Вождь дакота Сидящий Бык

Легенда дакота

Вождь индейских племен дакота Сидящий Бык находился в своем лагере на реке Паудер, штат Монтана, когда ему сообщили, что к Йеллоустону направляются белые солдаты.
— Что ж, придется им напомнить, — сказал Сидящий Бык, — что эта страна наша.
В лагере Сидящего Быка кроме его собственного племени ханк-папа находились еще родственные племена оглала, миниконджу, санарк, исанти-сиу и их союзники черноногие и чейенны. На рассвете объединенный отряд подошел к лагерю белых. Сидящий Бык не хотел напрасного кровопролития, он надеялся уговорить белых уйти. Но, завидев индейцев, часовые подняли тревогу, солдаты заняли оборону и открыли огонь. Сидящему Быку оставалось принять бой.
Дальнейшие события также поначалу разворачивались вопреки воле вождя. Лукавый и честолюбивый знахарь племени еще в лагере сумел внушить молодым индейцам, что благодаря его колдовству смельчаки неуязвимы для пуль. Теперь знахарю не терпелось показать свою силу, так сказать, в боевых условиях, и он велел индейским юношам проскакать на своих лошадях четыре круга на виду у белых, приближаясь с каждым кругом все ближе и ближе, и, только когда враг будет совсем рядом, открыть огонь. Молодые воины готовы были пойти на безрассудный шаг, но Сидящий Бык запретил им это сделать.
Если первые два круга еще были в какой-то степени безопасны, то последующие два превращали молодых воинов в живые мишени.
— Сидящий Бык трус, — жаловался знахарь. — Мы пришли сюда воевать. Кто боится, пусть уходит с поля боя.
Сидящий Бык никогда не был хвастуном. Все старики подтверждают это. Но в тот момент он должен был что-то сделать, чтоб заткнуть рот глупому знахарю и не дать ему погубить молодых воинов. Сидящий Бык молча положил на землю свое ружье и колчан со стрелами и спокойно прошествовал к вражеской линии, где и уселся на траву в ста ярдах от стрелявших в него противников. Достал кремень, огниво, высек огонь и спокойно разжег свою трубку. А затем, повернувшись в сторону своих воинов, крикнул:
— Приглашаю любого выкурить со мной трубку!
Откликнулись на приглашение лишь четверо: два воина из племени ханкпапа (один из них был племянником Сидящего Быка) и два воина из племени чейеннов. Ведь одно дело — гарцевать на лошади и другое — сидеть неподвижно под наведенными на тебя ружьями.
Трубка была выкурена по всем правилам, то есть передавалась от одного другому по кругу, слева направо, после чего Сидящий Бык выбил из трубки золу, убрал трубку в кисет, поднялся и таким же спокойным шагом направился теперь в сторону индейского лагеря. Его спутники возвращались бегом. А один из сопровождавших его индейцев так разволновался, что забыл на траве свой колчан со стрелами. Пришлось племяннику Сидящего Быка сбегать за ними.
Сидящему Быку не было необходимости доказывать свою храбрость, но преподанный урок подействовал как нельзя лучше. На этом легенда заканчивается. Однако не заканчивается история жизни Сидящего Быка. Хорошо известно, что вождь и его воины обратили в бегство белых захватчиков. А еще через некоторое время, когда более крупные силы правительственных войск под командованием генерала Кестера были направлены в Монтану на «усмирение» непокорных индейцев, Сидящий Бык наголову разбил и войска хваленого генерала.
Правда, после этой победы на Сидящего Быка и его соплеменников была устроена настоящая охота. Часть индейцев была уничтожена. Остальным во главе с вождем удалось прорваться с боями в Канаду. Однако канадские власти под давлением США выдали вождя дакота, а его соплеменникам приказали покинуть территорию Канады. Вождь был арестован и убит в 1890 году, как сообщалось, «при попытке к бегству». На самом деле был просто застрелен в спину одним из белых конвоиров. Исполнилось в тот год Сидящему Быку пятьдесят три года. Около пятнадцати лет возглавлял он дакотские племена. И вошел в историю индейского народа не только как бесстрашный военачальник, но и как выдающийся поэт и прекрасный знаток народной медицины.

Бобренок и Паук

Сказка индейцев дакота

Как-то раз Паук прогуливался возле реки и увидел на берегу сладко спавшего Бобренка.
— Сейчас я ему устрою! — обрадовался Паук.
Содрал с дерева кусок коры, уложил на него Бобренка и, стараясь не разбудить, потащил к самому дальнему холму. Тут он растолкал Бобренка.
— Эй, братец, вставай! Как ты сюда попал?
Бобренок, еще полусонный, услышал незнакомый голос и сделал то, что делают все бобры: нырнул. Но увы, реки на месте не оказалось, и он лишь ткнулся носом о твердую землю. Это окончательно развеселило Паука. И пока Бобренок, царапая лапы о колкую траву, добирался до своего дома. Паук бежал следом и дразнился:
— Соня-засоня! Соня-засоня!
Для Бобренка это было еще хуже колючей травы.
Через несколько дней, забыв о своей проделке, Паук снова забрел на берег реки. День был теплый, солнечный. Паук разнежился, прилег отдохнуть и уснул. В это время Бобренок выглянул из воды и увидел спящего Паука.
— Ага, теперь я над ним подшучу, — обрадовался Бобренок.
И принялся рыть вокруг Паука канал. А потом соединил с рекой. Так Паук оказался на острове. Тут Бобренок растолкал его:
— Эй, братец, вставай! Как ты очутился на этом острове?
Паук открыл глаза, глянул налево, глянул направо.
— «Как», «как», — сердито передразнил он Бобренка. Знаю как.
И покосился на окружавшую его воду.
Пришлось Пауку пускаться до берега вплавь. Когда он выбрался наконец из воды на твердую землю и улегся на горячий песок, сказал Бобренку, что шутить тот совершенно не умеет. Но Бобренок только ухмыльнулся в ответ.

Паук и лис

Сказка индейцев дакота

Однажды охотился Паук в прерии. Был у него с собой полный колчан стрел из травинок, а самая гибкая травинка служила луком. Во время охоты повстречал он Лиса.
— Здравствуй, братец Лис, — сказал Паук. — Как поживаешь?
— Да какой же я Лис, — изумился тот. — Еще вчера братец Бизон превратил меня в Бизона, чтобы я смог пожевать немного травы. Я пожаловался ему, что год нынче голодный.
— Верно, — вздохнул Паук, — год нынче голодный. Слушай, Лис, а не можешь ли ты меня превратить в Бизона, тогда бы я тоже пожевал немного травы.
— Отчего же, могу, — отозвался Лис. — Я видел, как делал это Бизон. Заберись на тот холм, а я разбегусь и через тебя перепрыгну.
Взобрался Паук на холм. Но едва увидел, как Лис, прижав уши, со всех ног мчится на него, перепугался и отскочил в сторону.
— Братец Паук, — рассердился Лис, — я и не знал, что ты такой трус. Никогда не быть тебе Бизоном.
— Давай попробуем еще раз, — сказал Паук.
Снова разбежался Лис, перепрыгнул на этот раз через Паука, но перепрыгнул так неловко, что кувырнулся несколько раз и шлепнулся. Не только Паука не превратил в Бизона — сам из Бизона опять превратился в Лиса.
Увидел это Паук и чуть не лопнул от смеха. А бедняга Лис поскорее скрылся в прерии. Верно говорят: не умеешь — не берись.