Хинемоа и Тутанекаи

Хинемоа и Тутанекаи

Легенда маори

Тутанекаи жил на острове Мокоиа, украшавшем, словно жемчужина, сияющие воды озера Роторуа. Отрезанные водой от других людей, Тутанекаи, его мать, отчим и сводные братья вели мирную жизнь и не участвовали в межплеменных войнах, которые то и дело вспыхивали на берегах озера. Но и до них доходили вести о том, что происходило вокруг. Время от времени кто-нибудь садился в лодку и уплывал с острова, а возвращаясь, рассказывал, что делается за пределами их маленького мира. Так Тутанекаи и его братья узнали о красивой знатной девушке из Офаты по имени Хинемоа. Все, кто говорил про нее, рассказывали, какая она красивая, добрая и смелая. Эти разговоры так разволновали братьев, что они влюбились в Хинемоа прежде, чем увидели ее. Сводные братья Тутанекаи хвастались, что возьмут ее в жены, но сам Тутанекаи не говорил ни слова. По вечерам он выходил на галерею своего дома на склоне холма и долго смотрел туда, где за темной водой жила Хинемоа. Потом он вздыхал, приносил флейту, и над озером разносилась его любовная песня.
Мелодия летела над водой, и Хинемоа, которая разговаривала с подругами и радовалась лунному свету, вдруг замолкала. Озеро курилось, клочья тумана поднимались над чайным деревом манукой и таяли в вышине, как и мысли Хинемоа. Ей рассказывали о братьях с острова Мокоиа. Хинемоа улыбалась и думала: «Это играет Тутанекаи».
Однажды на берегу озера собралось несколько племен. Пришла вместе с родными и Хинемоа, ее глаза искали Тутанекаи. Увидав высокого привлекательного юношу, она тут же догадалась, что это он играет на флейте в лунные ночи. А Тутанекаи сразу же остановил взгляд на Хинемоа, хотя в дом собраний пришли все красивые девушки с берегов Роторуа.
Так Хинемоа и Тутанекаи полюбили друг друга, хотя оба скрывали свои чувства. Хинемоа принадлежала к знатному роду вождей Офаты, и как ни любил ее Тутанекаи, он боялся, что она не захочет стать его женой. Все-таки при каждом удобном случае он старался встретиться с девушкой и поговорить с ней. В конце концов Тутанекаи решил открыться Хинемоа. Он послал к ней одного своего друга. Когда друг сказал Хинемоа, что Тутанекаи любит ее, она чистосердечно удивилась: Читать далее

Кахукура и рыбаки-туреху

Кахукура и рыбаки-туреху

Легенда маори

Кахукура был вождем. Благодаря светлой коже — цвета песка на морском берегу — его можно было сразу отличить от соплеменников. У него были медно-рыжие волосы, будто окрашенные солнцем, и широко расставленные глаза, смотревшие далеко-далеко в неведомые края.
По утрам, когда на земле лежали короткие тени и молодые мужчины обрабатывали участки с кумарой, часто слышались низкие гортанные голоса старых воинов, которые говорили о Кахукуре.
— Посмотрите на него, — сказал однажды Тохе, старый воин с ярким шрамом, рассекавшим завитки татуировки у него на щеке. — Мы, старики, вспоминаем сейчас дни своей юности. А когда придет время отправляться в далекую Реингу, мы увидим немало диковинных снов наяву. Но Кахукура молод. Что же он видит там, за океаном Кивы, если мы ничего не можем там разглядеть?
Старики не шевелились, их взгляды скользили поверх па, где трудились люди, и поверх высоких оград — старики не могли отвести глаза от дальнего мыса, где виднелась фигура человека, черная на фоне голубого неба.
Кахукура грезил наяву. Широко открыв глаза, он стоял, крепко упираясь ногами в землю, и смотрел на море, на волны, которые бились о прибрежные скалы. Огромный вал обрушился на мыс, отхлынул и оставил клочья шипящей пены, но Кахукура не шевельнулся. Его дух блуждал в неведомых краях далеко на севере, в прекрасной стране, где холмы покрыты лесами, где по берегам рек много песчаных отмелей, а над ними с криком носятся чайки, в стране, по которой души умерших шествуют, не оглядываясь, в Те Реингу, держа путь к огромному дереву похутукава, что стоит рядом с Воротами смерти.
Это видение снова и снова посещало Кахукуру, снова и снова манило его в далекую северную страну, будто кто-то звал его и торопил отправиться туда, где кончается земля и на необозримых просторах только волны океана вздымаются и опускаются в надежде увидеть воинов Ао-Теа-Роа.
Вождь вздохнул и повернулся спиной к морю. Когда он состарится, ему придется пройти по этой дороге в сопровождении рабов. Но пока это время еще не настало, пока он молод и полон сил, он пойдет один. Возвращаясь в деревню, Кахукура видел тут и там молодых мужчин, которые приводили в порядок удочки и отбирали костяные крючки. В прибрежной деревне, где жил Кахукура, всегда не хватало еды, и рыбаки, прикрепив удочки к лодкам, выходили в море в любую погоду, чтобы дополнить кусочком вкусной рыбы скудную трапезу из корней папоротника, кумары, птиц или крыс. Читать далее

Парехе

Парехе

Легенда маори

Женщины пошли в лес за ягодами хинау. Одна из них отстала. Она закричала, ей ответили. Она пошла на голос, но увидела не своих подруг, а демонов парехе, которые схватили ее и унесли.
Остальные заметили ее исчезновение и поспешно вернулись в деревню. В лес отправился многочисленный отряд воинов, и вскоре они отыскали пропавшую женщину — она шагала по верхушкам деревьев вместе с парехе. Ее поймали, а парехе, конечно, убежали. За время короткого пребывания у парехе несчастная превратилась в калеку. Одна половина ее тела осталась прежней, а другая — одеревенела.
Женщины не сомневались, что она стала наполовину парехе. Они были уверены, что, если бы воины не поймали ее так быстро, у нее одеревенело бы все тело. Они сложили большую печь, завернули свою бедную подругу в плащи и посадили в печь. Пар размягчил одеревеневшую часть тела, и, когда женщину вытащили, она вновь обрела свою прежнюю душу и тело.
Но в тихие ночи она слышала грустную песнь парехе, которые едва не увели ее с собой. Она запомнила слова этой печальной песни, и маори, расселившиеся по берегам реки Уонгануи, поют ее до сих пор.

Танифа из Каипары

Танифа из Каипары

Легенда маори

Три женщины из каинги, которая находилась к югу от гавани Каипара, пошли в лес за плодами дерева тавы. Младшая из них была очень красивая, а две другие — совсем непривлекательные, даже безобразные. В поисках плодов женщины ушли далеко от дома. А когда корзинки наполнились, они неожиданно вышли на широкую тропу, которой раньше никогда не видели. Тропа была хорошо утоптана, и им захотелось посмотреть, куда она ведет. Женщины шли довольно долго, пока не наткнулись на ограду, вернее, на деревянный забор, обвитый ползучими растениями. Они попытались заглянуть внутрь между колышками забора, как вдруг услышали грозное рычание. Земля задрожала, и появился танифа. Женщины побежали по тропе, рассыпая плоды. Танифа сделал несколько огромных прыжков и схватил одну из них. Взглянув на женщину, он бросил ее и пустился в погоню за двумя другими. Танифа поймал другую женщину, но она ему тоже не понравилась. Наконец к нему в лапы попала третья женщина, самая молодая и красивая. С ней он не захотел расстаться и унес ее к себе в пещеру.
Танифы обычно хорошо обращались с пленниками, так было и на этот раз. Молодой женщине пришлось смириться со своей страшной участью. Год за годом она жила у танифы и рожала одного сына за другим. Три сына родились такими же чудовищами, как отец, а три других — людьми. Со временем они стали крепкими и сильными юношами. Женщина надеялась, что сыновья помогут ей убежать и отомстить за муки, которые она терпит, живя с мужем-чудовищем. Танифа по-прежнему не спускал с нее ревнивых глаз, поэтому она решила воспитать своих сыновей по-разному. Чудовищ она учила ткать, варить пищу, смотреть за домом, а трем другим помогла изготовить оружие и вырастила из них воинов.
Однажды танифа надолго ушел из пещеры. Женщина созвала всех своих детей и спросила, не хотят ли они пойти половить угрей. Дети с радостью согласились, и все вместе пошли ловить угрей. На лесной поляне женщина присела отдохнуть и попросила детей-воинов показать, как они умеют нападать и защищаться. Когда кровь закипела у них в жилах, она крикнула:
— Бейтесь с братьями! Читать далее

Ихенга

Ихенга

Легенда маори

Ихенга посмотрел на облачко, которое лениво спускалось с вершины горы, и ему захотелось узнать, что это: дым или туман. Он оставил свою жену в лодке, а сам высадился и пошел вверх по склону. Его не пугали жалобные песни, которые то стихали, то вновь раздавались в сыром лесу, но уголком глаза он видел какие-то странные существа и догадывался, что они не случайно идут за ним.
Порыв ветра разогнал туман на вершине горы, и Ихенга увидел ограду деревни и совсем рядом дерево, которое пылало как факел. Он сломал ветку с пляшущими языками пламени.
Раздался крик, и бледнокожие существа бросились к нему. Ихенга очертил пылающей веткой ослепительный желтый круг, и патупаиарехе отступили. Тогда он бросил ветку в мокрый папоротник, и воздух наполнился удушливым дымом и жалящими искрами. Патупаиарехе отошли еще дальше, а Ихенга сбежал вниз по склону горы к своей жене.
Через некоторое время у подножия горы, недалеко от реки Ваитети, Ихенга построил дом и решил попробовать подружиться с неуловимыми белокожими людьми, чье таинственное пение постоянно раздавалось в лесу, когда шел дождь и туман окутывал гору, Ихенга выбрал ясный безоблачный день. Он вышел из деревни и начал подниматься в гору, но кустарник и папоротник затрудняли каждый его шаг. Он устал, ему захотелось пить. Он поискал воду, но не увидел ни ручейка. Ихенга приближался к вершине, он знал, что здесь ему вряд ли удастся утолить жажду, но вдруг, раздвинув ветки, он оказался на поляне. Листья деревьев не мешали ему разглядеть ограду, а за ней дома, сараи позади домов и людей с необычно светлой кожей и рыжими волосами. Ихенга окликнул белокожих незнакомцев, и они толпой побежали к нему, переговариваясь друг с другом на языке, хотя и отличающемся от его собственного, но настолько похожем, что Ихенга понимал, о чем они говорят.
Ихенга попросил воды. Красивая молодая женщина протянула ему кувшин с деревянным горлом. Это было очень великодушно с ее стороны, потому что воды в деревне всегда не хватало. Ближайший источник был довольно далеко, в отрогах Ка-уае, откуда воду носили в деревню. Ихенга не мог оторваться от кувшина, а патупаиарехе толпились вокруг него и разглядывали его одежду и его самого. Позднее в память об этом происшествии Ихенга. назвал гору, где ему дали напиться, Нгонготаха. Это название состоит из двух слов — нгонго, что значит «нить», и таха — «кувшин». Читать далее

Танифа-ящерица

Танифа-ящерица

Легенда маори

Вы бы задрожали от страха, попадись вам на глаза Каифакаруаки! У него была влажная белесая кожа, из-за того что он жил в лесу, в темной пещере. Когда он волочил по земле свое мерзкое тело, даже птицы улетали прочь. Однажды он полз по лесу в поисках пищи и застиг врасплох одну женщину. Ее отчаянные крики не остановили Каи, он уволок ее к себе в пещеру и сделал своей женой. Каи не боялся, что она сбежит от него: когда он вползал в пещеру, его тело загораживало выход, а когда Каи уползал в лес, он привязывал к волосам женщины один конец длинной льняной веревки, а другой не выпускал из лапы. Время от времени он дергал за веревку и проверял, на месте ли его жена.
Изо дня в день женщина не переставая думала об одном: как убежать домой. Каи двигался быстрее ее, поэтому она могла рассчитывать только на какую-нибудь хитрость. Наконец женщина придумала, как обмануть Каи, и при первом удобном случае привела свой план в исполнение.
Однажды Каи выполз из пещеры и отправился на поиски пищи, а женщина вышла вслед за ним и перерезала острой ракушкой веревку, привязанную к ее волосам. Сначала она держала веревку в руках, а потом привязала к молодому дереву. Она слышала, как танифа ползет по лесу, сокрушая деревья и вспугивая птиц. Веревка натянулась до предела. Молодое деревцо покорно пригнулось и снова выпрямилось. Женщина надолго затаила дыхание. Потом она услышала, как танифа пополз дальше, и поняла, что она спасена.
Женщина прибежала в деревню, рассказала, что с ней случилось, и мужчины решили расправиться с танифой. Они тут же начали строить огромный дом специально для Каифакаруаки. Когда дом был готов, один молодой мужчина пошел в лес, чтобы пригласить танифу пожить с ними в деревне.
Боязливо оглядываясь, он углубился в чащу, громовым голосом прокричал приглашение и бегом вернулся к каингу.
Все жители деревни собрались на марае и с тревогой смотрели на крайний дом, к которому вплотную подступал лес. Прошло немного времени, кусты раздвинулись, и появился Каифакаруаки. Дети спрятали головы на груди матерей, и даже воины попятились, увидев отвратительное чудовище с горящими, словно угли, глазами, которое переваливалось с лапы на лапу и приближалось к ним, задрав морду выше деревенских домов.
— Где моя жена? — проревел Каи хриплым голосом. Женщина отважно вышла к нему навстречу, а тоа покраснели от стыда.
— Не бойся, Каифака, — ласково заговорила женщина. — Вот я, твоя жена.
— Почему ты убежала?
— Мне надоело жить в твоей холодной сырой пещере, — ответила женщина. — Это моя родная деревня. Давай поживем теперь здесь. Посмотри, какой дом построили для нас с тобой мои соплеменники.
Каифакаруаки обернулся и посмотрел на огромный новый дом. Он показался ему привлекательным.
— А я испугался, что ты превратилась в дерево, — сказал Каи, — но раз ты живешь в этой деревне, я согласен здесь остаться.
Каи мотнул головой и оглядел собравшихся людей.
— Смотрите, кормите меня досыта, — сказал он. — Бойтесь гнева Каифакаруаки! А теперь я пойду спать. Велите моей жене прийти ко мне. — И с этими словами Каи пополз в дом.
— Пора! — прошептала женщина. — Принимайтесь за работу!
Мужчины начали обкладывать стены дома хворостом и ветками чайного дерева мануки.
— Где моя жена? — рычал Каи. — Пусть жена сейчас же идет сюда, уже стемнело!
Мужчины торопливо подкладывали новые и новые кучи хвороста, а несколько человек взяли чурбан, одели его как женщину, просунули в дом и тут же снова закрыли дверь. Скоро стены дома были до верха обложены хворостом. Вождь поднес факел, во мраке ночи языки пламени, как живые, запрыгали по сухим веткам и с треском побежали по хворосту.
Каи перевернулся на другой бок, и мужчины почувствовали, как земля задрожала у них под ногами.
— Что это за шум доносится до моих ушей?! — крикнул Каи.
— Тише! Это ветер побежал по верхушкам деревьев, — закричали мужчины. — Начинается буря.
Стены дома уже пылали, и Каи понял, что его заманили в ловушку. Он ползал взад и вперед по своей узкой темнице, но пламя не давало ему приблизиться к выходу, а стропила медленно опускались внутрь дома. Наконец сноп искр взвился в небо, и Каи погиб.
Правда, Каифака сгорел не целиком. Его хвост уцелел. Он отвалился от тела, пробрался между горящими ветками и убежал в лес, где его дети моко папа — древесные ящерицы — живут до сих пор.
Но это уже другой рассказ, такой же правдивый, как рассказ о Каи, — ведь всем известно, что потомки хвоста Каифакаруаки иногда преспокойно расстаются со своим хвостом. Разве не так?

Хоту-пуку

Хоту-пуку

Легенда маори

Многие из тех, кто шел с озера Роторуа на озеро Таупо или обратно, погибали в пути. Мужчины заподозрили, что путников подстерегали и убивали воины какого-то враждебного племени. Было решено отправить в эти места отряд воинов — тауа, чтобы выследить и уничтожить врагов. Из каждой деревни явилось положенное число воинов. Добрые предзнаменования убедили тохунгу, что боги одобряют поход, и отряд тронулся в путь.
К концу второго дня воины достигли северных берегов озера Таупо, переправились через реку Уаикато и вышли на равнину Каингароа. Они не подозревали, что в этих местах в одной из пещер жил танифа Хоту-пуку. Когда отряд подошел к Капенге, ветер донес запах людей до ноздрей чудовища.
Хоту-пуку выпрыгнул из пещеры и набросился на мужчин, не ожидавших нападения. Они шли по открытому месту, поэтому не боялись засады и не приготовили оружия. Хоту-пуку был величиной с гору. Наросты и бугры на спине придавали ему сходство с таинственными морскими чудовищами. Немудрено, что отважные воины бросились бежать. Некоторых из них Хоту-пуку затоптал на смерть, другие угодили в его необъятную пасть и оттуда в желудок. Но отряд был так велик, что Хоту-пуку не успел расправиться со всеми воинами. Несколько человек спаслись, они с трудом добрались до дома и рассказали о своих злоключениях. Мужчины тотчас же собрали новый отряд и направились к логову Хоту-пуку. По дороге они придумали, как одолеть чудовище.
В Капенге, где Хоту-пуку дремал в пещере, переваривая пищу, они нарвали листьев таллипотовой пальмы и сплели крепкие веревки. И тогда один многоопытный вождь сказал:
— Послушайте меня! Не надо торопиться. Давайте подождем, сейчас нельзя приближаться к чудовищу. Ветер дует от нас к нему. Если мы подойдем слишком близко, Хоту-пуку учует нас. Вы знаете, какой он большой. Мы все погибнем, если он застигнет нас врасплох. Лучше дождаться, когда ветер задует нам в лицо. Тогда мы сможем незаметно подкрасться к нему и приготовить все, что нужно. Читать далее

Танифа с озера Ваи-каре-моана

Танифа с озера Ваи-каре-моана

Легенда маори

Красивейшее из озер, Ваи-каре-моана, Моря-бурных-вод, безмятежно покоится под летним небом, но когда-то давным-давно на этом озере, на этом небольшом море, чья бескрайная водная гладь обычно подернута легкой рябью, разыгралась настоящая буря, которой оно обязано своим названием.
У Маху было несколько детей. Он жил в небольшой долине, со всех сторон окруженной холмами, где бил из-под земли священный ключ. Однажды Маху попросил детей принести воды. Старшая дочь, Хау-мапухиа, осталась дома, а младшие дети пошли за водой. День был жаркий, детям не хотелось идти к дальнему озеру, и они набрали воды из священного источника. Маху отпил глоток и тут же понял, что они сделали. В ярости он обратил своих детей в камни. Эти камни до сих пор лежат в долине как памятник нерадивым детям и разгневанному отцу. Они так и называются: Ханау-а-Маху — Дети Маху.
Маху мучила жажда. Он велел Хау-мапухиа пойти на озеро и принести воды. Но Хау не хотела никуда идти. Как Маху ни бранил ее, она не тронулась с места, и в конце концов Маху пришлось идти самому.
Когда он нагнулся, чтобы зачерпнуть воды, его обуял гнев. Он решил, что накажет Хау еще страшнее, чем своих младших детей. До темноты Маху прятался около озера. Наконец он услышал чьи-то шаги. Это была Хау, она искала отца. Когда она подошла совсем близко, Маху выскочил из-за куста, схватил дочь и бросил в воду. Он опускал ее все глубже и глубже, пока вода не сомкнулась над ее головой. Маху отпустил дочь, только когда она перестала биться у него в руках. Потом он распрощался с родными местами и ушел к морю.
Но Хау не погибла. Она только утратила нежное округлое тело девушки. Ее руки стали похожи на плавники рыбы, ноги срослись вместе. Кожа покрылась чешуей, красивое лицо обезобразилось, длинные волосы превратились в длинные спутанные водоросли. Некоторое время она неподвижно лежала на дне озера. Потом холодная кровь разлилась по ее жилам, и она стремительно поплыла прочь от берега. Хау стала танифой.
Но небольшое озеро было слишком тесным домом для танифы. Хау попыталась вырваться на волю сначала с северной стороны: она прорубала скалы, сдвигала холмы, переворачивала пласты земли, будто у нее в руках была ко и она рыхлила участок под кумару. Хау остановилась, только когда ей преградил путь могучий горный хребет Хиа-рау. Вода устремилась в прорытый ход, а Хау повернула назад и попробовала пробиться к океану с восточной стороны. Но ее снова постигла неудача: она попала в расселину, через которую вода вытекала из озера.
Пошел дождь, потоки воды побежали по склонам холмов и заполнили до краев рукава озера, которые прорыла Хау. Она слышала далекий гул океана Кивы и отчаянно билась на своем узком ложе. От этого вода в озере разбушевалась, за что оно потом и получило свое название.
Медленно двигалась Хау к океану и кричала не своим голосом. Маху услышал ее вопли и пожалел дочь. Он знал, что она голодна, и послал ей рыбу — ту самую рыбу, которая водится сейчас в спокойных водах Ваи-каре-моаны. Но Хау не наелась рыбой. Тогда Маху послал ей моллюсков — ракушки этих моллюсков до сих пор попадаются в скалах на берегах озера. А потом взошло солнце, и танифа Хау-мапухиа погибла. Тело Хау так и осталось лежать там, где ее настигла смерть. Воды озера до сих пор перекатываются через него и играют ее волосами-водорослями.
Пакеха думают, что это скала, но маори им не верят. Они знают, что в этом месте лежит танифа Хау-мапухиа, из-за которой у Ваи-каре-моаны такие извилистые берега и глубокие заливы, где разбушевалась вода в ту ночь, когда Хау-мапухиа снова и снова пыталась вырваться из маленького озера на необъятные просторы океана Кивы.

Дельфин-лоцман

Дельфин-лоцман

Легенда маори

Когда-то давным-давно на берегу залива Пелорес жили два маори. Оба они любили некую молодую женщину. Она выбрала одного из них себе в мужья, отчего отвергнутый юноша, Руру, пришел в такую ярость, что схватил ее, взбежал на высокий утес и бросил в море. Женщина упала на скалы под утесом и разбилась.
Ее муж видел, как совершилось убийство, но не мог помешать Руру, потому что находился далеко от него. Когда он добежал до злосчастного утеса, женщина уже умерла. Не дав себе времени отдышаться, он кинулся на соперника. Руру без труда одолел его и бросил мужа туда же, где лежала жена. В припадке безумия Руру попросил богов изничтожить душу и тело своего соперника и произнес такое злобное, такое могущественное заклинание, что оно пронзило мозг дельфина, который оказался поблизости, и убило его. Руру видел с вершины скалы, как волны подняли серую тушу дельфина и выбросили на песок.
Но безумие схлынуло, и Руру с ужасом понял, что он наделал. Три тела, искалеченные и разбитые, лежали на берегу, и виной тому была слепая ярость, которой он поддался. Руру пошел к тохунге своего племени, рассказал, что он сделал, и попросил помощи. Тохунга рассердился. Руру должен был понести наказание за свое безрассудство. Тохунга воспользовался сверхъестественной силой — макуту — и вселил дух Руру в тело искалеченного дельфина. Тохунга вернул дельфина к жизни и приказал ему навсегда остаться у этих берегов, чтобы встречать каждую лодку, которая сюда приплывет.
Шли годы. Душа Руру, заключенная в тело дельфина, искупала вину. Каждый год Руру просил тохунгу об избавлении, но тохунга оставался глух к его мольбам. Наконец он умер, и Руру с воскресшей надеждой попросил нового тохунгу положить конец его одинокому бдению, но оказалось, что никто, кроме старого тохунги, не может освободить его, а старый тохунга умер.
Так столетие за столетием Руру с болью в сердце встречал и провожал каждую лодку.

Летающий танифа

Летающий танифа

Легенда маори

В Патеа на берегу моря лежала огромная серая туша, похожая в сумерках на скалу. Охотник торопился домой в каингу, но странное зрелище привлекло его внимание, и он пошел по песку посмотреть, что там такое. Волны омывали тушу, они уносили песок, налипший на бока, и откатывались по пологому берегу назад в море. Охотник коснулся копьем серой громадины и почувствовал, что она мягкая. Он решил, что перед ним какая-то странная рыба, и вонзил в нее копье. Спящий зверь взвыл от боли и бросился на своего обидчика. Он выбросил вперед когтистую лапу и схватил охотника поперек туловища. Два крыла, похожие на паруса, раскрылись и замахали в воздухе. Зверь оторвал охотника от земли и взмыл вместе с ним в небо, потому что это был летающий танифа.
Охотник взглянул на песчаный берег, убегавший назад где-то под ним. Над его головой разрезали воздух могучие крылья, с каждым взмахом поднимая танифу все выше и выше. Взошла луна, стало холоднее. Лес и озеро остались далеко внизу, будто в другом мире. Но вот суша исчезла, и охотник уже не видел ничего, кроме крошечных белых шапочек волн, освещенных лунным светом, и прозрачных прядей облаков, которые иногда на мгновение окутывали его с танифой и снова пропадали.
Танифа и охотник летели всю ночь. Утром, когда взошло солнце, они были уже в другой стране. Они прилетели на родину маори, на остров Гаваики. Танифа сделал круг и опустился на прогалину среди высоких деревьев. Но охотника не радовали красивые тропические цветы и плоды, которые висели на деревьях и усыпали землю. Куда он ни бросал взгляд, всюду стояли или лежали танифы, огромные чудовища с немигающими глазами, сложенными крыльями и когтистыми ногами, похожими на птичьи лапы.
Когда заговорил танифа, который его поймал, охотнику показалось, что загремел гром, но слова он понимал.
— Этот человек ранил меня. Он должен умереть.
— Откуда он явился? — спросил пожилой танифа.
— Из страны Купе. Он живет на Рыбе Мауи.
— Что же ты там делал, о танифа?
— Отдыхал.
— Где же ты отдыхал, о танифа?
— На берегу, в Патеа.
— Ты был на песке или в воде?
— Я заснул на берегу и не заметил, как оказался в воде.
Старый танифа, успевший побелеть за свою тысячелетнюю жизнь, с трудом поднялся на ноги и раскрыл израненные крылья.
— О танифа, — сказал он глухим низким голосом. — Ты сам вынес себе приговор. Твой дом — небо. На земле ты отдыхаешь, когда устаешь, как мы все. Танифе, который живет в воде, нечего делать в небе; танифе, который живет в небе, нечего делать в воде. Ты оказался в таком месте, где человек имел право тебя убить.
Остальные танифы окружили их и закивали в знак согласия.
— Что мы сделаем с этим человеком? — спросил молодой танифа.
Старый танифа протянул к нему лапу с длинными когтями и сказал:
— Ты, самый младший танифа, отнесешь его на Рыбу Мауи. Посади его сейчас же себе на спину.
Так охотник полетел домой. Когда танифа был уже недалеко от Патеа, охотник протянул руку и вырвал несколько перьев из крыла чудовища. Он очень дорожил этими перьями. Одно из них он подарил Таме-ахуа, который жил на Уонгануи. У Тамы был еще один дом в Ваи-тотаре, но путь от одного дома до другого продолжался несколько дней и отнимал много сил. Получив в подарок перо танифы, Тама сам стал походить на танифу: он сжимал в руке этот талисман и при холодном свете луны летал над верхушками деревьев с Уонгануи в Ваи-тотару.