Дерево света

Дерево света

Арабская легенда из «Чудес мира»

В Табаристане есть дерево, которое называют «деревом света». По ночам на горе оно светится так, словно находится рядом с ярким красным огнем. Подобное дерево я видел в лесу и даже привез кусок его древесины. Когда она высохла, свечение пропало. Когда я положил древесину в
воду, она снова стала излучать свет.

Дерево из Сирийской пустыни

Дерево из Сирийской пустыни

Арабская легенда из «Чудес мира»

В Сирийской пустыне растет высокое дерево, у него — глубокие корни. Когда наступает ночь, видят, как сверкают огоньки — на каждом листке по огоньку. Чем темнее ночь, тем ярче горят огни. Если кто-нибудь поднесет руку к ветке, рука обгорит. Когда листья опадут, огня не видно, пока в следующем году вновь не появятся листья .

Чудесный идол

Чудесный идол

Арабская легенда из «Чудес мира»

На территории же Индии есть город, который называют Клба. Там из меди изготовили колонну, на нее поставили фигурку утки тоже из меди. Перед идолом находится большой водоем. Ежегодно, когда наступает время сева, утка широко раскрывает крылья, погружает голову в водоем и поднимает воду из источника наверх, до половины столба. Тогда из колонны льется наружу такое количество воды, какое достаточно для орошения полей того города, чтобы засеять все его земли. Когда все засеют, вода останавливается до того же времени в следующем году.

Наука, познать которую не дано людям

Наука, познать которую не дано людям

Арабская легенда из «Чудес мира».

В Индии есть город. Чужеземец, который придет в тот город, ни с кем не сможет вступить в интимные отношения. Когда же он покинет город, вновь обретет силу и сможет делать все, что захочет. Историю эту рассказали одному мужу. Он ушел в тот город, был там тринадцать лет и совершенно не знал, мужчина он или женщина. Лечился известными ему способами, но пользы не было. Когда же он ушел оттуда, то мог делать все, что хотел. Он дивился, говоря: «Это — наука, познать которую не дано людям!»

Халиф Моавия и бедуин

Халиф Моавия и бедуин

Арабская легенда

В самый жаркий час чрезвычайно знойного дня халиф Моавия, сын Абу Суфьяна, сидел в своих покоях, открытых со всех сторон для проветривания, когда увидел, что к нему приближается босой бедуин. Удивляясь тому, что могло побудить этого человека пренебречь сильной жарой, монарх заявил придворным, что, если незнакомец пришел просить помощи и справедливости, его просьба будет уважена. Бедуин обратился к халифу в стихах с жалобой на деспотизм Марвана, сына аль-Хакама (впоследствии халифа, четвертого наследника Моавии), который насильно отобрал у него любимую жену Соаду. Когда халиф потребовал подробностей, жалобщик сообщил нижеследующие факты. У него была жена, дочь дяди по отцу, которую он любит безмерно. Бедуин владел несколькими верблюдами, что обеспечивало достаток его жизни. Но год ужасной засухи лишил его всего имущества и привел к крайней нужде. Друзья бросили его, а жену забрал ее отец. Чтобы вернуть жену, он обратился к Марвану, губернатору округа Аль-Мадины, который, вызвав к себе отца жены и ее саму, был так пленен ее красотой, что решил сам жениться на ней. Для этого он заключил мужа в темницу и предложил отцу жены тысячу динаров и 10 тысяч дирхемов за согласие отдать за него дочь. Марван пообещал, что заставит реального мужа развестись с ней. И, добившись согласия отца, вырвал развод от несчастного бедуина самыми жестокими пытками. Сопротивление женщины новому замужеству было бы бесполезно, и она стала женой Марвана.
Рассказав обстоятельства своей драмы, удрученный бедуин упал в обморок и лежал на полу бездыханным, подобно мертвой змее. Когда он пришел в себя, халиф написал поэтическое послание Марвану, строго осудив его за низость и повелев ему под страхом смерти развестись с женщиной и прислать ее вместе с гонцом властителя. Соответственно она получила развод и была отослана с ответным посланием, составленным стихами того же размера и рифмы. В нем халифа заверяли, что он сам убедится в невозможности противиться чарам Соады при встрече. И это было действительно так. Сам Моавия, едва увидев женщину, возжелал ее. Он предложил бедуину за нее трех своих рабынь-девственниц, а также тысячу динаров и большую ежегодную пенсию в придачу. В отчаянии бедуин застонал, словно ему нанесли смертельный удар, и с негодованием отверг предложение. Тогда халиф сказал ему: «Ты признался, что развелся с ней, а Марван сказал, что женился на ней и развелся. Поэтому мы поставим ее перед выбором. Если она пожелает в мужья кого-нибудь помимо тебя, мы выдадим ее замуж за него. Если же она предпочтет тебя, то достанется тебе». Женщина предпочла неимущего бедуина, и халиф передал ее ему, подарив к тому же 10 тысяч дирхемов.

Харун ар-Рашид и Сулейман, сын абу-Джафара

Харун ар-Рашид и Сулейман, сын абу-Джафара

Арабская легенда

Харун-ар-Рашид, навестив Сулеймана, сына Абу Джафара, одного из своих военачальников, увидел рядом с ним рабыню по имени Даифа. Она отличалась необыкновенной красотой, и он, сраженный ее чарами, вытребовал ее себе в качестве подарка. Требование монарха было удовлетворено, но Сулейман, горевавший в связи с потерей возлюбленной, заболел и во время болезни восклицал:
– Я жалуюсь Аллаху на несчастье, которое Он послал мне посредством халифа. Мир знает о его справедливости, но он стал тираном в случае с Даифой. Любовь к ней запечатлелась в моем сердце, как чернила на бумаге.
Узнав о стенаниях юноши, ар-Рашид вернул ему возлюбленную и вместе с ней мир и покой в его душу.

Халиф Язид и Хабиба

Халиф Язид и Хабиба

Арабская легенда

Халиф Язид, сын Абдель Малика, владел двумя рабынями. Одну из них звали Хабиба, другую – Салама. К Хабибе халиф питал особую страсть. Он купил ее за 100 тысяч дирхемов, а другую рабыню – за 10 тысяч. Правитель уединился с ними на три месяца, совершенно забыв о своем народе. Наконец, когда брат Маслама пожурил его за такое поведение, халиф пообещал вернуться к выполнению своего долга. Но рабыни вновь отвлекли его от этого. На следующее утро, когда он, возбудившись от их песен и ласк, впал в экстаз и как безумный принялся петь и танцевать, роковое несчастье прервало его веселье. Хабиба, поедая гранат, поперхнулась зернами и тотчас умерла.
Горе Язида было столь велико, что он не расставался с трупом. Халиф продолжал целовать и ласкать труп до тех пор, пока тот не стал разлагаться. Вняв увещеваниям придворных, что покойная заслуживала достойного захоронения, Язид согласился предать ее земле. Однако через пять дней желание увидеть объект своей любви побудило халифа вскрыть могилу, и, хотя тело покойной приобрело отталкивающий вид, он заявил, что оно остается прекрасным для него. По настоятельной просьбе Масламы халиф велел снова зарыть могилу, но не мог жить без лицезрения останков той, кто была его рабыней и госпожой. Язид бросился безмолвно на кровать и по истечении семнадцати ночей скончался. Его похоронили рядом с Хабибой. Пусть Аллах ниспошлет свою милость на них обоих.

Лучшие и худшие

Лучшие и худшие

Арабская легенда

Ибн-Аббас приписывает девять десятых интриганства и хитрости, существующих на Земле, коптам, девять десятых вероломства – евреям, девять десятых тупости – магрибцам, девять десятых жестокости – туркам и девять десятых храбрости – арабам. Согласно Кааб уль-Ахбар, благоразумие и мятежность наиболее свойственны Сирии, богатство и деградация – Египту, бедность и здоровье – пустыне. Из другого описания явствует, что вера и скромность более всего характерны для Йемена, стойкость и мятежность – для Сирии, великолепие, гордость и лицемерие – для Ирака, богатство и деградация – для Египта, бедность и нищета – для пустыни. В Кааб уль-Ахбар говорится, что лучшие в мире женщины (за исключением представительниц племени курейш, упоминаемого Пророком) проживают в Басре, худшие в мире – в Египте.

Мухарик и девушка

Мухарик и девушка

Арабская легенда

Мухарик (знаменитый арабский музыкант) рассказывает: «Проведя целую ночь в распитии вина с халифом аль-Мамуном, я попросил разрешения прогуляться в Русафе (квартал Багдада). Халиф не отказал мне. Прогуливаясь, я заметил девицу, лицо которой излучало свет восходящего солнца. Девушка несла корзину, и я последовал за ней. Она остановилась у фруктовой лавки и купила немного фруктов. Заметив, что я за ней следую, она несколько раз оглянулась и потребовала, чтобы я убрался. Но я продолжал за ней идти, пока она не подошла к большой двери с корзиной, полной фруктов, цветов и прочего. Когда она вошла в дом и дверь за ней закрылась, я сел напротив, ошеломленный ее красотой. Я понял, что в этом доме, должно быть, проходила пирушка.
Пока я сидел, зашло солнце. Наконец, показались два красивых юноши верхом на ослах. Они постучались в дверь, и, когда их впускали, я вошел вместе с ними. Хозяин дома решил, что я – компаньон юношей, они же приняли меня за одного из друзей хозяина. Принесли еду, мы поели, помыли руки и надушились. Затем хозяин дома сказал молодым людям: «Вы хотите, чтобы я позвал (он назвал женское имя)». – «Если вы желаете оказать нам услугу, – ответили те, – то пожалуйста». Хозяин кликнул девушку, и она вышла. Боже мой, это была та самая девушка, которую я встретил раньше и которая прогоняла меня. К ней подошла служанка с лютней, которую она взяла и положила на колени. Затем подали вино, и девушка пела, пока мы пили вино и заходились в восторге. «Откуда, – спросили ее, – эта песня?» – «Это песня моего учителя, Мухарика», – ответила она. Потом она спела еще и сказала, что это тоже моя песня. Пока все пили полными чашами, она искоса и с сомнением посматривала на меня, пока я не потерял терпение и не предложил ей спеть лучшую свою песню. Но, пытаясь спеть третью песню, она взяла слишком высокую ноту, и я сказал: «Ты совершила ошибку». После этого она в гневе сбросила с коленей лютню, чуть не сломав инструмент, и крикнула: «Попробуй сам, а мы послушаем тебя». – «Ладно», – ответил я, взяв лютню, и, настроив ее как надо, спел первую из песен, которую она исполняла раньше. Все вскочили на ноги и стали целовать меня. Затем я спел вторую песню, а за ней – третью. Слушатели были вне себя от восторга.
Хозяин дома, расспросив гостей и узнав, что они меня не знали, подошел ко мне, поцеловал мою руку и сказал: «Во имя Аллаха, мой господин, каково твое ремесло?» – «Клянусь Аллахом, я певец Мухарик». – «Для чего же, – продолжил хозяин, целуя обе мои руки, – ты пришел сюда?» – «Случайно», – ответил я и рассказал о том, как встретил девушку. Он взглянул на двух своих компаньонов и сказал: «Признайтесь, во имя Аллаха, разве вы не знаете, что я заплатил за эту девушку 30 тысяч дирхемов и отказывался продавать ее?» – «Это так», – ответили те. Тогда он сказал: «Призываю вас в свидетели, я дарю ее ему». – «А мы, – сказали двое друзей, – заплатим за нее две трети ее цены». Хозяин передал в мое распоряжение девушку, а вечером, когда мы расставались, он подарил мне также богатую одежду и другие подарки, с чем я и ушел. Когда мы с девушкой проходили место, где она оскорбляла меня и прогоняла, я попросил: «Ну-ка, повтори свои слова». Но она постыдилась это сделать. Держа девушку за руку, я сразу направился с ней к халифу, которого застал сердитым из-за моего отсутствия. Когда же я рассказал ему свою историю, он удивился и рассмеялся. Халиф повелел, чтобы к нему привели хозяина дома и его компаньонов. Он подарил хозяину дома 40 тысяч дирхемов, а каждому из его друзей – по 30 тысяч. Мне халиф передал сто тысяч дирхемов. Я поцеловал его ноги и удалился».

Младенцы мусульман

Младенцы мусульман

Арабская легенда

Один холостяк однажды проснулся и захотел жениться, приведя такой довод: «Я видел себя во сне в день воскрешения среди тех, которые собрались на суд. Меня мучила страшная жажда. И вдруг среди собравшихся на суд появились дети с серебряными кувшинами и золотыми кружками в руках. Они давали напиться людям, одному за другим. Я протянул руку к одному из них и сказал: «Дай напиться, меня одолела жажда». Но дети ответили: «Ты бездетный, мы даем пить только своим отцам». Я спросил: «Кто вы?» Они ответили: «Мы покойные младенцы мусульман».