Ещё истории о детстве Насреддина

Ещё истории о детстве Насреддина

Турецкие анекдоты

Ходжа в учениках у шелковода

Отдала мать Ходжу в мальчики к шелководу. Вот Ходжа ходит к нему год, другой. Однажды мать и спрашивает:
— Ну посмотрим, чему ты научился.
А Ходжа ответил:
— Матушка, но вашей молитве, я изучил половину ремесла, а именно: я могу распускать то, что скручено. Теперь осталась вторая половина — скручивать нитки. По вашей молитве, через несколько лет я и с этим быстрехонько справлюсь…

Ходжа и ученый гусь

Когда ходжа был маленький, не проходило минуты, чтобы он не выкинул какой-нибудь шутки. Раз, проходя, он увидел, что гуси его соседа, человека скупого и сварливого, укрылись под тенью стены и дремлют. Он захотел посмотреть, как сосед взбесится и начнет рвать и метать, когда заметит пропажу, и схватил самого большого гуся; спрятав его себе под джуббэ, он пошел. Шел он довольно долго, а гусь и не думал кричать. Ходжу взяло любопытство, отчего бы это гусь не трепыхается; он свернул в глухую уличку и, осторожно приоткрыв джуббэ, взглянул на гуся. А гусь поднял голову и по своему обыкновению начал шипеть.
— Молодец, гусь! — сказал ходжа.— Дураки те, кто считают тебя глупым, а ты учёнее своего хозяина; я тоже хотел предупредить тебя, чтобы ты был осторожнее и вёл себя потише.

Неопределенное наклонение

Однажды учитель спросил у Моллы:
— В каком падеже слово «проза»?
— Это неопределенное наклонение,— ответил Молла.
Учитель рассердился:
— Почему ты не выучил урок?
Насреддин ответил, заикаясь:
— Учитель, ей-богу, урок я знаю, но я нарочно сказал так…
— Как это нарочно? — спросил учитель.
— Если бы я сказал, что это прошедшее время, то вышла бы длинная история. От этого проклятого времени одним словом не отделаешься — у него есть и повелительное наклонение, и сослагательное, и изъявительное, и страдательный залог, и возвратный, и взаимный, и общий; и мужской род, и женский, и средний; и единственное число, и множественное… А в неопределенном наклонении ничего этого нет. Поэтому я и сказал так, чтобы не затягивать время и напрасно не беспокоить вас…

Ничем помочь не могу

Когда Ходжа еще ребенком пришел со своей родины, Сиврихисара, в Акшехир, он увидел, что муэдзин выкрикивает с минарета эзан — призыв к молитве. Он закричал ему снизу:
— Ну что я могу поделать, дяденька? Забрался ты сам на дерево без сучков, без ветвей — сам и слазь; как я могу помочь тебе?

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.