Как Заяц поймал Солнце

Как Заяц поймал Солнце

Сказка индейцев виннебаго

Однажды вышел Заяц на дорогу, великолепную, ровную дорогу. «Любопытно,— подумал он вслух,— кто бы это мог проложить такую замечательную дорогу? Ну да ладно, кто бы он ни был, я поймаю его!» Он нарвал крапивы и сплел из нее силок. На следующее утро Заяц отправился взглянуть, не попалась ли добыча, однако тот, кто ходил той дорогой, порвал силок. Заяц сделал другую петлю, на сей раз — из оленьих сухожилий, но и она оказалась порванной. Третью ловушку Заяц сплел из лыка, однако тот, кого он пытался поймать, разорвал и ее. В конце концов Заяц пошел к своей бабушке и попросил ее: «Бабушка, не дашь ли ты мне самую крепкую веревку?»
Бабушка согласилась помочь ему, взяла немного своих волос и сплела из них веревку. Заяц сделал из нее новую петлю и на другое утро услышал, как кто-то напевает:

Заяц, приди и развяжи меня! Приди и развяжи!
Заяц, что теперь будут делать люди?
Заяц, приди и развяжи меня! Приди и развяжи!

Тут бабушка как закричит: «Опять, значит, ты взялся за свои проделки! Ах ты большеглазое, большеухое, большеногое создание, ах ты вредоносное создание с раздвоенной губой!» С этими словами бабушка схватила деревянную кочергу и принялась дубасить Зайца. Тот завопил от боли: «Ой-ой-ой!»— и помчался туда, откуда доносилась песня.
Подбежав поближе, он увидел, как что-то сверкает. Заяц попытался было развязать попавшийся в силки сверкающий предмет, но из этого ничего не вышло. Тогда он сбегал домой, выпросил у бабушки нож и вернулся обратно на то же место. Зажмурив глаза, Заяц быстро-быстро подскочил
к ловушке и перерезал веревки. Однако не уберегся — жестоко опалил себе зад: ведь в силок-то попалось Солнце!

Заяц и Чудовище

Заяц и Чудовище

Сказка индейцев виннебаго

Шел как-то Заяц и вдруг увидел впереди какой-то предмет, на котором находилось множество людей. Предмет этот двигался, а люди, стоявшие на нем, громко кричали и плакали. «Хотел бы я знать, что там происходит?» — сказал про себя Заяц и подбежал поближе. Он взобрался наверх
и встал рядом с людьми, но те посоветовали ему: «Лучше бы ты улепетывал отсюда подобру-поздорову. Нам тут не слишком-то весело!» — «В самом деле?—удивился Заяц. — А мне кажется, что ужасно забавно стоять на месте и при этом все же двигаться!» Однако в то же мгновение он был проглочен и вскоре оказался в желудке Чудовища.
Тем временем Старуха решила, что с Зайцем беда, и направилась к Чудовищу. «Братец,— сказала она,— пропал мой внучонок, вот я и пришла посмотреть, нет ли его здесь». Чудовище, не говоря ни слова, выплюнуло Зайца, и бабушка увела его домой. По дороге Заяц то и дело жалобно повторял: «Бабушка, когда оно проглотило меня, я был далеко-далеко от него».
На другой день Заяц проснулся пораньше, вышел из дому, набрал кремневых наконечников для стрел и спрятал их у себя в волосах. Затем поднялся на вершину холма и запел:

Ты, который можешь проглотить любого,
Ты, о котором говорят, будто ты всех заглатываешь,
А ну-ка, проглоти меня! Проглоти меня!

Так пел Заяц. Чудовище бросилось на него, но Заяц проворно отскочил в сторону. Когда же оно вновь направилось к Зайцу, тот еще раз спел свою песенку. Тут Чудовище заговорило: «Мне казалось, что я проглочу тебя в один миг!» Но оно промахнулось и во второй раз и в третий. И только когда Чудовище бросилось на него в четвертый раз, Заяц сам позволил себя проглотить.
В желудке Чудовища Заяц увидел много плачущих людей и спросил их: «О чем это вы плачете? Разве не весело кататься в чужом желудке?» — «О Заяц!— отвечали они.— Всех нас ждет смерть, потому мы и плачем».— «Не плачьте,— сказал Заяц,— я вовсе не собираюсь умирать. Да и вам не советую!»
Тут Чудовище проглотило их всех еще раз. Внутри его было множество людей. Некоторые уже умерли, другие только еще умирали. Кое-кто крепился, но остальные были очень слабы. Тогда Заяц начал изо всех сил прыгать в желудке Чудовища. И оно сказало: «Что-то я неважно себя чувствую. Видно, мне в желудок попала какая-то гадость. Нужно, чтобы меня вырвало». И Чудовище вместе со рвотой изрыгнуло Зайца. Но волной того снова прибило к Чудовищу, и оно снова проглотило его. И так повторилось четыре раза.
Наконец Заяц обратился к людям: «Если кто-нибудь из вас найдет что-либо у меня в голове, вы все спасены!» Люди внимательно оглядели голову Зайца, и один из них воскликнул: «Смотри, что мы нашли!» И с этими словами он протянул Зайцу кусочки кремня. «Отлично! — сказал Заяц.— Вы не погибнете!»
Заяц выбрал самый длинный кремневый наконечник и проговорил: «А ведь здесь полным-полно жира!» Сказав это, он начал срезать и соскабливать со стенок желудка жир и поедать его. Чудовище застонало от боли, но Заяц продолжал орудовать наконечником до тех пор, пока не добрался до места, где билось сердце. Он разрезал сердце на куски, затем проделал в боку Чудовища широкую дыру и вывел всех людей наружу.
После этого Заяц направился домой, где рассказал бабушке обо всем, что с ним приключилось. Сначала старая женщина стала бранить его, но в конце концов, как это уже не раз бывало, поблагодарила Зайца и похвалила его за то, что он спас жизнь своим дядям и тетям.

Заяц и Незнакомец

Заяц и Незнакомец

Сказка индейцев виннебаго

Однажды Заяц сказал: «Бабушка, я хочу сходить на лужайку, где растет трава, из которой вьют веревки». Старая женщина отпустила его, и он отправился в путь. Дорогу ему пересек глубокий овраг, и Заяц пошел вдоль его края.
Скоро он заметил, что кто-то движется впереди него, и громко запел:

Если кто-либо из моих дядюшек
Отправился за травой,
Я буду с ним драться!

Тот, кто шел впереди, услышал песню и спросил: «Заяц, что это ты там бормочешь?» — «А я говорю, что, если кто-то пришел на лужайку собирать траву, из которой вьют веревки, я охотно с ним поиграю». — «Нет, Заяц, ты сказал совсем другое! Ты сказал: „Я буду с ним драться!» Слышишь ты, большеглазое, большеухое, большеногое создание?!» — «Нет, я этого не говорил. Я сказал: „Я охотно с ним поиграю». Слышишь ты, гадкое круглоглазое существо с обрубленным
хвостом?!» Так сказал Заяц и бросился наутек. «Ну, Заяц, за это ты умрешь», — прокричал Незнакомец и бросился за ним в погоню. Он уже совсем было схватил Зайца, однако тот отпрыгнул в сторону, и так повторилось много раз.
Наконец Заяц совершенно выбился из сил, но тут он заметил какую-то нору и нырнул туда. «На этот раз ты избежал смерти, Заяц,— произнес Незнакомец и, помолчав, продолжал:— А не скажешь ли ты мне, как половчее извлечь из норы создание вроде тебя?» — «Нет ничего проще! Нужно только взять бабушкину тростниковую циновку и поджечь ее, чтобы выкурить меня из норы. После этого я обязательно вылезу». — «Отлично! Тогда обожди в норе, а я побегу за циновкой». — «Ну, разумеется,— отвечал Заяц. — Куда мне уходить? Здесь я и останусь».
Но как только Незнакомец ушел, Заяц вылез из своего убежища. Он сорвал с дуба четыре желудя и бросил их в нору, сказав при этом одному из них: «Если Незнакомец придет и заговорит с тобой — отвечай ему». И Заяц сказал желудю, что именно тот должен ответить. Потом подобрал с земли раздвоенный сук и спрятался поблизости.
Вскоре возвратился Незнакомец и спросил: «Ты еще здесь, Заяц?» — «Да,— послышалось в ответ.— Где же мне еще быть? Ты же велел мне остаться, вот я и остался».
Все это произнес, конечно, не Заяц, а желудь! Тогда Незнакомец заткнул отверстие циновкой, поджег ее и принялся ждать, когда Заяц выскочит из норы. Вскоре внутри норы все заполыхало, и один из желудей с оглушительным шумом лопнул. «Ага! — произнес Незнакомец.— Вот и лопнул первый заячий глаз!» Тотчас же лопнул второй желудь, и Незнакомец решил, будто это второй глаз Зайца. Когда же огонь добрался до последних двух желудей и они лопнули, Незнакомец подумал, что это лопнули заячьи яички.
И тут, улучив момент, Заяц подкрался к Незнакомцу сзади и напал на него. Он приставил к его шее раздвоенный сук, с силой втолкнул Незнакомца в огонь и не отпускал его до тех пор, пока тот не изжарился живьем! Потом Заяц надрал липовой коры, привязал то, что осталось от врага, к палке и отправился домой

Хитрец Куну и норка

Хитрец Куну и норка

Сказка индейцев виннебаго

На берегу реки хитрец Куну увидел Норку и сказал: «О моя маленькая сестрица, я вижу, ты идешь сюда. Иди, иди, я как раз собираюсь поесть. Вот мы и поедим вместе».
Так сказал хитрец. А когда Норка приблизилась, он продолжал: «Моя меньшая сестрица, я только что подумал вот о чем. Давай побежим наперегонки. Кто победит — будет вождем, кто проиграет — станет ему прислуживать: подавать еду».
В мыслях Куну уже видел, как он ест, а Норка ему прислуживает, ибо хитрец не сомневался в победе. И еще хитрец сказал: «Сестрица, земля здесь, на берегу, неудобна для бега. Давай состязаться на льду». Река в то время была замерзшей.
Хитрец поставил горшок с едой, и соперники договорились: победителем считается тот, кто первым добежит до горшка и дотронется до него. Затем они отошли от горшка на условленное расстояние и начали бег.
Куну сразу же сильно отстал, но продолжал бежать. Когда же перед ним во льду оказалась трещина, он остановился и крикнул Норке: «Сестрица, что ты сказала, когда достигла этой трещины?» — «Я сказала: „Трещина, стань шире!» — и перепрыгнула через нее».
Тогда Куну крикнул: «Трещина, стань шире!» И он прыгнул.
Но трещина стала такой широкой, что хитрец не допрыгнул до другого края и упал в воду. Тут же края трещины сошлись, и Куну оказался подо льдом.
А Норка добежала до цели. Она сама достала еду из горшка и наелась досыта.
Между тем Куну продолжал двигаться подо льдом и добрался до того места, где Норка лакомилась его едой. Через трещинку во льду Куну сказал: «Сестрица! Ты одна съела почти все. Достань кусочек и для меня, один маленький хороший кусочек!»
Норка достала из горшка кусочек для Куну, но съела его сама. Куну просил еще и еще раз, и Норка съела все мясо. Затем она выпила жижу. А потом подобрала на льду кусок медвежьего помета и бросила его через трещину в рот Куну.
«Ты негодница!—завопил Куну.— Ты обманула меня! За это ты поплатишься жизнью!» Разъярившись, он взломал лед, вылез на поверхность и бросился на Норку. Но та нырнула в воду и скрылась