Три Ахмада

Курдская сказка

Жил падишах. В год один раз ходил он на женскую половину к своей жене. Два сына родились у него. И первого звали Ахмад и второго звали Ахмад. Как-то раз везир — а он был очень хитрый — узнал о том, когда падишах ходит на женскую половину к своей жене. И вот однажды он пробирается на женскую половину прежде падишаха. Спит с женой падишаха и уходит.
После этого на женскую половину идет падишах, стучит в дверь, жена открывает ему.
— Что это ты, падишах! — удивленно восклицает она. — Ведь ты же только что был здесь!
Падишах сразу догадался, в чем дело, говорит:
— Я забыл здесь свой кисет с табаком.
Падишах уходит и после этого ни разу не переступает порога женской половины. Через девять месяцев у жены рождается еще один сын. И этого сына тоже называют Ахмад.
Все три сына вырастают. Вскоре падишах умирает. А в завещании, которое падишах после себя оставил, было написано: «Ахмад — мой сын, Ахмад — мой сын, Ахмад — не мой сын — лишен наследства».
Прочли это завещание три Ахмада и заспорили: «Кто-то из нас не сын падишаха!» Спорили, спорили, чуть не подрались, а потом решили: «Зачем нам ссориться, пойдем-ка к падишаху соседней страны. Он славится своей мудростью — пусть он нас рассудит».
Все трое собрались в путь. Долго шли они.
Остановились на привал. Старший брат, поглядев кругом, сказал:
— Здесь только что прошел верблюд — хромой, слепой на один глаз и без двух передних зубов.
Средний сказал:
— А нагружен он был маслом и медом.
А младший добавил:
— На нем ехала верхом беременная женщина.
В это время к ним подошел какой-то человек:
— Не видели ли вы тут верблюда? Пропал куда-то, никак не могу найти.
— Верблюд твой хромой, слепой на один глаз и без двух передних зубов? — спросил старший.
— А нагружен он медом и маслом? — спросил второй.
— И еще на нем сидела верхом беременная женщина? — спросил третий.
— Да, да, этот самый!—обрадовался владелец верблюда.— Стало быть, это вы нашли его, ну так верните же мне его!
— Ей-богу, не видели мы твоего верблюда! — в один голос воскликнули братья.
— Как не видели! Вы издеваетесь надо мной? Пошли к кази!
Пришли к кази. Владелец верблюда рассказал казн все как было.
— Пусть отдают мне моего верблюда, они, наверное, его спрятали где-то, — сказал он.
— Да, ей-богу, не видели мы никакого верблюда, — поклялись братья.
— Как же вы узнали все признаки верблюда, если даже не видели его? — спросил кази. — Вот ты, — обратился он к старшему. — Откуда ты узнал, что верблюд был хромой, слепой и что у него не хватало двух передних зубов?

Читать далее

Мохаммад

Курдская сказка

Мохаммад и три его приятеля в хадж собрались. Сели они на коней, поехали. Проехали часть пути, конь Мохаммада устал.
— Устал мой конь, — сказал он своим товарищам, — я не могу дальше ехать. Поезжайте одни, счастливого пути вам! Уехали его приятели. Мохаммад сошел с коня, расседлал его, пустил на траву. Когда конь отдохнул, Мохаммад снова оседлал его, сел и поехал дальше. Доехал до кочевья, видит: у края дороги большой шатер стоит. Он подъехал к шатру, смотрит: у входа в шатер женщина сидит. Остановился Мохаммад, поздоровался с женщиной, спрашивает:
— Не примешь ли гостя?
— Всякий гость — гость от бога, добро пожаловать, — сказала женщина.
Мохаммад сошел с коня, женщина привязала коня на лужайке, потом вернулась, расстелила войлок, сняла с Мохаммада башмаки и носки, вымыла ему ноги, принесла еды. Поели они. Мохаммад и спрашивает.
— А есть в доме кто-нибудь из мужчин?
— Что тебе? — отвечала женщина.— Ты гость тут, пришел — добро пожаловать. Что тебе до того, есть ли мужчины в доме, нет ли?
Вечером женщина постелила ему. Оба легли спать. Ночью Мохаммад проснулся, встал, подошел к женщине.
— Ты ведь здесь гость, — сказала она Мохаммаду, — спи себе, что тебе надо от меня? Вот вернется муж, я спрошу его, согласится — пожалуйста, спи со мной!
Мохаммад лег к себе и проспал до утра. Утром проснулся.
— Где мой конь, я поехал дальше! — сказал он.
— Подожди, — сказала женщина, — сначала поешь, потом поезжай.
Принесла она еды, Мохаммад поел, вдруг видит: всадник на сером коне с ружьем подъехал, спешился у шатра. Женщина взяла у него коня, отвела в конюшню. Мохаммад едва не лопнул от страха.
— Сегодня ночью наш гость хотел лечь со мной, — сказала женщина мужу, — а я ему отвечала, что хозяина моего нет, как приедет, спрошу его!
Ничего не сказал муж, промолчал.
— Приведи мне коня, я поеду, — сказал Мохаммад женщине.
— Подожди, — сказал муж, — я ведь только что приехал, мы еще не ели вместе, поедим, потом поедешь.
Жена опять принесла еды. Сел Мохаммад с хозяином, поели они. Мохаммад опять говорит:
— Приведите мне коня, я поеду.
— Постой, — опять удерживает его хозяин, — мы ведь с тобой только и поели что меду и кислого молока. Вот вернется стадо, зарежем бычка, поедим жаркое, сегодня ты переночуешь у нас, а завтра поезжай.
Мохаммад остался. Зарезали бычка, сделали жаркое, поели. Вечером постелили Мохаммаду постель.
— Иди ложись с моей женой, — сказал хозяин, — а я лягу на твою постель.
— Нет, твоя жена мне — как сестра или мать, — отвечал Мохаммад. Утром проснулся Мохаммад, собрался ехать.
— Погоди, — опять говорит ему хозяин, — позавтракаем, потом поедешь!
Поели они, хозяин говорит жене:
— Испеки нашему гостю гаты в дорогу и поджарь мяса.
Мохаммад со страхом в душе попрощался с хозяевами, вышел из шатра, смотрит: конь его оседланный стоит, хурджин набит едой. Сел Мохаммад на коня, поехал. Приехал домой, а надо сказать, что Мохаммад был очень богат, несколько лавок у него было. Как-то раз стоит он в дверях своей лавки, видит: двое женщину за руки тащат. Мохаммад узнал ее — это была та самая женщина, у которой он когда-то остановился.
— Куда ведете ее? — спросил Мохаммад.
— Муж ее — наш должник, мы взяли ее за долги! — отвечали те.
— А сколько он вам должен?
— Сто туманов.
— Вот вам сто туманов, отдайте мне женщину.
Взял он женщину домой, привел к жене и говорит:
— Это — моя сестра, одень ее, накорми, пусть живет у нас.
Прошел год, другой. Как-то раз Мохаммад опять видит, что двое мужчину за руки тащат. Мохаммад узнал его.
— Куда ведете его? — спросил Мохаммад.
— Он — наш должник, мы его за долги ведем, — отвечали они.
— Сколько он вам должен?
— Двести туманов.
Дал им Мохаммад двести туманов, отобрал у них должника, привел к себе домой. Отправил он его в баню, дал ему хорошую одежду, накормил, привел к себе в лавку и говорит:
— В этом конце лавки я торговать буду, а в том — ты торгуй.
Через некоторое время Мохаммад сказал ему:
— Я хочу тебя женить.
— Делай как знаешь.
— Есть у меня сестра — хорошая женщина, за тебя и выдам ее.
А надо сказать, что ни муж, ни жена не узнали Мохаммада. Привел он мужа к жене, узнали они друг друга, обрадовались.
— Как ты сюда попала? — спросил муж.
— Сто туманов за меня заплатили — выкупили, — сказала жена.
— А за меня — двести, — сказал муж.
Семь лет прожили они у Мохаммада. Однажды муж сказал жене:
— Семь лет мы работаем на своего хозяина, неужели не отработали эти триста туманов?
А Мохаммад разбил на соседней горе шатер, пригнал туда табун коней, стадо коров и быков, отару овец, принес туда всякую одежду, ковры, посуду. Однажды муж сказал Мохаммаду:
— Отпусти нас, мы хотим уехать.
— Езжайте, отпускаю вас, —сказал ему Мохаммад.
Велел он своей жене нажарить мяса, напечь гаты, дал им с собой в дорогу. Усадил их верхом на коней, сам поехал впереди, муж и жена — сзади. Привез их Мохаммад на гору. Видят муж и жена: там табуны, стада, отары, шатер стоит, а в шатре — ковры, одежда, утварь всякая.
— Все это — ваше, — сказал им Мохаммад. — Семь лет вы работали у меня, это — плата за ваш труд.
Попрощался с ними Мохаммад, уехал. «Как же мне отплатить ему?—подумал муж. — Давай-ка убью я его, освобожусь от груза благодарности». Повернул он коня.
— Постой! — окликнул он Мохаммада.
Тот сразу понял, в чем дело, остановился. Подъехал к нему муж и говорит:
— Ты сделал столько добра! Как мне расплатиться за это? Я должен убить тебя и освободиться от груза благодарности к тебе!
— Разве ты не узнаешь меня? — спросил Мохаммад. — Ведь я — тот самый человек, который был вашим гостем и хотел лечь с твоей женой. Она сказала тебе об этом, а ты в ответ оказал мне всяческие почести. Я вернулся и дал себе слово, что вы для меня — как брат и сестра. Я тебе и половины того добра не сделал, сколько сделал мне ты!
Обнялись они тут, поцеловались. Муж и жена зажили себе в том шатре. А Мохаммад вернулся к своей жене, и все зажили счастливо,

Двое слепых

Курдская сказка

Однажды шел по дороге слепой, а за ним — зрячий. В руках у зрячего была сумка, а в ней — новая одежда и башмаки для всей семьи. Идет зрячий за слепым и думает: «Дай-ка испытаю я его, что он за человек. Слышал я, говорят, что слепые — нечестные. Посмотрим, правда это или нет?»
Взял зрячий палку, стал ею постукивать по земле, подошел
к слепому и говорит:
— Братец, я — слепой, возьми меня с собой.
— Бог с тобой, я и сам слепой, куда я тебя возьму?
— Куда ты идешь, туда и я с тобой, — не отстает зрячий.
Пошли вместе. Немного прошли, зрячий говорит:
— Братец, подержи мою сумку, я по нужде отойду в сторону с дороги, а то еще какой-нибудь путник пройдет — стыдно.
— Иди, братец мой, иди! — говорит ему слепой.
Зрячий зашел за дерево и стал наблюдать за слепым.
Видит: слепой раскрыл сумку и стал в ней шарить. Потом взял сумку, перешел на другую сторону дороги и притаился.
Зрячий вышел из-за дерева, подошел к тому месту, где оставил слепого, и говорит:
— Братец, где же ты, не найду тебя!
Слепой молчит.
— Братец, — опять хнычет зрячий, — я — слепой, несчастный, насбирал милостыню, купил одежонки ребятишкам, разве тебе не жалко меня?
Слепой молчит — ни звука.
Тогда зрячий поднял камень и говорит:
— Господи боже мой, ударь этим камнем моего брата — слепого.
Слепой опять молчит. Тогда зрячий подошел к нему сзади и как ударит его в спину!
— Э-эх, да разразит бог этого лжеца, разве слепой бы так ударил?! — воскликнул слепой.

Ахмад и Голизар

Курдская сказка

Ахмад выучился на лекаря и вернулся к себе домой. Он стал хорошим лекарем и теперь думал о том, как бы получить побольше больных. Но ведь он был совсем еще новичок, никто не знал его, никто не шел к нему лечиться.
Однажды шел Ахмад по улице и услышал крик даллаля:
— Сын падишаха западной страны тяжело болен! Кто сумеет его вылечить, получит золота столько, сколько сам весит!
«Надо будет мне показать на этом больном свое врачебное искусство,— подумал Ахмад. — Если посчастливится мне и я его вылечу, то я получу известность». Ахмад решил пойти испробовать свои силы.
А у Ахмада была подруга Голизар — они вместе учились. Они были очень дружны и крепко любили друг друга. Когда Ахмад собрался к падишаху, она спросила его:
— Куда же ты, Ахмад, а меня одну здесь оставляешь?
— Ты же знаешь, я должен завоевать себе известность! — отвечал Ахмад.— Я скоро вернусь.
Попрощался Ахмад с Голизар и отправился к падишаху западной страны. Пришел, осмотрел сына, видит: ничто ему не поможет, только горный воздух его вылечить может. А в той стране, где жил Ахмад, был как раз высокогорный воздух.
— Отпусти своего сына Зада со мной, я отвезу его к себе, там горный воздух — он поправится! — попросил Ахмад падишаха.
Падишах согласился. Сын его так исхудал, что его не видно было в одеяле. Страшно было переложить его с одного места на другое. С большим трудом Ахмад перевез Задэ в свой город. Вдвоем со своей милой Голизар стал Ахмад лечить Задэ.
Много потрудились они над ним. Наконец Задэ начал поправляться, скоро он стал таким же здоровым, как прежде.
Видят Ахмад и Голизар: поправился Задэ, пора ему домой ехать. Ахмад повез Задэ домой. Вперед послали слугу: «Пойди оповести падишаха, что сын вернулся и врач его с ним». Узнав об этом, падишах вышел им навстречу со всем народом, с музыкой. Привели их во дворец, в лучшие комнаты.
— Требуй у меня, что хочешь! — сказал падишах Ахмаду.
— Здрав будь, падишах! Ничего мне не надо, — сказал Ахмад. — Благодаря твоему сыну я приобрел известность, и теперь у меня своя больница.
От всего отказался Ахмад и вернулся к себе. Они с Голизар продолжали работать и уже начали готовиться к свадьбе. Но вот однажды Ахмад получает письмо от отца Задэ: «Ахмад, скорее приезжай — Задэ совсем плох, ему еще хуже, чем прежде!»
Прочел это письмо Ахмад н удивился: «Странно, — подумал он, — после такого лечения Задэ не должен был болеть. Что с ним могло случиться?»
Ахмад отправился к Задэ. Приехал, видит: все у Задэ здоровое, а сам он — болен. Сколько ни бился над ним Ахмад, никак не мог распознать, чем болен Задэ. Опять упросил он падишаха отпустить к нему Задэ. Опять вдвоем с Голизар стал Ахмад лечить юношу. Что ни делали, как ни старались — ничто не помогало! Как-то раз Ахмад подошел к Задэ один, без Голизар.
— Задэ, — сказал он, — скажи мне правду, что мучает тебя, почему ты не поправляешься?
Ничего не сказал Задэ, только глубоко вздохнул. Ахмад стал опять его расспрашивать. Смутился Задэ, покраснел и, ответил Ахмаду:
— Эта девушка, что вместе с тобой меня лечит, лишила меня сил и разума.
Ахмад не понял его.
— Если ты не хочешь, она вовсе не будет подходить к тебе, — сказал он.
— Нет, нет! — испугался больной.— Если она не будет ко мне подходить, мне совсем плохо будет!
— Почему?
— Я люблю ее, — сказал Задэ.— Вот я и сказал тебе все. Теперь поступай как знаешь.
Задумался Ахмад. «Так не воспрянет Задэ духом, — решил он, — я должен помочь ему в этом».
— Послушай, — сказал он Задэ, — Голизар мне не сестра, не дочь, не жена, она — чужая мне. Я ничего не могу за нее ответить тебе. Поговорю с ней и приду скажу тебе.
Грустный пришел Ахмад к Голизар. Не сразу решился сказать ей все.
— Голизар, — начал он.— Вот уже сколько лет мы вместе с тобой работаем. Мы во всем всегда согласны и крепко любим друг друга. Никто не знает, кто мы — возлюбленные или брат и сестра!
— Верно, — сказала Голизар, — но что же ты еще хочешь сказать?
— Я хочу, чтобы мы стали братом и сестрой!
Побледнела Голизар, слова вымолвить не может. Через несколько минут она пришла в себя.
— Ахмад, — сказала она, — раз ты меня любишь как сестру, то и ты для меня станешь братом! Но скажи, почему ты этого хочешь?
— Ты должна выйти замуж за Задэ! — сказал Ахмад.
— Что ж, ради тебя я готова выйти за него замуж, — отвечала девушка.
— Юноша он славный, добрый, умный, он — сын падишаха, так что все хорошо будет! — сказал Ахмад.— Я очень благодарю тебя за твоё согласие!
Пришел Ахмад к Задэ:
— Ну, все хорошо! — сказал он.— Голизар согласна!
Когда услышал это Задэ, глаза его заблестели, румянец вернулся к нему, тело стало легким и гибким. Вскочил он с постели.
— Сумею ли я чем-нибудь отплатить тебе за твоё добро! — воскликнул он.
Через несколько дней Задэ совсем выздоровел. Ахмад сам справил им свадьбу, а после свадьбы все втроем — Ахмад, Голизар и Задэ отправились к падишаху — отцу Задэ.
Сообщили радостную весть падишаху: «Вылечил Ахмад твоего сына и жену ему нашел». Обрадовался падишах, вышел им навстречу, устроил празднество. Все веселились, пировали. Потом падишах пришел к Ахмаду:
— Ахмад, я и не знаю, чем отплатить тебе, бери из моего дома все, что захочешь!
— Здрав будь, падишах! Ничего мне не нужно! Теперь ведь благодаря твоему сыну я не беднее тебя! — отвечал ему Ахмад.
Попрощался Ахмад и пустился в обратный путь. Пришел в свой город, видит: там шум, крик, суматоха. Удивился Ахмад. «Что такое могло случиться?» — думает. Маленький мальчик попался ему навстречу.
— Что случилось, сынок? — спросил его Ахмад.
— Что случилось, спрашиваешь? Вот уже три дня как горит больница нашего Ахмада, дотла сгорела!
Услышал это Ахмад — побледнел, плохо ему стало, колени подогнулись, сердце заколотилось, сел он тут же прямо на землю. «Какой еще Ахмад, кроме меня, есть в этом городе? Конечно, это моя больница сгорела», — подумал он. С трудом заставил он себя пойти к своей больнице.
Пришел, видит: камня на камне не осталось! Одни развалины! Сел Ахмад на землю. «Что мне делать, куда пойти? — думает. — Нет у меня крова, кто поможет мне?» Тут он вспомнил Задэ. «Пойду к Задэ, — решил он. — Пусть он поможет чем-нибудь мне!»
Денег у Ахмада не осталось, продал он свою одежду и отправился к Задэ. А путь был длинный! Несколько дней Ахмад не мылся, не ел, не отдыхал. Глядя на него, нельзя было подумать, что это — врач. Его можно было принять за пастуха, который вот уже несколько лет в горах скитался, людей не видел, одичал. Если б даже муха села на него, он упал бы.
В таком виде он подошел к дому Задэ. Еще издали увидел он, что Задэ и Голизар стоят у верхнего окна, разговаривают.
Увидели Ахмада, захлопнули окно, ушли. «Господи боже мой, почему они так сделали? — удивился Ахмад.— Наверное, не узнали меня!»
Ахмад подошел и сказал стражнику у ворот:
— Пойди скажи Задэ, что врач Ахмад зовет его.
Стражник пошел, доложил Задэ. «Скажи ему, — велел Задэ,— что мне некогда, не пойду я к нему, что там еще ему от меня надо?»
Стражник вернулся и передал все Ахмаду. Услыхал это Ахмад, совсем растерялся — не знает, что теперь ему делать. И одежды на нем не осталось, чтобы продать и получить деньги на обратный путь. «Что же мне делать теперь? Куда идти? — думает. — Пойду-ка я хамбалом работать».
Пришел он на корабельную пристань, стал вещи носить. Долгое время он так проработал. Однажды подошли к нему двое молодых людей с двумя сундуками:
— Эй, хамбал, сколько возьмешь доставить эти сундуки куда мы скажем?
— Один манат, — отвечал Ахмад.
— Два маната дадим тебе, — сказали юноши, — отнеси их, куда мы тебе скажем, и жди нас там, пока мы вернемся.
Они рассказали ему, куда нести. Ахмад принес сундуки и стал их ждать. До вечера ждал — не пришли хозяева сундуков. Поздно ночью он отнес сундуки в каморку. Утром опять пошел на то место, опять до вечера ждал — никто не пришел.
Три дня прождал Ахмад — никто не явился. На четвертый день отнес он сундуки домой, открыл их и видит: в одном — всякие медицинские инструменты, а в другом — золото и драгоценности. «Неплохо! — подумал Ахмад.— Как раз то, что мне нужно!»
В тот же день Ахмад отправился в свою страну. Пришел и сразу стал строить себе больницу, такую же, как прежняя.
Построил больницу и стал работать. Но все время не переставал он думать о Задэ и Голизар, о том, как они поступили с ним. «Как это мне сделать, — думал он, — чтобы увидеть их и высказать им все?»
Однажды он решил позвать к себе гостей. Стал он посылать приглашения всем знакомым — звать их в гости. Пригласил он также Голизар и Задэ. Гости собрались. Задэ и Голизар тоже пришли. Все сели за стол. Через некоторое время Ахмад встал, попросил разрешения говорить и рассказал все, что произошло между ним, Голизар и Задэ. Когда он кончил, гости хотели тут же на куски растерзать и Задэ и Голизар. Но тут Задэ встал, поднял свою чашу и попросил разрешения говорить.
— Ахмад, — обратился он к хозяину, — если бы ты вошел ко мне в дом, разве ты не чувствовал бы себя неловко за свой вид?
— Да, конечно, мне было бы очень стыдно, но ведь у меня случилось тогда несчастье! — сказал Ахмад.
— Я потому и не впустил тебя к себе тогда, чтобы ты не чувствовал стыда. Те двое юношей, что дали тебе два сундука, — были не кто иные, как я и Голизар. Мы решили сделать так, чтобы ты не чувствовал себя неловко. Вот теперь и суди, хорошо или плохо мы поступили.
Когда Задэ сказал это, все гости стали пить за его здоровье.
А у Задэ была сестра — красивая девушка. Задэ выдал ее замуж за Ахмада.
Исполнилось их желание, и сказка наша кончилась.

Добро и зло

Курдская сказка

Жил падишах. Однажды поехал он на охоту. По дороге встретил он старика Хано. На спине у него была вязанка дров.
— Ты уже совсем старый, разве нет у тебя жены и детей, чтобы они теперь на тебя работали?
— Нет, — отвечал Хано, —я сам работаю, потому что я должен свой долг уплатить и еще в долг дать.
— Кому же ты должен и кому даешь в долг?
Хано ответил:
— Мои отец и мать еще живы, я работаю, чтобы выплатить им свой долг. А детям своим даю в долг, чтобы потом они мне его вернули.
Эти слова Хано очень понравились падишаху. Сказал падишах Хано:
— Ты должен каждый день после полудня приходить во дворец, я буду часок-другой с тобой беседовать.
Хано каждый день стал приходить к падишаху. Очень нравилось падишаху беседовать с Хано, и всегда падишах дарил ему пригоршню золота. А у падишаха был очень завистливый везир. Он заметил, что падишах с каждым днем все больше любит Хано и все больше и больше оказывает ему всяких милостей. И вот везир решил непременно сделать так, чтобы падишах либо убил Хано, либо прогнал его.
Прошло несколько месяцев. Везир не оставил своего намерения погубить Хано.
Однажды, беседуя с падишахом, Хано сказал ему:
— О всемогущий падишах, добрым людям всегда делай добро, но злобным людям зла не причиняй!
— Почему это? — спросил падишах.
— Потому что с них хватит той злобы, которая в них есть!
Не по сердцу пришлись падишаху эти слова. Перестал он приглашать к себе Хано. Прошло несколько месяцев. Однажды к падишаху приехали гости из соседней страны. О многом расспрашивали они падишаха. На все их вопросы падишах давал мудрые ответы. Вспомнил падишах, что все эти ответы в свое время подсказал ему Хано. «Как это случилось, что дружба наша прекратилась?» — с сокрушением подумал падишах. Вспомнив все подробности, падишах решил, что виноват он сам. Велел падишах везиру сейчас же пригласить к себе Хано. Везир, который обрадовался было, когда падишах прогнал Хано, теперь опять расстроился и снова стал строить планы, как бы ему погубить Хано. Везир пошел к Хано и передал ему, что падишах вечером ждет его к себе.
— А сейчас, — сказал везир, — пойдем ко мне. Вот уже сколько лет с тобой знаком, а ты еще ни разу не был у меня в гостях.
Хано согласился. Везир поставил перед ним жаркое и сирамаст и намешал в него очень много толченого чесноку.
— Посиди пока здесь, а я сейчас приду, — сказал везир Хано.
Везир оставил Хано у себя дома, а сам пошел во дворец.
— Не знаю, за что ты любишь Хано и ведешь с ним дружбу? — спросил он падишаха.
— Он умный и хороший человек, — отвечал падишах, — отчего же мне не дружить с ним?
— А знаешь ли ты, — сказал везир, — что Хано повсюду говорит, что у падишаха изо рта воняет?
Падишах рассердился.
— Если я узнаю, что ты прав, то я велю Хано казнить! — закричал он.
Вечером, когда Хано пришел во дворец, падишах подсел к нему совсем близко. Но чем ближе подсаживался к нему падишах, тем дальше отодвигался Хано и вдобавок все время прикрывал рот рукой. «Видно, везир сказал правду», — решил падишах.
Обычно, когда Хано уходил из дворца, падишах давал ему с собой записку к хазнадару, по которой тот выдавал Хано несколько золотых. И сейчас падишах дал Хано письмо к хазнадару, но на этот раз в письме было написано: «Кто бы ни вручил тебе это письмо, немедленно вели его казнить. Труп его повесь на городских воротах и напиши: «Такая участь постигнет всякого, кто не умеет ценить добро»».
Везир из своего окна видел, как Хано с письмом в руках вышел из дворца. Решил везир, что Хано опять получит золото из казны. Жадность одолела его. Подошел везир к Хано и сказал:
— Хано, ты уже много золота получил, дай это письмо мне, в этот раз я вместо тебя получу.
Хано сразу же отдал ему письмо. Везир радостный пришел к хазнадару и вручил ему письмо. Хазнадар прочел письмо и позвал:
— Джеллад!
Джеллад сразу явился.
— Отруби ему голову, так велел падишах.
Сколько ни упрашивал везир, хазнадар не соглашался.
— Я должен выполнить приказ падишаха, — твердил он.
Отрубили везиру голову, а труп повесили на городских воротах.
Сообщили падишаху. Падишах велел позвать хазнадара.
— Падишах, ты сам так велел, я твой приказ исполнил! — сказал хазнадар.
Тогда падишах велел привести Хано.
— Когда я подсел к тебе, почему ты платком закрылся? — спросил его падишах.
Тут Хано рассказал ему про то, как угощал его везир.
— Ты был прав, Хано, — сказал падишах.— Злобным людям не стоит причинять зла, с них хватит и того зла, которое в них есть. Видишь, как погубила везира его злоба!

Купец Керим

Курдская сказка

Жил купец. Звали его Керим. Нагрузил он однажды свой караван и отправился торговать в далекую страну.
Остановился он у родника, а недалеко пастух своих овец пас.
— Нет ли у тебя кого-нибудь, кто выстирал бы мне одежду? — спросил купец пастуха.
— Да, есть, — отвечал пастух.— Моя жена тебе выстирает.
Ахмад, так звали пастуха, взял одежду купца и отнес жене:
— Выстирай одежду и принеси мне, я сам отдам ее купцу.
Жена — а звали ее Залиха — выстирала одежду и понесла к роднику. Пришла, видит: Ахмад уже угнал овец в горы.
Увидел ее купец и влюбился. Вылетел у него разум из головы.
Позвал он слугу и говорит:
— Приведи сюда эту женщину.
Слуга пригласил Залиху войти в шатер. Пока купец разговаривал с ней, слуги приготовили караван в путь. Залиху силой посадили на верблюда и увезли.
Ахмад возвращается — нет ни купца, ни жены. Спрашивает соседей.
— Твоя жена понесла одежду купцу и больше не вернулась. Наверное, купец увез ее! — сказали соседи.
Ахмад взял с собой обоих своих сыновей и отправился на поиски жены. Подошли к широкой, глубокой реке. Одного сына Ахмад оставил на берегу, а с другим стал переплывать реку. Отплыл немного, видит: выскочил из кустов волк, кинулся на мальчика, который сидел на берегу, и унес его. Ахмад бросился назад, но, когда выскочил на берег, споткнулся, уронил второго сына в воду, и быстрое течение реки унесло его.
А волк с мальчиком тем временем бежал по лесу. По дороге попался ему пастух с собаками. Кинулись собаки за волком, тот бросил свою ношу и убежал. Пастух подобрал мальчика и стал его растить.
А второй мальчик не утонул, а плыл себе по течению, и принесло его к мельнице. Увидел его мельник, взял себе и усыновил.
Вырос мальчик и говорит:
— Отец, пусти меня, я пойду искать работу, хочу тебе помочь, отдохни немного!
Мельник отпустил его. Точно так же сделал и тот мальчик, которого подобрал пастух.
Посмотрим теперь, что делает Ахмад.
Горько зарыдал он, потеряв обоих сыновей, и пошел бродить по свету. Долго ходил он и пришел в страну, где накануне умер падишах. По обычаю выпустили «сокола счастья»: на чью голову птица сядет — тому быть падишахом. Птица села на голову Ахмада. Народ удивился: «Такой грязный и оборванный будет падишахом! Птица ошиблась!». Заперли Ахмада в дом, опять выпустили сокола. Птица разбила стекло, влетела в дом и села на голову Ахмада. «Ну, что же, — решил народ, — он для нас совсем чужой, пусть правит нами!»
Так Ахмад стал падишахом.
Однажды пришли в тот город двое юношей искать себе работу. Оба нанялись на службу к падишаху: один пас ягнят, другой — телят. Пусть они пасут себе свои стада, а мы посмотрим, что делает купец Керим.
Однажды пришел он со своим караваном в тот город, где Ахмад был падишахом. По обычаю он поднес падишаху богатый подарок и говорит:
— Разреши мне торговать в твоем городе!
— Торгуй, пожалуйста, — отвечал Ахмад, — по любой цене продавай свой товар, а сегодня вечером ты — мой гость.
Вечером пришел купец к падишаху. Сели они, стали разговаривать. А Керим все о своей жене думает: он ведь всегда ее с собой брал. Недолго просидел он у падишаха, собрался уходить.
— Почему так быстро уходишь? — спросил Ахмад. — Садись, поговорим еще!
— Падишах, здрав будь, со мной здесь моя жена. Она осталась одна, как бы с ней чего не случилось!
Велел падишах позвать своих новых пастухов и приказал им:
— Идите и караульте шатер, в котором спит жена этого купца!
Те отправились, стали караулить. Вот один спрашивает другого:
— Ты чей сын?
— Считается, что я — сын мельника, но настоящий мой отец — пастух и зовут его Ахмад. А ты чей сын?
— А я — сын пастуха, но говорят, что мой отец не он, а другой пастух. Его тоже зовут Ахмад.
— А как звали твою мать?
— Ее звали Залиха.
— И мою так же!
А Залиха все это слышит.
— А как называлась твоя деревня? — спрашивает один другого.
— Хайдарбег.
— И моя так же называлась!
— А как звали вашего соседа?
— Его звали Асо!
— И нашего тоже звали Асо!
— Ну, раз так, значит, мы — братья!
Жена купца все это слышала, позвала она обоих юношей и спрашивает:
— Расскажите мне свою историю.
Они рассказали ей, как отец вместе с ними отправился за купцом, как один из них упал в воду, другого — унес волк, как один из них попал к мельнику, а другой — к пастуху.
Заплакала Залиха и сказала:
— Я ваша мать, а вы — мои сыновья, — и рассказала, как ее увез купец.
Все трое бросились обнимать друг друга. Наговорились вдоволь, а под утро уснули.
Пришел купец домой, видит: обнявшись с его женой, двое юношей спят.
Керим прибежал к падишаху:
— Что за людей ты дал мне? Они настоящие разбойники! — закричал он.
— Что случилось? Почему ты так говоришь? — удивился падишах.
— Пойдем со мной и сам все увидишь, — сказал Керим.
Пришли. Видит падишах: и правда — оба караульных, обнявшись, спокойно спят себе с женой купца.
Разгневался падишах, разбудил обоих юношей и стал их ругать. Проснулась Залиха и говорит:
— Не ругай их, падишах, я сейчас все объясню тебе: эти юноши — мои сыновья. Когда-то я была женой пастуха, звали его Ахмад. Этот купец насильно увез меня.
— Ну, раз так, — сказал падишах, — идемте все ко мне в диванхане, там рассудим всех!
Пришли в диванхане. Каждого юношу допросили в отдельности. Оба рассказали одно и то же.
Тогда падишах сказал:
— Принесите мою старую одежду, в которой я пришел сюда в первый раз!
Одежду принесли. Увидела ее Залиха и вскрикнула:
— Это же одежда Ахмада — моего мужа!
— Верно, — сказал падишах, —это моя одежда, а я — твой муж Ахмад.
Купца тут же казнили. А падишах Ахмад с женой и сыновьями зажил счастливо.

Как себя поведешь, так и проживешь

Курдская сказка

Однажды падишах и везир переоделись дервишами и пошли бродить по городу. Пришли на базар. Видят: арбузы продают. А время было зимнее — праздник Хыдыр-наби.
Приценились они к арбузам — хозяин высокую цену назвал. Не купили падишах и везир арбузов — пожалели денег.
— Послушай, ведь я — падишах, а ты — везир, — сказал падишах.— Если мы с тобой не купили, то кто же купит?
Давай постоим, посмотрим, кто же купит эти арбузы?
Через некоторое время подошел какой-то юноша:
— Сколько стоит арбуз?
— Три маната.
Юноша, не говоря ни слова, вынул три маната, уплатил, взял арбуз и ушел.
— Смотри-ка, — сказал падишах, — мы с тобой не купили, неужели этот юноша богаче нас с тобой?
— Нет, он не богаче нас, — отвечал везир.— Наверное, его возлюбленная больна!
— Давай пойдем за ним, — сказал падишах.
Пошли. Смотрят: юноша отыскал укромное место, вытащил нож, разрезал арбуз и стал есть. Даже половины не съел.
Бросил и ушел. И нож свой оставил там. Когда юноша ушел, падишах и везир стали доедать остатки. Когда доели, увидел падишах нож. Взял он лист бумаги и написал на нем: «Как себя поведешь, так и проживешь!» Положил падишах записку рядом с ножом и вместе с везиром домой вернулся.
А мы посмотрим, что делает юноша. Хватился он — нет ножа. Вернулся он к тому месту, где арбуз ел, смотрит: нож его на месте лежит, а рядом — записка. Поднял он записку, прочел ее. Понравилось ему написанное. Спрятал юноша записку и вернулся к себе домой. А юноша этот не работал, не воровал, а жил себе припеваючи.
Однажды пошел он к соседям, занял у них деньги. Купил себе хорошего коня, оружие, одежду, сел верхом и поехал к падишаху соседней страны.
Когда падишах той страны увидел его, он решил, что это либо сын падишаха, либо сын бека. Он принял его как дорогого гостя. «Что бы мне подарить ему? Богатства и деньги ему не нужны — выдам-ка я за него свою дочь», — решил падишах;
— Чей ты сын? — спросил он юношу.
— Я — сын падишаха соседней страны, — отвечал тот.
— Ну вот, ты — сын падишаха, а теперь станешь зятем падишаха.
Устроили свадьбу, выдали за юношу дочь падишаха.
Смотрит падишах: год, другой, третий прошел, а зять его ни разу домой не ездил. «Он же не бездомный, — удивлялся падишах, — почему же он домой ни разу не ездил?»
Однажды он послал падишаху соседней страны письмо: «Сын твой стал моим зятем, он жив и здоров. Не скучай и не тревожься!»
Прочел письмо падишах той страны, откуда приехал юноша, и остолбенел от удивления: «У меня же нет никакого сына! Кто это осмелился назваться моим сыном? Интересно взглянуть на этого человека! О скольких же он головах?»
И он послал ответное письмо. «Пусть моего сына и невестку силой приведут ко мне», — написал он в ответ падишаху.
Юношу силой привели к падишаху.
— Послушай, — сказал падишах, — о скольких ты головах, что осмелился выдать себя за моего сына и стать зятем падишаха?
— Падишах, здрав будь, — сказал юноша.— Как себя поведешь, так и проживешь! Ты же сам когда-то написал мне эти слова.
И он показал падишаху ту самую записку, которую тот когда-то написал.
Падишаху ничего не оставалось сказать. Он усыновил юношу и второй раз справил ему свадьбу.

Хитрый двоеженец

Курдская сказка

Один человек, у которого было две жены, решил сделать так, чтобы обе жены его очень любили.
Пошел он на базар, купил два красных яблока и дал каждой жене по яблоку тайком от другой.
А вечером, вернувшись домой, сел на постель и говорит:
— Мне та из жен милее, у которой красное яблоко припрятано!
Каждая из жен от радости в душе так и млеет. Ни одна из них не знает, что муж их двуличен, как лепешка.

Хитрец Дандо

Курдская сказка

Жил человек. Звали его Мамо. Жил он вдвоем с женой. Пахал он поле, сеял — пшеницу, собирал — пшеницу, молотил — пшеницу, веял — пшеницу, приносил домой — пшеницу, возил на мельницу — пшеницу. А жена кормила его лепешками из ячменя.
— Что такое, Айше? — удивлялся Мамо.— Почему это ты кормишь меня ячменем? А где пшеница, которую я вырастил?
— У тебя есть сестра в Багдаде, — отвечала Айше, — она — колдунья. Она там у себя дома колдует, и наша пшеница становится мякиной.
— Раз так, — рассердился Мамо, — я пойду и убью ее!
— С ней надо осторожно, — сказала Айше, — а то она и тебя погубит. Пойди налови ядовитых змей, посади их в мешок, отнеси ей и скажи: «Вот тебе подарок». Откроет она мешок, змеи выползут, начнут ее жалить, и она умрет. Так мы от нее избавимся!
Мамо так и сделал. Пришел к сестре. Сестра обрадовалась, усадила его на лучшее место, принесла угощение.
— Что жена твоя? Здорова? — спрашивает.
— Здорова!
— А что ты принес мне?
— Да вон развяжи мешок, посмотри, — отвечал Мамо.
— Что же там такое? — спрашивает сестра.
— Откуда я знаю? Жена что-то положила!
Развязала сестра мешок, смотрит, а там — шелковые пестрые платки.
— Ах, братец! — воскликнула сестра. — Ты ведь беден, зачем мне такие дорогие подарки делаешь?
— Если не тебе, то кому же дарить буду? — сказал Мамо. — Да только там были не шелковые платки, а змеи!
— Змеи?! Зачем?
— Чтобы убить тебя! — честно признался Мамо и тут же рассказал сестре все как было.
— Э-э, братец, у твоей Айше — возлюбленный завелся!
— Ой-ой, что же мне теперь делать? — растерялся Мамо.
— Я тебе сейчас скажу —что! Возьми с собой моего сына Дандо — он поймает возлюбленного твоей жены!
Мамо взял с собой племянника, распрощался с сестрой и пустился в обратный путь. Пришли домой. Мамо ничего не сказал жене.
Утром Мамо с племянником ушли пахать. С полдороги Дандо вернулся:
— Иди себе потихоньку, дядя, — сказал он.— Я забыл дома ремень! Сейчас догоню тебя!
Пошел Дандо домой, спрятался возле двери и ждет.
Видит: идет какой-то мужчина. «Ага, вот он — возлюбленный Айше», — подумал Дандо.
Мужчина вошел в дом и говорит Айше:
— Я пойду пахать, принеси мне обед в поле.
— А какого цвета твои быки? — спросила Айше.
— Один — черный, другой — пестрый.
— Хорошо, тогда не спутаю с нашими, у нас быки — белые, — обрадовалась Айше.
Изжарила она две курицы, испекла гату, завернула в платок и понесла в поле. Завидел ее издали Дандо, накинул на одного быка черную абу, на другого накинул темный платок и продолжал пахать.
Айше видит: кто-то пашет, один бык — черный, другой — пестрый. «Это он», — думает. Подошла поближе, видит: это ее муж и Дандо. Она скорей повернула назад.
— Тетя, тетя! — закричал Дандо.— Это же мы, разве не узнала? Молодец что принесла поесть, а то мы проголодались!
Делать нечего — пришлось отдать им. Дандо с дядей съели кур и гату, а Айше, злая и недовольная, вернулась домой.
Снова зажарила курицу, испекла гату и понесла в поле. На этот раз она нашла своего возлюбленного. Тот начал ее ругать:
— Почему так поздно? Где болталась?
— Беда нам от этого Дандо, — ответила Айше и рассказала ему все.
На следующее утро Дандо опять вернулся домой с полдороги: «Дядя, я шапку забыл дома, ты иди, я догоню тебя!»
Опять Дандо притаился за дверью и ждет. Пришел возлюбленный Айше, и стала она ему жаловаться на Дандо.
— Пойди к зийарату, — посоветовал возлюбленный, — помолись, пусть ослепнет Дандо!
Айше сварила плов, испекла гату и отправилась к зийарату. Дандо побежал вперед и спрятался в пещере, которая почиталась зийаратом.
Айше подошла к зийарату и стала громко молиться:
— О владыка зийарата!
— М-м-м? — отозвался Дандо из пещеры.
— Ой, смотри-ка, разговаривает со мной! — обрадовалась Айше.
— О владыка зийарата! — начала опять Айше. — Сделай так, чтобы Дандо ослеп!
— М-м-м! — опять отозвался Дандо.
Оставила Айше плов и гату возле зийарата и радостная пошла домой.
Дандо взял плов и гату, отнес дяде, оба поели, насытились, вернулись домой. Дандо говорит Айше:
— Тетя, у меня глаза болят, в глазах потемнело, завяжи мне глаза платком.
Обрадовалась Айше, завязала племяннику глаза. Наутро Мамо говорит жене:
— Айше, рассыпь пшеницу, пусть просохнет, вечером я приду — отнесу на мельницу!
— Я ведь одна дома, кто будет за пшеницей смотреть? — сказала Айше.
— Тетя, рассыпь пшеницу у порога, я сяду на порог и буду стучать молотком по земле, отпугивать птиц и кур, — сказал Дандо.
Айше взяла Дандо за руку, посадила на порог и дала ему молоток. А рядом рассыпала пшеницу. Сидит Дандо, бьет молотком, отгоняет птиц и кур. Вдруг видит Дандо: идет возлюбленный Айше. Подбежал он к нему, ударил молотком по голове и убил его. Увидела Айше, закричала:
— Дандо, что ты наделал! Ты человека убил!
— Ой-ой, Айше, что же нам делать? — притворно испугался Дандо.
— Надо будет бросить его в реку! — сказала Айше. — Помоги взвалить его мне на спину.
— Принеси веревку, — сказал Дандо.
Айше принесла веревку, Дандо взвалил ей на спину мертвеца и крепко-накрепко привязал его веревкой.
Пришли к реке.
— Развяжи веревку, Дандо, — сказала Айше.
— Встань на край берега, тогда и развяжу.
Подошла Айше к берегу, а Дандо столкнул ее в реку. Утонула Айше. А Дандо снял повязку с глаз и пришел домой.
— Ну, разделался я с твоей женой, — сказал он дяде, — утопил я ее.
Подыскал он хорошую невесту для дяди и женил его. Семь дней, семь ночей играли свадьбу. Исполнилось их желание, исполнится и ваше.

Три друга

Курдская сказка

Три друга шли по дороге. Пришли в деревню, зашли к одному крестьянину в гости. Все три юноши — красивые, прямо загляденье, и разговаривают так вежливо, почтительно.
Поглядел на них хозяин дома и подумал про себя: «Дай-ка я их испытаю! Такие ли они хорошие на самом деле, как кажутся?»
В это время один из юношей вышел во двор. Хозяин дома спросил у оставшихся двоих:
— Что за человек ваш третий товарищ?
— Он — глупый осел, — ответили оба.
Через некоторое время тот, который выходил, вернулся.
Теперь во двор вышли оба других.
— Что за люди твои товарищи? — спросил хозяин дома у оставшегося.
— Тот, что в черной шапке, — настоящая собака!
— А второй?
— Скотина!
Когда вечером все трое сели ужинать, хозяин дома перед тем, кого назвали глупым ослом, поставил ячмень, перед тем, кого назвали скотиной, положил охапку сена, а перед третьим, которого назвали собакой, — кости и объедки. Все трое изумленно посмотрели сначала друг на друга, потом на хозяина дома.
— Чему удивляетесь? — спросил тот.—Вы ведь сами сказали мне, что один из вас — осел, второй — скотина, а третий— собака. Вот я и дал вам то, что полагается.