправились в путь. Дорога их лежала через пустыню, и всех троих мучила жажда. Но вот вдали показался родник. Один человек дал им калебасу, и они решили пойти и набрать в нее воды. Однако каждый из них боялся пойти, и они начали спорить, кому пойти за водой.
Вначале решили, что пойдет блоха. Тогда блоха сказала:
— Вы знаете, какая я игривая. Когда я стану прыгать, калебаса разобьется и я только опозорюсь.
Тогда решили, что пойдет вошь, но та сказала:
— Ни в коем случае! При моей медлительности я не только сегодня, но и завтра не дойду до родника. Лучше, если вместо меня пойдет клоп.
Клоп подумал немного, поразмыслил и говорит:
— Где уж мне, вонючему, в такую жару добраться до родника! Я же умру от теплового удара!
Так они спорили, спорили и в конце концов все умерли от жажды.
Какая польза от споров! Не лучше ли, оставив в стороне разногласия, дружно взяться за дело?

Братец Куст

Братец Куст

Бразильская сказка

Как-то раз, неизвестно из-за чего, вышла у обезьяны с ягуаром ссора. С той поры ягуар только и мечтал расправиться с обезьяной, но та не очень-то попадалась ему на глаза.
Тут наступила засуха, и пересохли вокруг все ручьи и реки.
«Ага, — обрадовался ягуар, — теперь обезьяна от меня не уйдет!»
Он отправился к единственному ручейку, где вода еще не совсем высохла — туда все звери теперь сходились на водопой, — притаился неподалеку и стал поджидать обезьяну. Пришла обезьяна напиться и только чудом спаслась от ягуаровых когтей. До смерти напугалась обезьяна и стала думать, как бы ей избавиться от ягуара. Вдруг видит она, едет крестьянин и везет тыквы с медом. Залезла обезьяна в повозку, вымазалась медом с ног до головы, а потом вывалялась в куче листьев и пошла проказничать по свету. Вскоре среди зверей пронесся слух, что появился новый зверь и зовут его Братец Куст. А обезьяна тем временем напилась воды, и никто ее не тронул. Ягуар только спросил ее, кто она такая. А обезьяна ему отвечает:

Я — Братец Куст, я — Братец Куст.
Едва я из ручья напьюсь,
Как на глазах переменюсь.

И в самом деле, опали с обезьяны все листья, а вместе с листьями и все волосы у нее вылезли. Пришла обезьяна напиться, и опять ее спрашивают звери, кто она такая.
А она им отвечает:

Я — голый Куст, я — голый Куст,
Едва я из ручья напьюсь,
Как на глазах переменюсь…
И я здесь был,
И воду пил,
И всех перехитрил!

Уж было тут хохоту среди зверей! А обезьяна напилась себе и ушла, довольная.

Курица, петух и лиса

Курица, петух и лиса

Албанская сказка

Жили-были петух с курицей. Случился в тех местах неурожай, и пришлось петуху с курицей туго.
— Что за жизнь, — жаловались они друг другу. — Сколько раз нужно наклоняться, лапами землю разгребать, чтобы найти одно-единственное зернышко!
Решили петух с курицей переселиться куда-нибудь в другое место, к примеру, в Призрен, где в тот год выдался хороший урожай. Думать долго не стали, собрались и отправились в путь.
Шли, шли и по дороге у Моста Проклятий повстречали лису.
— Куда это вы направляетесь? — удивилась лиса.
— Мы идем в Призрен, — с достоинством ответил петух.
— Зачем? — спросила лиса.
— Надоело нам по сто раз нагибаться, чтобы одно зернышко найти, а в Призрене, говорят, в этом году хороший урожай. Лучше мы будем жить в Призрене.
— Ну, если там хороший урожай, и я пойду с вами, — решила лиса.
— Нет, тебе нельзя идти с нами, — возразил петух.
— Почему же?
— Потому что ты нас съешь.
Лиса сказала:
— Нет, если вы не будете нарушать законы, я вас никогда не съем.
Дальше они отправились вместе. Шли, шли, лиса и спрашивает:
— Петух, взгляни-ка на часы, сколько сейчас времени, не пора ли обедать?
— У меня нет часов, — ответил петух.
Лиса чуть не подскочила от изумления:
— Что-о?! У тебя нет часов? Откуда же ты знаешь, когда надо петь по утрам? Люди слышат, как ты поешь, просыпаются, омывают руки и ноги перед молитвой, готовят еду, завтракают, идут работать, и все только потому, что ты поднял их своим пением! Как же ты смеешь беспокоить и вводить в заблуждение людей, если не знаешь, сколько времени и когда надо петь? Нет, это не годится. Ты нарушаешь закон.
Лиса бросилась на петуха, схватила его и съела.
Курица перепугалась, заметалась, закудахтала.
— Да перестань ты, — сказала ей лиса. — Уши разболелись от твоего кудахтанья. Можешь не беспокоиться, ты мне вообще не нужна. Тебя я не трону, а петух нарушил закон.
И снова пошли они вместе. Немного не доходя до Призрена лиса и говорит:
— Курица, а курица!
— Квох! — отозвалась та.
— Почем сейчас на базаре куриные яйца? Дают за одно яйцо пятьдесят грошей?
— Не-ет, — огорченно ответила курица.
— А сколько дают?
— Когда два, когда четыре гроша.
— Ай-ай-ай, — сказала лиса. — И чтобы принести яйцо, цена которому всего-то два гроша, ты кудахчешь так, что слышно на другом конце деревни? Я вот, например, каждый год приношу по два-три детеныша. Лисья шкура, сама знаешь, стоит лиру золотом. Но я сижу тихонько в своей норе, никто моего и голоса не слышит, когда я рожаю лисенка. Ты же скольких людей беспокоишь и лишаешь сна своим кудахтаньем — и все из-за чего? Из-за каких-то двух грошей! Ты нарушаешь закон, курица, — заключила лиса.
С этими словами она бросилась на курицу, съела ее и убежала в горы.