Лев и обезьяна

Лев и обезьяна

Сказка амхара, Эфиопия

Повстречались лев и обезьяна. Льву понравились шерсть и манеры обезьяны, и он решил подружиться с ней. Подошел он к обезьяне и взял ее за руку. А обезьяна перепугалась и говорит ему:
— Что вы, мой господин! Я слабая. У меня нет сил. Не жмите так мою руку!
— Ах, так ты решила помериться со мной силами! — сказал лев и, разорвав обезьяну на части, съел ее.
Так рассказывают.
Когда имеешь дело с сильным, не показывай, что боишься его, а не то горе тебе!

Два козла

Два козла

Сказка амхара, Эфиопия

На перевале, на вершине горы, встретились два козла. Перевал был узким, и они не могли там разминуться. Повернуть назад также было невозможно, и они очень перепугались. Вверх нельзя было подняться из-за того, что гора была очень крутой, вниз невозможно было спуститься из-за отвесного ската.
Так эти козлы вот что сделали: один из них осторожно прижался к склону и лег на землю, а другой осторожно и спокойно перешагнул через своего друга и последовал дальше. После этого они как ни в чем не бывало, прыгая с камня на камень, добрались до горных лугов и стали щипать траву.
Два других козла также поднимались в гору и встретились у гордой речки. В том месте через речку было перекинуто бревно, по которому можно было перейти с одного берега на другой. Спесивые козлы стояли на бревне, не желая уступить друг другу дорогу, и спорили между собой. Наконец они сцепились и, сорвавшись с бревна, полетели в воду. Но и в воде они продолжали драться, пока оба не утонули.
Уступи они друг другу дорогу — остались бы живы.

Они погибли потому, что не было согласия

Они погибли потому, что не было согласия

Сказка амхара, Эфиопия

Вошь, блоха и клоп подружились и отправились в путь. Дорога их лежала через пустыню, и всех троих мучила жажда. Но вот вдали показался родник. Один человек дал им калебасу, и они решили пойти и набрать в нее воды. Однако каждый из них боялся пойти, и они начали спорить, кому пойти за водой.
Вначале решили, что пойдет блоха. Тогда блоха сказала:
— Вы знаете, какая я игривая. Когда я стану прыгать, калебаса разобьется и я только опозорюсь.
Тогда решили, что пойдет вошь, но та сказала:
— Ни в коем случае! При моей медлительности я не только сегодня, но и завтра не дойду до родника. Лучше, если вместо меня пойдет клоп.
Клоп подумал немного, поразмыслил и говорит:
— Где уж мне, вонючему, в такую жару добраться до родника! Я же умру от теплового удара!
Так они спорили, спорили и в конце концов все умерли от жажды.
Какая польза от споров! Не лучше ли, оставив в стороне разногласия, дружно взяться за дело?

Братец Куст

Братец Куст

Бразильская сказка

Как-то раз, неизвестно из-за чего, вышла у обезьяны с ягуаром ссора. С той поры ягуар только и мечтал расправиться с обезьяной, но та не очень-то попадалась ему на глаза.
Тут наступила засуха, и пересохли вокруг все ручьи и реки.
«Ага, — обрадовался ягуар, — теперь обезьяна от меня не уйдет!»
Он отправился к единственному ручейку, где вода еще не совсем высохла — туда все звери теперь сходились на водопой, — притаился неподалеку и стал поджидать обезьяну. Пришла обезьяна напиться и только чудом спаслась от ягуаровых когтей. До смерти напугалась обезьяна и стала думать, как бы ей избавиться от ягуара. Вдруг видит она, едет крестьянин и везет тыквы с медом. Залезла обезьяна в повозку, вымазалась медом с ног до головы, а потом вывалялась в куче листьев и пошла проказничать по свету. Вскоре среди зверей пронесся слух, что появился новый зверь и зовут его Братец Куст. А обезьяна тем временем напилась воды, и никто ее не тронул. Ягуар только спросил ее, кто она такая. А обезьяна ему отвечает:

Я — Братец Куст, я — Братец Куст.
Едва я из ручья напьюсь,
Как на глазах переменюсь.

И в самом деле, опали с обезьяны все листья, а вместе с листьями и все волосы у нее вылезли. Пришла обезьяна напиться, и опять ее спрашивают звери, кто она такая.
А она им отвечает:

Я — голый Куст, я — голый Куст,
Едва я из ручья напьюсь,
Как на глазах переменюсь…
И я здесь был,
И воду пил,
И всех перехитрил!

Уж было тут хохоту среди зверей! А обезьяна напилась себе и ушла, довольная.

Курица, петух и лиса

Курица, петух и лиса

Албанская сказка

Жили-были петух с курицей. Случился в тех местах неурожай, и пришлось петуху с курицей туго.
— Что за жизнь, — жаловались они друг другу. — Сколько раз нужно наклоняться, лапами землю разгребать, чтобы найти одно-единственное зернышко!
Решили петух с курицей переселиться куда-нибудь в другое место, к примеру, в Призрен, где в тот год выдался хороший урожай. Думать долго не стали, собрались и отправились в путь.
Шли, шли и по дороге у Моста Проклятий повстречали лису.
— Куда это вы направляетесь? — удивилась лиса.
— Мы идем в Призрен, — с достоинством ответил петух.
— Зачем? — спросила лиса.
— Надоело нам по сто раз нагибаться, чтобы одно зернышко найти, а в Призрене, говорят, в этом году хороший урожай. Лучше мы будем жить в Призрене.
— Ну, если там хороший урожай, и я пойду с вами, — решила лиса.
— Нет, тебе нельзя идти с нами, — возразил петух.
— Почему же?
— Потому что ты нас съешь.
Лиса сказала:
— Нет, если вы не будете нарушать законы, я вас никогда не съем.
Дальше они отправились вместе. Шли, шли, лиса и спрашивает:
— Петух, взгляни-ка на часы, сколько сейчас времени, не пора ли обедать?
— У меня нет часов, — ответил петух.
Лиса чуть не подскочила от изумления:
— Что-о?! У тебя нет часов? Откуда же ты знаешь, когда надо петь по утрам? Люди слышат, как ты поешь, просыпаются, омывают руки и ноги перед молитвой, готовят еду, завтракают, идут работать, и все только потому, что ты поднял их своим пением! Как же ты смеешь беспокоить и вводить в заблуждение людей, если не знаешь, сколько времени и когда надо петь? Нет, это не годится. Ты нарушаешь закон.
Лиса бросилась на петуха, схватила его и съела.
Курица перепугалась, заметалась, закудахтала.
— Да перестань ты, — сказала ей лиса. — Уши разболелись от твоего кудахтанья. Можешь не беспокоиться, ты мне вообще не нужна. Тебя я не трону, а петух нарушил закон.
И снова пошли они вместе. Немного не доходя до Призрена лиса и говорит:
— Курица, а курица!
— Квох! — отозвалась та.
— Почем сейчас на базаре куриные яйца? Дают за одно яйцо пятьдесят грошей?
— Не-ет, — огорченно ответила курица.
— А сколько дают?
— Когда два, когда четыре гроша.
— Ай-ай-ай, — сказала лиса. — И чтобы принести яйцо, цена которому всего-то два гроша, ты кудахчешь так, что слышно на другом конце деревни? Я вот, например, каждый год приношу по два-три детеныша. Лисья шкура, сама знаешь, стоит лиру золотом. Но я сижу тихонько в своей норе, никто моего и голоса не слышит, когда я рожаю лисенка. Ты же скольких людей беспокоишь и лишаешь сна своим кудахтаньем — и все из-за чего? Из-за каких-то двух грошей! Ты нарушаешь закон, курица, — заключила лиса.
С этими словами она бросилась на курицу, съела ее и убежала в горы.

Волк и кобылица

Волк и кобылица

Албанская сказка

— Вот это да-а! — сказал волк, зевая. — Поздно же я сегодня проснулся!
Он встал, размялся и добавил:
— И ноги меня едва держат. Совсем отощал. Но чтобы поймать кого-нибудь, сил у меня еще хватит.
И волк отправился на охоту. Бегал, бегал и, наконец, увидел под высоким навесом от солнца молодую кобылицу.
Волк бросился к ней.
— Как хорошо, что я тебя встретил, кобылица!
— Добро пожаловать в наши края, волк!
— Я очень проголодался и собираюсь пообедать, — сказал волк. — Поэтому без дальних слов я сейчас тебя съем. Ты уж прости меня, что так получается, но больше мне, право, съесть некого.
— Бог простит, — смиренно ответила кобылица. — Но прежде, чем я распрощаюсь с жизнью, послушай, любезный волк, что я тебе расскажу. Ровно неделю назад занозила я ногу: какая-то колючка впилась в копыто и причиняет мне такие страдания, что просто ужас. Глаза на лоб лезут от боли. Поэтому очень прошу тебя, вытащи ты эту колючку, прежде чем съешь меня.
— Это мне не составит никакого труда, — похвалился волк. — Ты мне только покажи, в каком копыте у тебя сидит эта колючка.
Кобыла приподняла заднюю ногу, а когда волк подошел, со всего маху ударила его копытом по спине. Волк без чувств повалился на землю.
— Ох-ох! — застонал он, едва приходя в себя. — Видно, конец мне пришел! Что же это я, у своего отца любимый сын-разбойник да у своего дедушки любимый внук-живодер, так оплошал? Зачем мне понадобилось рассматривать у кобылы копыто, словно я кузнец, а не волк? И что заработал, кроме затрещины? Ох-ох!
Недалеко от этого места крестьянин в лесу рубил дрова. Он услышал стоны и причитания волка и поспешил посмотреть, не случилось ли чего-нибудь плохого с его кобылицей. Увидев волка, корчившегося на земле от боли, он добил его, ободрал шкуру, а потом опять отправился в лес рубить дрова.

Комар-хвастун

Комар-хвастун

Кабардинская сказка

Когда в лесу наступает ночь, все звери и птицы засыпают в своих норах и гнёздах. Никто не нарушит тишины до тех пор, пока первый луч солнца не проникнет сквозь листву.
Однажды, когда всё утихло в лесу, вдруг раздался грозный рёв, словно гром грянул среди ночи.
Что случилось?
Это спросонья зарычал Лев — плохой сон приснился ему.
Испуганные звери повыскакивали из своих нор, птицы вспорхнули с насиженных мест.
Проснулся и Комар. Досадно стало ему, что Лев нарушил его сладкий сон. И решил Комар отомстить Льву. Точит он свой хоботок, а сам приговаривает, похваляется:
— Лучше бы этому Льву не попадаться мне на глаза, а то плохо ему будет!
Услышал Лев эти слова, в ярость пришёл:
— Мне, царю зверей, грозит какой-то Комаришка! Да я его раздавлю, он и пикнуть не успеет!
Взвился Комар, расправил крылышки и впился прямо в нос Льву.
Завыл Лев от боли. Он и катался по земле, и царапал когтями нос, а Комар цел-невредим. Ещё пуще жалит.
— Пусти меня, сдаюсь, ты осилил меня! — заревел Лев.
Отпустил Комар могучего Льва и полетел по лесу хвастать всем о своей победе.
— Я сильнее самого царя зверей — Льва! — трубил он. — Никому не одолеть меня.
И совсем забыл Комар-хвастун о Пауке.
Расхвастался Комар, загордился. Закружилась у него от радости голова, и залетел он прямо в сеть к Пауку. Тут и пришёл конец Комару-хвастуну.

Священник-вор и вдова

Священник-вор и вдова

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Украл один священник у вдовы корову и привязал ее в хлеву. И вдова узнала и говорит священнику: «Батюшка, настал мой смертный час, пойдем в хлев, исповедуюсь я в своих грехах». И тогда отвел священник корову в дом, а оттуда — в церковь. И сказала: «Батюшка, исповедоваться перед смертью следует в церкви». И священник впустил корову на алтарь и спустил занавес. Когда вошли они в церковь и сели, отодвинула вдова занавес и говорит корове: «О, мерзкая, я думала, ты корова, но кто, скажи мне, сделал тебя ныне служительницей церкви?»

Мышонок и сопка

Мышонок и сопка

Эскимосская сказка

Так, говорят, было. В конце чаплинской косы, за озером, не было раньше никакой сопки. И вдруг появилась. Назвали люди эту сопку Афсынахак — Мышонок. А произошло все вот как. Однажды маленький афсынахак — мышонок призадумался: «Почему про людей сказки рассказывают и песни поют, а про наше мышиное племя ничего хорошего не услышишь? Люди богатырями бывают, колдунами, храбрыми охотниками, бегунами, прыгунами. А мыши не бывают. Что надо сделать, чтобы про меня и про мой мышиный род слава среди людей пошла? А ну-ка перегрызу я это высоченное дерево, взвалю на спину да подниму на верхушку сопки. Пусть люди увидят наконец мышиного богатыря!»
И начал мышонок перегрызать дерево, начал раскачивать его из стороны в сторону. Только дерево никак не падает. Еще яростнее стал грызть, покачнулось дерево и упало. Обрадовался было мышонок, да увидел, что не дерево он повалил, а высокую травинку. Стыдно стало мышонку, неловко. Он подумал: «Хорошо, что соседи не видели, а то засмеяли бы! Но что же мне такое сделать, чтобы весь мир удивить?» И вот побежал он по тундре, а перед ним большущее озеро. Мышонок подумал: «Вот переплыву через это озеро, сяду на другом берегу, буду сушить свою кухлянку, штаны и торбаза. Увидят меня люди и скажут: «Вот так пловец! Какое озеро переплыл!» Будут обо мне сказки рассказывать и песни петь».
И вот поплыл мышонок через озеро, чуть посредине не утонул. Еле-еле до другого берега доплыл, стал одежду сушить. Сидит на камешке, видит — человек идет. Идет и следы на сырой земле оставляет, а на месте каждого следа большое озеро появляется. «Вот, оказывается, через какое озеро я переплыл», — подумал мышонок, и так ему обидно стало, что такой он маленький!
Надел мышонок непросохшую одежду и отправился к круглой сопке. Остановился перед сопкой, вспомнил свои неудачи, да так рассердился, что чуть не заплакал. Подбежал тут мышонок к сопке, взвалил ее сгоряча на спину и понес в северную сторону. Нес, нее, устал. Посмотрел вперед, а там поселок Тыфляк виднеется. Мышонок подумал: «Зайду в Тыфляк, передохну. Увидят меня люди и скажут: «Ого, какой богатырь, сопку принес!» Будут обо мне сказки рассказывать и песни петь!» Тряхнул мышонок сопку, чтобы удобнее нести. От сотрясения отвалился от сопки камешек да и угодил мышонку в голову. Присел мышонок от боли, силы потерял. Тут его сопка и придавила. С тех пор эскимосы называют эту сопку Афсынахак — Мышонок. Все. Конец.

Студент Тан и бесовские проделки

Студент Тан и бесовские проделки

«Заметки из хижины «Великое в малом»» Цзи Юня

Студент Тан из Хэцзяни любил всякие шутки и розыгрыши. Еще и до сих пор местные жители передают рассказы о его проделках.
Был один учитель, который любил разглагольствовать о том, что бесов на свете не бывает. Как-то раз он сказал:
— Говорят, что Юань Чжаню повстречался бес, а было ли такое на самом деле? Может, это просто бредни буддистов?
Той же ночью Тан кинул мокрую землю в окно этого учителя и начал стучать в его дверь.
— Кто там? — дрожащим голосом спросил учитель.
Тан ответил:
— Я — врожденные способности сил Света и Тьмы.
Испугавшись так, что руки и ноги у него задрожали, учитель заставил двух своих младших братьев остаться с ним до рассвета. Измученный бессонной ночью, он не поднялся на следующий день с постели и на расспросы друзей, пришедших проведать его, только отвечал со стоном:
— Нечистая сила одолела.
Те понимали, что это проделки Тана, и от души веселились. Однако с этих пор нечистая сила расходилась вовсю: стала швыряться камнями, черепицей, дергать двери и окна, не пропуская ни одной ночи. Вначале думали, что это снова приходит Тан, но потом проследили, и оказалось, что это действительно бес. Справиться с ним не было никакой возможности, и учителю пришлось покинуть свой дом.
После первого пережитого им страха учитель устыдился, тут-то дух его совершенно ослаб, и нечисть, воспользовавшись этой слабостью, овладела учителем. Разве не в этом кроется секрет власти духов над человеком?