Первая супружеская чета

Новокаледонская сказка

Паиму Пюрехевази и Берангаат были первой супружеской четой в то время, когда еще не было людей.
Муж сказал жене:
— Было бы хорошо, если бы мы сменили кожу и навсегда остались жить здесь, на Янде.
Жена отвечала:
— А зачем так делать, чтобы мы здесь жили одни? Это нехорошо. Будет лучше, если мы вдвоем сделаем нового человека, который продолжит наш род.
Но муж не хотел этого. Он отправился в дом, а жене наказал, чтобы она туда не входила. Там он лег и собрался менять кожу. Но жена пробралась в дом и спряталась в углу. Муж заметил ее и рассердился. Он сказал:
— Ты не хочешь, чтобы мы сменили кожу и жили вечно! Что ж, пусть будет по-твоему. Будем делать то, о чем ты говорила.
Так мужу не удалось сменить старую кожу, потому что его жена хотела иметь детей. Она родила их, и тогда появились люди, которые и заселили землю.

Сова, паже и вавиви

Новокаледонская сказка

Птица паже сказала птице вавиви:
— Пойдем в гости к сове.
Сова встретила их радушно:
— Это вы, мои юные братья!
— Это мы!
— Ну, хорошо. Входите же в дом.
Сова сделала вид, будто разыскивает еду. А у нее было уже все готово, но сова не собиралась угощать своих юных братьев. Она попросила их пройти в другую комнату, поменьше, и там обождать, пока она поест. Ведь она живет одна и всей пищи только ей и хватит.
Когда сова принялась за еду, ее юные гости рассердились и стали бросать в нее камни. Сова вылетела из дома, но паже и вавиви погнались за ней. Тогда сова забилась в щель в скале. Два юных брата попытались ее оттуда выкурить, но сова выдувала дым обратно. Они ждали, ждали и улетели. Тут сова вылетела из убежища и сама полетела за ними.
— Ага, — закричала она, — видите, я летаю быстрей.
Паже и вавиви снова погнались за ней. Она опять забилась в щель, и те улетели ни с чем. Они зашли к сове в дом и взяли там динамит. Потом вернулись к скале, где пряталась сова.
Паже сказал вавиви:
— Зажигай ты.
— Я боюсь, — отвечал вавиви.
Так они долго препирались друг с другом, наконец вавиви сказал:
— Ладно, отложим до завтра.
Они спрятали динамит в ветвях дерева, на котором сидели, и ушли.
А сова все видела. И когда братья скрылись из виду, она забрала динамит. Ночью братья легли спать, а сова пришла и бросила динамит к ним в дом. И два молодых человека разлетелись на мелкие кусочки и погибли. А сова так и жила одна.

Дед и внук Дере

Новокаледонская сказка

Дед и внук пошли в горы за подпорками для ямса. А в лесу, в горах нельзя было говорить громко. Они рубили подпорки. Внук взял одну очень ровную и длинную и стал ею размахивать и кричать. Ему было очень хорошо.
— Замолчи, здесь нельзя шуметь, — сказал ему старик.
Но внук не послушал его, он все кричал.
Они складывали свои подпорки на тропинку, по которой шли, чтобы на обратном пути собрать их все. Но когда настала пора возвращаться, они не нашли той тропинки. Дед и внук заблудились в лесу. Им стало страшно, они не знали, где они теперь. И они не нашли своих подпорок. И все это произошло потому, что мальчик шумел, где шуметь было нельзя, и, как дед ни уговаривал его вести себя тихо, он его не слушал.

Вождь Туо и вождь Тендо

Новокаледонская сказка

Вождь Туо расчищал валежник вокруг своего дома, отбрасывал сор в одну сторону, отбрасывал в другую. Он подумал: «Что бы мне сделать, чтобы поесть мяса? Сделаю-ка я силок для птиц».
Он лег спать, а утром начал плести веревку. К вечеру он сделал силок, пошел и поставил его на большом фикусе.
Потом вернулся домой, покурил и лег спать. Он спал, спал до света, а утром встал и пошел проверять силок. Там он увидел двух крыланов. Туо взобрался на фикус, распутал их, отрезал им лапы и крылья и сбросил крыланов вниз. Потом он спустился, поднял их и отнес своей матери. Мать взяла копалку и вырыла два клубня ямса и два клубня таро, завернула крыланов в листья и сунула все это в горшок. Она стала готовить на печи и нюхала пар, чтобы узнать, когда еда будет готова. Потом она достала еду: вот один крылан для вождя Туо, вот один для нее — его матери, вот один клубень ямса и один клубень таро для вождя Туо, один клубень ямса и один клубень таро для матери. Так они ели, пока не съели все.
Они покурили и пошли спать. Утром вождь Туо встал и пошел проверять силок.
И что же он там увидел? О чем пойдет наш рассказ?
Наш рассказ пойдет о вожде Тендо, о духе, который попал в силок.
Туо собрался взлезть на дерево, но увидел, кто сидел в силке, испугался и спрятался.
— О-о, — сказал Туо.— Кто это там наверху? Не злой ли это дух?
А тот из ловушки говорит ему:
— Иди, иди сюда!
— Я не могу, — отвечает Туо, — я боюсь.
— Не бойся, иди и освободи меня.
Туо залез и освободил вождя Тендо из силка. Тот, как только почувствовал себя свободным, вскочил вождю Туо на шею.
— О мой отец! О мой отец! — закричал вождь Туо, взывая к духу своего предка.— Мне страшно! Что теперь со мной будет? — и он заплакал.
— Перестань плакать, — сказал Тендо, — спускайся и пойдем в деревню.
Туо слез с дерева, а тот все сидел у него на шее. У подножия дерева Туо тяжело вздохнул и сказал:
— Слезай и иди, как я.
— Нет, я не слезу, я буду сидеть на тебе, ты ведь устроил мне ловушку.
Туо пошел в деревню, мать издали заметила его, так как ждала сына, и увидела, что он кого-то несет на себе.
— Кого это ты несешь на себе? — спросила старуха.
— А я и сам не знаю, он был в моем силке.
— Что же теперь будет?
— Не знаю, он не хочет слезать.
— Как же так? А что я буду готовить есть?
— Ну о чем ты спрашиваешь, — отвечал Туо, — мне совсем не до еды, мне страшно.
Тут вождь Тендо сказал:
— Я хочу есть, приготовь мне еду, старуха.
Старуха заторопилась, приготовила ямс и таро и подала Тендо. Он принялся есть, и из его рта капало на голову Туо.
Туо не мог ни есть, ни курить, и тогда он пошел спать, но и тут Тендо его не отпускал.
— О горе! Отпусти же меня! — взмолился Туо.
— Нет, мы будем спать так, ложись! — отвечал ему Тендо.
Они легли и уснули, а в полночь дух во сне отпустил вождя Туо. Тот почувствовал свободу и тихонько вышел из дому.
Он взобрался на кокосовую пальму и спрятался в ее листьях.
Пришел день, вождь Тендо в доме проснулся, огляделся вокруг:
— Где же вождь Туо? Где он? Куда он мог уйти ночью? Ну, я сейчас его отыщу!
С этими словами он вышел, поискал вверху, поискал внизу, но не нашел Туо. А тот сидел на пальме. Тогда дух решил напиться и полез за кокосовыми орехами. Он лез, лез, лез, остановился передохнуть, полез выше, наконец добрался доверху. Он сорвал слева орех, справа орех, хотел уже спускаться и тут увидел вождя Туо за листьями.
— Вот ты где! Хорошо, что я тебя нашел. Ты хотел сбежать от меня?
С этими словами дух снова вскочил на вождя Туо.
— Спускайся, надо собрать орехи, — приказал дух.
Вождь Туо спустился, подобрал орехи и очистил их.
— Мой сын, — спросила его старуха мать, — почему ты сам не хочешь съесть орех?
— О мать! — отвечал Туо. — Мне совсем не до еды, когда он сидит на мне. О горе мне, горе!
— Да он не хочет есть, — сказал дух, — а я проголодался, принеси мне поесть, старуха!
Потом опять наступила ночь, и вождь Туо пошел домой спать вместе с вождем Тендо, и они легли и уснули. В полночь дух опять отпустил свою жертву.
Туо почувствовал свободу, проснулся, встал, достал свой пояс из кожи крылана, натянул на голову шапку, натерся сажей, привязал к ногам красивые раковины, надел на руки браслеты, повязал белую набедренную повязку, на плечи набросил накидку из луба, вооружился копьем и дротиком и вышел из дома.
Вождь Туо спустился к морю и побежал вдоль берега. Он оставил позади свою землю, переплыл реку Пуананду и прибыл наконец к вождю Уагапа.
— Вождь Туо, твое ли я вижу лицо? — спросил вождь Уагапа.
— Да, это я, — отвечал вождь Туо.
— Что случилось с тобой?
— Я спасаюсь.
— От кого ты спасаешься?
— Я не знаю его, может быть, он злой дух!
— Где ты его встретил?
— Он попался в мою ловушку для птиц. Я пришел и выручил его, а он вскочил мне на шею, и как я ни тряс его, и влево, и вправо, и вперед, и назад, — он меня так и не отпустил. Я лег спать, в полночь он меня выпустил, и я убежал и спрятался на кокосовой пальме. Тогда он меня быстро нашел на пальме, а сейчас я уже убежал к тебе.
— Входи, — сказал вождь Уагапа, — садись здесь и ничего не бойся. Если он придет к нам, мы его убьем.
Не успели они присесть, как увидели вдали духа. Головой он доставал до неба, а ногами упирался в морское дно.
— Ты видишь, кто там идет? — спросил вождь Туо.
Смелость вождя Уагапа сразу исчезла.
— Вождь Туо, беги скорее отсюда, не то он и меня прихватит с тобой.
Вождь Туо бросился бежать и прибежал к вождю Баи.
— Вождь Туо, твое ли я вижу лицо? Что с тобой случилось?
— Да, это я. Я спасаюсь.
— Кто за тобой гонится? Он такой же, как мы?
— Я его не знаю, может быть, он злой дух.
— Входи, входи сюда; он найдет у нас свою смерть.
Едва присели они, как вдали показался дух. Трудно описать его рост: верхняя часть его тела терялась в облаках, а нижняя в глубине моря.
— Вождь Туо, — сказал вождь Баи, — подумай, куда ты сейчас побежишь, я боюсь, как бы он и меня не прихватил вместе с тобой.
Вождь Туо бросился бежать, он бежал, бежал и прибежал к вождю Каналы.
— Вождь Туо, твое ли я вижу лицо?
— Да, это я, — отвечал Туо.
— Что с тобой? — спросил вождь Каналы.
— Я спасаюсь, за мной гонятся от самого моего дома.
— Кто же это?
— Я не знаю, быть может, злой дух.
— А где он?
— Смотри, он скоро будет здесь.
— Садись, — сказал вождь Каналы, — мы его убьем.
И только сказал он эти слова, как показался дух. Голова его уходила далеко в небо, а ноги ступали по земле.
— Вождь Туо, поищи себе другое убежище, — воскликнул вождь Каналы, — а то я очень боюсь, как бы он и меня не прихватил вместе с тобой.
Туо вышел и побежал дальше. Так бежал он, бежал от вождя к вождю, пока не достиг Мааламоа, самого края страны. Он посмотрел вокруг, куда бежать дальше, но дальше земли не было. Он увидел лишь двух детей, которые купались в море.
И они тоже увидели его.
— Вы кто такие? — спросил их Туо.
— Мы — это мы, — ответили дети.
— Что вы здесь делаете?
— Мы купаемся.
И дети перестали на него смотреть. Они купались. Вождь Туо закричал им:
— Скажите мне, куда я могу бежать, чтобы спрятаться?
— А от кого тебе прятаться?
— От того, кто за мной гонится.
— Он такой же, как мы?
— Я не знаю, посмотрите туда, вон он идет.
— Ну, хорошо, оставайся здесь. Когда он будет совсем близко, мы нырнем в воду, и ты ныряй с нами.
Дух был уже близко. Дети нырнули, и вождь Туо нырнул вместе с ними. И они вошли в дом на дне моря.
Дух остался на берегу один. Он не мог спуститься на дно моря за своей жертвой. И тогда он вырвал два пучка травы, призвал двух птиц и велел им созвать всех остальных птиц.
Одна полетела вдоль западного берега, другая вдоль восточного, и они слетелись на острове Поот.
Вскоре все птицы, все до одной, собрались перед вождем Тендо, и он сказал им:
— Я созвал вас, чтобы вы выпили всю воду из моря,
И птицы ответили:
— Мы повинуемся!
Первыми начали пить цапли. Они пили, пили, пили, и вода стала убывать, как при малом отливе.
Потом стали пить кулики. Они пили, пили, пили, и из воды показались кораллы.
Потом стали пить чайки. Они пили, пили, пили, и вода стала убывать, как при большом отливе.
Потом стали пить другие птицы. Показалась крыша, потом и стены дома; наконец все стало сухо.
— Дело сделано, — сказал вождь Тендо, — вы свободны, а я пойду и найду вождя Туо, чтобы он меня накормил.
Он подошел к дому, и вождь Туо начал опять причитать:
— О, я несчастный, вот он идет за мной.
— Что же ты будешь делать? — спросили дети.
— То, что вы скажете.
— Хорошо, — сказали дети, — слушай нас: когда он тебя позовет, ты не выходи, скажи ему, пусть он сам войдет в дом.
Вождь Тендо стал звать вождя Tyo:
— Выходи!
— Не выйду, — отвечал Туо. — Если я тебе нужен, войди за мной.
Тем временем дети взяли по топору и встали с двух сторон у входа.
Вождь Тендо нагнулся, чтобы войти, и тогда дети отрубили ему голову, она покатилась внутрь дома, а тело осталось лежать снаружи.

Далингавув

Новогебридская сказка

Жители одной деревни расчистили участок и посадили бананы. А когда поспели плоды, туда повадился ходить Дилингавув. Он влезал на ствол банана и поедал их.
И вот однажды Дилингавув сидел на банане, и его заметил кто-то из жителей деревни. Этот человек побежал и сказал остальным:
— Я только что видел того, кто ворует и ест наши бананы!
Мараухихи воскликнул:
— Берите луки, пойдем и убьем его!
Но люди сказали:
— Нет, никто не сможет его убить!
— А я смогу! — воскликнул Мараухихи.
— Нет, это невозможно, — стали спорить с ним другие.
Но все же они взяли луки и на стрелы надели наконечники.
— Пойдем по одному, — сказал Мараухихи.
Первый пошел вперед, увидел Дилингавува и начал подкрадываться к нему, чтобы пустить стрелу. Но Дилингавув взмахнул руками, как летучая мышь крыльями, Человек испугался, убежал и рассказал об этом остальным,
— Его невозможно застрелить, — сказали люди. Но Мараухихи велел идти второму. Тот двинулся вперед, но с ним случилось то же, что и с первым.
Так по одному все люди выходили вперед, возвращались и говорили:
— Его невозможно убить!
Тогда Мараухихи сказал:
— Я сам пойду, пущу в него стрелу и убью.
Мараухихи был умнее всех остальных.
Он пошел и увидел Дилингавува, сидящего на банане. Мараухихи осторожно приблизился, но тут Дилингавув заметил его и простер над ним свои руки. Мараухихи не испугался. Он взял стрелу для охоты на птиц, вырезанную из казуарины, и выстрелил. Стрела оторвала Дилингавуву одно ухо, и он свалился на землю вниз головой. Мараухихи побежал к своим людям и рассказал, что он подстрелил Дилингавува.
А тот поднялся и пошел домой, к матери. Дилингавув окликнул мать, и она спросила:
— Что тебе, сын?
— Дай мне топор.
— А зачем он тебе?
Но Дилингавув не стал рассказывать матери, что Мараухихи отстрелил ему ухо. Дилингавув пошел и вырубил себе ухо из корня дерева pay. Он рубил корень и приговаривал:
— Рубись на куски! Разрубайся!
Мараухихи подослал одного из своих людей, и тот подсмотрел, что делает Дилингавув, и подслушал, что он говорит.
Посланный вернулся к Мараухихи и рассказал, что Дилингавув из корня дерева pay сделал себе новое ухо взамен оторванного.
Потом Мараухихи и его люди устроили пир. Они ели и танцевали, они танцевали каждый день. Дилингавув услышал об этом и сказал:
— Теперь я пойду и отомщу им!
Он взял много каштанов, взял камни, взял огонь, взял плащ из листьев, который надевают на танцах, и пошел к деревне, где жил Мараухихи. В деревню Дилингавув не вошел, а остановился поблизости. Он разжег костер, изжарил каштаны и раскалил камни. Потом Дилингавув выкопал очень глубокую яму и прикрыл ее плащом. Он сел рядом с ямой, стал есть каштаны и смотреть на танцующих. Люди танцевали долго. Но вот один из них отошел в сторону отдышаться и видит: сидит Дилингавув и ест каштаны.
— Дай мне один каштан, — попросил этот человек.
— Возьми, — только подойди сюда, — ответил Дилингавув.
Человек подошел к нему, сел на плащ и провалился в яму.
То же самое Дилингавув проделал и со всеми остальными танцорами. Последним в яму свалился Мараухихи.
Тогда Дилингавув стал швырять в яму раскаленные камни. А Мараухихи сказал своим людям:
— Становитесь ближе вот к этому краю!
И все они остались живы.
А Дилингавув решил, что все они погибли, и ушел домой.
Мараухихи спросил своих товарищей:
— Как вы думаете, как нам спастись?
— Да ведь мы уже мертвые, — отвечали люди.
— Вовсе нет! — воскликнул Мараухихи. — Я очень хорошо знаю, что мы еще не мертвые!
Мараухихи посмотрел вверх и увидел, что над ямой нависает ветка смоковницы. Он сказал:
— Давайте сделаем так. Пустим стрелу в эту ветку. Потом выстрелим еще раз, так чтобы вторая стрела воткнулась в первую. Пустим еще стрелы, и получится цепочка. Она свесится сюда, и мы выберемся по ней из ямы.
Так они и сделали. Цепочка из стрел свесилась в яму.
— Полезайте наверх, — сказал Мараухихи.
— Давай ты первый, а мы за тобой, — ответили ему.
По цепочке из стрел они выбрались из ямы и спаслись.

Отъезд Квата

Новогебридская сказка

Сейчас посреди острова Гауа расположено большое озеро Тас, но прежде на том месте была равнина, поросшая лесом.
Однажды в этом лесу Кват начал делать себе лодку из огромного дерева. Пока он ее делал, братья подсмеивались над ним. Они спрашивали Квата:
— Как же ты дотащишь такую большую лодку до моря?
И каждый раз Кват отвечал:
— Придет время — узнаете.
Когда лодка была готова, Кват посадил в нее свою жену, своих братьев, нагрузил ее всеми живыми существами, даже такими маленькими, как муравьи, и сел сам. На лодке он сделал настил.
Затем начался очень сильный дождь. Вся средняя часть острова заполнилась водой, которая хлынула через холмы там, где теперь низвергается великий водопад Гауа. Лодка нашла выход в море и уплыла.
Говорят, что Кват, уезжая, забрал с собой с островов все самое лучшее. Но Кват еще вернется, и люди ждут его возвращения.

Как появилась смерть

Новогебридская сказка

Кват и Марава жили в местности Матан возле горы Гарат, где еще тлеют подземные огни.
Однажды они решили сделать людей. Кват вырезал из драцены руки, ноги, туловища, потом уши и глаза, а после приладил одну часть к другой. Этим он занимался шесть дней.
Затем он припрятал своих людей на три дня, а потом три дня оживлял их. Он поставил людей перед собой, стал танцевать перед ними и увидел, что они понемногу начали двигаться. Он стал бить для них в барабан и увидел, что они стали двигаться быстрее. Так он сделал их живыми, и они могли уже стоять сами.
Затем он разделил людей на мужчин и женщин и каждому мужчине дал женщину и назвал их мужем и женой. Кват сделал трех мужчин и трех женщин.
А Марава сделал людей из другого дерева, из тависивисо.
Он тоже делал их шесть дней, и поставил их перед собой, и бил для них в барабан, и дал им жизнь, как и Кват.
Но когда Марава увидел, что его люди двигаются, он выкопал яму, устлал ее дно листьями кокосовой пальмы и закопал своих мужчин и женщин на три дня. Когда же он разгреб руками землю, чтобы посмотреть на людей, оказалось, что они сгнили и воняют.
Так среди людей появилась смерть.

Молгон и Молвор

Новогебридская сказка

В Гауа жили двое братьев с родителями. Однажды отец с матерью сказали старшему, Молгону:
— Хорошенько смотри за своим младшим братом и как следует корми его.
— Хорошо, — ответил он.
Вскоре отец с матерью умерли, и братья остались одни.
Однажды они спустили на воду лодку и поплыли вверх по течению реки. Вскоре они поравнялись с плодом палако, плывшим навстречу им. Мальчики разломили его пополам и съели.
Потом они поплыли дальше и увидели два палако. И один брат съел первый плод, а другой — второй. Они поплыли дальше и увидели три плода. Один мальчик съел первый, другой — второй, а третий они съели пополам. Поплыли дальше и увидели четыре палако — два для одного и два для другого. Поплыли дальше и увидели пять плодов — два для одного, два для другого, а один пополам. Поплыли дальше и увидели шесть палако — три для одного и три для другого. Поплыли дальше и увидели семь плодов — три для одного, три для другого, а один пополам. Поплыли дальше и увидели восемь палако — четыре для одного и четыре для другого. Поплыли дальше и увидели девять плодов — четыре для одного, четыре для другого, и один пополам. Поплыли дальше и увидели десять палако — пять для одного, пять для другого. Мальчики поплыли дальше и тут увидели на берегу место, откуда плыли плоды.
Тогда старший брат сказал младшему:
— Ты оставайся в лодке, а я пойду и наберу плодов для нас обоих, — и он вышел на берег и стал собирать палако.
В это время из своего дома вышла женщина по имени Роприалал и, увидев мальчика, позвала его. Он подошел, и женщина сказала ему:
— Сейчас мы с тобой приготовим еду.
Они испекли таро и стали есть. Молгон не мог съесть столько таро и сказал женщине:
— Я отнесу это брату, пусть он поест.
Но Роприалал сказала:
— Раз ты не можешь съесть все сам — брось свиньям.
Мальчик заплакал. Потом они приготовили из таро кашу и Молгон не смог съесть ее и попросил:
— Я возьму кашу для брата.
Но женщина крикнула:
— Брось свиньям! — и мальчик опять заплакал.
Потом она спросила: ?
— Как тебя зовут?
— Молгон, — ответил он.
— А как зовут твоего брата?
— Молвор.
— Правильно. Тебя зовут Молгон, — и ты останешься здесь, и у тебя будут свиньи, дом и гамал, вдоволь еды и денег. А твой брат — его имя Молвор — будет лишен всего этого.
Молгон все плакал и плакал.
Вскоре женщина сказала:
— Идем посмотрим на твоего брата.
Они подошли к лодке и увидели, что Молвор лежит мертвый — солнце убило его своими лучами.
Молгон все время плакал. Слезы упали на тело брата, и тот снова ожил.
И тут Молвор сказал брату:
— Когда наш отец умирал, он велел тебе заботиться обо мне. А ты бросил меня и не думал обо мне.
Женщина стала убеждать Молгона вернуться к ней, но он не соглашался. Но вот Молвор запел. Он свесил ноги в воду и стал превращаться в угря. А когда он кончил петь, то стал угрем и соскользнул в воду. Его брат тоже прыгнул в воду, а женщина стояла и смотрела вниз. Потом она увидела на воде кровь и горько заплакала.
А братья превратились в камни, что лежат в русле реки,

Рассказ об угре

Новогебридская сказка

В одной деревне жили муж с женой и сыном. Родители работали в поле, а мальчик оставался дома один.
Однажды, когда они собрались в поле, сын сказал:
— Завтра, когда вы будете уходить, отложите для меня батат.
На следующее утро отец и мать оставили сыну батат и ушли в поле. Мальчик испек батат и съел его, а потом пошел к другим детям и стал просить еще. Но дети рассердились на попрошайку и сказали:
— Разве отец не оставил тебе еды?
— Родители оставили мне немного, но я съел все сразу.
— Так зачем же ты просишь еду у нас? — сердито спросили они.
Тогда он крикнул:
— Хорошо же, я расскажу отцу с матерью, что вы ругали меня!
Его родители вернулись, и он стал им жаловаться:
— Когда вы ушли, я съел батат и попросил еще немного у детей. Они очень рассердились на меня за это. Поэтому завтра оставьте мне два батата.
Наутро родители снова ушли в поле, оставив мальчику два батата. Он испек их и побрел по берегу реки. Там он нашел хорошее местечко и сел поесть.
Когда он ел, крошки батата упали в воду, и их съел угорь. Угорь превратился в юношу, поднялся на поверхность и подошел к мальчику. Они вдвоем доели батат, и юноша сказал мальчику:
— Завтра ты снова испечешь два батата, принесешь сюда, и мы съедим их вместе.
После этого юноша-угорь вернулся в воду, а мальчик пошел домой и сказал родителям:
— Завтра снова оставьте мне два батата.
Наутро он испек отложенные для него бататы и отправился на берег на то место. И опять перед ним появился юноша. Они вдвоем съели бататы, и юноша предложил:
— Давай украсим свои головы.
Они красиво убрали головы, отправились в поле и стали помогать работающим. Когда юноша начал копать землю, все столпились, чтобы посмотреть на его работу. Потом некоторые вернулись к своему занятию, но женщины не хотели отойти от юноши. Их мужья очень рассердились и бросились к юноше, чтобы убить его, но мальчик, который пришел с ним, облил его водой, и тот снова стал угрем.
Мужчины погнались за ним, но он ускользнул от них.
Еще немного, и они бы схватили его, но тут он прыгнул в воду.
Тогда они закричали:
— Хорошо же, мы нашлем на него дождь!
Они вызвали большой дождь, река вышла из берегов и выбросила угря на отмель.
Когда вода спала, люди спустились к берегу и увидели угря. Они разрубили его на мелкие куски и ушли.
Тогда мальчик сбежал вниз, увидел, что люди сделали с угрем, и заплакал. Его слезы упали на угря, и тот снова превратился в человека.
Он поднялся и сказал мальчику:
— Иди домой и скажи родителям, чтобы они с тобой уехали и поселились на другом острове.
Мальчик пришел домой и сказал отцу с матерью:
— Мы втроем переедем на другой остров.
После их отъезда одна старуха услышала как-то песню угря.
— Послушайте, похоже, что это поет угорь, — сказала она людям.
— Этого не может быть, уторь мертв, — ответили они. Но голос угря слышался очень ясно, и тогда люди сказали:
— Да, это правда песня угря.
Но вот он кончил петь, и все услышали страшный шум. Не успели они опомниться, как огромная волна накатилась на остров и смыла их всех. Все люди погибли, а остров поглотила вода.

Странствие птиц

Новогебридская сказка

Вот как это было. У себя на острове жили птицы. Когда на острове Квакеа созрели плоды таван, птицы сказали:
— Хорошо! Плоды созрели. Поплывем и полакомимся ими!
Из большого листа птицы сделали лодку и стали собираться в путь.
Зеленый попугай сказал:
— Я поеду с вами!
— Нет, нет, уходи, —сказали птицы, —как бы из-за тебя твой отец на нас не рассердился!
Тогда зеленый попугай запел:
— А я пойду и скажу отцу! Ветер будет неблагоприятным! Плохой ветер! Плохой ветер!
— Ну, ладно, садись, — сказали ему птицы, и зеленый попугай уселся в лодку.
Потом птица уасиа спросила:
— Друзья, куда это вы собрались?
— На остров Квакеа, есть таваны!
— Я поеду с вами.
— Нет, нет, оставайся, а не то твой отец и мать будут нас ругать.
Тогда уасиа запела:
— А я пойду и скажу отцу! Ветер будет неблагоприятным! Плохой ветер! Плохой ветер!
— Ну, ладно, садись, — сказали птицы, и уасиа уселась в лодку.
Потом спросил голубь:
— Можно я поеду с вами?
— Нельзя, твои родители будут нас бранить.
— А я скажу своему отцу, — запел голубь.— Ветер будет неблагоприятным! Плохой ветер! Плохой ветер!
И птицы пустили голубя в лодку.
Когда все они уселись в лодку, пришел рак-отшельник и сказал:
— Друзья, возьмите и меня!
— Нет, останься и присмотри за нашим островом!
— Не обижайте меня, возьмите!
— Нет, нет, поплывут только те, которые могут забираться на деревья, а ведь ты ползаешь по земле.
— Возьмите меня, — упрашивал их рак.— Вы могли бы сбрасывать плоды на землю, а я сидел бы под деревом и ел их.
— Ну, ладно, — сказали птицы, — садись!
И рак забрался в лодку.
— Иди сюда и сядь рядом со мной, — позвала его птица уэру. Рак подполз к ней, и птица сказала:
— Осторожней двигай клешнями, чтобы не продырявить лодку.
— Ладно, ладно, — ответил рак.
Уэру следила за раком, но он все-таки ворочал клешнями, и птица снова его предупредила:
— Друг, будь осторожней, так ты проткнешь лодку.
— Ладно, ладно, — отвечал рак.
Ветер надул парус, и лодка вышла в открытое море. Рак зашевелился и клешней проткнул днище. Лодка стала быстро наполняться водой.
— Скорей, скорей! — закричали птицы.— Рак проткнул дно! Скорей выбирайтесь из лодки!
Птицы выпрыгнули из лодки и поплыли. А рак перелез через борт, погрузился в воду и пополз по морскому дну. Птицы выплыли на берег и стали спрашивать друг друга:
— Друзья, все спаслись?
Тут кто-то из них сказал:
— Нет, не все. Бедняга рак потерялся.
Птицы закричали:
— Кто нырнет, чтобы спасти его?
Одна птица предлагала другой нырять, но все отказывались, и наконец уэру сказала:
— Я попробую найти рака.
Птица нырнула в воду, но не нашла рака. Еще и еще раз ныряла уэру, и от морской воды ее перья стали черными, а глаза — красными.
А рак раньше их всех выбрался на берег и спокойно отдыхал.
Между тем уэру все ныряла, а другие птицы ее спрашивали:
— Ну как, нашла рака?
— Нет, я его не нашла, — отвечала уэру. — Посмотрите, от морской воды мои перья стали черными и синими, а глаза — красными. Я выхожу на берег.
Уэру вышла на берег, и тут все птицы увидели рака.
— Как же ты выбрался из моря? — спросили они его.— Когда лодка затонула, ты же пошел ко дну!
— Да, да, — отвечал рак, — я опустился на дно и по дну вышел на берег.
— Ну и хорошо, — сказали птицы.— Мы думали, ты утонул, а вот, оказывается, ты тоже жив. А теперь давайте почистим друг другу перья.
Птица тасис позвала тетере:
— Друг, пойди сюда и почисти мне перья!
Куатман сказал зеленому попугаю:
— Я почищу твои перья.
Татагорас сказал уасиа:
— А я тебя почищу.
Все расселись парами и начали чистить друг друга. А крыса сказала сове:
— Иди сюда, я тебя почищу.
Крыса стала расчесывать перья на голове у совы. Она расчесывала и приговаривала:
— Чешу, чешу, чешу, кладу, кладу, кладу.
Крыса нагадила сове на голову и сказала:
— Мои лапки устали. Пусть кто-нибудь другой причесывает тебя.
— Давай я причешу тебя, сова, — предложил попугай.
Крыса убежала, и он занял ее место. Попугай стал причесывать сову и увидел, что наделала крыса.
— Крыса на тебя нагадила, — сказал он сове.
Сова погналась за крысой, но та спряталась в норе. Сова села возле норы. Она хотела выманить крысу наружу. Сова расколола кокосовый орех и положила возле норы, но крыса не высовывалась.
— Как же мне ее выманить? — сказала сова.— Попробую изжарить корень каладиума.
Сова нашла корень, изжарила его и положила у входа в норку. Крыса почувствовала вкусный запах и высунулась. Но сова зорко за ней следила. Она схватила крысу когтями, убила ее и съела.