Ирод и Асмонеи

Еврейская легенда

Ирод был слугою царствующего дома Асмонеев, и полюбилась ему юная царевна. Однажды услышал он вещий голос: “Рабу, который ныне изменит, будет удача”. Встал Ирод и убил всех членов Асмонеева рода, оставив в живых одну упомянутую царевну. Поняв намерение Ирода, царевна взошла на кровлю дома и громким голосом провозгласила:
— Кто придет и скажет, что он из рода Асмонеев, тот — раб лживый, ибо из рода этого оставлена была в живых единственная отроковица, и та бросилась с кровли на землю.
И с этими словами царевна бросилась с кровли и убилась насмерть.

Предприимчивость

Еврейский анекдот

Банкир — разорившемуся торговцу, который просит у него денег:
— Вчера мне пришлось уволить своего бухгалтера, христианина. Это место я отдаю вам. Вы будете получать в месяц на двести франков больше.
— Знаете что? Я найду вам нового бухгалтера-христианина, согласного на старое жалованье. А вы каждый месяц платите мне разницу.

Раввин и кучер

Еврейский анекдот

Раввин нанял для поездки экипаж. Едут они, едут, подъезжают к холму. У подножья кучер говорит:
— Ребе, эта лошадь — совсем старая и немощная. Будьте добры, слезьте и помогите мне толкать экипаж.
Раввин, в меру своих сил, помогает. Они поднимаются на холм, раввин собирается сесть в экипаж.
— Нет, ребе, — опять просит кучер, — тормоза у экипажа плохие, помогите мне его придержать, чтобы его не понесло!
Раввин помогает снова …
Когда они прибыли к месту назначения, раввин отсчитал сумму, на которую они договаривались, и сказал:
— Почему я тебя нанял, ясно: мне нужно было сюда по делам. Почему ты взялся меня отвезти, тоже понятно: ты и твоя семья должны как-то жить … Но что тут, в конце концов, делает лошадь?

Приключение с сушеными фигами

Еврейская легенда

Р. Тарфон владел многими садами, которые он посещал очень редко, так что его же садовники зачастую и в лицо не знали его.
Однажды был с ним такой случай: Зашел он в один из своих садов, чтобы отведать там в сушильне винных ягод. За этим делом застал его садовник и, не узнав в нем хозяина, закричал:
— A-а! Вот он, тот самый, кто постоянно виноград здесь ворует!
С этими словами избил р. Тарфона садовник своей дубинкой и, засунув его в мешок, потащил к реке топить.
Видя себя в такой опасности, начал р. Тарфон кричать из мешка:
— Заклинаю тебя, добрый человек, прежде чем утопить меня, ступай на дом к р. Тарфону и скажи, чтоб приготовили для него саван.
Услыша это и, догадавшись о роковой ошибке, упал садовник р. Тарфону в ноги, начал рвать на себе волосы и молить, заливаясь слезами:
— Прости меня, господин, прости меня!
— Успокойся, — сказал р. Тарфон. — Накажи меня Бог, если я не прощал тебе каждый удар по мере того, как ты наносил их мне.

Старый Шмуль в поезде

Еврейский анекдот

Поезд Тернополь — Черновцы. Шмуль сел в поезд без билета. Проводник поймал его и на ближайшей станции пинком в зад вытолкал из вагона. Шмуль дождался следующего поезда, но и оттуда его вышвырнули тем же способом.
Шмуль сидит на перроне и охает. Вокруг собираются евреи.
— Куда вы, собственно, едете? — спрашивают его.
— Если тохес (зад) выдержит — в Черновцы.

Лев и журавль

Еврейская притча

Во времена р. Иошуи бен Ханании императором Адрианом разрешено было евреям вновь построить храм в Иерусалиме. Двое граждан Папус и Лулианус открыли по всему пути от Аку до Антиохии кассы для снабжения всех возвращающихся в Иерусалим евреев деньгами и
всем необходимым.
Когда об этом узнали хутеи, они оклеветали евреев перед Адрианом, донося о будто бы готовящемся против него восстании.
— Как же быть? — задумался Адриан. — Ведь разрешение уже вступило в силу.
— Прикажи им, — посоветовали хутеи, — возобновить храм не на прежнем месте, или же вели изменить его размеры, увеличив или уменьшив их хотя бы на пять локтей против прежнего. Тогда они от постройки храма сами откажутся.
Между тем весь народ собрался в долине Бет-Римон, и известие о новом указе Адриана вызвало общий плач и отчаяние. Тут и там начали раздаваться голоса против подчинения указу. Необходимо было немедленно успокоить народ. Кому же поручить это? Выбор пал на р. Иошую бен Хананию, как на самого популярного из ученых.
Встает р. Иошуа и, обращаясь к народу, говорит:
— Однажды лев, пожирая свою добычу, подавился костью. И начал лев звать на помощь: “Кто вытащит у меня кость из горла, того я вознагражу по-царски!” Прилетел журавль, засунул свой длинный клюв в глотку льву и, вытащив кость, стал требовать награды. “Уходи поскорее, — ответил лев, — достаточно для тебя награды, что ты можешь похваляться, говоря: ”Я был в пасти у льва — и ушел, как видите, цел и невредим!” — Так и мы, братья: будем довольны тем, что, подпав под власть Рима, мы хотя жизнь свою сохранили до сих пор.

Не женское дело

Еврейская сказка

Одна римская матрона задала вопрос р. Элиэзеру:
— Справедливо ли было за один грех поклонения золотому тельцу покарать народ тремя родами казни?
— Вся мудрость женщины не идет дальше прялки, — проговорил, вместо ответа, р. Элиэзер.
— Отец, — заметил ему сын его Гиркан, — благодаря твоему отказу ответить на ее вопрос, мы лишимся ежегодного поступления от нее десятинного сбора в количестве целых трехсот коров.
— Пусть сгорят! — ответил р. Элиэзер. — Тора не женское дело.

Гольдберг и кораблекрушение

Еврейский анекдот

Корабль вот-вот пойдет ко дну. Пассажиры молятся.
Гольдберг тоже молится вслух, просит Бога спасти их. Еврей, который его знает, трясет Гольдберга за плечо и шепчет:
— Замолчи, пожалуйста. Если Бог узнает, что ты плывешь на этом пароходе, мы все пропали!

Змея и р. Ханина

Еврейская сказка

Появилось в одном месте чудовище-змея, искусавшая множество людей. Сказали об этом р. Ханине.
— Укажите мне ее нору, — сказал р. Ханина.
Привели его туда. Наступил он ногою на отверстие норы. Поднялась змея, ужалила его — и упала мертвой.
Взял ее р. Ханина на плечо и принес в школу.
— Видите, дети мои, — сказал он ученикам, — не змея убивает, а грех.
По этому поводу сложилась поговорка:
— “Горе человеку, который наткнется на змею, и горе змее, которая
попадется р. Ханине бен Досе”.