Веришь — не веришь

Веришь — не веришь

Сказка араканцев (Мьянма)

В давние времена жили в одной дальней деревне четыре друга: вместе ели, вместе гуляли — были очень дружны. Было им лет по шестнадцати, и они очень любили подшутить над своими односельчанами. А недалеко от деревни, у холма на берегу реки, жил один старик-крестьянин. Семьи у него не было, жил бобылем один-одинешенек. В деревне старик и разу в год не бывал, но всех жителей до единого знал по имени — начиная с детишек и кончая своими сверстниками.
Однажды четыре друга решили подшутить над стариком. Подобрались они к его хижине и стали шипеть по-змеиному. А потом один из парней и говорит:
— Давайте-ка проверим, осталось что-нибудь у старика в голове или уже совсем рехнулся.
И они вошли в хижину старика. Старик угостил их зеленым чаем. А тот из шутников, что считался у них первым, предложил:
— Давайте друг другу истории рассказывать. Кто не поверит рассказчику — будет ему до конца жизни служить!
Старик посмотрел на них и согласился.
— Ладно, — бормочет. — Вот ты и начинай!
Первый стал рассказывать:
— Помню, когда я еще в утробе у матери был, ей вдруг кисленького захотелось. Увидел я, что у нее слюнки текут, — быстренько выбрался наружу, сорвал несколько ягод тамаринда и дал ей. Ну, а потом — обратно. Ну как, папаша, может такое быть?
А старик отвечает:
— Отчего же, всякое бывает!
— А вот когда я в материнской утробе сидел, — вмешался второй из шутников, — очень уж захотел кокосового молока. Ну, выбрался я наружу, залез на кокосовую пальму, сорвал один орех и полакомился. Да только вниз побоялся слезать — сбегал в дом, взял лестницу, приставил к пальме и уж тогда спустился. Ну что, папаша, веришь?
А старик знай свое:
— Отчего же — верю. Что ж тут такого, чтобы не поверить?
Третий шутник стал рассказывать:
— Пошел я как-то на берег, вижу — рыба большая у берега ходит. Я в воду зашел и поймал ее. Только рыба была такая большая, что одному ее никак не вытащить. Я быстренько сбегал домой, принес огня, здесь же в воде ее зажарил и съел. Ну как, папаша, веришь ли ты этому?
— И тут ничего такого нет, чтобы не поверить, — отвечает старик. — Верю, конечно.
Наконец заговорил последний из друзей:
— Дом у нас очень большой, на высоченных сваях стоит. Однажды наша служанка родила ребенка, и вот он случайно через щель в полу выпал. Так пока он до земли долетел — у него не только борода успела вырасти, но даже и волосы поседели, совсем стариком стал. Правду я говорю, папаша?
Старик опять в ответ:
— Отчего же не верить — если выстроить очень высокий дом, может и так получиться. Я верю тебе.
Выдохлись шутники. Пришел черед старику истории рассказывать. Приятели заранее решили соглашаться со всем, что бы старик ни говорил, и на все отвечать «верим».
Ну, когда они сказали: «Говори же, папаша, говори!» — старик начал:
— Лет шестнадцать назад я на своем поле хлопок посеял. И вырос куст, на котором было четыре коробочки. Когда коробочки созрели, из них вышли четыре мальчика. Одного я назвал — Тона́, другого — Дата, третьего — Моута, а четвертого — Сейта. А потом они вдруг куда-то пропали. Сейчас им было бы столько, сколько вам, по шестнадцати лет. Я их вырастил, выкормил, и, само собой, все четверо — мои собственные слуги. Ну, а коли уж начистоту — вы и есть эти четверо. Верно я говорю?
Тут у четырех шутников глаза на лоб полезли. Ведь те имена, что старик называл, были их собственными именами! Сказать, что не верят, — навек слугами старика станут. Сказать, что верят, — то же самое получится.
Молчат парни, слова сказать не решаются.
— Ну-ка, отвечайте!
Старик хихикает, а друзьям не до смеха, думают, как бы ответить, да ничего придумать не могут.
Молчали-молчали шутники, а потом признались:
— Не можем мы, папаша, ничего ответить!
Так старик посрамил шутников, которые думали, что они всех умнее. Как говорится, на свое копье сами и наткнулись.

Два мошенника

Два мошенника

Сказка араканцев (Мьянма)

В давние времена в одной деревне жил человек по имени Нгатама, и был он большой плут. Однажды он взял корзину, насыпал в нее золы, а сверху посыпал солью — чуть-чуть, лишь бы прикрыть золу. Затем взвалил корзину на плечи и отправился в путь. Дорогой он заходил во все деревни и кричал во всю глотку, как торговец солью: «Соль продаю! Кому соль?»
А в другой деревне жил человек по имени Нгачхая — ловкий обманщик. Нгачхая придумал торговать ножами. Он ходил по деревням и кричал: «Продаю ножи! Кому ножи?» Только ножи у него были ненастоящие: он вырезал их из дерева и лишь сверху обивал тонким железом.
Так два мошенника и ходили из одной деревни в другую, пытаясь продать свои товар. Да только ни на соль покупателей не было, ни охотников купить ножи не попадалось. Однако и тот в другой решили не возвращаться домой, пройти по всем дорогам, побывать во всех местах, пока не продадут свой товар.
Случилось так, что в одной деревне дна мошенника встретились. Они стали расспрашивать друг друга и так узнали, что один торгует ножами, а другой — солью.
— Послушай, — сказал тогда Нгатама Нгачхае, — хочешь меняться: бери мои ножи, а я отдам тебе свою соль.
Нгачхая подумал: «Все равно из моей торговли ножами ничего не выйдет» — и сказал:
— Идет! Меняемся!
И они обменялись корзинами. Нгачхая, которому досталась корзина Нгатамы, думал, что это настоящая соль, и радовался, что ему удалось провести другого торговца. А Нгатама тоже был уверен, что ему достались хорошие ножи, и считал, что ловко обманул купца. Читать далее

Мудрейший из котов

Мудрейший из котов

Сказка араканцев (Мьянма)

Жили когда-то в одной дальней деревне муж с женой, люди уже немолодые. Кормились тем, что выращивали арековые пальмы. Детей у стариков не было, потому, видно, они очень любили кошек и собак. Однажды взяли в дом маленького котенка. Котенок был весь белый-пребелый, и старики ласково называли его Беленький.
Время шло, и котенок рос. Однажды старики позавтракали, старуха положила в горшок рыбу, из которой хотела сварить на ужин вкусный хин, закрыла его крышкой, а сама пошла на базар продавать бетель. Старик в это время сидел внизу и нарезал прутья из бамбука.
Коту захотелось полакомиться рыбой, и он стал потихоньку открывать горшок. Но старик услышал шорох, подобрал с земли камень и поднялся в дом. Вошел и видит: их Беленький засунул голову в горшок и ест рыбу. Старик очень рассердился и в сердцах запустил в кота камнем. Да только в кота он не попал, а угодил прямо в горшок. Камень отбил у горшка горло — и оно так и осталось на шее у кота. Кот со страха пустился наутек и убежал в лес.
В лесу коту навстречу шли петух с курицей. Как увидели они его, так сперва спрятали своих цыплят в надежное место, а потом петух спросил:
— Что это за странный кот? Вроде бы кольцо у него на шее?
Кот услыхал их разговор и решил схитрить:
— Я не простой кот. Я мудрейший из котов! А на шее у меня вовсе не кольцо, а четки. Взгляните-ка на мою шубку! Разве она не чистейшего белого цвета? Если у вас есть детки, можете отдать их мне в обучение.
Петух с курицей поверили коту и отдали своих цыплят ему в обучение.
Пошел кот дальше, и повстречались ему селезень с уткой. Кот и их обманул точно так же, как петуха с курицей, они тоже отдали ему своего утенка в обучение.
Пошел кот дальше по лесу уже с цыплятами и утенком. Идут, видят: под кустом сидит птица боу. Она сначала тоже удивилась, что это за невиданный кот, но кот и ей сказал, что он мудрейший из котов, а это его ученики. И птица боу отпустила с котом своего любимого сына по имени Е Чо.
После того коту попалась на пути еще и ворона. Кот и ей сказал, что он мудрейший из котов, и предложил отдать птенцов ему в обучение. Ворона не очень-то поверила коту, но когда отец ее воронят увидел цыплят, утенка, птенца боу, он забеспокоился, что их птенцы останутся неучами, и отдал коту любимого вороненка по имени Me Гаун.
Кот привел всех птенцов к большому дереву с дуплом и сказал:
— Сегодня я буду обучать утенка. Он вместе со мной залезет в это дупло. А остальные отправляйтесь спать на дерево.
Птенцы заснули на дереве, а кот в дупле поужинал утенком.
Когда настало утро, Е Чо и Me Гаун заметили, что утенок куда-то пропал, и спросили кота:
— Учитель, а где же утенок?
— Он уже выучился и вернулся к своим родителям.
На следующий день кот позвал с собой в дупло цыпленка, а Е Чо и Me Гауну велел спать на дереве. Бедного цыпленка кот съел, как и утенка.
Когда рассвело, Е Чо и Me Гаун увидели, что цыпленка и следа нет, и опять стали расспрашивать кота. Кот, как и в прошлый раз, ответил, что цыпленок уже овладел всеми науками и вернулся к своим родителям. Но на этот раз Е Чо и Me Гаун не поверили словам кота.
— Слушай, Me Гаун! — сказал Е Чо. — Хотя учитель и говорит, что утенок и цыпленок уже обучились и вернулись к своим родителям, мне что-то не верится. Скорее похоже на то, что учитель съел их.
— Я думаю, что так оно и есть, как ты говоришь, — отозвался Me Гаун.
Стали тогда Е Чо с Me Гауном думать, как им быть.
— Вот что, Е Чо, — сказал наконец Me Гаун. — Сегодня учитель наверняка возьмет с собой кого-нибудь из нас. Другой же пусть не спит, а дожидается неподалеку, чтобы ему из дупла все слышно было. Если кот на самом деле хочет съесть нас — надо кричать. Другой тотчас же прилетит на помощь, и вдвоем мы заклюем кота.
Скоро зашло солнце, и настала темная ночь. Кот подозвал Е Чо и Me Гауна и спросил:
— Ну, кто из вас хочет первым вернуться к родителям?
— Я, учитель, — вызвался Me Гаун. — Я хочу вернуться к родителям. Обучи меня сегодня ночью наукам, чтобы я все знал.
— Ладно, — согласился кот, — полезай в дупло. А ты, Е Чо, ступай спать на дерево. Уж завтра ты отправишься домой.
Но Е Чо, как они условились с Me Гауном, уселся неподалеку от дупла и стал слушать. Вдруг из дупла раздался крик: «Е Чо, на помощь! На помощь!» Е Чо тут же влетел в дупло и своими когтями вцепился коту в глаза. Плохо тут прошлось мошеннику — едва совсем он не ослеп. Говорят, с тех пор у котов зрачки расположены не вдоль, как у всех зверей, а поперек.
Ну, а два друга мигом выскочили из дупла и полетели в родные края.

Сова-защитник

Сова-защитник

Сказка араканцев (Мьянма)

Когда-то подружились корова с тигрицей. Однажды они вместе пили воду из озерка, и тигрице попало в пасть немного коровьей слюны. Это показалось тигрице таким вкусным, что ей захотелось отведать коровьего мяса и крови. Тут она и повела такую речь:
— Милая корова! Спала я недавно под кустом и увидела во сне, что ем тебя. Ничего не поделаешь: придется мне теперь тебя съесть, чтобы сон сбылся.
— Подруга тигрица! — отвечала корова. — Разве можно из-за какого-то сна взять да и съесть меня?
— Можно! — сказала тигрица. — Вот как раз сейчас я тебя и съем!
— Ну что ж, — опечалилась корова. — Раз ты так считаешь, то уж делать нечего! Только давай сперва сходим к нашему государю льву — что он скажет. Если он признает, что ты права, — тогда уж ешь меня.
Тигрица согласилась, и они вместе отправились ко льву.
— О государь наш лев! — обратилась почтительно корова. — Эта тигрица однажды спала под деревом, и ей приснилось, что она ест твою рабу. Вот она и решала, что ее сон должен сбыться — должна она меня съесть. Рассуди, великий государь, вправе ли съесть твою рабу тигрица или нет.
Лев выслушал корову и вынес такое решение:
— Если тигрице приснилось, что она ест корову, — значит, она имеет полное право съесть эту корову и наяву. Да будет так!
Корова выслушала это решение и обратилась ко льву:
— Великий государь! Твоя раба сделает все, как господин прикажет. Но сжалься и дозволь сначала поискать защитника. Если за семь дней я не найду защитника — пусть эта тигрица съест меня, как ты изволил повелеть.
Лев согласился, дал корове семь дней на поиски защитника.
Пять дней искала корова защитника и все никак не могла найти. Уже пошел шестой день, а защитника все не было. Опечаленная корова забралась в заросли, а там на кустике сидела сова. Увидела она корову и спрашивает:
— Друг корова! Что случилось? Похоже, у тебя какая-то беда?
— Ну, что я буду тебе рассказывать про свои беды? Ты ведь все равно не сможешь мне ничем помочь. Лучше не вмешивайся попусту, когда у другого горе. Лети своей дорогой!
— Ах, друг корова! В этом мире и малые могут пригодиться. У одного ведь один ум, а у двоих — уже два. Расскажи мне, в чем твое горе. Может быть, я и смогу тебе помочь.
Подумала тогда корова, что, может быть, и есть правда в словах совы. Уж во всяком случае хуже не будет. И она стала рассказывать:
— Вот как было дело, друг сова. Раньше я дружила с тигрицей. Как-то тигрица спала под кустом, и приснилось ей, что она меня ест. Тогда она и говорит мне: «Раз я во сне такое видела, — значит, должна тебя съесть! Я ей: «Разве можно только из-за этого съесть меня?», а она говорит: «Можно!» Пошли мы с ней на суд к государю льву, и стала я просить нашего государя рассудить, вправе ли тигрица съесть меня, если ей во сне такое привиделось. А лев тоже решил, что тигрица права. Я тогда попросила семь дней — поискать защитника. Сегодня уже шестой день пошел, а я так никого и не нашла. Вот потому-то я и горюю.
Когда сова выслушала историю коровы, она весело рассмеялась и сказала:
— Ну, друг корова, если только в этом все твое горе, то можешь не беспокоиться! Завтра я с тобой вместе отправлюсь к государю льву и буду твоим защитником на его суде.
Пообещала сова и улетела. А утром, когда рассвело, корова пошла к государю и сообщила, что у нее есть защитник, который вот-вот появится.
Тигрица тем временем уже готовилась съесть корову. Но тут вдруг откуда-то сверху, пролетев над самым логовом льва, появилась сова и закричала:
— Государь лев! Государь лев! Отдай мне свою дочь в жены, отдай мне свою дочь!
— Эй ты, совенок! С чего это ты вдруг вздумал просить в жены мою дочь?
— Слуга твой, государь лев! Я тут у твоей пещеры задремал ненадолго, и приснился мне сон, будто я венчаюсь с твоей дочерью. А раз так, я и подумал, что имею теперь право жениться на твоей дочери.
Еще больше разгневался лев:
— Да неужто из-за того, что какому-то паршивому совенку приснился такой сон, я отдам ему свою дочь? Мало ли что тебе может присниться!
Как только лев проговорил это, защитник коровы смело вмешался:
— Слуга твой, государь лев! Только если у меня нет права взять в жены твою дочь, то вправе ли тигрица съесть вот эту корову только потому, что ей такое во сне приснилось? Если права тигрица, то и я могу требовать твою дочь себе в жены.
Тогда уж лев вынес окончательное решение:
— Не может тигрица съесть корову. Быть корове в живых! А ты, совенок, тоже не вздумай помышлять о моей дочери — не видать тебе ее!
Так благодаря мудрому защитнику корова спаслась от верной гибели.

Лягушка и птичка хнан-соу

Лягушка и птичка хнан-соу

Сказка араканцев (Мьянма)

Это случилось давным-давно. Пошел как-то в Араканских торах сильный дождь. Такой ливень полил, что с гор понеслись целые потоки воды. Одна лягушка уцепилась за пальму, что неслась по течению, и плыла на ней. А на кусте-таман на берегу горного потока сидела маленькая птичка хнан-соу. Увидела она лягушку и спрашивает:
— Друг лягушка! Ты откуда и куда?
Лягушка задрала голову, посмотрела, откуда голос, и отвечает:
— Я из города Ан домой возвращаюсь.
— А что там слышно, какие новости?
— Страшные, страшные новости! Через семь дней придет ураган с ливнем. Говорят, в низинах все таро смоет.
Птичка хнан-соу ужасно разволновалась и спрашивает:
— Верно, это очень опасно? А что же делать? Как спастись от урагана?
— Это не так уж трудно. В городе так говорят: если ты маленький, то заберись к кому-нибудь большому в укромное местечко, там и пересидишь.
Хнан-соу очень боялась урагана, вот и стала подыскивать себе кого-нибудь покрупнее, чтобы пересидеть ненастье, как советовала ей лягушка. Ей повезло: вскоре она увидела на сухой ветке большую птицу яун-йин, птицу-носорога, которая мирно спала. Птичка хнан-соу потихоньку забралась ей в самое укромное место под хвостом и притаилась там. Большая птица крепко спала, налетавшись за день, и ничего не заметила.
Хнан-соу не терпелось узнать, когда же налетит ураган с ливнем, и она то и дело высовывалась наружу. Наконец от этого в испуге проснулась большая птица. Перепугалась она так, что даже подпрыгнула со страха, и сухая ветка под ней обломилась.
Треск ветки напугал обезьяну, которая лакомилась неподалеку плодами пальмы-табью, и обезьяна уронила один плод. Тут уж поднялся такой шум, что птичка хнан-соу решила: наверняка земля раскололась. Плод табыо упал на курицу и разбил яйцо, которое бедная курица не успела еще снести. Курица рассердилась и со злости разрыла муравейник. Муравьи всполошились и искусали свинью, один из них укусил ее в самый сосок. Свинья обезумела от боли, понеслась на рисовое поле, что принадлежало князю, и все его вытоптала.
Князь разгневался и велел изловить свинью. А когда он стал свинью допрашивать, она сказала:
— У меня случалось несчастье; негодный муравей укусил меня в сосок. Чтобы попасть к великому и благородному князю и поведать о своем горе, я пошла и вытоптала княжеское поле.
Князь выслушал свинью и велел поймать того муравья, что укусил свинью в сосок.
— Ты зачем, — спросил князь, — укусил свинью в сосок?
А муравей в ответ:
— Слуга твой, о князь. Курица разрушила мой муравейник, вот я со зла и укусил свинью.
Тогда князь приказал позвать курицу и стал ее расспрашивать, правду ли говорит муравей.
— О благородный князь, — отвечала курица. — Это обезьяна ушибла меня плодом табью так, что у меня яйцо раскололось, то, что я не успела еще снести. С досады я и разрыла муравейник.
Конца делу не было видно — теперь вина пала на обезьяну. Повелел князь отыскать ее и допросить.
— Нижайше кланяюсь высокому князю, — начала обезьяна. — Я сидела на дереве табью и ела плоды, как вдруг птица яун-йин сломала ветку. Я испугалась и уронила плод на землю. Ненароком разбила у курицы яйцо. Но я этого не хотела.
Так и после допроса обезьяны виновный не сыскался, тогда привели на княжеский суд большую птицу яун-йин. Стали ее спрашивать, как было дело.
— Скажу всю правду, о благородный князь, — ни слова лжи не вымолвлю, — заторопилась большая птица. — Я сидела на дереве, на сухой ветке и мирно спала. А в это время птичка хнан-соу забралась ко мне под хвост и стала суетиться: то наружу высунется, то снова спрячется. Как почувствовала я это, пробудилась в страхе и подпрыгнула. Вот тут сухая ветка подо мной и обломилась сама, а ломать-то я ее и не думала.
Так княжеский суд расследовал дело, выяснил случай за случаем, опрашивал свидетеля за свидетелем, а виновных никак не мог отыскать. И вот по приказу князя поймали птичку хнан-соу, о которой говорила большая птица яун-йин.
— Я к твоим услугам, великий господин, — сказала маленькая птичка. — Сидела я как-то раз на кусте таман, а мимо на пальме плыла лягушка из города Ан. Когда я спросила ее, какие новости в городе, лягушка сказала, что идет страшный ураган. Тут я испугалась и по совету лягушки забралась в укромное местечко к большой птице яун-йин. Там и затаилась, чтобы переждать ненастье, только иногда наружу выглядывала.
Тогда князь велел призвать лягушку, чтобы судить ее. Когда стали допрашивать лягушку, она отпираться не стала и сказала:
— А я просто решила подшутить над маленькой птичкой хнан-соу, вот и обманула ее.
Разгневался князь: ведь из-за этой глупой шутки столько всяких бед произошло, и он тут же отдал приказ:
— Чтобы впредь лягушке неповадно было обманывать, дать ей пятьдесят палочных ударов.
Тут же слуга принес лозу и стал хлестать лягушку. Ударил раз — лягушка подпрыгнула. Ударил второй — подпрыгнула еще выше. И так с каждым ударом лягушка прыгала все выше и выше.
С тех пор и стали говорить: «Чем больше лягушку бьешь — тем выше она прыгает».

Мудрая лягушка

Мудрая лягушка

Сказка араканцев (Мьянма)

Случилось это все давным-давно в одной, стране, где правил тогда король по имени Нгапья. В этой стране рос густой и темный лес. А в лесу жили два больших друга — слон и тигр. Они все делали сообща — вместе гуляли, вместе спали. В любом деле один помогал другому. Вот только кормились они порознь. Почему, спросите? Да потому, что слон ел все только листья, корни, клубни, а тигр — мясо других зверей. Так они и жили. Шли дни, месяцы, годы, как вдруг однажды тигр хмуро посмотрел на слона и сказал:
— Друг слон! Сегодня ночью мне приснился сон, и мне не будет покоя, пока этот сон не сбудется,
— Не расстраивайся, друг тигр! Расскажи, что тебе приснилось, и я сделаю все, чтобы твой сон исполнился, хотя бы это стоило мне жизни!
— А ты сдержишь свое обещание?
— Сдержу!
Тигр обрадовался и сказал:
— Сон приснился мне такой: привиделось, что я лакомлюсь твоим сердцем. Вот какой это был сон!
Бедняга слон ничего в ответ сказать не смог, лишь, опечаленный, попросил:
— Друг тигр! Я выполню свое обещание. Только подожди еще семь дней.
— Ладно, — согласился тигр.
Несчастный слон только и думал о том, что его ждет, но не знал, что делать. Он не мог ни пить, ни есть, весь извелся, исхудал. Как-то слона увидела лягушка и издалека спросила:
— Друг слон, а друг слон! Что это ты загрустил? Или красавица слониха трепку задала?
— Не смейся, лягушка! — рассердился слон. — У меня большая беда!
— Расскажи мне, в чем твоя беда, друг слон. Может быть, я смогу, если ты позволишь, помочь тебе, а уж я все силы приложу!
— Не сможешь ты помочь мне, друг лягушка.
Но лягушка не унималась. Она выскочила из своего болота и снова стала уговаривать слона:
— У одного ум один, а у двоих — два. Ты бы лучше рассказал мне!
Наконец слон рассказал обо всем лягушке. Лягушка сначала призадумалась, а потом сказала:
— Так, значит, сегодня вечером тигр придет, чтобы тебя съесть? Ну, да не тужи, друг слон! Я тебе помогу.
— А я-то что должен делать?
— Ты, друг слон, ничего не должен делать. Иди туда, где тебя будет ждать тигр, и ложись спать — только раздуй живот хорошенько.
Бедный слон, которому не на кого было больше положиться, посадил лягушку себе на спину и пошел туда, где его должен был съесть тигр. Там он, как наказала ему лягушка, улегся спать, раздув, как мог, живот.
А лягушка сидела на спине слона, смотрела на дорогу, откуда должеп был прийти тигр, и квакала: «Чоу-чоу, чоу-чоу». Тигр же все эти семь дней только и думал о том, как он будет есть слона, поэтому он не охотился за дичью и изрядно уже отощал.
В назначенный срок он напрямик отправился к условленному месту.
Лягушка еще издали увидела, что идет тигр, и — прыг слону в глотку, а выскочила сзади. Потом наоборот — и изо рта выскочила. Так она проделала девятнадцать раз, а сама приговаривала, нарочно громко, чтобы тигр издали услышал:
— Да, пожалуй, одного слона не хватит… А, вот еще тигр идет, теперь будет как раз. Только что-то больно тощий этот тигр, мяса в нем маловато…
Лягушка кричала все это изо всей силы, и тигр услышал ее слова. От страха шерсть на нем стала дыбом. «Уж если эта лягушка может съесть слона, то меня она и подавно съест, — подумал тигр. — Лучше мне бежать отсюда, пока не поздно!» И он пустился наутек.
Навстречу тигру попался шакал.
— Эй, друг тигр! Куда это ты так бежишь?
— Не спрашивай! — отвечал в страхе тигр. — Лучше и ты беги!
Но шакал стал допытываться, в чем же дело, и тигр рассказал ему о страшной лягушке. Шакал не поверил:
— Да не может быть, друг тигр! Покажи-ка ее мне. Да я ее в один миг съем — и косточек не останется!
— Ладно, — согласился тигр, когда шакал так расхвастался. — Ты ешь лягушку, а я тогда съем слона.
Тигр сделал вид, что идет, но сам и шагу не ступил. Шакалу тоже не хотелось идти первым. Когда они поняли, что охотника идти впереди нет, то связались хвостами и пошли рядом.
А лягушка, как увидела, что тигр возвращается с шакалом, снова закричала:
— Э, да тигр еще и сына привел! Ну и славно — я их двоих за один присест съем!
Тут уж тигр с шакалом вместе бежать пустились. А хвосты-то у них были связаны, и бежать они прямо не могли: то на одно дерево налетят, то на другое. В конце концов расколотили они себе лбы — так оба и издохли.

Живи и властвуй у себя дома

Живи и властвуй у себя дома

Сказка араканцев (Мьянма)

Когда-то в дремучем лесу жили лев, слон и лягушка. Лев поселялся в восточной части леса, слон — в западной, а маленькая лягушка жила в небольшом болотце как раз посередине между владениями льва и слона. Долгое время соседи жили мирно. Слон правил своими подданными и никогда не заходил во владения льва в восточную часть леса, а лев никогда не появлялся в западной части, у слона.
Так прошло много лет. Но вот однажды слону захотелось присоединить к своим владениям еще и восточную часть леса. В тот же день слон решил отправиться на восток, чтобы объявить войну льву. Путь к владениям льва лежал мимо болотца, в котором жила лягушка. Она была маленькой, но очень мудрой. Увидела лягушка проходящего мимо слона и обратилась к нему:
— Почтенный слон, ты ведь никогда раньше не ходил в эту сторону. Зачем теперь ты пожаловал?
— Я иду в восточную часть леса, чтобы объявить войну льву, — отвечал слон.
— Не делай этого, о почтенный слон, не ходи туда! — воскликнула маленькая лягушка. — Ведь там уже не твой лес! Если же ты объявишь войну льву, то скорее всего проиграешь.
— Не отговаривай меня, уважаемая лягушка, я все равно пойду, — упрямо отвечал слон.
— Ну, ступай, если хочешь, — сказала лягушка, — а когда будешь возвращаться, обязательно зайди ко мне!
— Хорошо, зайду, — пообещал слон и продолжая свой путь. Вскоре он оказался во владениях льва.
— Приятель, зачем ты пришел сюда? — спросил лев, увидев слона.
— Я пришел, чтобы сразиться с тобой.
— Как же это мы станем сражаться?
— Мы будем драться, — сказал слон. — Если ты окажешься сильнее, то ты убьешь меня, если же я, то я убью тебя.
Лев согласился, и борьба началась. Первым стал наносить удары слон. Но лев был очень изворотлив, и, как ни старался слон, ни один из его ударов не достиг цели. После каждого натиска слон уставал все больше и наконец совсем обессилел. Лев трижды прорычал, возвещая о своей победе. Стыдно стало слону, теперь он понял свою вину.
— Я проиграл, приятель, — сказал он льву, — но ведь у меня семья, и я хотел бы проститься с ней. Разреши мне уйти на семь дней в мои владения. А через семь дней я вернусь к тебе.
Слон говорил так покорно и жалобно, что льву стало жаль его, и он отпустил слона на семь дней. Слон понуро побрел в свои владения, терзаемый раскаянием и страхом. Путь его опять лежал мимо болотца, где жила лягушка. Увидев слона, лягушка высунулась из воды, и слон рассказал ей обо всем, что случилось.
— Вот видишь, — сказала мудрая лягушка, — я ведь говорила тебе, что не следует ходить в чужие владения. Каждый должен быть хозяином только в своем доме, если же кто-то посягнет на чужое, то сам от этого и пострадает. Вот ты и наказан.
— Да, — печально отвечал слон, — теперь через семь дней я должен умереть.
Маленькая лягушка посмотрела на печального слона, и ей стало жаль его.
— Я кое-что придумала, — тихо сказала она, — тебе не нужно возвращаться ко льву через семь дней. Ступай в свою страну, собери своих подданных и прикажи им вырыть глубокую яму и наполнить ее грязью. Когда пройдет семь дней, лев не дождется тебя и придет в твои владения. А ты спустись в эту яму и сиди там.
Слон выслушал совет лягушки и отправился в свои владения.
Прошло семь дней. Лев очень рассердился, когда в назначенное время слон не появился в его владениях. В гневе он помчался во владения слова. Маленькая лягушка заметила льва, когда он несся мимо ее болотца.
— Что тебе понадобилось в чужих краях? — спросила она.
Лев тут же рассказал ей, в чем дело. Лягушка выслушала его и посоветовала не переступать границы чужих владении.
— Хотя ты и очень храбр, не следует вторгаться в чужие земля, ты должен править только в своем крае, — говорила маленькая лягушка.
Но лев не послушался мудрой лягушки и побежал дальше. А лягушка попрыгала за ним, чтобы издали наблюдать, что случится. Увидев слона, забравшегося в грязную яму, лев рассердился еще больше и грозно зарычал. Слон от страха тотчас же погрузился в грязь, и лев ничего не мог с ним поделать. Он зарычал еще раз, но слон и не подумал вылезать из грязи. Тогда разъяренный лев решил опуститься в грязную яму, в которой прятался слон. Но в яме было так много грязи и она была такой глубокой, что лев стал тонуть. Тут-то и вмешалась лягушка.
— Друзья, вы оба поступили плохо, — сказала она, — каждый должен быть хозяином только на своей земле. Вы же решили ссориться друг с другом, поэтому оба и попали в беду.
С этими словами лягушка помогла слону и льву выбраться из грязи. С той поры и до конца жизни все трое жили дружно и счастливо.

Сказка про длинный нос

Сказка про длинный нос

Сказка араканцев (Мьянма)

Когда-то жили на свете два друга. Они были очень бедны, и жилось им трудно. Но они во всем, как братья, помогали друг другу, и это скрашивало им жизнь.
Однажды друзья узнали, что одному богачу нужны работники убирать рис. Оба тотчас же отправились к богачу. Богач объяснил им, сколько они должны убирать за день. Оказалось, так много, что и думать нечего успеть. А плату богач обещал такую, что работникам пришлось бы голодать. Огорчились, да делать нечего: пришлось согласиться.
На поле каждый выбрал себе участок для работы, и, не сказав друг другу ни слова, оба принялись за дело. Долго они работали молча и очень устали. Наконец один сказал другому:
— Знаешь, брат, не хочу я больше жать. Ты уж оставайся здесь, а я лучше уйду.
— Что это ты надумал? Ведь богач очень рассердится, когда узнает, что ты ушел.
— Да ведь я никогда больше не встречу этого богача, и он ничего не сможет мне сказать, — ответил первый.
Он положил свой серп на краю поля, попрощался с товарищем и отправился в путь.
— Обязательно вернусь за тобой, если мне повезет!
И бедняк направился в лес. Лес был большой. Два дня бродил он по лесу, рассматривал деревья, нюхал цветы, что росли на них.
И вот в конце второго дня он подошел к странному дереву; оно не было похоже ни на одно из тех, что он видел прежде. И запах у этого дерева был особый: как только бедняк вдохнул аромат диковинных цветов и листьев, его нос начал расти и уже через несколько мгновений стал длиною в четыре локтя. Увидев, что случилось с его носом, он сорвал с дерева одну ветку, один лист, отрезал кусочек коры и корня и, захватив все это, отправился дальше. Теперь бедняк шел с большим трудом, потому что длинный нос мешал ему при ходьбе. Но, как и прежде, он осматривал и обнюхивал все деревья, что встречались на его пути.
И вот на седьмой день бедняк с длинным носом опять увидел необычное дерево. Лишь только он понюхал его, как длинный нос уменьшился до прежних размеров. Бедняк очень обрадовался и, захватив лист, ветку, кору и корень этого дерева, продолжал свой путь. Вскоре он вышел из лесу и увидел, что перед ним лежит незнакомая страна.
На окраине главного города одиноко стояла небольшая хижина. Бедняк подошел к этой хижине и попросился переночевать. Старушка хозяйка впустила его, и вскоре он узнал, что старушка занимается тем, что плетет венки для дочери короля. Бедняк вызвался помочь старушке. И когда венок был готов, он истолок в порошок листья, кору, корешки и ветку заветного дерева, от запаха которого растет нос, и посыпал порошком венок принцессы.
В назначенное время старушка отнесла венок дочери короли. А та вечером перед сном понюхала эти цветы. И тут же ее нос вытянулся и стал длиною в четыре локтя. Принцесса пришла в ужас, увидев, что произошло с ее носом. Тотчас же доложили королю. Король очень удивился и расстроился. Вскоре о том, что случилось с принцессой, знала вся страна. Во дворец созвали самых знаменитых лекарей, но никто из них не смог помочь принцессе. Тогда король приказал ударить во все гонги. По всей стране гонцы объявили волю короля: кто сможет исцелить принцессу от неизвестной болезни, должен явиться во дворец; если королевскую дочь вылечит женщина, она получит в дар что пожелает; если же принцессу вылечит мужчина, он станет ее мужем.
Приказ короля дошел и до маленькой хижины, где жили старушка цветочница и юноша-бедняк. Обрадованный юноша тут же объявил глашатаям, что он сможет исцелить принцессу.
Гонцы привели юношу во дворец, и король приказал ему сразу же приняться за лечение принцессы. Тогда юноша дал ей понюхать листья, кору, корень и ветку того дерева, под которым он сам избавился от своего уродства, — и болезнь принцессы как рукой сняло: ее нос опять стал маленьким и красивым.
Король выдал принцессу замуж за бедного юношу и назначил его своим наследником. Как только юноша стал принцем, он приказал позвать во дворец своего друга, которого оставил на рисовом поле богача.
Все зажили дружно и счастливо.

Сказка об удачливом принце

Сказка об удачливом принце

Сказка араканцев (Мьянма)

В давние времена жил на свете один король. Был он уже очень стар и поэтому решил уйти в лес и жить отшельником, а трон передать своему сыну.
Узнав об этом, жители страны сказали молодому принцу:
— Ты еще слишком юн. В один прекрасный день твой отец убьет тебя и вернет себе трон. Ты так молод, что не сумеешь защитить нас от бед и напастей.
Задумался молодой принц над словами людей: «Жители страны, должно быть, сказала правду. Может, отец обманывает меня, он сам хочет остаться королем? Я должен испытать его». И вот, когда наступил день поста, принц отправился к отцу.
— Да будет здоров и счастлив мой сын! Пусть он станет могущественным королем! Пусть правит народом моей страны по законам добра и справедливости! — такими словами приветствовал старый король своего сына.
Стыдно стало принцу, что он так дурно подумал о своем отце. Бросился королю в ноги и рассказал о тайных мыслях, что были у него в голове. Но король не обратил внимания на слова сына, а продолжал восхвалять его. Тогда принцу стало совсем стыдно, он решил, что не стоит своего отца, и, получив позволение короля, ушел прочь из страны.
Переодевшись в простое платье, принц бродил из одной деревни в другую. И люди принимали его за простого крестьянского юношу. Однажды принц подошел к маленькому домику на окраине какого-то города. В этом домике жила старая женщина. Она плела венки из цветов для дочерей короля и каждый день относила их во дворец. Однажды принц спросил старушку:
— А какая из дочерей короля твоя госпожа?
— Сын мой, — отвечала старушка, — моя госпожа — младшая из семи принцесс. Она очень красива, но у нее еще нет возлюбленного. Ее старшие сестры давно уж нашли себе мужей знатных да богатых. А моя молодая госпожа не гонится за богатством или громким именем.
Призадумался принц, услыхав рассказ старушки, а когда та собралась нести принцессе венок, он незаметно спрятал между цветами маленькую записку. Принцесса прочитала записку и полюбила того, кто ее написал. Вскоре юноша и прекрасная принцесса стали мужем и женой. А старшие сестры принцессы очень рассердились: ведь они-то думали, что их младшая сестра вышла замуж за простого крестьянина. Читать далее

Нгалема

Нгалема

Сказка араканцев (Мьянма)

Давным-давно в одной дальней деревне жили муж с женой. Кормились они тем, что продавали выпечку-моун.
Однажды жена расстелила свою юбку, чтобы просушить на солнце, да и забыла про нее. Семь дней она не убирала юбки. Рассердился владыка солнца и луны (жалко ему лучей стало!) и проклял женщину:
— Если у этой женщины родятся дети — пусть они будут не больше пальца!
Прошло время, и у женщины родился сын. И был он из-за проклятия владыки солнца и луны ростом не больше пальца… Поэтому все стали называть его Нгалема, что значит «мальчик ростом с большой палец».
Когда мальчику исполнилось семь дет, родители отдали его в монастырь обучаться грамоте. Другие дети там были большие, они клали мальчика к себе на ладонь и играли с ним, как с игрушкой. Ему было очень обидно, он просил детей не делать этого, но те не слушали.
И вот однажды Нгалема спросил свою мать:
— Матушка, почему я не такой, как все люди?
В ответ мать рассказала ему, как по забывчивости целых семь дней сушила она свою юбку иа солнце, как из-за этого разгневался на нее владыка солнца и луны и проклял ее будущего ребенка.
— Вот потому ты у меня такой маленький, — слазала мать.
— Ну, раз так, матушка, — заявил Нгалема, — завтра же пойду я войной на владыку солнца и луны! Дай мне в дорогу сумку и положи в нее немного моуна.
Мать только рассмеялась:
— Ах, ты мой сынок! Да тебе не то что с владыкой, с котенком нашим, верно, не справиться! Не ходи никуда!
— Нет, матушка! — отвечал Нгалема. — В жизни ведь не всегда тот силен, кто велик! Побеждает тот, кто все делает с умом. Лучше не держи меня — все равно я решил идти завтра. Дай мне только сумку с моуном.
Поняла мать, что все равно ей не удержать сына. Как рассвело, приготовила ему сумку с моуном. Нгалема повесил сумку через плечо, взял свою дудочку и отправился в царство владыки солнца и луны. Читать далее