Змея на луке

Змея на луке

Сказка папуасов маринд-аним, Ириан

Жил в деревне Урумб один мужчина. Он был хорошим охотником, но не имел жены. Однажды, возвратившись с охоты, он повесил свой лук на место, а сам стал за хижиной разделывать добытого кенгуру. Когда же он снова вошел в хижину, то увидел, что вокруг его лука обвилась какая-то змея.
Мужчина попытался сбросить ее оттуда, но как он ни тряс лук, змея не спадала. Тогда он оставил ее в покое, повесил лук на прежнее место и пошел к друзьям — занять у них немного золы, чтобы приправить еду.
Когда он вернулся обратно, площадка перед его хижиной была так хорошо прибрана, как никогда раньше. Он не мог понять, чьих это рук дело, и опять отправился в деревню, чтобы выяснить, кто бы это мог быть. Но никто ничего не знал.
Еще раз придя домой, мужчина обнаружил там уже зажаренного кенгуру. Удивленный, он сел и принялся за еду, а змея глядела на него и не двигалась.
Насытившись, мужчина встал и сделал вид, будто снова уходит в деревню. На самом же деле он никуда не пошел, а спрятался за хижиной. Вскоре он увидел, как из хижины вышла красивая девушка и начала печь саговые лепешки.
Заметив мужчину, девушка хотела было бежать. Но он крепко схватил ее, и девушка призналась, что она-то и есть змея.
Мужчина попросил девушку-змею остаться жить у него. Она согласилась и осталась, навсегда сохранив человеческий облик. А лук, вокруг которого она обвилась, будучи змеей, еще долго служил им: мужчина часто ходил с ним на охоту и добывал пищу для себя и своей жены.

Рыбий вор

Рыбий вор

Сказка папуасов маринд-аним, Ириан

Как-то раз мальчики из Борема пошли на рыбалку. Клев был хороший, и они наловили много рыбы. Но вечером, когда дети возвращались в деревню, их остановил дема Нгенге. Он отобрал у них весь улов и скрылся в лесу.
Дети прибежали домой в слезах и обо всем рассказали отцам. Но когда мужчины захотели узнать, кто же отнял рыбу, оказалось, что мальчики забыли имя грабителя. Делать было нечего: не зная имени врага, нельзя было рассчитывать на его поимку.
Немного погодя в деревню вернулся самый младший из рыболовов — маленький, сплошь покрытый струпьями мальчик. На своих коротких ножках он не мог поспеть за товарищами и потому пришел позже всех. Но малыш был умнее других детей. Чтобы не забыть имени вора, он всю дорогу повторял про себя: «Нгенге, Нгенге, Нгенге». Придя в деревню, мальчик назвал его.
Мужчины взяли оружие и пошли ловить дему. Они нашли его неподалеку от деревни. Нгенге уже разводил огонь, чтобы зажарить украденную рыбу. Охотники схватили грабителя. Нгенге отчаянно сопротивлялся, стараясь вырваться. Вдруг шея у него вытянулась, вместо носа появился большой клюв, а на руках выросли перья. Нгенге превратился в баклана, взмахнул крыльями и улетел.
Мужчины и мальчики съели вновь найденную рыбу. А баклан так и остался навсегда рыбьим вором.

Птицы-носороги

Птицы-носороги

Сказка папуасов маринд-аним, Ириан

У одной змеи родилось несколько красивых мальчиков. Она уложила их в корзинку, и там они подрастали.
Однажды в пути змея зажарила на костре немного рыбы и накормила своих сыновей. После еды она из предосторожности повесила корзину с детьми на высокое дерево.
Но мальчики тайком прихватили с собой на дерево остатки рыбного обеда, а также несколько горящих поленьев, чтобы согреваться ночью.
Наверху мальчики поспорили из-за еды и стали кидать друг в друга горящие головни. В пылу ссоры они забросили головни на самое неба, где их и теперь еще можно видеть как звезды.
Невоспитанность детей так рассердила змею, что она без оглядки уползла от них. Вот и пришлось мальчикам самим спускаться с дерева. После многих попыток это удалось всем, кроме самого младшего, который не решался соскользнуть вниз по высокому стволу. Оставшись один на дереве, малыш не растерялся: он прикрепил к своим рукам перья, превратился в птицу ржанку и улетел.
Тем временем старшие братья пришли к реке Дигул. Ночью им стало холодно, а так как их теплая корзинка осталась висеть на дереве, они забрались в большое дупло и проспали там до утра. На рассвете мимо них проходили дигульские девочки. Они услыхали в стволе какое-то гудение и подумали, что там живут дикие пчелы. Но когда девочки открыли дупло, оттуда вышли красивые мальчики. Обрадованные своей находкой, девочки проводили их в деревню.
Там мальчиков усыновили, а когда они выросли, то отдали им в жены тех самых девушек, которые их нашли. Старший из братьев первый обзавелся сыном. Мальчик любил играть с луком и стрелами и однажды по ошибке угодил стрелой в ногу одной старой женщины. За это все женщины крепко его выбранили. Мальчик очень обиделся: ведь
он попал в старуху нечаянно,— и потому решил отомстить.
Как-то раз, когда все женщины и девушки ушли на болото ловить ручными сетями рыбу, он отправился в лес и сделал много больших деревянных клювов и украшений из перьев. Затем он позвал своего отца и других мужчин и сказал им, что хочет научить их летать. Мужчины согласились, надели на себя украшения, а к головам привязали клювы.
Сначала они летали только вниз,- причем с небольших деревьев, потом со все более и более высоких и наконец превратились в птиц-носорогов и, громко хлопая крыльями, полетели по-настоящему.
Возвратившись в деревню, женщины не нашли там ни одного мужчины. Но, увидев пролетающих носорогов, они догадались, в чем дело, и тоже захотели стать птицами. Они также раздобыли себе перьев и вырезали из дерева клювы. Но женщины оказались менее искусными, чем мальчик. И потому, сделавшись самками птиц-носорогов, они вышли далеко не такими красивыми, как их мужья.
Среди женщин была одна беременная. Ей было тяжело учиться летать. Поэтому она сделала себе маленький клюв и превратилась не в носорога, а в райскую птицу, которая не может летать далеко.
От птиц-носорогов произошли дигульцы. Вот почему они до сих пор строят свои дома на высоких деревьях или на столбах, точно это гнезда.

Сын бездны

Сын бездны

Миф папуасов маринд-аним, Новая Гвинея

Йолума — сын бездны. Это она произвела его на свет в одном из болот за деревней Имо. Он красивее самого нарядного юноши и сильнее всех людей.
Жители Имо не знали, кто такой Йолума. Они приняли его за чужеземца и не пожелали иметь с ним дело. А когда Йолума знаками дал ига понять, что хочет взять в жены девушку из Имо, они стали над ним смеяться и выстрелили в него из лука. Раненный в голову, сын бездны покинул Имо.
Через некоторое время рана на голове Йолумы загноилась. В глубокой печали побрел он через леса и болота к своему другу Гебу. Тот вырубил из раковины маленький острый нож и этим ножом надрезал Йолуме кожу. Гной и дурная кровь вышли, и рана Йолумы быстро зажила. Затем Геб изготовил для своего друга очень красивый наряд, такой красивый, какого еще никто и никогда не носил.
От Геба сын бездны направился к морю и сделался морским демой. Вот он ударил в свой барабан — и море зашумело, ударил сильнее — послышался гул прибоя. Йолума пошел вдоль берега. Ветер трепал его нагрудные украшения. Они раскачивались и блестели, и в лад им вздымались и пенились морские волны.
Придя в Вамал, Иолума лег отдохнуть, и оттого в бухте у этой деревни море всегда спокойно.
Потом сын бездны отправился дальше. И чем быстрее шагал он, чем громче бил в барабан, тем сильней бушевало море. Когда он дошел до Вамби, буря так разыгралась, что валила пальмы и хижины.
Вскоре Йолума достиг мелководья у Имо и принялся жестоко мстить за обиду, что нанесли ему жители этой деревни. Его барабан грохотал, как гром, ожерелья, а с ними и пенные гребни сверкали под ветром. Йолума в гневе вырывал с корнем деревья, опустошал сады и разрушал дома. Жители Имо, даже не успев проснуться, погибали под развалинами. Потом Йолума обрушил на берег огромный морской вал. И все, что еще оставалось в живых, было смыто соленой водой.
Тогда-то и появились в море первые рыбы. Они возникли из людей деревни Имо.
После расправы над Имо Иолума прошел еще немного вдоль побережья и наконец остановился в устье Биана. Но и поныне гнев его не иссяк, и он ежедневно гонит из моря в реку мощную волну прилива, о чем никогда нельзя забывать при езде на лодках.
Там, где когда-то стояла деревня Имо, ныне — голое место, от нее не осталось и следа. Но в память о мести Йолумы в соседних деревнях — Сангасе, Алаку и Меви — союз Имо и теперь еще справляет свои праздники.
Главная цель союза — заботиться о том, чтобы кокосовые пальмы были плодоносны и имели крепкие корни; и тогда Йолума, великолепный и могучий сын бездны, не повалит их снова.
Если вечером море начинает волноваться и окрашивается в красный цвет, значит Йолума и другие демы отправились на какую-то битву и предстоит большое кровопролитие.

Казуар-дема Ягил

Казуар-дема Ягил

Сказка папуасов маринд-аним, Ириан

Казуар-дема Ягил жил на острове Комолом. Он мог принимать образ юноши, правда не целиком: одна его нога оставалась такой, как у казуара, и потому он оставлял, после себя необычные следы — наполовину человеческие; а наполовину казуаровые.
Ягил был озорным малым и забавлялся тем, что днем, когда женщины работали на огородах, пробирался в чужие хижины и прятал женские передники. Это заметила одна старуха. Она рассказала обо всем мужчинам и показала им странные следы.
Мужчины выследили, юношу-казуара, который как раз принял, свой обычный облик, догнали его и убили своими копьями.
Комоломцы разрезали Ягила на части и решили на другой день съесть его. Но ночью мясо демы превратилось в деревья: на одном из них росли плоды аке, а на другом — водяные яблоки.
К останкам Ягила незаметно подкрались его братья и мать. Мать уложила в свою заплечную корзину внутренности Ягила, а братья собрали его кости и бросили их в огонь. В тот же миг к небу поднялся огромный столб дыма и превратился в тучу. Под мощные раскаты грома из тучи вылетела молния и сожгла всю деревню вместе с жителями.
На обратном пути мать услыхала позади себя глухой звук и почувствовала, что у нее за спиной, в корзине, что-то шевелится. Неожиданно оттуда выпрыгнул вновь возродившийся из своих внутренностей Ягил. Братья и мать пошли вместе с ним через страну людей яб к верховьям Булаки.
Там жила красавица Харау, славившаяся своим умением выделывать муку из сердцевины саговой пальмы. Каждый день она уходила в саговую рощу и трудилась не покладая рук.
Ягил не раз в образе красивого молодого человека подходил к Харау и пытался завязать с ней разговор. Но Харау была воспитанной девушкой и потому ничего-ему не отвечала и не смеялась его шуткам. Когда же он увязался за ней и проводил ее чуть ли не до самой деревни, а потом даже предложил сходить с ним в лес, она немедленно прогнала его; и Ягил в образе казуара убежал прочь.
В деревне Харау пожаловалась на эти приставания, и отец девушки попросил мужчин подстеречь незнакомого юношу-казуара. А чтобы не спутать его с другими, он поручил Харау при следующей же попытке юноши приблизиться к ней снабдить его каким-нибудь отличительным знаком.
И когда Ягил снова явился к Харау, она сделала вид, что согласна пойти с ним в лес, как только окончит работу. А пока что повесила ему на шею красноватый кусок сушеного саго. С тех пор все казуары носят на шее красные повязки.
Харау тайком убежала от ожидавшего ее Ягила и сообщила родичам, как его узнать. Не долго думая, все мужчины вместе со своими собаками бросились ловить юношу-казуара. Но сильный казуар легко передавил собак и со всех ног помчался к реке Биан. Там он забрался в Оанское болото, а его мать, обернувшись высоким тростником, со всех сторон прикрыла его, чтобы никто не смог найти и убить ее сына.

Утренняя женщина и вечерняя женщина

Утренняя женщина и вечерняя женщина

Легенда папуасов маринд-аним, Новая Гвинея

Манди была очень красивой девушкой, но она совсем не любила работать. Поэтому ни один юноша не хотел взять ее в жены, хотя многие из них были бы не прочь сходить с ней в лес.
В то время как другие девушки и женщины уходили на огороды и сажали там растения, пропалывали посевы или собирали урожай, Манди наряжалась и без дела слонялась по округе.
Поздно вечером все женщины и девушки возвращались домой и, сгрузив вязанки хвороста и съестные припасы, начинали готовить ужин. И только когда приступали к еде, являлась Манди.
Самой прилежной из женщин была Охом. Она не раз звала ленивую Манди пойти вместе со всеми на огороды или в рощу саговых пальм, уговаривала ее сходить за хворостом и научиться готовить еду. Но Манди ничего не желала слушать.
Однажды красавица Манди прогуливалась в окрестностях Имо и случайно забрела в банановую рощу. Устав от долгих блужданий, девушка решила отдохнуть. Она срезала несколько банановых листьев, приготовила себе удобную постель, потом улеглась на ней и уснула.
Мужчины из Имо, проходившие через рощу, наткнулись на спящую Манди и забрали ее с собой, потому что приближался большой культовый праздник, во время которого полагалось убить какую-нибудь красивую девушку.
Перед самым праздником Манди удалось бежать. Рано утром, когда все еще спали, она поднялась на небо и превратилась в красивую звезду; и теперь каждое утро ее можно там видеть.
А прилежная Охом тоже стала звездой. Правда, по утрам у нее нет свободного времени, как у лентяйки Манди: Охом весь день трудится. Но как только стемнеет, она появляется на небе. Первая вечерняя звезда — это и есть Охом. Как все порядочные женщины в деревне, она возвращается домой только вечером.
Вот почему молоденьким девушкам желают, когда они подрастут, больше походить на вечернюю звезду, чем на утреннюю.
Но некоторые люди говорят, будто Манди в конце концов почувствовала себя неловко перед Охом и там, на небе, принялась добывать саговую муку. И еще говорят: всю ее утварь — корыто для промывания саго, черпак для воды, кирку и колотушку — все это тоже можно разглядеть среди звезд. Свои украшения Манди сбросила, и они превратились в небесных птиц. Эти птицы в виде звезд с длинным хвостом из перьев иногда пролетают по небу. Только видно их очень редко.
По словам йе-аним, что живут в верховьях Маро, все звезды — такие же женщины, как. Манди и Охом, и все они замужем за месяцем.

Деревянный крокодил

Деревянный крокодил

Сказка папуасов маринд-аним, Ириан

Однажды демы отправились в далекое странствие на лодке-однодеревке. Она была такая большая, что они с трудом вытаскивали ее на берег, когда останавливались где-нибудь переночевать.
Демы спустились вниз по реке Маро и достигли Гандина, что лежит чуть выше Эрмасука, называемого чужеземцами Мерауке. Там они снова заночевали. Но они не учли, что волны в том месте намного сильнее, чем в глубине страны: ведь демы никогда не бывали близ моря.
Пока они спали в Гандине, волны раскачали лодку, и она съехала на воду. От сильной качки у лодки внезапно выросли ноги, задний ее конец зашевелился и превратился в хвост, а передний, украшенный зубчатой резьбой,— в пасть с большими зубами.
Так возник первый крокодил.
Ничего этого демы не заметили. Утром они пошли к своей лодке, но не нашли ее.
И крокодила они тоже не увидели, так как он погрузился в воду. Демы подумали, что лодка затонула, и стали шарить по дну. А крокодил схватил многих из них и утащил под воду.
Демы в испуге прекратили поиски и собрались сделать себе новую лодку. Один из древесных стволов, что лежал неподалеку от берега, показался им вполне подходящим. Но едва они приблизились к нему, вода в реке заволновалась и оттуда высунулся крокодил.
Тут демы поняли, что это он и утащил под воду их друзей, и решили его убить.
Но осуществить это решение было не так-то просто, потому что, когда крокодил вынырнул еще раз и демы бросили в него свои копья, они отскочили от его твердой кожи и чудовище снова скрылось в глубине.
Прошло много времени, а крокодил все не показывался. Тогда один смелый молодой дема полез в воду, захватив для дыхания длинную бамбуковую трубку. На дне реки он увидел крокодила: тот спал среди добытых им черепов. Дема связал его крепкими стеблями ротанга и вытащил на берег.
Демы убили крокодила и съели. Но опасность не миновала, так как крокодил успел отложить множество яиц и из них вылупились новые крокодилы. Они были очень похотливы — недаром похотливых людей называют «крокодилами» — и потому сильно размножились.
А когда крокодилы отдыхают на берегу, они все еще похожи на старые древесные стволы.

Геб

Геб

Сказка папуасов маринд-аним, Новая Гвинея

Когда-то Геб жил в местности Домандэ, в термитнике. Каждый день он ходил к берегу моря ловить рыбу. Из-за частого пребывания в воде все его тело покрылось морскими желудями, и он стал чудовищно безобразным. Зато те же ракушки надежно защищали его от термитов.
Геб был так уродлив, что не смог найти себе жены. Поэтому он срезал нижнюю часть бамбука и смастерил из нее вещицу, заменявшую ему женщину. Приятелю Геба Маху, у которого было две жены, стало жаль беднягу, и он подарил ему одну из своих жен — Пиакор. Но Пиакор не принесла Гебу большой радости: поначалу она производила на свет одних только рыб или птиц и лишь позднее родила ему двух сыновей и дочь.
Однажды Геб ловил рыбу неподалеку от Бути. Вдруг к берегу подошли девушки; они хотели набрать ракушек. Геб устыдился своего уродства и зарылся глубоко в песок, оставив сверху только нос. Одна из девушек приняла нос за раковину и взялась за него. Гебу стало нечем дышать, и он был вынужден вылезти из песка. Девушки ужасно перепугались и с громким криком бросились бежать.
Мужчины из Бути подумали, что безобразный малый нарочно подстерегал девушек. Они схватили свои палицы и луки, поспешили к берегу и поймали Геба. Пленника привели в деревню и поместили в отдельную хижину, а чтобы он не сбежал, поставили у дверей охрану. Потом мужчины палками и каменными топорами попытались очистить Геба от морских желудей. От боли он громко кричал. Но содрать с Геба ракушки так и не удалось, только на затылке у него образовалась большая рана. Ночью из этой раны вырос куст банана. Он рос так быстро, что уже к утру на нем созрели плоды. Мужчины вытащили его из затылка Геба и посадили в землю. С тех пор этот сорт банана и называется «бути» — по месту своего рождения.
Мужчины из Бути все же хотели очистить Геба от ракушек и сделать его своим мальчиком для удовольствия. Геб очень испугался и решил бежать во что бы то ни стало. Ночью он разобрал часть листьев, покрывавших хижину, — выйти через двери было невозможно из-за охраны — выбрался на крышу, прыгнул на кокосовую пальму и полез по ней вверх. Чем дальше он лез, тем выше вырастала пальма, и наконец ее вершина достигла луны. Геб быстро перескочил с пальмы на луну. В то же мгновение пальма съежилась и вновь приобрела свои обычные размеры.
Геб был спасен, но ему пришлось навсегда остаться жить на луне. Временами он там хорошо виден, и тогда потомки Геба приветствуют его радостным возгласом «Геб
ахэ!».
Пока Геб взбирался вверх по шершавому стволу пальмы, с него сошли все морские желуди, и он опять превратился в красивого мужчину. Но по старой памяти его иногда все еще называют «Саманити-патур», что значит «Чесоточный юноша».

Копье Арамемба

Копье Арамемба

Легенда папуасов маринд-аним, Ириан

Между землями маринд-аним и людей яб, с одной стороны, и землей болотных людей — с другой, лежит широкая протока Мули. Выглядит она как река, но вода в ней соленая. Принадлежит она сыну бездны Йолуме.
В Мули живет друг Йолумы — Мули-дема. Он женился на девушке из Авехимы, и та родила ему прекрасного сына, которого отец назвал Арамембом.
Когда Арамемб был еще подростком, он попросил своего отца подарить ему оружие, чтобы тоже ходить на охоту. И тогда Мули-дема дал ему копье и копьеметалку.
Арамемб очень обрадовался, но он не знал толком, на кого ему охотиться с таким большим оружием, потому что в те времена из всей дичи были известны одни лишь птицы. Диких свиней, казуаров и кенгуру тогда еще не водилось. Не было в ту пору и собак, и вместо них охотников сопровождали крысы.
Арамемб пришел со своим копьем в страну людей яб. Там встретился ему великан по имени Мингуй, который преследовал и убивал людей. Арамемб подумал, что Мингуй вполне подходящая цель для его копья, и при помощи копьеметалки изо всех сил метнул его в великана. Пронзенный насквозь, Мингуй замертво повалился на землю.
Арамемб разрезал тело великана на части, испек мясо и, так как сильно проголодался, съел его, оставив одни кости. Затем он прикрыл кости травой и лег спать.
На следующее утро под травой что-то зашуршало. Арамемб разгреб ее и увидел, что все до одной кости Мингуя превратились в маленьких кенгуру, ползавших по земле. Кенгуру еще не умели прыгать, и только после того, как Арамемб стегнул их черенком пальмового листа, они подскочили и научились передвигаться прыжками, как делают это теперь.
Вскоре кенгуру подросли и так расплодились, что Арамемб решил истребить часть из них, пока они не сожрали все растения. И тогда он начал на них охотиться.
Однажды во время охоты на кенгуру Арамемб с такой силой метнул свое копье, что оно вошло глубоко в землю и никак не вынималось обратно. Копье пустило корни и превратилось в огромное дерево, что растет возле Кумбиса на берегу Мули. Чтобы все же не упустить добычи, Арамемб в гневе швырнул в нее свою копьеметалку. Но и копьеметалка тоже воткнулась в землю, пустила корни и превратилась в бамбук.
Все это видел из воды Мули-дема. Ему стало жаль своего сына, оставшегося без оружия. Тогда он срезал кусок бамбука, сделал из него хороший лук и дал его Арамембу.
С тех пор на кенгуру охотятся не с копьем, а с луком и стрелами.

Пожар в Сендаре

Пожар в Сендаре

Миф папуасов маринд-аним, Новая Гвинея

В давние времена демы жили в Сендаре на земле Кондо-Мирав. Один из них, Ваба, так горячо любил свою жену, что от его жарких объятий загорелась хижина. Было как раз время засухи, дул сильный восточный ветер, и пламя быстро распространилось по всему побережью. Деревья и трава выгорели дотла и на берегу образовалась широкая пустынная полоса, которая существует и по сей день.
Ваба и его жена сгорели, и вместе с ними погибли в своих домах многие демы. Ведь в ту пору об огне ничего не знали и не умели от него защищаться.
Когда демы-звери впервые увидели огонь, они из любопытства подошли вплотную к нему, чтобы получше его разглядеть. При этом дема-аист Ндик по неосторожности опалил себе ноги и крылья. Оттого у аистов ноги красные, а на крыльях — черные подпалины. Еще больше досталось казуару: от жары у него почернели все перья, а на шее появился красный след от ожога. Ракам тоже не удалось уберечься, и с тех пор, стоит им только попасть в огонь, они сразу же становятся красными.
Во многих местах пожар проложил в лесу длинные просеки в глубь страны. Позднее они наполнились водой и превратились в реки.
Как и дем-зверей, людей из деревни Кумбе разобрало любопытство, и они наклонились, чтобы рассмотреть пламя. От этого у них на голове сгорели волосы. Вот почему в Кумбе так много плешивых.