Сказка об уже

Сказка об уже

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Бедная сиротка сидела у городской стены и пряла, и вдруг увидела, как уж выполз из одного отверстия в стене.
Она тотчас разостлала свой голубой шелковый платочек около себя, а ужи этот цвет очень любят да на него только и идут.
Как только уж это увидел, сейчас повернул к своей щели, опять выполз из нее и принес маленькую золотую коронку, положил на платок и опять уполз.
Девочка забрала ту коронку, сплетенную из тонкой золотой проволоки, чтобы любоваться блеском ее.
Вскоре после того уж и еще раз выполз; но, увидев, что коронки уже нет на платке, он всполз на стену и до тех пор бился изо всех сил о стену головою, пока не упал со стены мертвый.
Кабы девочка на ту коронку не польстилась, уж, вероятно, еще более натаскал бы ей сокровищ из своей норы.

Заяц и ёж

Заяц и ёж

Албанская сказка

Когда-то в давние времена заяц вел себя очень заносчиво и высокомерно и держался так, словно он храбрее всех на свете.
Больше других зверей он досаждал ежу. Где бы заяц ни встретил ежа, на лугу, в лесу или на краю деревни, у садов и огородов, он обязательно начинал насмешничать и дразнить его.
Бедный еж очень его боялся. Еще издали завидев обидчика, он спешил юркнуть в какую-нибудь нору или сворачивался в клубок и лежал так до тех пор, пока заяц не оставлял его в покое.
Однажды еж и заяц неожиданно столкнулись на тропинке в лесу нос к носу и опешили от изумления.
Перепуганный еж быстро пришел в себя и заговорил с зайцем льстиво и подобострастно, боясь его рассердить:
— Ах, какая у вас прекрасная шерстка, господин заяц! Какая пушистая, красивая и мягкая!
— Удивительно, как быстро ты разглядел, что шерстка у меня мягкая, — ответил заяц. — А интересно, знаешь ли ты, что характер у меня еще мягче?
— Да-а? Вот как, — удивился еж. — Нет, этого я не знал. Теперь буду знать. И уж, конечно, больше не буду тебя бояться.
С тех пор еж действительно совсем перестал бояться зайца и сам начал его преследовать. Как только завидит косого, так и старается подбежать, прижать его где-нибудь и хорошенько уколоть.
А заяц с тех пор перестал над ним насмешничать.
Так всегда бывает: важен характер, а не внешний вид.

Уж-ужок, иди ко мне

Уж-ужок, иди ко мне

Немецкая сказка («Детские и домашние сказки» братьев Гримм)

Малое дитятко получало каждый день от матери блюдце молока со сдобными крошками и всегда выносило свое блюдце во двор. Когда же дитя начинало кушать, то из стенной щели выползал домовый уж, опускал свою головку в молоко и питался вместе с дитятей. Это дитяте нравилось, и когда случалось, что уж не тотчас являлся разделить скромную трапезу, дитя его начинало так выкликать:

Уж-ужок, иди ко мне,
Вылезай из щели,
Чтобы блюдце молочка
Мы скорее съели.

Тогда уж вылезал поспешно и принимался за молоко. В благодарность за это он приносил для ребенка из своей скрытой казны всякие хорошие вещи — блестящие камешки, жемчуг и золотые игрушки. Но питался уж только молоком, а к крошкам и не притрагивался.
Вот однажды дитя взяло в руки ложечку, легонько ударило ужа по головке и сказало: «Ты должен и крошки есть».
Мать тем временем стояла на кухне, услышала, что дитя с кем-то говорит и, увидев, что оно бьет ужа по головке, выскочила из кухни с поленом и пришибла бедного ужа насмерть.
С того времени в ребенке произошла какая-то перемена. Пока уж ел с ним из одного блюдца, ребенок и вырос, и окреп, а тут вдруг побледнел и стал хиреть.
Немного спустя не к добру стала завывать над домом ночная птица, а красношейка стала собирать листочки и веточки для могильного веночка — и вскоре после того ребенок уж лежал в гробу.

Белые люди

Белые люди

Советская детская страшилка

Было это в Париже. На город опустился белый туман, и из него вышли белые люди. Они стали убивать обычных людей. Полиция долго их выслеживала и, наконец, обнаружила дом, в котором они находились. Полиция окружила дом, и когда один из белых людей вышел на улицу, в него полетели пули. Но пули не причиняли ему ни малейшего вреда, и полицейские разбежались. Прошло несколько дней. Людей в городе становилось все меньше и меньше. Однажды один из полицейских увидел, что белый человек зашел в подъезд какого-то дома. Он ринулся следом и столкнулся с ним лицом к лицу. Смельчак, не раздумывая, сдернул с врага маску. Белый человек покачнулся и упал замертво. Это была победа. Через час все оставшиеся в живых узнали, как надо расправляться с убийцами. Белые люди бежали и прятались, но все еще продолжали убивать неосторожных.
Однажды, когда полицейские выслеживали группу беглецов, они увидели с ними старуху. Старуха пошла в одну сторону, а беглецы в другую. Полицейские разделились: один пошел за старухой. Заметив, что за ней следят, старуха прибавила шагу. Вдруг земля раздвинулась, и старуха провалилась туда. Полицейский прыгнул следом. Старуха исчезла бесследно, но перед ним открылось чудовищное зрелище: кругом лежали трупы людей, набитые золотом. Полицейский отнес одну золотую монету на экспертизу. И выяснилось, что если бросить монету, из нее появляется множество белых людей. Когда полицейские приехали обратно, трещины на месте не оказалось. Стали рыть в этом месте землю, но ничего не нашли. Куда делось золото, никто не знает.

Паук и жук

Паук и жук

Албанская сказка

Пришел однажды паук к жуку в гости. Жук встретил его хорошо и угостил, чем мог. Они долго сидели и беседовали, а когда наступил вечер и пришла пора ложиться спать, паук сказал:
— Страшно мне здесь ночевать одному, место незнакомое, чужое. Не мог бы ты лечь поблизости?
Жук согласился и устроился на ночлег рядом с пауком. Вскоре он уже спал, а паук, как это у пауков принято, начал плести паутину. Постепенно он обмотал ею гостеприимного хозяина с ног до головы. К утру того и видно не стало. Теперь на месте жука лежал комочек серой паутины.
Проснувшись поутру, жук увидел, что он весь связан и перевязан крепкими нитями паутины. Он страшно всполошился и стал звать на помощь:
— Ой-ой, помоги мне, паук, освободи меня, распусти эту паутину!
Но паук ему ответил:
— Очень сожалею, но это невозможно. Я умею только сплетать паутину, а расплетать ее не умею.

Поездка на ярмарку из Хёльмёлы

Поездка на ярмарку

Финская сказка

Как-то раз крестьяне из деревни Хёльмёлы поехали в город. Дорога длинная, вот и остановились они на ночлег в одном доме. Распрягли и накормили лошадей, а чтобы утром ничего не перепутать — жители Хёльмёлы всегда были очень забывчивы, — поставили сани оглоблями в сторону города.
Случилось тут идти мимо прохожему. Вот он шутки ради и развернул сани в обратную сторону.
Утром проснулись крестьяне, запрягли лошадей и торопливо отправились в путь.
Едут, едут, далеко уж вроде отъехали. Вдруг один старик и говорит:
— Смотрите, никак, мы вчера здесь проезжали.
— Много на земле есть мест, похожих друг на друга, — отвечают ему.
Въехали мужики в деревню, старик как закричит:
— Деревня-то совсем как наша.
— Все деревни одинаковые, — раздалось в ответ.
А старик опять кричит:
— Уж не мой ли это дом?
— Да ты что?! — засмеялся кто-то. — Твой-то дом ох как далеко сейчас.
А жена старика, услышав голос своего мужа, вышла из дому.
— Да это вроде бы моя жена, — оторопел старик.
Подбежала старуха к саням, поняли все: да ведь и вправду в родную деревню приехали!
Очень все удивились!

Гиена и осел

Гиена и осел

Сказка амхара (Эфиопия)

Гиена и осел, томимые жаждой, спустились к роке. Гиена, у которой пересохло в глотке, не хотела есть до тех пор, пока не напьется. Когда они достигли реки, гиена расположилась выше по течению, а осел — ниже. Утолив жажду, гиена сказала с гневом:
— Что ты мутишь воду и не даешь напиться?
— Но ведь вода течет вниз, в мою сторону, а не в твою,— ответил осел.
— Heт, она течет вверх, в мою сторону,— упорствовала гиена.
— О, гиена! — воскликнул тогда осел.— Коль ты решила съесть меня, то ешь и не ищи предлога.

О трех быках

О трех быках

Сказка амхара (Эфиопия)

Жили-были три быка: черный, рыжий и белый. Изнуренные тяжелым трудом в поле, они решили уйти от своего хозяина в саванну, туда, где есть сочная трава и родники. Долго и привольно жили они в саванне, защищаясь от диких зверей. Тело у них стало гладким, рога острыми, как копье, а в быстроте и ловкости они не уступали лесным зверям. Чтобы лучше защищаться от хищников, они все делали по очереди. Охраняя друг друга, они ели траву, пили воду, спали или отдыхали.
Однажды быков увидел лев. Испугавшись их крепких рогов и ловкости, он мирно приблизился к ним и, сделав вид будто хочет помочь им советом, сказал:
— Я спускался сейчас по этому откосу и принял белого быка за белую палатку, рыжего — за шэмму, а черного — за черную палатку. Поэтому, если бы ты, белый, отправился туда, где на белой земле растет белая трава и белые деревья, ты был бы похож на них. А тебе, черный, лучше было бы пастись там, где на черной земле растет сочная черная трава, где растут черные
деревья с черными листьями: ты слился бы с ними. Тебе же, рыжий, лучше будет там, где на рыжей земле растут рыжие цветы, рыжая трава и рыжие деревья. Для вашей безопасности ничего лучшего и не придумаешь.
После этого хитрого совета лев сказал им, куда надо идти.
Поверив ему, обманутые быки пошли туда, куда их направил лев. А лев, когда увидел, что быки разошлись в разные стороны, устроил засаду и растерзал их по одному. Так рассказывают.
Прежде чем следовать совету, надо узнать, кто тебе советует: друг или враг.

Собака и лошадь

Собака и лошадь

Сказка амхара (Эфиопия)

Встретились как-то собака и лошадь и стали рассказывать друг другу о своей жизни.
Сначала стала рассказывать лошадь:
— У меня тяжелая жизнь. В сезон дождей я весь день провожу в поисках травы. А вечером, возвратившись в хлев, стою всю ночь в грязи. Хозяин накосит сырой травы, принесет и бросит ее мне. От того, что внутри душно, трава начинает гнить и издавать дурной запах, но когда мне хочется есть, я поедаю ее. Когда же наступает сухой сезон, я начинаю возить грузы из долины в горы и наоборот, пока не сотру себе кожу на спине. И так весь сухой сезон я тружусь, изнемогая от усталости. Вот почему я сказала, что у меня тяжелая жизнь. Ну, а теперь ты расскажи о своей жизни.
Тогда стала рассказывать собака:
— Что касается меня, то всякий раз, как только подадут есть моему хозяину, он дает есть и мне. Моя обязанность следовать за хозяином и сторожить дом. А ем я то, что остается после моего хозяина. Когда же мне не хватает и я чувствую, что не наелась, я бегу к реке и там обгладываю кости умерших ослов и лошадей.
— Ой-ой-ой! — закричала лошадь, как только речь зашла о лошадиных костях.
Так рассказывают.
Если в конце рассказа, который ты собираешься начать, есть что-то, что может обидеть собеседника, то лучше не начинать такой рассказ.

Как Ходжа Насреддин наказал судью

Как Ходжа Насреддин наказал судью

Турецкая сказка

Один человек ударил Ходжу Насреддина по затылку. Когда Ходжа, обернувшись, взглянул на обидчика, тот заметил: «Извините, я принял вас за своего близкого друга».
Но Ходжа схватил его и, притащив в суд, стал жаловаться на него кази. А тот человек был в приятельских отношениях с кази. Кази подозвал ответчика и сказал Ходже: «Ударь его, и вы квиты». Но Ходжа не соглашался. «Коли так,— сказал кази,— я присуждаю в твою пользу одно акча».— «Ну,— обратился он к ответчику,— принеси штраф в размере одного акча, дадим
 Ходже удовлетворение». Таким способом судья дал возможность ответчику улизнуть.
Ходжа прождал его несколько часов, и когда понял,
 что судья спровадил обидчика, он воспользовался рассеянностью судьи и, воскликнув: «О ты, всепрощающий!»— закатил судье здоровенную плюху. «Больше 
мне некогда ждать,— сказал он судье,— а то акча, что
ты мне присудил, получи с него сам». И пошел своей
 дорогой.