Встреча с Ямараджей

Встреча с Ямараджей

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Чэн Дао-хуйэ, про прозванию Вэнь-хэ, был уроженцем Учана. Его семья исстари не веровала в Будду, из поколения в поколение чтила закон Дао. Всякий раз, когда шрамана приходили к Вэнь-хэ за подаяниями, он осыпал их попреками, рассуждая при этом так:
— В поисках истины и постижении ее проявлений никто не превзошел Лао-цзы и Чжуан-цзы.
А потом он заболел и умер. Повстречавшись с Яньлованом, он уразумел, что закон Будды достоин почитания, и по возвращении в сей мир стал поклоняться Будде.

Дарование мощей-шарира

Дарование мощей-шарира

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Мать Чжан Дао госпожа Ван была преисполнена искренней веры. В Восьмой день четвертого месяца — (День рождения Будды Шакьямуни) во время трапезы она почувствовала, что ей дарованы мощи-шарира. Изо рта ее лился свет, и его блики отражались в чаше с едой.

Нарушенная клятва

Нарушенная клятва

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Было это в одиннадцатом году правления династии Цзинь под девизом Всеобщее великолепие (416). Го Сюань из округа Тайюань и Вэнь Чу-мао из округа Шуцзюнь дружили с наместником области Лянчжоу Ян Шоу-цзуном. Заговорщики бросили Шоу-цзуна в тюрьму; Сюань и Чу-мао тоже были закованы в кандалы. После того как они десять дней взывали к Гуаньшииню-Авалокитешваре, ночью в третью стражу (11—1 ч.) бодхисаттва явился им во сне и успокоил, сказав, что все предначертано свыше и печалиться не о чем. Тут же они почувствовали, что кандалы стали на прежнее место. Так было несколько раз. Два пленника поклялись друг перед другом: если им удастся избежать казни, каждый из них совершит доброе дело, выделив Монастырю высшей мудрости по сто тысяч монет. Они вместе принесли торжественный обет и были вскоре освобождены. Сюань отослал деньги в монастырь, а Чу-мао нарушил клятву — денег не отослал. Варвар Сюнь поднял мятеж. Чу-мао был при войске. В Чапу в него угодила кем-то выпущенная стрела. Перед смертью он молвил:
— На мне великий грех.
Сказал он так и умер.

Гуаньшиинь смиряет бурю

Гуаньшиинь смиряет бурю

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Юй Вэнь возил соль в Южных морях и попал в шторм. Он стал думать про себя о Гуаньшиине, и ветер стих, волны улеглись. Вэнь был в безопасности.

Гуаньшиинь приходит на зов беглеца

Гуаньшиинь приходит на зов беглеца

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Командир отряда Ли Жу усмирил город Хулао, но был окружен варварами династии Северная Вэй (386—534). Положение было безвыходным, и он подумывал о том, чтобы сдаться. Ночью он вышел из города и увидел спящих вповалку разбойников. Жу стал всем сердцем взывать к Гуаньшииню-Авалокитешваре. И тогда он миновал то место, где спали бандиты, а затем перешел высохшее озеро. Разбойники стали его преследовать. Жу вошел в заросли травы и еще не успел укрыться в них, как прямо на него понеслось стадо диких лошадей. Жу страшно испугался; всем сердцем сосредоточился он на Гуаньшиине. И лошади вдруг сами разбежались в разные стороны. Жу был спасен.

Умерший взывает к живым

Умерший взывает к живым

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Наместник в области Ичжоу Го Цюань был уже более двадцати лет мертв, когда в восьмом году под девизом правления Великая радость (432) он в экипаже проследовал по дороге, такой же, как при жизни. Цюань объявился в доме своего зятя Лю И-чжи и сказал:
— Моя участь еще не решена. Приложите все усилия, чтобы созвать собрание сорока девяти монахов и устроить им трапезу. Тогда мне удастся спастись.
Цюань закончил говорить, и вдруг его не стало.

Гуаньшиинь спасает от погони

Гуаньшиинь спасает от погони

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Мао Дэ-цзу был уроженцем Инъяна. Его войско было разбито в Цзяннани. Дэ-цзу бежал окольными путями.
Он увидел, что варвары верхом на конях догоняют его, и упал ничком в траву на обочине дороги. Трава была редкая и невысокая — скрывала его только наполовину. Дэ-цзу был готов принять смерть. Он думал о родных и молча взывал к Гуанынииню-Авалокитешваре. Внезапно появились тучи, и пошел дождь. Так ему удалось спастись.

Петух со свитком в клюве

Петух со свитком в клюве

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Ван Си-чжи из округа Ланъе, служивший начальником округа Усин при династии Сун, обладал многими познаниями, любил Лао-цзы и Чжуан-цзы, но не верил в Будду. Его любимым занятием было резать животных. Прежде он служил в гвардии в западных пределах империи Цзинь. Ему очень нравилось угощать гостей, и на этот случай у него была пара привезенных с собой петухов. Си-чжи любил понаблюдать за ними, считая, что так он постигает их нрав. Ночью во сне он вдруг увидел петуха со свитком из этак десяти склеенных листов в клюве. Он взял посмотреть свиток — в нем толковались дурные и добрые поступки. Наутро Си-чжи наяву увидел свиток. То была сутра Будды. После этого Си-чжи больше не убивал, верил искренне, как никто другой. А потом он стал богат и знатен.

Возвращение сына

Возвращение сына

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Сунь Цзо был уроженцем Цзюйяна, что в Циго. Он дослужился до должности главного цензора. У него был сын Чжи по прозванию Фа-хуэй. Чжи с малолетства был умен и сообразителен, чтил Закон. В первый год правления династии Цзинь под девизом Повсеместное процветание (335), находясь в округе Гуйян, Чжи заболел и умер. Было ему восемнадцать лет.
В третьем году под девизом правления Повсеместное процветание (338) Цзо служил в Учане. В восьмой день четвертого месяца повсеместно возводили молельни-бодхимандала, приглашали монахов помолиться Будде, устраивали трапезы и совершали ритуальные хожения. Цзо увидел сына в процессии, выходящей из-за статуи. Он окликнул Чжи; тот ему низко кланялся и подробно рассказал о своем житье-бытье. Вместе с родителями сын пришел в дом. Отец был болен, но Чжи успокоил его:
— Ничего страшного! В пятом месяце Вы выздоровеете.
Сказанное им сбылось точь-в-точь. Для тех, кто говорит, что благодетельно, изгоняя души умерших, спасаться от бед, эта история будет полезной.

Правитель смиряется пред мощами-шарира

Правитель смиряется пред мощами-шарира

Китайская легенда
Из «Подлинных событий» Лю И-Цина

Во времена Сунь Хао имелось сочинение «Верный путь правителя», где по поводу изложенных выше событий говорится: «Закон Будды должен быть уничтожен. Срединному государству нет пользы от варварских богов!»
Сунь Хао приказал собрать всех шрамана и приставить к ним охранников, с тем чтобы затем с ними расправиться. Он призвал закононаставника Кан Сэн-хуэя и изрек:
— Если Будда божество, будем чтить его. Если же в нем нет чудодейственной силы, Вас и монахов ожидает одна судьба.
Кан Сэн-хуэй и монахи ожидали либо смерти, либо изгнания. Тогда Кан Сэн-хуэй устроил пост, на седьмой день было явлено божество. Медную патру наполнили водой и поставили посреди залы. Посреди полуденной трапезы патра заблистала ярким светом, и все в зале услышали, что из нее доносится какой-то звук. Так были явлены мощи-шарира.
Они плавали в патре и освещали все помещение. Хао в окружении свиты пришел посмотреть на чудо и от испуга изменился в лице. Он встал с циновки и приблизился к патре.
Кан Сэн-хуэй сказал:
— Ваше Величество! Если, применив силу Мэн Бэня, ударить стоцзюневым (1800 кг) молотом, то и тогда эти алмазной крепости мощи ничуть не пострадают!
Сунь Хао так и велел сделать. Но прежде Кан Сэн-хуэйпропел гимн, совершил поклонение, разбросал кругом цветы и воскурил благовония. Песнопение гласило:

Святая вера соединит нас
с Милосердным (Буддой),
И он придет, не даст нам сгинуть.
Тогда Закона колесо вращаться будет,
Оставит здесь божественный свой след.
Величия у божества достанет,
Чтобы явить его сейчас.
Иначе…
Три драгоценности навеки захиреют.

Силач взял молот и поднял его над головой. Все, кто наблюдал за этим, задрожали в страхе. Молот от удара разлетелся вдребезги, а мощи-шарира остались невредимы. Ясный свет исходил от них, и его многоцветие наполнило помещение.
Преисполненный почтения, Хао пал ниц. Он признал свое поражение, приобщился к вере. Он старательно обустраивал посты и проповеди. На месте этого события, к северу от большого рынка Цзянькана (Нанкина), находится ступа. Впоследствии и она являла благое знамение, излучая свет.
Весной девятнадцатого года под девизом правления Великая радость (443) ступа засветилась в ночи. Большой ярко-красный луч исходил от четвертого яруса ступы. А с юго-западной стороны появилось нечто, похожее на хвост фазана. Этот предмет то двигался, то останавливался, и так беспрерывно. Свидетельства наблюдавших за ним той ночью одни подлинны, другие не совсем. Но более двадцати дней на городском рынке видели, что на ступе есть большой фиолетовый отсвет.