Ганвивирис

Новогебридская сказка

Все, что здесь рассказывается про Ро Сом и Ганвивириса, случилось не так давно. Ганвивириса видели еще дед моего отца и его друзья.
Ганвивирис был сиротой, родители его умерли, и он жил с братом матери. Дядя Ганвивириса совершенно не заботился о нем, и тот все еще оставался авлава в союзе Сукве.
Ганвивирис проводил время без забот, и, когда его звали работать, он постоянно отказывался. Все уходили вглубь острова на свои поля, а Ганвивирис отправлялся на берег и ловил рыбу. Так повторялось изо дня в день.
Однажды, когда все ушли работать, Ганвивирис взял свой лук и спустился к Нгереноу. Там с берега Ганвивирис заметил совсем близко от себя саума. Рыба медленно плыла, поворачиваясь из стороны в сторону. Ганвивирис достал стрелу с наконечником из казуарины и схватился за лук. Он натянул тетиву и тут услыхал чей-то голос:
— Пусти стрелу, пусти стрелу!
Ганвивирис подумал, что это кричит человек. Он опустил лук и стал осматриваться, но никого не увидел.
Тогда он снова приготовился выстрелить и опять услышал тот же голос. Ганвивирис вновь оглянулся, — ведь он все еще думал, что это человек. Он смотрел по сторонам снова и снова, но никого не видел.
В третий раз Ганвивирис натянул тетиву и опять услышал:
— Пусти стрелу, пусти!
На этот раз он выстрелил и попал в саума.
Ганвивирис прыгнул в воду, схватил рыбу за хвост и крепко прижал к себе. Но рыба забилась у него в руках и потащила его за собой. Потом рыба метнулась в сторону и оказалась вместе с Ганвивирисом в какой-то пещере. Ганвивирис закричал от страха, но в это время рыба обернулась женщиной и сказала:
— Не кричи! Я — Ро Сом, а это моё жилище. Изо дня в день я следила за тобой, когда ты приходил ловить рыбу. А сейчас я хочу оказать тебе услугу. Возвращайся домой и скажи дяде: «Вели своим женам сплести для меня десять мешков». Потом попроси, чтобы тебе сделали отдельное жилище, и вывеси возле него все мешки. И не забудь, что сегодня ты не должен ничего есть.
Ганвивирис выбрался из пещеры, вернулся в деревню и сказал дяде:
— Пусть все три твои жены сплетут для меня десять мешков.
— Тому, кто ничего не сажал, нечего собирать. А денег у тебя тоже нет. Так зачем же тебе мешки? — удивился дядя, но все-таки сказал своим женам:
— Сплетите десять мешков для Ганвивириса.
— Да стоит ли слушать его, авлава, у которого ничего нет! — откликнулись женщины.
Но муж велел им:
— Сплетите, потом узнаем, что все это значит и для чего ему мешки.
И женщины сплели мешки.
Ночью к Ганвивирису пришла Ро Сом и напомнила ему:
— Не забудь оставить мешки возле дома.
На следующий день Ганвивирис развесил мешки на стропилах. Поздно ночью он услышал скрип. Это скрипели стропила, гнущиеся под тяжестью мешков, наполненных деньгами.
Ганвивирис поднялся и в темноте ощупал мешки — все они были полны доверху.
Тут к нему подошла Ро Сом и сказала:
— Попроси у дяди одну жену для себя.
Наутро Ганвивирис попросил у дяди жену, и тот дал ему одну из своих трех жен.
Ганвивирис захотел получить очередной ранг в союзе Сукве и предложил своему дяде:
— Давай приготовим дров на послезавтра, чтобы сделать угощение в Сукве.
— Да у тебя же нет ни имущества, ни денег, чтобы сделать первый взнос в Сукве.
Тут Ганвивирис решил испытать дядю и сказал:
— А ты дай мне свинью и немного денег для начала.
— Ну нет, — ответил дядя.— Почему это я должен тебе отдать часть своего имущества? Ты же лентяй и никогда не сможешь вернуть мне его.
Но племянник настаивал:
— Давай приготовим дрова на послезавтра, а потом пойдем и подыщем для меня подходящее поле таро.
На следующий день они отправились вглубь острова, и, увидев большое поле, племянник сказал:
— Воткни в землю палако, пусть все видят, что поле занято. Тогда его никто не захватит.
— Ты хочешь забрать себе очень много земли. Чем же ты заплатишь за такое большое поле? — удивился дядя.
— Придется тебе дать мне денег, — ответил юноша.
— Нет, нет, я ничего не дам! — воскликнул дядя.
Когда дядя с племянником вернулись в деревню, там уже прослышали о затее Ганвивириса. Люди смеялись над юношей и говорили, что ему не по зубам получить ранг в Сукве.
Но на следующий день дядя с племянником нарубили дров, чтобы готовить угощение в Сукве, и Ганвивирис купил поле таро. Он заплатил за него очень большую цену — по десять снизок за каждый участок.
Дядя сказал ему:
— Таро обошлось тебе очень дорого, но все-таки ты настоял на своем. Теперь угощение людям обеспечено. Но ведь еще нужны деньги для взноса в Сукве. Где же ты возьмешь столько?
— Но ведь ты же дашь их мне, — ответил юноша. Но дядя вовсе не хотел давать ему свои деньги.
Потом юноша сказал:
— Надо будет принести завтра таро и наколоть миндаля для праздника. А твои дети пусть сучат веревки.
Жена и дети дяди сучили веревки, а жители деревни удивлялись:
— Веревки-то готовы, а где же свинья? Кого же Ганвивирис будет привязывать?
— Да, он бедняк. Я никогда не видел его имущества, — отвечал дядя.
Но вечером Ганвивирис привел четырех свиней и привязал их у деревни.
После этого Ганвивирис сразу получил два ранга в Сукве — авирик и кватагиав.
Ночью Ро Сом сказала Ганвивирису:
— Все свои ранги в Сукве ты можешь получить только здесь, в Квакеа. На Мота же ты не должен вступать в Сукве. Если ты не послушаешься меня, то умрешь.
В день, когда Ганвивирис получил очередной ранг в Сукве, он спросил у членов союза:
— Вы сможете возвратить мне все мои деньги?
— Мы все вернем тебе, когда ты раздашь нам имущество. Ведь иначе мы можем обеднеть, — ответили они.
Тогда Ганвивирис отвязал своих свиней-раве и двух кабанов, а потом вынес из дому мешки с деньгами. Все это он раздал жителям деревни. Увидев свиней-раве с их закрученными спиралью и сходящимися клыками, жители деревни очень удивились. Ведь они не знали, что их дала Ганвивирису Ро Сом.
Через пять дней люди снова нарубили дров, а на десятый день Ганвивирис купил ранги автагатага и луваиав. А еще через пять дней снова были приготовлены дрова, и на десятый Ганвивирис купил очередные ранги — тамасуриа и таваи-сукве.
А еще через пять дней он опять сказал:
— Давайте нарубим дров.
На десятый день Ганвивирис купил уже ранги тавасукве-лава и керепуэ.
Каждый раз Ганвивирису приходилось покупать угощение для Сукве. И он плыл для этого на Вануа-Лава и оставлял там много денег, а потом добирался до Мота и там тоже покупал все необходимое по высокой цене.
Так он все время продвигался в Сукве, пока не стал веметелоа.
Потом Ганвивирис захотел вступить в Сукве и на Мота.
Он отправился туда и построил дом в Тасмате, и люди снова рубили дрова и танцевали таквесара.
Ганвивирис назначил через десять дней саваэ и на десятый день приготовил растертый ямс. А во время саваэ он назначил через десять дней колеколе.
И на колеколе, когда звуки саваэ гремели подобно грому и пир был в разгаре, люди заметили женщину, идущую по склону, спускавшемуся от скалы. Она опиралась на копье, ее руки до локтей украшали браслеты из раковин, а на правой руке висел еще клык кабана. Лицо женщины было разрисовано красной глиной, а в волосах виднелись свиные хвосты.
Люди решили, что это высадились из лодки запоздавшие гости.
Но женщина была совсем одна. Она направилась прямо к дому Ганвивириса и скрылась из виду. Люди пошли узнать, кто это, но никого не нашли. Тогда они сказали Ганвивирису:
— Мы видели, как в твой дом вошла женщина с браслетами и клыками кабана на руках.
— Не рассказывайте об этом в деревне, — попросил Ганвивирис. Он поднялся и пошел домой, чтобы принести мешки с деньгами. Но дома он увидел, что все мешки пусты. Тогда он вышел к свиньям — все свиньи были мертвы. Теперь ему нечего было раздавать людям.
Когда стемнело, Ганвивирис уснул в своем доме. А ночью люди услышали его крик.
— Что с тобой? — спросили они.
— Что-то беспокоит меня, но я не понимаю, что это.
С этой ночи Ганвивирис стал чахнуть и на пятый день умер.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.