Притча о еде и едоке, или о том, кто ест и кого едят

Притча о еде и едоке, или о том, кто ест и кого едят

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

Схватила где-то птица червяка,
А кот за ней следил исподтишка.

И стала птица — ибо все здесь тленно —
Едой и едоком одновременно.

Кто отличит еду от едока
Их разница не слишком велика!..

Рассказ о бедуине, чья собака умирала от голода

Рассказ о бедуине, чья собака умирала от голода, в то время, как сума бедуина лопалась от обилия еды

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

В пыли дорожной пес лежал без сил,
А бедуин вздыхал и слезы лил:
«Я так боюсь, что жить мне станет туго,
Когда лишусь единственного друга!»

«О чем ты плачешь, человек прохожий?»
Спросил араба нищий странник божий.
«Я плачу, путник, от своих забот
Вот пес мой богу душу отдает.

Мой пес с отвагой льва и силой бычьей
Мне ночью стражник был, а днем добытчик.
Моя собака верная была
Со мною ласкова, с врагами зла.
Читать далее

Рассказ о том, как один человек обращался за советом

Рассказ о том, как один человек обращался за советом

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

Сосед пришел к соседу за советом:
«Ты озари мой скудный разум светом!»

Тот отвечал:»Советчика другого
Найди, чтоб он сказал благое слово,

А я твой тайный враг, и никогда
Благих советов не дает вражда.

Ты к другу обратись, чтоб друг любезный
Тебе на счастье дал совет полезный.

Я ж поступить иначе не могу,
Чем так, как подобает мне, врагу.
Читать далее

Рассказ о ловце змей

Рассказ о ловце змей, который счел замерзшего дракона мертвым и приволок его в Багдад

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

Послушай то, что слышал я стократ,
В чем скрытый смысл и тайный аромат.
Однажды в горы некий змеелов
Пошел, надеясь обрести улов.

Тот, кто избрал в удел исканий путь,
Отыщет, что искал, когда-нибудь.
Пускай взыскующий найдет, что ищет,
Ибо исканье — для надежды пища.

Охотник змей искал, как ищут клад,
В ту пору был обильный снегопад.
И вот во впадине крутого склона
Ловец увидел мертвого дракона.
Читать далее

Рассказ о том, как некий ученик, придя к своему наставнику, застал того плачущим

Рассказ о том, как некий ученик, придя к своему наставнику, застал того плачущим

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

К учителю явился ученик,
К тому, чей горем был отмечен лик.
Услышав плач наставника, и сам
Дал волю ученик своим слезам.

Рыдал он, плачем оглашал обитель,
Хоть и не знал того, о чем скорбит учитель.
Но смолк учитель — шейх преклонных лет
И вышел прочь, а ученик вослед.

Ученику промолвил старец чинный:
«Мне многостранен плач твой беспричинный.
И как не искренне твое рыданье,
Но все ж его основа — подражанье.

Достоин только осужденья тот,
Кто без причин, как туча, воду льет.
Ведь слезы подражания едва ли
Сродни слезам беды, слезам печали.

Ты никогда слезами не греши,
Что рождены не в глубине души!»

Дикобраз

О том, что истинно верующий человек не отличается от дикобраза

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

Да, дикобраз — создание такое,
Что впрок порой ему идут побои.
Все знают: если бить его сильней,
То глаже он бывает и жирней.

Мне кажется: душа у грешных нас
Не что иное — сущий дикобраз.
Не потому ль, что люди били их,
Пророки совершенней всех других?

Ликует птица, увидав зерно…

Ликует птица, увидав зерно…

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

Ликует птица, увидав зерно,
Хоть в сеть подчас ее влечет оно.

Мы столь же немудры, и алчность глаз
Порой в ловушку завлекает нас.

Когда приманку видим мы, бывает,
Растет влеченье, разум убывает.

Мирские блага — то, что всех обманет,
Лишь редких птиц иное благо манит.

Чтобы попасть им в ту, иную сеть,
Они готовы многое стерпеть.

Я, даже Сулеймана будь мудрей,
Не огражу вас от земных цепей.

Царями мира вы себя зовете,
Но вы рабы своей же грешной плоти.

Меж тем владыка мира под луной
Лишь тот, кто избежал тщеты земной.

И душно в этом мире, как в темнице,
Где душам вашим суждено томиться.

Дерево и незрелые плоды

Дерево и незрелые плоды

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

Сей мир подобен дереву, а нам
Уподобляться суждено плодам.

Пока незрелы на ветвях плоды,
Они висят, не ведая беды.

Но держатся на ветках еле-еле
Плоды, которые уже созрели.

Всяк норовит сорвать созревший плод,
Пока на землю сам не упадет.

Вот так же созреванье человека
И означает окончанье века.

Притча о горошине, которая прыгает в кипящем котле

Притча о горошине, которая прыгает в кипящем котле

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

От старой притчи — притчи мудреца,
О юноша, не отвращай лица.
Горошина, вскипая на огне,
И прыгает и скачет в казане.

То вверх всплывет, то книзу устремится
И вопиет пред тем, как ей свариться:
«Ужель, хозяйка, ты меня купила,
Чтоб мне на свете стало все постыло?»

Огня не убирая от котла,
Ей говорит хозяйка: «Я не зла,
Но ты должна немного повариться,
Чтоб получился суп, а не водица.
Читать далее

О том, как горный козел теряет рассудок, завидя козу

О том, как горный козел теряет рассудок, завидя козу, как он прыгает через пропасть и как становится порой легкой добычей охотников

Из «Маснави» («Поэмы о скрытом смысле») Джалаледдина Руми,

Козел в горах пасется высоко,
Меж скал, что от вершин недалеко.
Он осторожен, ибо и стрелки,
И звери хищные недалеки.

Ему и подобает осторожно
Судить: опасность истинна иль ложна?
Но вот он видит горную козу
За пропастью на склоне, там, внизу.

И тотчас меркнет свет в его глазах,
И корм ему — пустяк, опасность — прах.
Летит он через пропасть, слеп и глуп,
Как будто пропасть — это лишь уступ.
Читать далее