Кто настоящий друг

Бирманская сказка

Давно случилась эта история. В одной деревне жили два брата — Пхоу Ка и Пхоу Мья. У младшего брата, Пхоу Мья, был близкий друг, а у старшего, Пхоу Ка, никого не было.
Однажды братья поссорились и стали драться. Сбежались люди, попытались их разнять, да не смогли. Кто-то из толпы крикнул:
— Оставьте их, пусть дерутся, все равно в трудную минуту они будут вместе — ведь в них течет одна кровь.
Люди послушались совета и разошлись, а братья подрались-подрались, да и перестали. Но младший брат Пхоу Мья никак не мог забыть слова, услышанные во время драки. Он решил проверить, прав ли тот человек. Он отправился в лес, убил дикого буйвола, потом пошел к своему близкому другу и сказал ему:
— Я. убил дикого буйвола, помоги мне принести его в деревню, и мы с тобой вкусно поедим!
— Ну что ж, — с готовностью ответил друг, — пошли.
Пхоу Мья предложил позвать еще и Пхоу Ка; но тут друг напомнил ему, как во время драки Пхоу Ка грозился убить Пхоу Мья; и они пошли за буйволом только вдвоем.
Через несколько дней Пхоу Мья снова отправился в лес, убил там дикую козу, измазал руки ее кровью, потом побежал к другу и сказал ему:
— Я совершил большой грех, помоги мне!
— Да что случилось? — спросил друг.
— Даже и рассказывать страшно, — ответил Пхоу Мья, — я встретил в лесу незнакомца, повздорил с ним и в драке убил его. Видишь, я весь в крови. Помоги мне закопать труп.
Друг смутился, испугался и предложил Пхоу Мья самому выпутываться из той истории.
Пхоу Мья не сказал ни слова, вышел из дома своего друга и пошел к старшему брату.
— Брат, спаси меня, — сказал он.
— А что случилось? — спросил Пхоу Ка.
— В лесу я встретил человека, повздорил с ним и в драке убил его. Помоги мне закопать труп.
— Пошли скорей, — сказал Пхоу Ка, и они быстро побежали в лес.
Увидев убитую козу, Пхоу Ка понял, что брат разыграл его, рассмеялся и спросил, зачем это ему понадобилось. И Пхоу Мья все ему объяснил.
Братья убедились в справедливости слов, сказанных человеком из толпы, и с тех пор никогда не дрались, а всегда жили дружно.

И поле вспахал, и петуха поймал

Бирманская сказка

Однажды крестьянин пахал поле. Вдруг видит — неподалеку дерутся два диких петуха.
«Если я стану сейчас их ловить, — подумал крестьянин, — это надолго оторвет меня от работы: ведь петухи еще не утомились и побегут резво. Пусть они еще подерутся».
И крестьянин продолжал пахать поле. Кончив работу, крестьянин направился к тому месту, где все еще дрались петухи, и увидел, что они совсем выбились из сил. Он без труда поймал птиц и отправился домой.
Отсюда и пошла поговорка: «И поле вспахал, и петуха поймал».

Скрюченный пришел!

Бирманская сказка

В давние времена в одной глухой деревушке жили два брата — Маун Чхи Тин и Маун Чхи Кхин. С самого детства они росли круглыми сиротами. Старший брат был от рождения слепым, поэтому младшему приходилось работать за двоих, чтобы прокормить себя и брата. Из-за слепого брата он и не женился, хотя ему уже пришло время заводить семью.
Родители не оставили им ни коровы, ни поля. И вот Маун Чхи Кхин пошел в батраки и трудился с утра до ночи. В деревне все любили Маун Чхи Кхина — недаром у него было такое имя! [Чхи Кхин — «любить» по бирмански] — и помогали ему кто чем мог.
Маун Чхи Кхин и сам всегда был готов оказать односельчанам любую услугу. С раннего детства по утрам он будил крестьян, которые трудились на полях. Ведь летом все в деревне от мала до велика с рассветом уже в поле. Маун Чхи Кхин каждое утро ходил по деревне и кричал:
— Настало утро! Вставайте, друзья, пора в поле!
Так многие годы изо дня в день будил он крестьян. Однажды Маун Чхи Кхину поручили пойти в город, чтобы уладить там деревенские дела. Уйти надо было не на день и не на два, а на целых три дня. Вот он и решил поручить свое дело старшему брату. Он позвал его и сказал:
— Братец, я собираюсь на несколько дней в город. А тебе придется каждое утро с рассветом будить крестьян.
На это Маун Чхи Тин отвечал:
— Брат, но я не знаю, что такое «рассвет». Я его никогда не видел. Какой он?
— Рассвет — это когда на востоке небо становится красным.
Но Маун Чхи Тип был слеп от рождения, поэтому он все равно не понял, что значит «красный».
— Я не знаю, что такое «красный». Я ведь никогда этого не видел. На что это похоже? — спросил он брата.
— Красный — это как клюв у попугая.
— А какой клюв у попугая?
— Клюв попугая вот такой, скрюченный, — сказал младший брат и согнул Маун Чхи Тину мизинец, чтобы объяснить, что значит «скрюченный».
В тот же день младший брат со спокойной душой ушел в город — он ведь объяснил брату все, что надо.
А Маун Чхи Тин все время думал о том, как ему на рассвете придется будить крестьян. Он так волновался, что не спал всю ночь. Рано утром он поднялся, чтобы разбудить крестьян. Но слово «рассвет», которое сказал ему брат, вылетело у него из головы. Как он ни старался, никак не мог его вспомнить. Наконец слепой вспомнил объяснения младшего брата, когда тот согнул ему мизинец, и радостно закричал:
— Эй, крестьяне, вставайте! Скрюченный пришел!
Услышав, что к несчастному заявился какой-то «скрюченный», деревенские жители всполошились. Они побежали в дом братьев, но никого не нашли, кроме самого слепого, и стали растерянно спрашивать друг у друга:
— Что это за «скрюченный»? Какой «скрюченный»?
Когда крестьяне наконец поняли, в чем дело, вся деревня долго смеялась.
А добрых и старательных братьев они полюбили еще больше и всячески им помогали.

Уж что-нибудь одно

Бирманская сказка

В одной деревне жили двое юношей. Одного звали Ньян Тху, другого Мья У. Когда юноши достигли зрелого возраста, они отправились в город, чтобы научиться какому-нибудь ремеслу. Ньян Тху был очень способным и постиг сразу несколько ремесел, а Мья У только и научился, что корзины плести.

В родной деревне молодые люди стали заниматьси кто чем умел. Мья У плел корзины — с каждым разом все искусней, — и дела у него пошли хорошо. Ньян Тху, который знал теперь много ремесел, пробовал заниматься то тем, то другим, но ни в одном не преуспел. Задумался Ньян Тху:

— Почему это я, умеющий так много, никак не могу добиться успеха? А Мья У, который только и знает, что корзины плести, уже разбогател? Пойду-ка я к мудрому человеку и посоветуюсь с ним!

Выслушал Ньян Тху мудрец и повел его в лес. В лесу на сваях стоял бамбуковый домик. Мудрец приказал Ньян Тху залезть в этот домик, а сам стал сильно его раскачивать. Ньян Тху трясло, качало, он хватался за бамбуковые палки, что торчали со всех сторон, но никак не мог удержаться на месте, пока не сообразил и не вцепился в одну из них что было силы. И только крепко держась за эту палку, сумел устоять на месте. Когда мудрец увидел это, он перестал раскачивать домик и позволил юноше спуститься на землю.

— Видишь, Ньян Тху, — сказал мудрец, — как плохо бросаться из стороны в сторону? Теперь ты понимаешь, почему дела у тебя не идут на лад? Берись только за одно ремесло и прилагай все силы, чтоб достичь совершенства.

Хитрая гостья

Сказка бирманцев

Жила когда-то в одной деревне богатая и очень скупая вдова по имени До Пхо. Однажды к ней в дом пришла ее близкая приятельница, торговка. До Пхо забеспокоилась, что придется потратиться на угощение.
— Угостить-то тебя, подруга, нечем. Надо бы сейчас сходить в деревню рису купить. Ты посиди немного, — сказала она и ушла, оставив гостью одну.
На самом же деле До Пхо то в один дом заходила, то в другой, всех своих знакомых обошла — лишь бы только время скоротать.
Между тем время подошло к полудню, и гостья, которую оставила До Пхо, проголодалась. Ждала она, ждала, и совсем невмоготу ей стало от голода. Тогда она сама пошла в кухню поискать чего-нибудь поесть. Там она увидела большой обливной горшок, полный риса, и еще много всякой снеди. Трудно было гостье удержаться от соблазна — да делать нечего: дом-то не свой!
Когда вернулась До Пхо, торговка встретила еёсловами:
— Ой, До Пхо, а ведь я сегодня чуть не умерла! Еле спаслась!
До Пхо так и села от страха:
— Что же с тобой такое стряслось?
— И не спрашивай, подруга, — отвечала ей гостья. — Как шла я к тебе сюда, наткнулась на большую змею у околицы. Увидела она меня, поднялась и давай шипеть. Я сразу начала читать заклинание от змей — я ведь его наизусть знаю. Тут яд у змеи сам и вылился. А яд у нее, скажу я тебе, ну точь-в-точь такого цвета, как мед в бутылке, что у твоего дома висит. Сама змея длинная-предлинная — вон с тот сахарный тростник, что на задах у тебя стоит, к столбу прислонен. Зубы у нее белые, блестят не хуже, чем рис в горшке у тебя на кухне. Ну, а голова здоровенная — с сушеную рыбу, что у тебя на кухне в ящике.
До Пхо поняла, что гостья раскусила ее.
— Да, чего только не бывает! — сказала она. — А я что-то так заболталась в деревне, даже про тебя чуть не забыла.
И пошла на кухню готовить угощение.

«Все!» будешь кричать

Бирманская сказка

Когда-то в одном селе жили муж с женой. У них был единственный сын, очень красивый. Однако с раннего детства он не хотел работать в поле.
Так он и жил: родителям не помогал, хозяйством не интересовался, а проводил время в безделье.
Однажды во время большого праздника в село приехали актеры. Все жители деревни вместе с детьми и домочадцами отправились на представление. И юноша-бездельник вместе с родителями тоже побывал на представлении. Ему оно так понравилось, что он решил уйти вместе с актерами. Как ни уговаривали родители, как ни бранили его, он стоял на своем. В конце концов им пришлось отпустить сына.
А года через четыре те же самые актеры снова оказались в этом селе. Родители юноши, его родственники и друзья пришли повидаться с сыном и стали спрашивать:
— Что ты делал с тех пор, как оставил деревню? Что за работа у тебя здесь? Играешь ты принца, или министра, или крестьянина?
На все вопросы юноша, улыбаясь, отвечал:
— Вечером сами все узнаете.
Вечером вся деревня пришла на представление — разве что старики остались во дворах. Ведь в деревне любили смотреть представления, а главное, всем хотелось поглядеть на земляка. Кого же он играет? Кем стал теперь тот ленивый юноша, который раньше бездельничал целыми днями и никогда не помогал родителям?
Началось представление. Прошел первый акт, принцы исполнили свой танец, а юноши не было видно. Односельчане все ждали: вот-вот он появится. Но на сцену вышел король с советниками, а юноши не было. Король ушел, появились военачальники — их лица тоже были незнакомы крестьянам. И вот один военачальник, чтобы узнать, сколько у него войска, крикнул:
— Храбрые мои воины! Все ли вы здесь?
— Все! — раздался в ответ громкий крик. И в этом «все!» выделился один голос, который был громче других, — в нем родители узнали голос своего непутевого сына.
— Так это все, чего достиг наш сын? — стали сокрушаться родители. — «Все!» кричит — и только!
С тех пор старые люди всегда вспоминают этого лентяя когда наставляют юношей. «Не будешь трудиться, не будешь учиться — „все!» будешь кричать!» — говорят они.

«Как бы свистком не кончил»

Бирманская сказка

В одной деревне на берегу реки жил человек по имени У Хла Чи. Что бы ни делал У Хла Чи, он никогда не доводил работу до конца. Поэтому жители деревни смеялись над ним и считали лодырем, пустым человеком.
У Хла Чи надоело терпеть оскорбления и насмешки соседей. Он решил доказать, что тоже чего-то стоит. Однажды притащил из лесу бревно и решил вырезать из него кормило для лодки. Когда У Хла Чи принялся тесать бревно, посмотреть на это сбежалась вся деревня: еще бы, такое ведь не часто можно было увидеть! А У Хла Чи старался изо всех сил, спешил и стесал с чурбака слишком много дерева.
«Да, теперь уже кормило не получится. Вырежу-ка я обычное весло, — подумал он. — Эх, хорошее весло будет!»
И У Хла Чи стал вырезать весло: с одной стороны отхватил кусок дерева, с другой. Схватился он, когда остался всего один локоть — для весла было маловато. У Хла Чи решил: «Дай-ка я вырежу поварешку».
Поварешка получилась не очень гладкая, и У Хла Чи обстругивал ее до тех пор, пока она не стала похожа на палку. Тут уж У Хла Чи стало стыдно перед односельчанами, что он не сумел ничего сделать из бревна. После всей работы в руках у него остался лишь маленький кусочек дерева. Он сделал из него свисток и засвистел на всю деревню.
С тех пор старики говорят: «Начал делать кормило — гляди как бы свистком не кончил!»

Самодельный нат

Бирманская сказка

В давние времена в одной деревне близ города Чаумьяун (что в теперешнем округе Швейбоу) жил человек по имени Маун Toy По. Он служил гребцом на большой грузовой лодке. На лодке было несколько гребцов, и они гоняли ее с товарами вверх и вниз по Иравади.
Однажды лодка, как обычно, шла по реке. В пути нужно было пройти большой водоворот, и гребцы, прежде чем преодолеть его, решили отдохнуть на берегу и закусить.
Маун Toy По минуты не мог без дела сидеть. Пока другие отдыхали, он подобрал невдалеке деревянную чурку и стал строгать ее ножом. Понемногу из чурки стал получаться человечек. Маун Toy По вырезал человечка, повязал ему голову красной тряпочкой, поставил на землю, да еще рядом и горсточку риса положил. Как раз в это время старший гребец позвал его, и Маун Toy По оставил своего человечка и пошел к лодке. Все расселись по своим местам, изо всех сил налегли на весла и прошли водоворот.
На том месте, где они перед тем отдыхали, останавливались чуть ли не все лодки: обычно гребцы отдыхали, прежде чем плыть через водоворот. После Маун Toy По там побывало еще множество других. И когда гребцы видели человечка, которого вырезал Маун Toy По, они думали, что это изображение ната водоворота, и поклонялись ему. Мало-помалу установилось так, что никто не осмеливался плыть дальше, не поклонившись нату.
Однажды к этому месту снова причалила лодка, на которой греб Маун Toy По. Маун Toy По вышел на берег и вдруг увидел: на специальной подставке для изображений натов стоит человечек, которого он когда-то вырезал, и все ему поклоняются. Тут Маун Toy По разобрал смех. Но другие гребцы верили в ната, они думали, что нельзя идти против всех. Как Маун Toy По ни уговаривал своих товарищей: «Да бросьте вы перед ним кланяться!», те только сердились и ругали его.
— Ну, а я все равно не буду кланяться этому нату — я сам его сделал! — сказал тогда Маун Toy По.
Он отошел в сторону, а его товарищи продолжали бить поклоны перед деревянным человечком.
Потом все снова уселись в лодку и повели ее к водовороту. Но когда они пытались пройти опасное место, им это не удалось. Тут все гребцы набросились на Маун Toy По.
— Это все из-за тебя! — кричали они. — Это ты не захотел делать, как другие!
Скоро все устали, и пришлось вернуться на берег, пристать снова к тому же самому месту на отдых.
На берегу Маун Toy По подошел к деревянному человечку и сказал:
— Ну, друзья, смотрите! Сейчас я ему поклонюсь как следует!
Он поднял фигурку и со словами: «Вот так я поклонюсь вашему нату!» — расколол ее ножом на куски.
Гребцы с ужасом смотрели на Маун Toy По, а тот продолжил:
— Что же тогда будет, если я стану бояться ната, которого сам сделал? Ну, а теперь, как говорится, «когда корчуешь — не оставляй пеньков». Надо довести дело до конца!
И, сказав так, Маун Toy По сжег расколотую деревяшку.
Гребцы долго отдыхали на берегу. А потом снова уселись в лодку и вывели ее к большому водовороту. Когда все дружно, что было сил, налегли на весла, лодка прошла водоворот и благополучно поплыла дальше.

История Коу Лоуна

Бирманская сказка

Когда-то в одной глухой деревушке жили дровосеки, муж и жена. Звали их Коу Лоун и Me Йин. Обычно жена вставала рано утром, готовила мужу рис и хин. Он брал еду и отправлялся в лес рубить дрова.
Однажды Коу Лоун взял еду и, как обычно, ушел в лес. Пришел он к большой горе, увидел под деревом, которое собирался срубить, большой блестящий камень. Коу Лоун подумал: «Если этот камень расколоть, получится много красивых камней. Их хватит и на ожерелье, и на серьги, и на украшения для одежды. Сколько денег можно будет за него выручить!»
Коу Лоун и дров рубить не стал, а зажал в руке камень и отправился домой.
Жена очень удивилась, что ее муж так рано пришел домой. Она спросила, в чем дело, и Коу Лоун ответил:
— Дорогая жена! С этого дня мне больше не надо ходить в лес и рубить дрова с утра до вечера. Посмотри, какой камень я нашел. Если его расколоть на несколько кусков, будет много красивых камней. Я их продам, и мы с тобой заживем.
— А на что же мы будем жить, пока ты еще не продал свой камень? — поинтересовалась жена. — Где мы возьмем денег на еду?
— Пока я не продам камень, придется занимать деньги у соседей, — ответил муж.
Так они и жили некоторое время. Через месяц не было дома в деревне, где б они не взяли денег в долг. Вскоре уже никто им денег не давал. И вот наступил день, когда в доме не осталось ни одного зернышка риса. В деревне все уже смеялись над мужем и женой. Тогда дровосек сказал соседям, что он нашел драгоценный камень, который стоит больших денег, и собирается пойти в город, чтобы продать это сокровище какому-нибудь богачу.
Но, когда Коу Лоун пришел к торговцу драгоценностями, тот посмотрел и сказал:
— Твой камень никакой цены не имеет. Не куплю его у тебя — его и продать-то не удастся. Сходи к ювелиру, может быть, он купит.
И торговец показал ему дорогу к дому королевского ювелира. Королевский ювелир посмотрел и сказал:
— Я не могу сейчас купить твой камень. Но главная королева желает приобрести драгоценности для браслетов и ожерелья. Я могу пойти с тобой во дворец, там ты и покажешь свой камень. А пока поживи у меня, помоги по хозяйству.
Так дровосек остался в доме королевского ювелира. Он делал всю домашнюю работу, а ювелир за это кормил его. Но во дворец все не вел. Прошел месяц. Дровосек наконец не выдержал и спросил ювелира, почему тот не ведет его к королю.
Тут-то дровосек и узнал, что камень его совсем не драгоценный. Вернулся он домой расстроенный и пристыженный.
Недаром люди говорят: «Вздумал богатеть — надо попотеть».

Решение мудреца

Бирманская сказка

В одной стране сдружились двое юношей — принц, сын короля, и сын первого королевского советника. Каждый день они вместе ходили к мудрецу учителю и вместе играли. Вместе съедали и моун, который им давали на завтрак.
Однажды они играли под деревом неподалеку от дома мудреца, их учителя. Но вот они устали и проголодались. Вынули завтраки, что им дали с собой, и собрались поесть. У сына советника с собой было пять кусочков моуна, а у королевского сына только три. Друзья никогда не считали, сколько у кого еды. а всегда все делили поровну. Они уже собрались есть, как к ним подошел старичок странник. Шел он издалека и был очень голоден.
— Милые дети! — обратился к ним старичок, — дедушка издалека идет и два дня уже ничего не ел. Уделите, сыночки, немного моуна, а я вам заплачу.
— Иди, поешь, дедушка, — сказал в ответ сын советника. — У нас здесь восемь кусочков, на всех и разделим.
Друзья сорвали с дерева три листа, разложили их на земле, а потом каждый кусочек разделили на три части и всем троим поровну положили на листья их доли.
Старик поел и снова собрался в путь. Перед тем как уйти, он вынул из сумки восемь золотых монеток и дал их детям.
Стали друзья делить монеты. Принц говорит:
— Давай разделим поровну!
А сын советника не соглашается: требует себе пять монет, а королевскому сыну хочет дать только три. Никак разделить не могут. Дело дошло уже до ссоры, когда к ним подошел мудрец, их учитель.
Он спросил друзей, в чем дело, и сын советника стал рассказывать все по порядку: как они проголодались и решили позавтракать, как было у него пять кусочков моуна, а у принца — только три, как подошел к ним старичок странник и попросил поделиться с ним, а они разломили каждый кусочек на три части и разделили поровну и в конце концов подучили от дедушки восемь золотых монет. Рассказал и о том, как он хотел получить пять монет, а королевскому сыну оставить три и как принц не согласился с ним — вот и вышел у них спор.
Учитель рассердился и сказал:
— Нехорошо! Разве из-за таких пустяков ссорятся? Ну, да ладно! Разделю я вам до справедливости.
Учитель из восьми золотых монет семь отдал сыну советника в только одну — королевскому сыну.
Совсем не понравилось принцу, что он получил всего лишь одну монету.
— Это несправедливо, учитель, — с обидой сказал он, — что сыну советника достается целых семь монет, а мне только одна!
Учитель долго смеялся, а потом сказал:
— Хорошо, дитя мое. Если ты недоволен моим решением я объясню все, чтобы вы оба поняли. Слушайте меня внимательно. У сына советника сначала было пять кусочков моуна, а у принца — только три. Когда вы каждый кусочек разломали на три части, то всего получилось двадцать четыре части. Эти двадцать четыре части вы разделили поровну на троих — и на одного пришлось восемь частей. Старичок странник, которого вы накормили, не случайно дал вам восемь золотых монеток: он дал по монете за каждый кусочек, что получил от вас.
Теперь посмотрим, как разделить между вами эти восемь монет. Когда каждый из пяти кусочков, что были у сына советника, разделили на три части, то получилось пятнадцать частей, правда? А когда разделили три кусочка из завтрака королевского сына, то получилось девять частей. Вы все трое получили по восемь частей каждый. Стало быть, сын советника из своего моуна съел восемь частей, а остальные семь отдал дедушке. Принц же из тех девяти частей, что у него были, восемь съел сам и только одну часть отдал страннику — не так ли? Ну, а если так, то в тех восьми частях, что вы дали страннику, сколько было частей из завтрака сына советника? Семь! Поэтому, раз на одну часть приходится одна монета, то следует семь монет отдать сыну советника, а принцу только одну.