Ростам, сын Заля (часть 3)

Курдская сказка

Через неделю Орындж собрался в путь.
— Орындж, а невесту не возьмешь с собой? — спросил падишах.
Орындж надел на палец дочери падишаха свое кольцо.
— Когда я вернусь, возьму ее с собой! — сказал он.
— Даю тебе с собой триста всадников, — сказал падишах, — они проводят тебя до пределов моей страны и вернутся.
Сели все на коней, поехали. Орындж так весело шутил с всадниками, что им совсем не хотелось домой возвращаться.
Доехали они до заколдованной страны. На Орынджа колдовские чары не действовали. А всадников становилось все меньше: вот исчезло десять, потом двадцать человек.
Остальные постеснялись сказать Орынджу, что товарищи их в камень обращаются. Оглянулся Орындж, видит: никого нет вокруг.
«Эх, бессовестные! — подумал Орындж. — Даже не попрощались со мной, сбежали от меня!»
Не знал ведь Орындж, что это — заколдованная страна.
Выехал он на равнину, среди равнины — дерево стоит.
«Пойду-ка немного отдохну под деревом», — решил Орындж.
Подошел к дереву, смотрит: дракон вокруг дерева обвился, а на дереве — гнездо, в гнезде — птенчики. Кричат птенцы!
Дракон уже совсем подобрался к птенцам, вот-вот сожрет!
Орындж подскочил к дракону, убил его. Взял кусок драконьего мяса на острие меча, дал птенцам, птенцы поели — насытились. Лег Орындж под дерево, заснул. А это были птенцы птицы Симург — покровительницы домашнего очага Заля.
Услышала птица Симург крик своих птенцов, спустилась к ним. Вот уже целых семь лет дракон пожирал ее птенцов. Ни разу еще не исполнилось ее желание — никогда не вырастали ее птенцы. Разгневанная спустилась птица Симург к своим птенцам, видит: под деревом что-то чернеет. Собралась она наброситься на Орынджа, зашвырнуть его на небо — убить.

Читать дальше

Ростам, сын Заля (часть 2)

Курдская сказка

Посмотрим теперь, что делает Камбар.
Проснулся он утром: «Дай-ка, пойду навещу Ростама», — думает. Пришел он, видит: ни Ростама, ни шатра. Только земля вся словно вспахана. Куда девался Ростам — как узнать?
Горько раскаялся Камбар, тяжело ему стало. Вернулся он к Залю во дворец и все ему рассказал. Созвал Заль кочаков: «Узнайте, куда девался Ростам!»
— «Див Хынгрман запрятал его в подземелье, под дно морское», — ответили кочаки.
А теперь расскажем о Бедране.
Узнал Бедран, сын Камбара, что отец его оставил Ростама одного на горе и что див Хынгрман унес Ростама, поклялся Бедран: «Убью я отца, отомщу за своего двоюродного брата!»
А Камбар спрятался, чтобы сын не убил его. Сел Бедран на коня, отправился на поиски Ростама. Много ли мало он ехал— одному богу известно. Что утомлять вас, язык ведь без костей, — не устанет. Попал Бедран в город, где правил Крале Кафыр. Приехал в город — все тут чужие, никого и ничего он не знает. Попросился Бедран к одной старухе:
— Бабушка, принимаешь гостей?
— Сынок, такие, как ты, должны идти в гости к богатым, к знатным, а у меня места нет и тебя-то уложить, не то что лошадь твою поставить!
— Бабушка, не печалься! Вот тебе деньги, пойди на базар, купи постель себе и мне и еще всякой еды, а утром — что бог< пошлет!
Старуха взяла деньги, купила все и принесла домой. Поели они, Бедран и говорит старухе:
— Бабушка, мне на крыше постели, я на воздухе спать буду.
Старуха постелила ему на крыше, лег Бедран и уснул. Через несколько часов проснулся, смотрит: яркий полдень. «Стыдно,— спохватился Бедран, — народ увидит меня тут на крыше». Он быстро оделся — сразу наступила ночь, лег в постель —опять полдень. Что утомлять вас долгими разговорами — до утра семь раз рассвело, семь раз стемнело.
Когда настало утро, Бедран оделся, взял свою постель, спустился. Старуха приготовила завтрак, поели они, Бедран и спрашивает:
— Бабушка, сколько ночей и сколько дней у вас в одних утках?
— Один день и одна ночь, сынок.
— Почему же тогда за сегодняшнюю ночь семь раз рассвело и семь раз стемнело?
— А-а, ты ведь чужой здесь, ничего не знаешь: это Гевремыльк— дочь Крале Кафыра. Когда она выходит на балкон, то в той стороне, куда она поворачивается лицом, светло делается. Она поворачивается туда, откуда доносится запах Бедрана. Вдыхает она этот запах — сердце ее успокаивается. Не иначе, как Бедран где-то близко сейчас, потому она и выходила на балкон целых семь раз.

Читать дальше

Ростам, сын Заля (часть 1)

Курдская сказка

Заль и его сестра остались сиротами. Некому было их кормить. Отправились они бродить по свету. Долго бродили они, устали, измучились. Пришли наконец в страну Крале Кафыра.
Заль и его сестра сели возле городской стены, съежились, прижались друг к другу и уснули. Шел мимо везир Крале Кафыра. Видит везир: двое детей спят под забором, прижавшись друг к другу. Посмотрел везир, видит: они — мусульмане. Везир отправился в диван к Крале Кафыру и говорит ему:
— Два мусульманских щенка пришли в наш город, спят под забором. Что нам делать с ними?
— Пойди убей обоих, — сказал Крале Кафыр, — пусть не останется от мусульман ни роду, ни племени!
— Они ведь еще совсем маленькие, — сказал везир, — ничего не понимают. Давай вырастим их, когда-нибудь они нам пригодятся!
— Ладно, — согласился Крале Кафыр, — поручи их кому-нибудь из слуг, пусть вырастит их.
Что утруждать вас долгими рассказами — выросли Заль и его сестра. Исполнилось им пятнадцать лет.
— Приведите ко мне юношу, — приказал Крале Кафыр, — а девушка пусть идет на женскую половину.
Когда Крале Кафыр увидел Заля, разум потерял. Видит: Заль — настоящий богатырь!
Стал его Крале Кафыр испытывать — Заль сильнее всех витязей оказался. Был у Крале Кафыра витязь, звали его Камбар. Он был старшим над всеми витязями Крале Кафыра. Ему поручили Заля. Куда бы Камбар ни ходил, повсюду Заля с собой брал.
Был в стране Крале Кафыра город, стоял он на берегу моря. В том городе появился страшный зверь, всех людей убивал и бросал в море. Узнал об этом Крале Кафыр, забил тревогу — собрал к себе весь народ, всех витязей и сказал им:
— Кто победит страшного зверя, тому дарю во владение этот город, пусть он правит городом и все налоги себе берет.
Понурились все витязи, целую гору пепла из трубок выколотили, молчат.
Заль поднялся:
— Падишах, отпусти меня! У меня нет ни отца, ни матери. Мы с сестрой — одни. Если и убьют меня — некому плакать будет!
А Крале Кафыр сильно любил Заля.
— Столько витязей у меня — ни один не ударил себя в грудь, не вызвался идти на бой! Молодец Заль, что готов идти!

Читать дальше

Мирза-Мамуд и Хезаран-Больболь

Курдская сказка

Однажды вечером падишах с везиром переоделись, пошли гулять по городу. Проходя под окнами одного дома, они услышали, как три девушки разговаривают. Это были три сестры.
Падишах и везир остановились, стали слушать, что они говорят. Первая говорит:
— Если бы падишах взял меня замуж, то я бы от радости стала летать, как птица.
Вторая говорит:
— Если бы падишах на мне женился, я бы такое кушанье ему приготовила, что он пальцы бы свои съел.
А третья говорит:
— А если бы меня падишах за себя взял, то я родила бы ему золотоволосых сына и дочь!
— Ты слышал, что они говорят? — спросил падишах везира.— Завтра же велю привести их во дворец!
На следующий день все три девушки были доставлены во дворец к падишаху. Падишах женился на всех трех. В первую ночь пошел к первой жене, на другую ночь — ко второй, а потом — к третьей, самой младшей сестре.
— Ну как, сдержишь ли ты свое обещание? — спросил он младшую жену.
— Непременно! — отвечала та.— Подожди девять месяцев, девять дней, девять ночей и девять часов — увидишь сам!

Читать дальше

Семеро братьев

Курдская сказка

Было не было — никого, кроме бога, не было. Жила женщина. Семь сыновей у нее было.
— Нет у меня дочери! — горевала она.
Опять собралась она родить. Сыновья ее сказали:
— Мы поедем на охоту. Если у тебя дочь родится — решето вывесь, и мы вернемся домой, а если сын — ружье вывесь, мы домой не вернемся. Нам сестра нужна.
Родилась дочка. Женщина попросила свою невестку повесить решето, но та из зависти ружье повесила. А мать радовалась: «Вернутся мои сыновья!»
Выросла девочка, а братья все не возвращались. Девочка и не знала, что у нее братья есть. Однажды играла она с подружками. Поспорили они. Подружки стали клясться, каждая говорила:
— Клянусь своим братом!
Девочка растерялась:
— Ay меня брата нет, что же мне делать? Придется мне нашим теленком клясться!
А подружки спрашивают:
— Почему это ты теленком клянешься? Ведь у тебя семеро братьев есть!
Девочка заплакала, побежала домой.
— Мама, есть у меня братья? — спросила она мать.
— Семь братьев, доченька, есть у тебя. Однажды, когда ты должна была родиться, пошли они на охоту и сказали мне: «Если дочка родится — решето повесь, мы вернемся, если сын — ружье, тогда мы не вернемся». А жена твоего дяди из зависти ружье повесила, вот братья и не вернулись.
— Я пойду искать своих братьев, — сказала девочка.

Читать дальше

Усыб

Курдская сказка

Жил в Руме могущественный Рашид-бек. Четыре сотни курдских деревень были ему подвластны, со всех этих деревень получал он налоги. Румские власти не вмешивались в дела бека, не взимали с него податей. Очень богат был Рашид-бек. Слава о нем шла по всему Курдистану.
Однажды Рашид-бек справлял свадьбу своего старшего сына. А по курдскому обычаю, когда приглашают на свадьбу, раздают топайи. Во всех четырехстах деревнях раздавали топайи. Гостей собралось больше четырех тысяч.
Среди гостей был один юноша. Звали его Усыб. Это был сильный и красивый юноша, ловкий и смелый наездник. По курдскому обычаю, когда подъезжают званые гости, жених в сопровождении всадников, с дафом и зурной выезжает им навстречу. А кто-нибудь из гостей должен сыграть с женихом в джирид.
И вот жених — сын Рашид-бека — выехал на середину круга, вызывает кого-нибудь в джирид сыграть. Никто не осмелился сыграть с ним.
Не выдержал Усыб, выехал вперед, начал с сыном Рашид-бека в джирид играть. Бросил Усыб палку, попал сыну Рашид-бека по голове. Слетел у жениха колоз, да и сам он чуть из седла не выпал.
Стыдно стало сыну Рашид-бека: большой позор, когда во время свадьбы жених колоз теряет. Выхватил он из ножен меч и занес над головой Усыба. А Усыб знал, что по курдскому обычаю, если вытащил меч — наноси удар! Нельзя вставить его назад в ножны, не пролив крови. Тогда Усыб выхватил пистолет и выстрелил в жениха. Жених упал. Усыб скрылся. Бек и его люди бросились за ним в погоню, но
вернулись ни с чем.
Не решился Усыб вернуться домой, сделался разбойником. С тех пор стали называть его Качах-Усыб.
А Рашид-бек день и ночь все думал, как бы поймать Усыба живым и предать его мучительной смерти. Тяжко переживал Рашид-бек, стыдно было ему перед другими беками, перед людьми: в его собственном доме убил Усыб его сына, а он — могущественный Рашид-бек — не может отомстить ему!
Сказал Рашид-бек:
— Кто убьет Усыба или приведет его ко мне живым, тому отдам я все свои богатства и выдам за него замуж свою дочь Джамиле.
Многие пытались поймать Усыба, но безуспешно.
Прошло много месяцев. Однажды какой-то человек указал Рашид-беку, где находится Усыб. Обрадовался Рашид-бек, взял двух своих сыновей и четырех самых сильных слуг, и вечером все отправились к той пещере, где прятался Усыб.
Приехали. Все сошли с коней, привязали их к дереву, оставили одного караулить, а остальные шесть человек окружили пещеру. Рашид-бек приказал никому не входить в пещеру, не стрелять и ждать утра. Рашид-бек рассчитал, что если Усыб в пещере, то он рано или поздно выйдет. «Как только выйдет Усыб,— велел бек,— хватайте его живьем; если не осилите, тогда убейте!»
Ночью Усыбу приснилось, что пещеру его окружили. Почувствовал он, что ему грозит опасность. Утром проснулся, решил не выходить. Сидел час, другой. «Все равно, когда-нибудь же надо выйти»,— подумал Усыб, взял ружье и вышел из пещеры.
Все шестеро сразу набросились на него: «Сдавайся!». Усыб отшвырнул всех, спрятался за большой камень и стал отстреливаться. Пятерых убил. Остался в живых один Рашид-бек.
Он побежал к коням. Если бы Усыб захотел, он мог бы и Рашид-бека убить, но не поднялась у него рука — очень уж достойный человек был Рашид-бек.
После этого Рашид-бек совсем покой потерял. Очень стыдно ему было, что семь человек не смогли справиться с Усыбом, Усыб один уложил пятерых!
Между тем слава об Усыбе разошлась по всему Курдистану.
Прошел год, другой, третий. Рашид-бек понемногу успокоился, стал забывать свое горе. Однажды решил он поехать в Арабистан, посмотреть, как живут там курды, узнать их обычаи и нравы. Сел Рашид-бек на коня, взял с собой десять всадников и отправился в Арабистан. Переехали турецкую границу и поднялись на высокую гору. Видит Рашид-бек: под горой черные шатры раскинуты. Узнал Рашид-бек — это курдские шатры. Бек и его всадники спустились с горы, поехали к шатрам. Навстречу им выехал всадник.
— Чьи это шатры? — спросил его Рашид-бек.
— Разве ты не знаешь? Это Халид-бека шатры!
Увидел Халид-бек, что всадники приехали к нему в стан, сам навстречу гостям вышел. Рашид-бек и его всадники спешились, слуги Халид-бека отвели коней в конюшню, задали им корм, а гостей ввели в шатер Халид-бека. С почетом принял Халид-бек своих гостей. Принесли угощение.
Наутро Халид-бек с Рашид-беком отправились гулять вокруг стана. Пришли к роднику. Видит Рашид-бек: девушка к роднику кобылу привела. Кобыла так и пляшет вокруг девушки. Видит бек: породистая кобыла, такой красивой никогда в жизни не видел.
— Чья эта лошадь? — спросил он Халид-бека.
— Это моя кобыла. Моя дочь привела ее на водопой!
— Прошу тебя — продай ее мне,— сказал Рашид-бек.
— Ни за что не продам ее, — отвечал Халид-бек, — пойдем к моим табунам: какой конь тебе понравится — дарю его!
— Нет, я только эту кобылу хочу, назови любую цену. Хочешь, я дам тебе столько золота, сколько весит кобыла! — сказал Рашид-бек.
— Если даже в десять раз больше дашь, и то не продам,— отвечает Халид-бек.
Вернулись в стан. Опять принесли угощение. Вечером Рашид-бек попрощался с хозяином и вместе со своими всадниками уехал домой.
Теперь Рашид-бек днем и ночью все мечтал о кобыле. Совсем потерял покой. Друзья и близкие видят: Рашид-бек сам не свой, побледнел, похудел.
— Что с тобой? — спрашивают его.
— Есть в Арабистане у Халид-бека такая кобыла, какой никто никогда не видывал. Очень понравилась мне она. Но Халид-бек не хочет ее продавать. Умру я, если не сяду верхом на эту кобылу, не объеду на ней весь Курдистан!
Пусть Рашид-бек страдает о кобыле, а мы посмотрим, что делает Усыб. Узнал Усыб, что Рашид-бек ездил в Арабистан, что очень понравилась ему любимая кобыла Халид-бека и что Халид-бек никак не желает ее продавать.
Написал Усыб Рашид-беку письмо: «Рашид-бек! Слышал я, что ездил ты в Арабистан и что очень понравилась тебе любимая кобыла Халид-бека. Знаю я и то, что он ни за какую цену не хочет ее продать. Если ты обещаешь простить меня за все, что я сделал, то я добуду тебе эту кобылу. Украду ли я ее или силой добуду — это мое дело!»
Прочел письмо Рашид-бек и крепко задумался: «Как простить Усыба? Трех моих сыновей он убил. Могу я все это простить ради кобылы? Стыдно мне будет перед людьми! Но если не будет у меня кобылы, я умру!»
Написал Рашид-бек: «Усыб, если ты приведешь мне кобылу, я все прощу тебе и выдам за тебя свою дочь Джамиле».
Прочел Усыб письмо, обрадовался. Поехал он к себе домой, надел на себя все свое оружие, сверху набросил бурку, сел на коня и поехал в Арабистан, к шатрам Халид-бека.
Въехал на гору, смотрит: около шатров веселье — даф, зурна, всадники в джирид играют. «Либо обручение, либо свадьба, — подумал Усыб. — Если я верхом поеду, мне придется остановиться в чьем-нибудь шатре. Надо будет снять бурку, увидят оружие — не годится! Заподозрят меня!»
Осмотрелся Усыб вокруг, увидел пещеру, спрятал там коня и пешком спустился к шатрам.
А по курдскому обычаю, если где-нибудь свадьба или обручение, любой может подойти и сесть за стол — странник, или путник, или прохожий. Усыб подошел к гостям, сел за стол, ел, пил и веселился до темноты. Наступила ночь, даф и зурна смолкли, все разошлись по своим шатрам.
Усыб остался один. Осмотрелся вокруг, видит: рядом большой шатер, видно, гостей в нем много — около шатра седла в груду свалены. А еще рядом — маленький шелковый шатер, наверное, там дочь Халид-бека спит. Спрятался Усыб за грудой седел, накрылся буркой, собрался спать.
А луна светит ярко, все кругом далеко видно. Вдруг видит Усыб: человек к шатрам идет. Подошел поближе — смотрит Усыб: а это араб — высокий, черный, страшный! Подошел он к шелковому шатру, где спала дочь Халид-бека, и вошел в него. Ночью кто может войти в шатер дочери Халид-бека?
Только четыре человека могут войти: отец, мать, брат и сестра. А тут — араб вошел, стало быть, не отец и не брат. «Тут что-то не так!» — решил Усыб, подобрался к шелковому шатру и стал слушать.
— Задинэ,— говорит араб,— я семь лет служу у твоего отца, он обещал выдать тебя за меня замуж. Обманул он меня, тебя сегодня за другого отдают, ложись со мной!
— А когда меня спросит жених, где моя честь, что мне ему ответить? По-твоему, я должна опозорить себя и своего отца? Хоть убей меня, я не лягу с тобой!
Араб выхватил из ножен меч и занес руку над головой Задинэ. Испугалась девушка.
— Позволь мне выйти на минутку из шатра, — взмолилась она, — я сейчас же вернусь, и тогда делай что хочешь!
— Нет, нет, никуда я тебя не выпущу, — сказал араб, — я знаю, ты или убежишь, или начнешь кричать, чтобы все сбежались! Без разговоров сейчас же ложись со мной!
— Боже милостивый! — взмолилась Задинэ.— Пошли мне на помощь Качах-Усыба, чтобы он спас мою честь и избавил меня от тебя!
«Ого,— подумал Усыб,— меня даже здесь знают».
Выскочил он из своей засады, обнажил меч, бросился в шатер и одним ударом меча отрубил арабу голову.
Испугалась Задинэ.
— Кто ты, скажи мне! — спросила она.— Простой смертный или, может быть, сам пророк?
— Я никакой не пророк! — отвечал Усыб.— Бог услышал тебя и послал меня тебе на помощь. Я — тот Усыб, которого ты звала!
Они вытащили труп и бросили его в старый колодец.
— Усыб, — сказала Задинэ, — прошу тебя, я тебе принесу какой-нибудь еды, поешь!
— Нет, я не могу ничего есть у вас в доме. Ведь если человек поел в доме, он не имеет права ничего взять из дома!
— Что же ты затаил в сердце? — спросила Задинэ.
— Сегодня ночью я должен увести вашу кобылу. Потому я и ничего есть у вас не стану,— сознался Усыб.
— Ты спас мне честь и жизнь! — сказала Задинэ. — Постой здесь, я сейчас же приведу тебе кобылу, оседлаю ее — садись и поезжай!
Задинэ пошла, привела кобылу, оседлала, взнуздала ее и позвала Усыба:
— Бери кобылу, Усыб, только скажи, по какой дороге ты поедешь.
Усыб показал дорогу.
— Прошу тебя,— сказала Задинэ, — не ослабляй поводья: как только ты отпустишь поводья, кобыла понесет и сбросит тебя, а там кругом болото, ты завязнешь в нем, не выберешься! Ну, поезжай с богом!
Вернулась Задинэ в шатер, а Усыб сел на кобылу и поехал.
Выехал он на дорогу, забылся и отпустил поводья. Кобыла понесла и сбросила Усыба. Упал Усыб в болото, как ни старался — никак не мог выбраться. А кобыла вернулась домой.
Смотрит Задинэ: кобыла без всадника прибежала. «Наверное, Усыб в болоте»,— решила Задинэ, села на кобылу и поехала искать Усыба. Отъехала немного, видит: и правда, Усыб в болоте завяз. Никак выбраться не может. Задинэ соскочила с лошади, привязала ее к дереву, подошла к краю болота и говорит:
— Не говорила ли я тебе, Усыб, — не отпускай поводья — в болоте завязнешь. Не послушался ты меня, вот и упал в болото!
— Эх, Задинэ, то, что ты мне говорила, все это осталось у шатра, а сейчас помоги мне поскорее из болота выбраться!
Протянула Задинэ руку, стала тащить Усыба. Э-эх, сила женская! Задинэ сама завязла рядом с Усыбом.
Пусть они стоят в болоте, а мы посмотрим, что делается в стане у Халид-бека.
Утром встала мать Задинэ, смотрит: нет Задинэ, побежала в конюшню — нет кобылы. Разбудила она мужа:
— Халид-бек, ты спишь себе, а Задинэ, твою дочь, похитили и кобылу тоже увели!
Вскочил Халид-бек, созвал всех слуг.
— Обыщите сейчас же все горы, ущелья и дороги, приведите мне Задинэ и кобылу! — приказал он.
Повскакали слуги на коней, бросились искать Задинэ.
Только отъехали от стана, видят: кобыла у дерева привязана, а Задинэ в болоте стоит, рядом с ней — какой-то юноша.
Вытащили обоих из болота и привели домой. Услышали о том, что поймали беглецов, и все собрались на площадь.
— Сейчас же отрубите обоим головы,— приказал Халид-бек.
— Отец, позволь перед смертью слово сказать, а потом, хочешь — убивай, хочешь — помилуй, твое дело!
— Говори,— разрешил Халид-бек.
Задинэ рассказала все, что случилось с ней.
— Ну что же,— сказал Халид-бек Усыбу, когда Задинэ кончила, — раз ты спас честь и жизнь моей дочери, проси чего хочешь, обещаю исполнить твою просьбу!
— Я хочу только одного,— отвечал Усыб,— отдай мне свою кобылу!
Услышал это Халид-бек, помрачнел. А отступиться нельзя — перед всем народом слово дал. Привели Усыбу кобылу, сел он на нее и поехал к себе в Рум. Приехал к Рашид-беку, привел ему кобылу. Сдержал свое слово Рашид-бек, простил Усыбу все и выдал за него замуж свою дочь Джамиле.

Два побратима

Курдская сказка

Были два побратима. Одного звали Али, другого — Амар.
Очень они любили друг друга. Жили они в разных деревнях.
Али был женат, а Амар пока оставался холостым. Однажды Амар сказал себе: «Пойду-ка я проведаю Али». Амар еще не знал, что Али женат. Пришел Амар к Али, видит: у него в доме красивая девушка.
— Кто эта девушка? — спросил Амар своего побратима.
Постеснялся Али сказать, что это его жена.
— Это моя двоюродная сестра,— говорит.
— Раз твоя двоюродная сестра — отдай ее мне!
— Ну что ж, бери ее,— сказал Али.
А жена — ни слова, понравился ей Амар, и в душе она порадовалась, что станет его женой.
— Я даю ее тебе с условием,— сказал Али,— что второго ребенка, если это будет дочь, ты отдашь мне.
Амар согласился, погостил несколько дней у своего побратима и отправился назад, взяв с собой свою будущую жену.
Справили пышную свадьбу, и Амар с женой зажили себе счастливо. Через год родилась у них дочь. Еще через год — вторая дочь. Узнал об этом Али и пришел к побратиму.
— Ну,— сказал он,— теперь выполняй свое обещание — отдавай мне дочь.
— Бери ее, раз я обещал,—согласился Амар.
Взял Али девочку и ушел с ней высоко в горы. Он решил поселиться один, далеко от людей.
Выстроил он себе лачугу на вершине горы и зажил там с девочкой. Днем он уходил на охоту, стрелял газелей и ланей, а вечером возвращался домой, варил ужин и кормил девочку.
Так они и жили.
Что утомлять вас долгим рассказом — девочка выросла, и Али женился на ней. Очень они любили друг друга и жили счастливо.

Читать дальше

Хасан-хаким

Курдская сказка

Жил-был падишах. И был у него сын. Вот уже семь лет как сын был тяжело болен. Всех врачей созвал падишах. Сколько ни старались они, никто не мог его вылечить.
Слышал когда-то падишах, что есть на свете некий Хасан-хаким, который излечивает все болезни. Стал он расспрашивать, не знает ли кто-нибудь этого Хасан-хакцма. Но никто никогда о нем и не слышал. Тогда выбрал падишах двух юношей из своих приближенных и велел им собираться в путь — на поиски Хасан-хакима. Дал он им отличных коней, хурджин золота и велел не возвращаться без Хасан-хакима.
Юноши отправились в путь. Долго ехали они. Кого ни спрашивали — никто даже имени Хасан-хакима не слыхал.
Много месяцев были они в пути. Бороды у них отросли — длинные-предлинные. Приехали они в город Джезире.
— Давай бороды сбреем,— говорит один другому.
Пошли они в баню, вымылись, потом пошли к даллаку. Видит даллак: чужестранцы к нему пришли. Стал он их расспрашивать, откуда они, куда и зачем едут. Юноши все ему и рассказали.
— Может быть, я сумею вам помочь, — сказал даллак. — Приходите вечером сюда снова.
Когда вечером юноши снова пришли в назначенное место,
даллак уже ждал их.
— Пойдемте со мной,— сказал он.
Шли они долго. Даллак привел их к гробнице. Подошел даллак к гробнице, хлопнул в ладоши и сказал:
— Во имя шейха Ади! Гробница раскрылась. Даллак и двое юношей вошли в нее, Все трое очутились в богато убранной комнате. На возвышении посреди комнаты сидел человек в темной одежде. Даллак снял шапку и бросился перед ним на колени. Вслед за ним то же сделали и юноши.
— Привет тебе, о Хасан-хаким! — воскликнул даллак.
— Здравствуйте! Встаньте, я разрешаю вам! — сказал Хасан-хаким.— Что привело вас ко мне?
— Ты, наверно, знаешь, что сын нашего падишаха тяжело болен, — сказал один из юношей. — Падишах просит тебя вылечить его!
— Возвращайтесь к себе, я приду вслед за вами, — сказал Хасан-хаким.
Все трое поклонились и вышли. Оба юноши стали благодарить даллака за помощь.
— Вот тебе мешок золота, — сказали они, — в награду за твою услугу!
— Пусть ваше золото останется вам, мне ничего не нужно, —сказал даллак, — я просто пожалел вас и решил помочь вам в вашей беде! — Сказав это, он исчез, словно его и не было.

Читать дальше

Почему усмехнулась рыба

Курдская сказка

Жил бедняк со своей женой. Долгое время детей у них не было. Увидел раз бедняк во сне, что через год у него родится сын. И правда, ровно через год родился у его жены сын.
Назвали его Мирза. Мальчик был очень красивый и смышленый.
А у падишаха той страны была дочь. Звали ее Гольнар. Сорок служанок было у нее — тридцать девять девушек и один переодетый юноша. Он был так похож на девушку, что никто не догадывался, что это юноша. Юноша этот был возлюбленным Гольнар, но никто не знал об этом.
Однажды Гольнар приказала слугам оседлать двух коней и поехала со своим возлюбленным кататься. Никому и в голову не приходило, что Гольнар едет со своим возлюбленным.
— Ну кто догадается, что ты — юноша! — радостно говорила Гольнар. — Все думают, что ты — моя служанка!
Проезжали они мимо дома, где жил бедняк с женой и с сыном Мирзой. Отец и сын сено косили. Увидел Мирза Гольнар и говорит:
— Здравствуйте, дочь падишаха и зять падишаха!
Гольнар и ее возлюбленный переглянулись.
— Как тебя зовут и сколько тебе лет? — спросила Гольнар мальчика.
— Зовут меня Мирза, а лет мне пять, — отвечал мальчик.
Гольнар и ее возлюбленный повернули коней и уехали.
Приехала Гольнар домой, легла в постель, притворилась больной и велела оповестить отца.
— Умираю я, плохо мне, — сказала она падишаху. — Есть только одно средство, которое может вылечить меня: на краю города живет бедняк, есть у него пятилетний сын Мирза. Надо отрезать ему голову и сварить. Я съем ее и выздоровею!
Падишах сильно любил свою дочь. Хоть и жалко ему было убивать мальчика, но еще тяжелее было потерять дочь. Позвал он везира, дал ему хурджин золота и сказал:
— Возьми этот хурджин золота, отдай тому бедняку и привези сюда его сына!
Поехал везир к бедняку. Увидел бедняк везира у своих дверей, спрашивает:
— С чем приехал, везир?
— Падишах посылает тебе этот хурджин золота и требует, чтобы ты отдал ему своего сына! — отвечает везир.
Заплакали бедняк и его жена, да ничего не поделаешь — не отдашь, так падишах силой отберет! А Мирза говорит отцу:
— Не горюй, бери этот хурджин с золотом и считай, что меня у тебя и вовсе не было. А обо мне не волнуйся!

Читать дальше

Мастер Усыб

Курдская сказка

Жил мастер Усыб со своей матерью. Были они очень бедные. Мать ходила в лес за дровами, а Усыб делал из них красивые игрушки и продавал их на базаре. Так они и жили.
Однажды падишах и везир переоделись и пошла бродить по городу. Пришли на базар. Увидел падишах игрушки, очень они ему понравились.
— Сможешь ли сделать мне большого золотого барана? — спросил он Усыба.
— Конечно, смогу! — отвечал тот.
— А сколько золота нужно на одного барана?
— Один мешок.
На следующий день падишах прислал мастеру Усыбу мешок золота, и тот принялся за работу. Через неделю баран был готов. Очень понравился баран падишаху, он щедро наградил Усыба и взял его к себе во дворец. Все восхищались искусством Усыба, его умом, находчивостью и остроумием. Падишах не отпускал его от себя и совсем забыл своего везира. А везир от зависти готов был лопнуть и все думал, как бы ему избавиться от Усыба.
Однажды везир переоделся, пошел к матери Усыба и сказал ей:
— Матушка, меня прислал к тебе Усыб, он просит, чтобы ты ему прислала то золото, которое осталось от барана.
Старуха, ничего не подозревая, дала ему полмешка золота. Взял везир золото и пошел прямо во дворец. А во дворце народу полно —все сидят и слушают Усыба.
Подошел везир к падишаху и говорит:
— Вот ты доверился Усыбу, приблизил его к себе, не расстаешься с ним, а он — нечестный человек, обманывает тебя!
— Откуда ты знаешь? Докажи! — сказал падишах.
— Вот он сказал тебе, что, для того чтобы сделать барана, нужен целый мешок золота, а он потратил только половину. Ведь баран-то внутри пустой! А вот полмешка золота, что осталось от барана,— сказал везир и показал всем золото в мешке.
— Если это так, пусть немедленно возьмут Усыба под стражу, а потом поставят на позорный столб. Завтра утром его казнят! — крикнул падишах.
Усыба тотчас же увели и подняли на позорный столб. Это был высокий столб, он стоял на площади; наверху столба была прибита доска. На нее и поставили Усыба.
Пусть он пока там стоит, а мы посмотрим, что делает его мать.

Читать дальше