Хитрый двоеженец

Курдская сказка

Один человек, у которого было две жены, решил сделать так, чтобы обе жены его очень любили.
Пошел он на базар, купил два красных яблока и дал каждой жене по яблоку тайком от другой.
А вечером, вернувшись домой, сел на постель и говорит:
— Мне та из жен милее, у которой красное яблоко припрятано!
Каждая из жен от радости в душе так и млеет. Ни одна из них не знает, что муж их двуличен, как лепешка.

Хитрец Дандо

Курдская сказка

Жил человек. Звали его Мамо. Жил он вдвоем с женой. Пахал он поле, сеял — пшеницу, собирал — пшеницу, молотил — пшеницу, веял — пшеницу, приносил домой — пшеницу, возил на мельницу — пшеницу. А жена кормила его лепешками из ячменя.
— Что такое, Айше? — удивлялся Мамо.— Почему это ты кормишь меня ячменем? А где пшеница, которую я вырастил?
— У тебя есть сестра в Багдаде, — отвечала Айше, — она — колдунья. Она там у себя дома колдует, и наша пшеница становится мякиной.
— Раз так, — рассердился Мамо, — я пойду и убью ее!
— С ней надо осторожно, — сказала Айше, — а то она и тебя погубит. Пойди налови ядовитых змей, посади их в мешок, отнеси ей и скажи: «Вот тебе подарок». Откроет она мешок, змеи выползут, начнут ее жалить, и она умрет. Так мы от нее избавимся!
Мамо так и сделал. Пришел к сестре. Сестра обрадовалась, усадила его на лучшее место, принесла угощение.
— Что жена твоя? Здорова? — спрашивает.
— Здорова!
— А что ты принес мне?
— Да вон развяжи мешок, посмотри, — отвечал Мамо.
— Что же там такое? — спрашивает сестра.
— Откуда я знаю? Жена что-то положила!
Развязала сестра мешок, смотрит, а там — шелковые пестрые платки.
— Ах, братец! — воскликнула сестра. — Ты ведь беден, зачем мне такие дорогие подарки делаешь?
— Если не тебе, то кому же дарить буду? — сказал Мамо. — Да только там были не шелковые платки, а змеи!
— Змеи?! Зачем?
— Чтобы убить тебя! — честно признался Мамо и тут же рассказал сестре все как было.
— Э-э, братец, у твоей Айше — возлюбленный завелся!
— Ой-ой, что же мне теперь делать? — растерялся Мамо.
— Я тебе сейчас скажу —что! Возьми с собой моего сына Дандо — он поймает возлюбленного твоей жены!
Мамо взял с собой племянника, распрощался с сестрой и пустился в обратный путь. Пришли домой. Мамо ничего не сказал жене.
Утром Мамо с племянником ушли пахать. С полдороги Дандо вернулся:
— Иди себе потихоньку, дядя, — сказал он.— Я забыл дома ремень! Сейчас догоню тебя!
Пошел Дандо домой, спрятался возле двери и ждет.
Видит: идет какой-то мужчина. «Ага, вот он — возлюбленный Айше», — подумал Дандо.
Мужчина вошел в дом и говорит Айше:
— Я пойду пахать, принеси мне обед в поле.
— А какого цвета твои быки? — спросила Айше.
— Один — черный, другой — пестрый.
— Хорошо, тогда не спутаю с нашими, у нас быки — белые, — обрадовалась Айше.
Изжарила она две курицы, испекла гату, завернула в платок и понесла в поле. Завидел ее издали Дандо, накинул на одного быка черную абу, на другого накинул темный платок и продолжал пахать.
Айше видит: кто-то пашет, один бык — черный, другой — пестрый. «Это он», — думает. Подошла поближе, видит: это ее муж и Дандо. Она скорей повернула назад.
— Тетя, тетя! — закричал Дандо.— Это же мы, разве не узнала? Молодец что принесла поесть, а то мы проголодались!
Делать нечего — пришлось отдать им. Дандо с дядей съели кур и гату, а Айше, злая и недовольная, вернулась домой.
Снова зажарила курицу, испекла гату и понесла в поле. На этот раз она нашла своего возлюбленного. Тот начал ее ругать:
— Почему так поздно? Где болталась?
— Беда нам от этого Дандо, — ответила Айше и рассказала ему все.
На следующее утро Дандо опять вернулся домой с полдороги: «Дядя, я шапку забыл дома, ты иди, я догоню тебя!»
Опять Дандо притаился за дверью и ждет. Пришел возлюбленный Айше, и стала она ему жаловаться на Дандо.
— Пойди к зийарату, — посоветовал возлюбленный, — помолись, пусть ослепнет Дандо!
Айше сварила плов, испекла гату и отправилась к зийарату. Дандо побежал вперед и спрятался в пещере, которая почиталась зийаратом.
Айше подошла к зийарату и стала громко молиться:
— О владыка зийарата!
— М-м-м? — отозвался Дандо из пещеры.
— Ой, смотри-ка, разговаривает со мной! — обрадовалась Айше.
— О владыка зийарата! — начала опять Айше. — Сделай так, чтобы Дандо ослеп!
— М-м-м! — опять отозвался Дандо.
Оставила Айше плов и гату возле зийарата и радостная пошла домой.
Дандо взял плов и гату, отнес дяде, оба поели, насытились, вернулись домой. Дандо говорит Айше:
— Тетя, у меня глаза болят, в глазах потемнело, завяжи мне глаза платком.
Обрадовалась Айше, завязала племяннику глаза. Наутро Мамо говорит жене:
— Айше, рассыпь пшеницу, пусть просохнет, вечером я приду — отнесу на мельницу!
— Я ведь одна дома, кто будет за пшеницей смотреть? — сказала Айше.
— Тетя, рассыпь пшеницу у порога, я сяду на порог и буду стучать молотком по земле, отпугивать птиц и кур, — сказал Дандо.
Айше взяла Дандо за руку, посадила на порог и дала ему молоток. А рядом рассыпала пшеницу. Сидит Дандо, бьет молотком, отгоняет птиц и кур. Вдруг видит Дандо: идет возлюбленный Айше. Подбежал он к нему, ударил молотком по голове и убил его. Увидела Айше, закричала:
— Дандо, что ты наделал! Ты человека убил!
— Ой-ой, Айше, что же нам делать? — притворно испугался Дандо.
— Надо будет бросить его в реку! — сказала Айше. — Помоги взвалить его мне на спину.
— Принеси веревку, — сказал Дандо.
Айше принесла веревку, Дандо взвалил ей на спину мертвеца и крепко-накрепко привязал его веревкой.
Пришли к реке.
— Развяжи веревку, Дандо, — сказала Айше.
— Встань на край берега, тогда и развяжу.
Подошла Айше к берегу, а Дандо столкнул ее в реку. Утонула Айше. А Дандо снял повязку с глаз и пришел домой.
— Ну, разделался я с твоей женой, — сказал он дяде, — утопил я ее.
Подыскал он хорошую невесту для дяди и женил его. Семь дней, семь ночей играли свадьбу. Исполнилось их желание, исполнится и ваше.

Три друга

Курдская сказка

Три друга шли по дороге. Пришли в деревню, зашли к одному крестьянину в гости. Все три юноши — красивые, прямо загляденье, и разговаривают так вежливо, почтительно.
Поглядел на них хозяин дома и подумал про себя: «Дай-ка я их испытаю! Такие ли они хорошие на самом деле, как кажутся?»
В это время один из юношей вышел во двор. Хозяин дома спросил у оставшихся двоих:
— Что за человек ваш третий товарищ?
— Он — глупый осел, — ответили оба.
Через некоторое время тот, который выходил, вернулся.
Теперь во двор вышли оба других.
— Что за люди твои товарищи? — спросил хозяин дома у оставшегося.
— Тот, что в черной шапке, — настоящая собака!
— А второй?
— Скотина!
Когда вечером все трое сели ужинать, хозяин дома перед тем, кого назвали глупым ослом, поставил ячмень, перед тем, кого назвали скотиной, положил охапку сена, а перед третьим, которого назвали собакой, — кости и объедки. Все трое изумленно посмотрели сначала друг на друга, потом на хозяина дома.
— Чему удивляетесь? — спросил тот.—Вы ведь сами сказали мне, что один из вас — осел, второй — скотина, а третий— собака. Вот я и дал вам то, что полагается.

Балул-Зана и халиф из Багдада

Курдская сказка

Халиф багдадский и Балул-Зана были братья. Однажды Балул-Зана забрал с собой городских ребятишек и отправился на берег моря. Там выстроили они себе лачугу. И обе жены халифа багдадского тоже пришли на берег моря погулять.
Увидели они там Балул-Зана.
— Здравствуй, Балул-Зана! — сказали они ему.
— Здравствуйте, дорогие невестки, добро пожаловать! —
отвечал Балул.
— Не продашь ли мне эту лачугу? — спросила старшая
жена.
— А что ты мне дашь?
— Испеку тебе вкусную гату!
— Ладно, согласен!
Три раза повторил Балул: «Согласен». А младшая жена стала смеяться. Вернулись обе домой. Уснула младшая невестка и увидела во сне, что старшая жена в райском саду в белоснежном дворце восседает. Проснулась, видит: это только сон. Три раза засыпала она и три раза видела тот же сон. Утром проснулась она, пошла к Балулу.
— Балул! — сказала она.— Продай мне лачугу!
— Ага, опомнилась! Нет, теперь не продам!
— Я дам тебе сто золотых, продай!
— Нет, не продам!
— Я отдам тебе все свои драгоценности и украшения — продай!
— Ей-богу, не продам!
— Ну, тогда я наговорю на тебя халифу такое, что он убьет тебя!
— Иди говори, пусть убивает!
Младшая жена разодрала на себе одежду, прибежала к халифу:
— Чтоб тебе пропасть! Смотри, что наделал твой полоумный брат! Всю одежду разорвал на мне! Еле-еле от него вырвалась!
Схватился халиф за меч:
— Где Балул, убью его сейчас же!
А Балул между тем взял котел, холст, заступ и лопату и пошел на кладбище. Вырыл могилу и встал рядом. Пришел халиф.
— Сейчас убью тебя! — кричит.
— Вот я уже приготовил себе саван, согрел воду, вырыл могилу, теперь — убивай меня! — отвечал Балул.
Халиф подошел к нему.
— Брат,—сказал Балул,—мы с тобой — братья от одной матери и отца. Дай мне свою руку, поставь свою ногу на мою, давай поцелуемся, а потом — убивай меня!
Когда халиф поставил свою ногу на ногу Балула и дал ему руку Балул развернулся и отшвырнул халифа далеко-далеко — на расстояние тысячи лет пути. Пришел в себя халиф, осмотрелся-—куда он попал? Что это за страна? Встал он, пошел. Много ли мало он шел — пришел в одну деревню.
— Не знаете ли, где город Багдад? — спросил халиф.
— Первый раз слышим! Что это — человек или зверь?
— Это — город.
— На расстоянии одного дня пути отсюда живет один человек. Ему сто лет. Быть может, он знает, где Багдад!
Халиф отправился. Целый день шел, видит: дворец стоит. Вошел он во дворец. А во дворце глубокий старик сидит с белой бородой. Поздоровался халиф со стариком:
— Гостей не примешь? — спрашивает.
— Всякий гость — гость божий, — отвечал старик. — Жена, — крикнул он старухе, — дай постель гостю, пусть сядет отдохнет!
Жена не шевелилась. Два, три раза повторил старик, жена — ни с места. Старик встал, расстелил войлок, сверху положил подушку:
— Садись, пожалуйста, — сказал он халифу.
Халиф сел, а хозяин взял палку, отколотил старуху. Стал старик угощать халифа.
— Я ничего не буду есть,— сказал халиф, — пока не скажешь мне, где Багдад!
— Откуда мне знать? Первый раз слышу! Мне уже сто лет, а такого названия я еще не слыхивал! На расстоянии одного дня пути от меня живет мой брат, ему двести лет, может быть, он знает!
На следующее утро халиф попрощался, помянул бога и пустился в путь. Целый день шел. Видит: дом стоит, а в дверях — хозяин.
Вошел халиф в дом.
— Жена! — позвал хозяин. — Постели гостю, пусть сядет, и принеси нам поесть.
Старуха с недовольным видом, ворча, поднялась, принесла войлок, подушки. Халиф сел. Потом она принесла угощение.
— Не буду есть ничего, — сказал халиф, — пока не покажешь дорогу в Багдад.
— Откуда мне знать дорогу в Багдад! Впервые слышу это название, — отвечал хозяин.— Но на расстоянии одного дня пути живет мой брат, ему триста лет, быть может, он знает, где Багдад.
Халиф попрощался и пошел дальше. Целый день шел, пришел к третьему брату. Тот стоял в дверях дома.
— Гостей принимаешь?
— Всякий гость — божий гость! — отвечал хозяин. — Заходи в дом, садись!
Вошли в дом. Жена хозяина тотчас же встала, расстелила войлок, положила подушки, усадила гостя. Потом она принесла таз, воду, мыло, вымыла и вытерла халифу ноги. А надо сказать, что жена его беременна была. Хозяин стал угощать халифа.
— Я ничего не буду есть, пока ты не скажешь мне, где Багдад,— сказал халиф.
— Мне уже триста лет,— отвечал хозяин,— и все же я не знаю, где Багдад. Но слышал я, что возле нашего зийарата есть дерево, к нему прилетает птица. По пятницам туда собирается народ, режут барана, открывают хиратхане, а птица молится. Потом народ расходится и птица улетает. В ту сторону, куда она летит, говорят, и лежит дорога на Багдад. Ну, а теперь ешь, пожалуйста, — сказал хозяин халифу.
Поели они.
— Жена! — позвал хозяин.— Пойди принеси нам арбуз из погреба, пусть наш гость отведает.
А надо сказать, что у них был всего один-единственный арбуз. Принесла жена арбуз, муж подавил его и говорит:
— Этот еще не созрел, пойди другой принеси!
Та опять спустилась в подвал, принесла тот же самый арбуз. Перебросил хозяин его с одной ладони на другую.
— И этот нехорош,— сказал он,— пойди другой принеси. Опять спустилась жена в подвал по сорока ступенькам, опять тот же арбуз принесла.
— Бог с тобой! — сказал халиф. — Ведь она беременная, по сорока ступенькам вверх-вниз ходит! Жалко ее! Давай сюда арбуз, разрежь, плохой или хороший — все равно съем!
Разрезали арбуз, съели.
— Сколько же тебе лет? — спросил хозяина халиф.
— Триста лет мне!
— А почему твоему брату хоть только сто лет, а он совсем старый? Ты же — как молодой?
— Это все от жены! — отвечал хозяин.— Жена у него такая — ослиной породы. Сначала ее надо поколотить, как осла, потом она сделает что-нибудь. Оттого муж и состарился.
— А почему твой второй брат, которому двести лет, тоже старше тебя кажется?
— А потому, что жена его — собачьей породы. Придет кто-нибудь к ним в дом — гости или соседи, — ворчит и лается, как собака. С первого слова ничего не сделает. А мою жену видал? Видал, сколько раз ходила она вверх-вниз по лестнице? А у нас и всего-то один арбуз был! Сколько раз она приносила арбуз и не поморщилась!
Легли они спать. Утром встали, поели, хозяин взял с собой халифа, пошли к зийарату. Прилетела птица, села на дерево, стала молитвы петь. Собрался народ, зарезали барана, сварили, мясо раздали. Народ расходиться стал. Халиф потихоньку забрался на дерево и ухватил птицу за ногу. Птица взлетела.
Испугался халиф: «А вдруг я выпущу ее, упаду и разобьюсь насмерть?» Он крепче ухватился за птицу. Птица летела, летела и опустилась на то самое кладбище, где стоял Балул;
Открыл глаза халиф — словно он нигде и не был: вон Балул стоит у костра, там же — котел с водой, могила вырытая.
— Ну что же, халиф, — сказал Балул, — раз ты слушаешься свою жену, убивай меня!
Взял халиф Балула за руку, повел во дворец. Велел халиф привести свою младшую жену. Жену привели. Взяли двух верблюдов, привязали жену за одну ногу к одному верблюду, за другую — ко второму. Одного верблюда налево погнали, другого направо. Разодрали женщину пополам и похоронили в той самой могиле которую вырыл Балул.
Так избавился халиф от коварной жены.

Разве не говорил я тебе?

Курдская сказка

Двоих друзей как-то раз позвали в гости. В гостях они выпили много вина. Вечером отправились домой.
Один из них так напился, что не мог идти, упал посреди дороги и лежит. Второй видит — делать нечего, взвалил пьяного на спину и понес. Один пьяный другого — вдрызг пьяного — на себе несет.
По дороге встретилась им речка. Когда пьяный стал переходить речку, второй, что был у него на спине, немного пришел в себя. На середине реки тот, кто переходил вброд, оступился.
— Что ты еле на ногах держишься! — крикнул ему тот, что был на спине. — Разве не говорил я тебе: «Не пей так много вина!»

Три совета

Курдская сказка

Один хамбал стоял на углу улицы в ожидании какой-нибудь работы. Видит: подходит к нему один почтенный человек и говорит:
— Работу хочешь?
— Почему бы не хотеть? Хочу!
— Я дам тебе работу, только заплатить мне тебе нечем. Вместо денег я тебе три хороших совета дам, а ты снесешь мне ящик с бутылками, согласен?
Подумал про себя хамбал: «Все равно работы у меня нет никакой, соглашусь-ка я, три совета — тоже вещь, может, и пригодятся когда-нибудь» —и согласился. Взвалил хамбал себе на спину огромный ящик с бутылками и пошел. А хозяин рядом идет. Прошли немного, хамбал говорит:
— Ну, хозяин, давай говори.
— Если кто-нибудь тебе скажет, что голодный сильней сытого, не верь ему, — сказал хозяин.
«Не знал я этого и без него, что ли? — подумал про себя хамбал.— Ну, да ничего, он еще скажет что-нибудь хорошее».
Прошли еще немного.
— Ну, хозяин, говори, — сказал хамбал.
— Если кто-нибудь скажет тебе, что пеший идет быстрее конного, не верь ему! — сказал хозяин.
Совсем расстроился хамбал, но тут же подумал: «Ну, не беда — еще один совет остался, тот наверняка будет стоящий!» Пошли дальше, подошли к высокому обрыву, хозяин говорит:
— Вот мой третий совет: если кто-нибудь скажет тебе, что ты даром несешь этот ящик, не верь ему.
Тут хамбал сбросил ящик с обрыва и говорит:
— Хозяин, и у меня для тебя один совет есть: если кто-нибудь скажет тебе, что хоть одна бутылка в ящике уцелеет, не верь ему!

Два друга

Курдская сказка

Два друга шли из одной деревни в другую. На плечах у одного была аба. Начался ливень. Оба укрылись под абой.
Ливень был сильный. Когда ливень прошел, хозяин абы сказал:
— Ну, если б не моя аба, что бы с тобой стало?
Раз десять или больше так повторил. В это время проходили они мимо оврага, по которому протекала река. Тот, у которого абы не было, бросился вниз, в реку, выскочил оттуда весь мокрый и говорит:
— Вот что бы со мной стало!

Два соседа и ослы

Курдская сказка

Жили два соседа. Огороды их были рядом. У одного из соседей было два осла. Однажды он оставил обоих ослов между огородами. Одного осла он спутал, а другого — нет.
Второй сосед вышел к себе в огород, видит: два осла стоят.
Один, спутанный, стоит спокойно, а другой все кругом вытоптал и объел. Сосед выгнал осла из своего огорода и побежал жаловаться хозяину ослов:
— Послушай, ты что это своего осла не привязал? Он мне весь огород попортил!
— Да что ты? Сейчас я пойду и задам ему как следует!
Хозяин ослов взял дубину, и оба побежали в огород. Видит хозяин ослов: и верно — весь огород попорчен.
Подбежал он к спутанному ослу и стал его колотить.
— Что ты лупишь этого несчастного? Он же спутан!
— Ты ничего не понимаешь! — возразил сосед. — Ведь если бы этот не был спутан, он бы в десять раз больше все попортил!

Курд, армянин и еврей

Курдская сказка

Жили три приятеля — курд, армянин и еврей. Однажды отправились они втроем в соседний город. По дороге попалось им меванхане. Спросили они себе там комнату и остановились в ней на ночлег. Вечером решили пойти поужинать.
Подсчитали они свои деньги, смотрят, а всех денег только на одну порцию кебаба хватит. Взяли они одну порцию кебаба и принесли к себе в комнату.
Армянин говорит:
— Этот кебаб должен съесть я!
— Почему ты? — спрашивают его товарищи.
— Ведь вы знаете, что в каждом городе непременно должен быть хоть один армянин. В этом городе только я и есть — единственный армянин. Если я умру с голоду — из армян никого в городе не останется.
— Нет, нет, по справедливости кебаб должен съесть я,— сказал еврей.
— Это почему? — спрашивают армянин и курд.
— Да потому что, как вам известно, евреи — маленький народ, если я умру, он еще уменьшится, а это не годится! — отвечал еврей.
— Ну, раз уж так у нас все пошло, давайте ляжем спать, и кто из нас увидит самый лучший сон, тот и съест кебаб, — предложил курд.
На том и порешили. Кебаб поставили на стол, а сами легли спать.
Утром проснулись. Армянин говорит:
— Замечательный сон приснился мне. Видел я, что пришел ко мне наш пророк — пророк Иса и сказал мне: «Вставай, пойдем!» Посадил он меня на коня, и мы поехали. Конь по поднебесью летел. Прилетели мы во дворец, а там всяких кушаний, вин и яств — полно. Вволю я там наелся и напился.
— Ну, что это за сон,— сказал еврей.— Вот я видел во сне, что явился ко мне наш пророк — пророк Муса и привез он мне множество всяких напитков, изысканных кушаний, а еще привел с собой много красивых девушек, прекрасных, как гурии. Одни из них подносили мне напитки, другие подавали кушанья. Потом все они начали плясать передо мной. И поел и повеселился я всласть! Такого сна никто не видел, так что кебаб буду есть я!
— Послушайте, что я вам расскажу, — сказал курд. — Уснул я без всяких снов и вдруг чувствую: кто-то меня толкает. Открыл я глаза, смотрю: стоит передо мной Мухаммед, пророк наш, и говорит: «А ну-ка вставай, не видишь разве, как тут твои друзья, армянин и еврей, кейфуют? А я с собой в этот раз ничего не принес для тебя. Ну, раз твои друзья хорошенько насытились, ты хоть этот кебаб съешь!» Вот я и встал и съел кебаб!
Поглядели армянин и еврей, видят: посуда пуста.

Ахмад-хан и пророк Али

Курдская сказка

Жили два брата. Один был падишах, другой — везир. У обоих детей не было. Однажды падишах взглянул на себя в зеркало, видит: состарился он, борода длинная, а детей у него все нет. Взял он Коран, стал молиться и плакать: «Состарился я, а детей у меня нет!» Услышал всевышний господь его молитву: сам пророк Али принял образ дервиша, подошел к дверям дворца падишаха, стал молитвы петь.
Падишах и не взглянул на него, даже головы не поднял.
— Что ты не смотришь на меня? — спросил его пророк.
— А что мне на тебя смотреть! — сказал падишах.— Не видишь разве — горе у меня! Иди вон в тот дом, там моя жена, она даст тебе, что ты просишь.
— Ничего я не прошу,— отвечал пророк,— я только хочу знать, почему ты плачешь.
— Что тебе до этого?
— Пока не скажешь мне, отчего ты плачешь, не уйду я отсюда,— сказал пророк Али.
— Хорошо, я скажу тебе: видишь, я уже состарился, а детей у меня все нет!
Пророк дал ему яблоко.
— Разрежь его пополам, половину сам съешь, половину дай жене — будут у нее дети,— сказал он падишаху.
Взял падишах яблоко.
— У брата моего тоже детей нет! — сказал он.
Пророк дал ему второе яблоко и ушел. Падишах дал одно яблоко брату.
— Съешь его пополам с женой,-— сказал он, а другое яблоко сам с женой съел.
Однажды падишах и везир охотились.
— Думается мне,— сказал везир,— что жена моя скоро родит.
— Мне кажется, что и моя тоже,— сказал падишах.
Тут же договорились они, что если у одного из них родится дочь, а у другого — сын, то они обручат их.
Скоро у падишаха родилась дочь, а у везира — сын. Через некоторое время везир умер. Сын его остался сиротой. Жена вырастила мальчика. Когда он уже стал взрослым, ему стали говорить: «Ты обручен с дочерью падишаха». Тогда юноша послал сватов к падишаху: «Выдай же теперь за меня свою дочь!» — «Принеси мне золото, тогда я отдам тебе дочь»,— ответил падишах.
Что мог сделать юноша? Где взять золото? Не было у него золота! Отправился он бродить по свету. Видит: дымок вдали показался. Пошел он в ту сторону, смотрит — пещера, а в пещере всякой еды полно. Сел он, поел досыта, огляделся, видит: в углу пещеры золото лежит. Нашел он мешок, набил его золотом, взвалил на спину и собрался уходить. Тут верхом на коне явился хозяин пещеры:
— Эй ты, как ты посмел ко мне в дом войти? Давай теперь сражаться, кто первый упадет, тому — голову долой.
Начали они биться. Сын везира упал. Его противник выхватил меч, сел ему на грудь, собрался ему голову рубить.
Тяжело вздохнул сын везира.
— Что вздыхаешь? — спросил его хозяин пещеры.— Ведь ты все-таки мужчина?!
— Не потому я вздыхаю, что смерти боюсь,— отвечал сын везира,— а потому, что осталась у меня невеста, не успел я на ней жениться!
Сжалился над ним хозяин пещеры.
— Давай побратаемся с тобой,— сказал он сыну везира,— у меня тоже есть невеста. Сначала отправимся — ее добудем, а потом — твою невесту!
Побратались они. Вошли в пещеру, сели, поужинали, и хозяин пещеры — а звали его Ахмад-хан — сказал:
— Ты пока оставайся здесь. У меня есть два коня и два меча. Одного коня привяжем дома, и один меч я повешу здесь. Как только ты увидишь, что с-острия его капает кровь, знай: со мной беда приключилась. Тогда садись на коня, бери меч и поезжай мне на помощь.
Сын везира остался, а Ахмад-хан поехал за своей девушкой.
Как-то раз взглянул сын везира на меч, видит: кровь с него капает. Сел он на коня, взял меч и поехал на помощь Ахмад-хану. Ехал он ехал, видит — свадьба. Сын везира пошел на свадьбу, стал играть на дутаре. Когда все разошлись, сын везира подошел к невесте и спросил:
— Не знаешь ли, где Ахмад-хан?
— Он, что, твой побратим? — спросила девушка.
— Да,— отвечал сын везира.
Девушка — а это и была возлюбленная Ахмад-хана — дала ему коробочку с сонным зельем и сказала:
— Твоего побратима посадили в темницу, сорок стражников стерегут его. Подойди к ним, поиграй для них на дутаре. Потом скажи, что по обычаю гость должен разливать вино. Они согласятся и подадут тебе сорок стаканов. Налей всем и себе налей стакан. Подсыпь каждому немного сонного зелья. Они свалится без памяти — ты и отрежь всем им головы. У старшего в кармане найдешь ключ, дай его Ахмад-хану, пусть отомкнет свои оковы. Сегодня ночью мы должны бежать.
Сын везира пошел к стражникам и говорит:
— Я — бахши.
— Добро пожаловать к нам! — обрадовались стражники.
Юноша подсел к ним, стал петь и играть на дутаре.
Стемнело. Стражники сели ужинать.
— По нашему обычаю,— сказал сын везира,— гость должен разливать вино.
— Ну что ж, наливай,— согласились стражники.
Сорок и один стакан поставили на поднос. В каждый стакан сын везира насыпал немного зелья. Все сели, стали пить.
А сын везира свой стакан себе за воротник опрокинул. Все стражники без чувств свалились. Сын везира отрубил всем головы, обыскал старшего, взял у него ключ и отдал Ахмад-хану. Тот отомкнул свои оковы, и оба вышли из темницы. Пришли к девушке. Сели все на коней и поехали.
Много ли мало ехали — рассвело. Они решили отдохнуть.
Сын везира лег под деревом, а Ахмад-хан уснул, положив голову на колени девушке. Вдруг видит девушка: с той стороны, откуда они ехали, пыль поднялась — войско идет. Не хотелось ей будить возлюбленного. Заплакала она, одна слезинка ее скатилась и упала на щеку Ахмад-хану. Проснулся Ахмад-хаи.
— Почему плачешь? — спросил он девушку.
— Войско моего отца сюда идет,— отвечала девушка.
Ахмад-хан вскочил, разбудил сына везира. Они стали советоваться, что делать.
— Нас трое, а их много,— сказал Ахмад-хан,— давайте их бить, пока сможем!
— Я буду рубить по плечу наискосок,— сказала девушка.
— Я буду рубить по голове — всадника с конем на четыре части разрубать буду,— сказал Ахмад-хан.
— А я буду рубить по спине — надвое разрубать всадника,— сказал сын везира.
Войско приблизилось, началось сражение. Очень скоро одни воины бежали, другие были убиты. Смотрят — а Ахмад-хана нет, только девушка и сын везира в живых остались.
Стали искать среди убитых тел и нашли труп Ахмад-хана. Видят: сама девушка нечаянно его убила. Был там родник. Они омыли тело, поплакали над ним, похоронили.
— Ну что ж, пойдем! — сказал сын везира.
Отошли немного, девушка и говорит:
— Подожди немного, я сейчас вернусь, поклонюсь могиле, потом пойдем!
— И мне с тобой пойти?
— Нет, ты подожди здесь.
Сел сын везира, стал ждать, а девушка вернулась к могиле. Вынула она свой меч, направила острием себе в грудь и бросилась на него. Смотрит сын везира: девушка не поднимается с могилы.
— Пойду-ка я взгляну, почему она не встает? — решил сын везира.
Подошел к могиле, смотрит — а девушка уже мертвая.
Завязал себе глаза сын везира, кое-как обмыл труп девушки, вырыл могилу и похоронил девушку рядом с Ахмад-ханом.
А сам уехал. Вернулся он в пещеру и поселился в ней. День и ночь он все молился и оплакивал своего брата. Столько он горевал, что борода у него отросла — длинная-длинная.
Теперь вернемся к пророку Али.
Однажды заболели у него глаза. Послал он гонца в город и велел ему: «Как увидишь кого с длинной бородой, веди ко мне, пусть расскажет мне что-нибудь, развлечет меня».
Пошел гонец по городу, встретил сына везира.
— Пойдем со мной, пророк Али тебя к себе требует!
Пришли к пророку Али.
— У меня сильно болят глаза,— сказал пророк Али,— расскажи мне что-нибудь, время скорее пройдет!
— Не знаю я ничего, лет-то ведь мне еще не много!
— Неужели с тобой никогда ничего не случалось?
— Как же! Случилась со мной беда, сейчас расскажу тебе!
И сын везира рассказал пророку Али все, что с ним произошло.
— Ты, верно, от волшебного яблока родился,— сказал пророк.— А теперь веди меня к могилам девушки и Ахмад-хана.
Пришли к могилам. Пророк Али сел между двумя могилами и помолился. Раскрылись могилы — Ахмад-хан и девушка встали.
— Почему разбудили нас? Мы спали!—сказали оба.
— Как это вы спали: вы были мертвые,— сказал сын везира.— Я столько горевал из-за вас, что постарел и борода у меня отросла!
Помолился опять пророк Али, и сын везира снова стал юношей. Сели все на коней и поехали к сыну везира. А пророк Али к себе вернулся.
Пришли к падишаху.
— Ну, выдавай теперь за меня свою дочь,— сказал сын везира падишаху.
Падишах устроил им свадьбу. Семь дней длилась свадьба.
Они достигли своего желания, а я исполнил вашу просьбу.