Старик и волк

Кабардинская сказка

Однажды возвращался крестьянин домой. Вдруг, откуда ни возьмись, выскочил из лесу Волк.
— Спаси меня, добрый человек, — заговорил Волк человечьим голосом, — по моему следу мчатся охотники!
— Как же мне спасти тебя? — отвечал старик. — Есть у меня небольшой мешок, да разве поместишься ты в нём?
— Только посади, как-нибудь помещусь, а уж я в долгу перед тобой не останусь!
— Ну ладно, — промолвил старик.
Посадил он Волка в мешок, на плечи взвалил и идёт себе по дороге.
Догоняют его охотники и спрашивают:
— Здравствуй, добрый человек. Скажи, не пробегал ли здесь Волк?
— Нет, не пробегал, — ответил старик.
Поскакали охотники дальше, а старик опустил мешок на землю и говорит:
— Больше нет моих сил тащить тебя, да и охотники уже за горой скрылись. Вылезай!
— Хоть немного ещё понеси, — взмолился Волк.
Что делать? Вздохнул старик, опять взвалил мешок на спину и зашагал дальше. Долго нёс он огромного Волка, совсем из сил выбился. Развязал старик мешок, выпустил из него Волка.
Отошёл Волк к краю дороги, улёгся и смотрит на старика. Глаза у Волка зелёным огнём горят, зубы щёлкают.
— Чего ещё тебе от меня нужно, чего ты хочешь? — спрашивает его старик.
— Хочу тебя съесть!
Стал крестьянин стыдить Волка:
— Где же совесть твоя, серый разбойник, ведь я тебя от смерти спас!
А Волк ему в ответ:
— Спас ты меня по глупости, за это съем тебя.
В это время бежала мимо Лиса.
— Что случилось у вас? — спросила она. — О чём спорите?
Рассказал ей старик всё, как было.
Выслушала хитрая Лиса рассказ старика да и говорит:
— Прожил ты жизнь, добрый человек, а ума не нажил. И правда надо тебя съесть, чтобы ты никого не обманывал. Кто поверит, что такой большой Волк уместится в таком маленьком мешке!
— Старик правду говорит, я сидел в том мешке, — сказал Волк.
— Не верится мне, — отвечала Лиса, — хочу своими глазами увидеть, как ты в мешке сидишь.
Залез Волк в мешок, только лапа и хвост наружу торчат.
— Не весь поместился, серый, вон лапа и хвост выглядывают. Нельзя мешок завязать, — говорит Лиса.
Убрал Волк хвост и лапу, а старик верёвкой мешок завязал.
— Что стоишь? Хватай палку да бей посильнее! — закричала Лиса старику. — Волку только убитому можно верить!

Приключения Тембота

Кабардинская сказка

У одного славного джигита родился сын. Назвали его Темботом. Удивительный был этот мальчик — рос не по дням, а по часам. Через семь дней был он как семилетний, а через семнадцать дней стал словно семнадцатилетний юноша. Видит отец, что растёт у него необыкновенный сын и что уже пришла пора посадить его на коня.
Вот и говорит однажды отец Темботу:
— Хочу я, чтобы ты выбрал себе достойного коня. Поезжай завтра к реке, к тому месту, куда приходят на водопой кони. Вырой неподалёку яму и спрячься в ней. Конь, который подойдёт к реке последним, будет твоим. Как только он станет пить, ты подкрадись неслышно и вскочи ему на спину. Это не простой конь. Он захочет сбросить тебя, но ты держись.
Тембот так и сделал. Когда последний конь подошёл к реке напиться, Тембот подкрался к нему и вскочил на спину. Чего только ни выделывал конь — он то взмывал выше туч, то кидался на землю, — но никак не мог сбросить седока.
Понял конь, что не сладить ему с Темботом, и заговорил человечьим голосом:
— Я вижу, ты будешь славным джигитом. Клянусь, я буду тебе достойным конём!
Вернулся Тембот домой.
— Теперь у меня есть конь — пришла пора испытать мою силу. Разреши мне отправиться в дальний путь, — сказал он отцу.
— Ну что ж, поезжай. Пусть твой путь будет счастливым!
Снарядили Тембота по всем правилам, оседлал он своего коня и поскакал.
Едет-скачет, едет-скачет. Видит — мчится навстречу ему джигит на сером коне. Поравнялись они, Тембот и спрашивает:
— Куда путь держишь?
— Слыхал я, что славный Тембот решил испытать свою силу. Вот я и хочу быть ему товарищем!
— Так я и есть Тембот!
Поехали они вместе. Проехали немного. Видят — мчится навстречу им джигит на вороном коне. Поравнялись они, Тембот спрашивает:
— Куда путь держишь?
— Слыхал я, что славный Тембот решил испытать свою силу. Хочу быть ему товарищем!
— Так я и есть Тембот!
Поехали они втроём и вскоре встретили всадника на белом коне. И этот всадник поехал вместе с ними.
Едут-скачут, едут-скачут, и подъехали они к какому-то аулу.
А в том ауле шёл большой пир и состязание. Джигиты перескакивали на конях через огромные рвы и стреляли в игольное ушко. Тому, кто попадёт в игольное ушко, князь обещал в жёны свою дочь — красавицу красоты несказанной.
Товарищи Тембота вступили в состязание, да ничего у них не получилось. Не смогли они перепрыгнуть ров, не попали в игольное ушко.
Тогда решил попытать счастья Тембот. Натянул он поводья, и, словно птица, перелетел его конь через огромный ров. Потом прицелился Тембот, пустил стрелу и попал в игольное ушко. Досталась ему прекрасная княжеская дочь.
Пригласил князь Тембота и его товарищей в кунацкую и угостил, как положено по обычаю кабардинцев.
Утром Тембот сказал своему первому товарищу:
— Пусть прекрасная княжеская дочь станет твоей женой. Оставайся здесь, а мы поедем дальше.
Долго ехал Тембот с двумя товарищами, и наконец подъехали к какому-то аулу. Здесь тоже было большое празднество.
Князь этого аула обещал отдать в жёны свою красавицу дочь самому ловкому и смелому джигиту.
В глубоком рву был разведён огромный костёр, а на ровной площадке вкопан высокий столб. На верхушке столба торчала игла. Тот, кто перепрыгнет на скакуне через ров и попадёт стрелой в ушко иглы, тот получит княжескую дочь.
Товарищи Тембота даже не вступили в состязание — очень уж глубокий был ров!
А Тембот решил попытать счастья. Он подоткнул полы своей черкески, трижды ударил плетью своего коня. Конь легко перескочил огненный ров. Пустил Тембот стрелу и попал в игольное ушко.
Князь пригласил Тембота и его товарищей в кунацкую и угостил по всем обычаям.
Утром Тембот сказал своему второму товарищу:
— Пусть прекрасная княжеская дочь станет твоей женой. Оставайся здесь, а мы поедем дальше.
Отправился Тембот в путь теперь уже с одним товарищем. Много ли, мало ли они проехали, кто знает, — добрались они до третьего аула. И здесь князь отдавал в жёны свою дочь самому ловкому джигиту. Посреди двора был врыт высокий столб, а на верхушке столба был укреплён рог с хмельной махсымой. Тот, кто взберётся на столб, снимет рог и спустится с ним, не пролив ни капли напитка, — тот победитель.
Многие джигиты хотели получить в жёны прекрасную девушку, но ни один из них не смог даже до середины столба подняться!
Только Тембот сумел снять рог и спуститься с ним, не расплескав ни капли.
Князь пригласил Тембота и его товарища в кунацкую и угостил, как велит обычай.
Утром Тембот отдал девушку в жёны своему третьему товарищу, а сам пустился в путь — теперь уже один.
Всякий раз, когда Тембот расставался со своим другом, он говорил ему:
— Каждую пятницу пускай в небо стрелу. Если я буду жив, стрела вернётся на землю и с неё потечёт молоко. Если же на ней выступит кровь, значит, со мной стряслась беда. Тогда спеши мне на помощь. И ещё запомни: моя сила — в моём мече. Если мой меч бросить в море, я погибну.
Ехал Тембот, ехал и приехал к развилке трёх дорог. Там лежал огромный чёрный камень. На камне было написано:
«Поедешь прямо — будет тебе удача, поедешь налево — ждёт тебя беда, направо поедешь — будет твой путь спокойным и безопасным».
«Я пустился в дальний путь, чтобы испытать свою силу», — подумал Тембот и поехал налево, по самой опасной дороге.
Слышит Тембот — скачут за ним следом всадники. Обернулся он и видит: догоняют его кровожадные дзаунё- жи — сыновья ведьмы Наужыдзы.
Быстро помчался Тембот, ещё быстрее скакали враги — вот-вот догонят! Тогда Тембот неожиданно повернул коня навстречу преследователям, и не успели враги опомниться, как Тембот снёс им головы. Взял Тембот их оружие и доспехи, навьючил на коней и погнал коней впереди себя.
Вскоре подъехал он к какому-то дому. Привязал Тембот коней к коновязи, а сам вошёл в дом.
У очага сидела старуха Наужыдза, точила свой единственный зуб.
— Входи, сын мой, гостем будешь, — ласково сказала коварная старуха.
— Накорми меня, нана, я сильно проголодался! — сказал Тембот.
Старуха стала проворно готовить угощение, а сама думала о том, что этот славный джигит живым от неё не уйдёт.
Стал Тембот есть, вдруг видит — словно молния блеснула за окном.
— Скажи, нана, что это блеснуло? — спросил он ста- РУху.
— Это сияет дом, в котором живёт красавица. Только тебе не увидеть её, даже и не думай об этом!
— Но я должен тотчас поехать туда! — воскликнул Тембот.
— Ну, если ты не можешь не поехать туда, то слушай меня. Иди на морской берег и притаись в кустах. Каждый день из моря выходит морская свинья и ложится на песок.
Когда свинья уляжется на песке, ты вскочи к ней на спину. Она бросится в воду, а ты крепко держись. Свинья перенесёт тебя на другой берег, а там уже ты сам найдёшь дом красавицы.
Сделал Тембот так, как сказала ему старуха, и очутился на другом берегу моря. Вошёл он в дом и увидел девушку необыкновенной красоты.
Обрадовалась девушка, увидев Тембота, с первого взгляда полюбился ей статный джигит. Вскоре они поженились.
А тем временем старуха Наужыдза ждёт-пождёт своих сыновей. Вышла она во двор, увидала связанных коней и поняла, что её сыновья погибли от руки Тембота. Решила Наужыдза отомстить Темботу.
Бросила Наужыдза свой платок, и перекинулся через море железный мост. Перешла она море по тому мосту. Надела старуха на себя всякое тряпьё, приняла облик доброй женщины и пошла к дому Тембота. А он как раз возвращался с охоты. Видит — сидит на земле старушка, оборванная, худая.
— Что ты здесь делаешь, нана? — участливо спросил он.
— Нет у меня ни сына, ни дочери, некому приютить и накормить меня, — ответила старуха. — Возьми меня в свой дом.
Пожалел Тембот бедную старуху. Долго жила старуха в доме Тембота. Все к ней привыкли и почитали как старшую.
А Наужыдза не забыла, что она пришла погубить Тембота. Выведала она у жены Тембота, что его сила находится в мече, а меч хранится в сундуке.
— Если бросить меч в море, Тембот погибнет, — сказала жена старухе.
Улучила старуха удобный момент, выкрала из сундука меч и бросила его в море.
Наступило утро. Все поднялись, а Тембот спит и спит. Стали его будить — не добудятся. Горько заплакала жена.
А Наужыдза злорадно смеётся:
— Это я лишила Тембота силы! Я кинула его меч в море. — Сказала так и вернулась в свой дом.
Тем временем три товарища Тембота жили счастливо и благополучно. Они помнили о своём друге и каждую пятницу пускали в небо по стреле. Всякий раз на стреле выступало молоко, и они были спокойны. Значит, Тембот жив- здоров.
Однажды в пятницу пустили они свои стрелы в небо. Когда стрелы вернулись на землю, выступила на них кровь. Поняли друзья, что с Темботом стряслась беда и надо спешить ему на помощь.
Собрались они все втроём и отправились в путь. Приехали к развилке трёх дорог, прочитали надпись на камне и решили, что Тембот мог поехать только по самому опасному из путей.
Поехали они по страшному пути и вскоре увидели курган, а немного дальше — убитых дзаунежей.
— Всех их убил наш Тембот, — догадались они.
Приехали друзья во двор старухи Наужыдзы и увидели коня возле коновязи — тотчас узнали коня Тембота.
— Добро пожаловать, сыны мои, будьте гостями! — ласково встретила их коварная старуха.
— Где хозяин этого коня? — спросили всадники.
Отвечала им старуха, что Тембот переправился на другой берег моря и женился там на красавице.
— Мы должны немедленно перебраться на тот берег! — решили друзья.
Переправились друзья через море. Вошли они в белый дом и увидели спящего непробудным сном Тембота. Горькими слезами плакала его жена-красавица:
— Коварная старуха погубила Тембота! Это она бросила его меч в море!
— Мы спасём Тембота! — воскликнули его друзья.
Вышли они на берег и до тех пор ныряли в море, пока не нашли меч.
Как только пристегнули меч к поясу Тембота, тотчас вздохнул славный джигит и открыл глаза.
— Долго же я спал, — сказал Тембот.
А коварная Наужыдза лопнула от злости, когда узнала, что Тембот жив и здоров остался.

Малыш Кулацу

Кабардинская сказка

Было или не было, не знаю. Слышал я эту сказку от своего деда, а он — от своего деда. Так и переходила она от деда к внуку и пришла теперь к вам.
Сказывают, жили-были в одном ауле старичок и старушка.
Сильно тужили они, что нет у них ни сына, ни дочки. Некому старухе по дому помочь, некому старику обед в поле снести.
И вот однажды, когда старик ушёл жать в поле просо, старуха вышла за калитку и видит: лежит у ворот спелёнатый младенец. Старуха взяла найдёныша в дом, вымыла, накормила и дала ему имя — Кулацу.
Сварила она обед, присела отдохнуть да и говорит:
— Если бы мой мальчик был уже большим, он отнёс бы отцу в поле обед!
— Я сейчас могу сделать это! — крикнул Кулацу и встал перед матерью.
— Ну что ж, отнеси-ка, сынок, своему отцу обед в поле!
Шёл Кулацу по лесу, потом по полю и встретил четырёх всадников.
— Не видали ли вы старичка, который жнёт просо? — спросил Кулацу.
— Иди направо и увидишь его, — отвечали всадники.
Пошёл Кулацу, как сказали ему всадники, а сам кричит изо всех сил:
— Отец, где ты? Нана послала тебе обед!
Удивился старик, бросил серп, прислушался и говорит:
— Кто может назвать меня отцом? Ведь у меня нет ни сына, ни дочки!
— Это я, Кулацу, твой сынок, пришёл!
Рассказал малыш, как старушка нашла его. Обрадовался старик. Поели они вместе, и Кулацу вызвался погнать быков на водопой.
Гонит он быков к реке и видит — едут разбойники в набег.
— Возьмите меня с собою, — попросил Кулацу.
Но всадники только посмеялись в ответ.
«Всё равно поеду с ними», — решил Кулацу и неслышно залез в сапог к одному разбойнику.
Когда доехали разбойники до места, Кулацу незаметно пробрался в хлев да как закричит изо всех сил:
— Какого быка вам выгнать — белого, пегого или чёрного?
Испугались разбойники, что на крик сбегутся люди, взмолились:
— Гони любого быка, только не шуми, а то весь аул соберёшь!
Выгнал Кулацу жирного быка и опять неслышно залез в сапог. Пустились разбойники в обратный путь. Проголодались они и решили съесть быка. Заехали подальше в лес, распотрошили быка. А в чём его варить? Котла-то у них не было.
Побежал Кулацу в аул, стащил там огромный котёл. Как донести маленькому мальчику здоровенный котёл? Надел малыш котёл на себя и пошёл. Кто со стороны посмотрит, не видит мальчика. Что за чудо? Изумились разбойники — котёл сам к ним в лес пришёл!
Повесили разбойники котёл над огнём. А сами сели вокруг костра, ждут, пока мясо сварится.
Вода в котле кипит, мясо варится, у разбойников слюнки текут. А Кулацу незаметно вокруг костра бегает и кричит:
— Э-э, мой глаз! Э-эй, мой нос! Эй-э, моя рука!
Испугались разбойники — не могут понять, откуда голос доносится, — и разбежались. Да так быстро бежали, что побросали и коней, и оружие.
А Кулацу сложил мясо в кожаный мешок, взвалил на коней котёл и все вещи разбойников и возвратился к старикам с богатой добычей.

Кулацу и Наужызда

Кабардинская сказка

Пошёл Кулацу с ребятами в лес за орехами. Ходили они по лесу, ходили да и заблудились. Уж солнце за горы спряталось, домой возвращаться пора, а Кулацу всё не может найти дорогу. Залез он на самое высокое дерево, огляделся и увидал вдалеке огонёк. Пошли они на тот огонёк и пришли к ветхому домишку.
А в том домишке жила Наужыдза. Изо рта у неё торчал один-единственный железный зуб, и она его на точиле точила.
Обрадовалась злая старуха, что будет у неё вкусный ужин, и говорит ласковым голосом:
— Милости прошу, дети мои, милости прошу!
Кулацу сразу понял, к кому они попали.
Накормила ведьма детей, постелила им мягкую постель и уложила спать. Кулацу и говорит своим товарищам:
— Если мы уснём, Наужыдза всех нас съест. Поэтому вы лежите с закрытыми глазами, но не спите. Как только старуха подойдёт к нам, я буду кашлять.
Тихо стало в доме, и решила Наужыдза, что дети уснули.
Неслышно подкралась она к их постели, а Кулацу вдруг как закашлял!
— Что это ты кашляешь, Кулацу, уж не заболел ли? — спросила Наужыдза.
Кулацу в ответ:
— Привыкли мы, что в такое время нас кормят горячими варениками. Пока не поедим их, не можем уснуть.
Что делать? Приготовила Наужыдза вареники, накормила мальчишек. Когда опять затихло всё в доме, решила она, что дети спят, и снова стала подбираться к ним. Была старуха уж совсем рядом — снова закашлял Кулацу. Разозлилась Наужыдза:
— Что ещё тебе надобно, злосчастный Кулацу?
— В такое время мать кормит нас жареной курицей. Привыкли мы и не можем без этого заснуть.
Пришлось жарить курицу.
Но когда старуха в третий раз подбиралась к детям, опять закашлял Кулацу. Совсем взбесилась Наужыдза:
— Что не даёт тебе покоя, злосчастный Кулацу?
— После жареной курицы мать обычно приносила нам в решете воду из речки и поила нас. Мучит нас жажда, не можем уснуть.
Взяла старуха решето и поплелась за водой. А мальчишки вскочили с постели и убежали.
Вернулась Наужыдза домой — видит, никого нет. Поняла она, что обманул её Кулацу.
Помчалась догонять детей. Слышит Кулацу, догоняет их Наужыдза.
— Бегите быстрее, не оглядывайтесь, — говорит Кулацу ребятам, — я перехитрю её.
Побежали дети ещё быстрей, а Кулацу замешкался. Никого не поймала Наужыдза, только Кулацу один достался ей. Посадила она его в мешок.
Только вышла старуха из дому, Кулацу выбрался из мешка, сунул туда ведьминого кота и убежал. Вернулась Наужыдза с камнями в руках. Стала она бить камнями по мешку, а кот как закричит!
— Ах, хитрец, теперь кошкой замяукал! — приговаривает старуха, а сама колотит по мешку.
А когда развязала мешок, то увидела, что убила своего любимого кота.
Села Наужыдза и с досады завыла.
А что же делал Кулацу? Долго шёл он по лесу. Вдруг видит — едут навстречу ему четыре разбойника. Кулацу как закричит:
— Ой, добрые люди, вот эта гора сейчас повалится. Подоприте её, а я подержу ваших лошадей!
Спешились разбойники, стали поддерживать гору. А Кулацу сел на одну из лошадей, других взял за поводья и ускакал. Вскоре добрался Кулацу до дому. Громко застучал он в свои ворота:
— Нана, встречай своего сына!
Удивилась мать:
— Нет никого на свете, кто мог бы назвать меня нана. Был у меня единственный сын Кулацу, да и его Наужыдза съела.
— Я жив и здоров, отворяй ворота!
Обрадовалась мать, выбежала встречать сына.
С дерева упало три яблока: одно — тому, кто сказку рассказывал, другое — тому, кого вы слушали, а третье — тому, кто знает сказку лучше этой.

Чудесная цапля

Кабардинская сказка

Жила на свете старушка. Была она очень бедной. Только и отрады у неё было — единственный сын Ахмёт, ласковый да добрый.
Решил Ахмет поискать своё счастье. Взял он с собою мать и пустился в дальний путь.
Идут они по степи и вдруг видят Цаплю, попавшую в капкан. Обрадовался Ахмет долгожданной добыче и достал из-за пояса нож. Но едва приблизился он к капкану, как заговорила Цапля человечьим голосом.
— Постой, юноша, — сказала она, — оттого что ты убьёшь меня, ты не спасёшься, а вот если освободишь меня, щедро награжу тебя.
Задумался Ахмет, а мать и говорит ему:
— Отпусти Цаплю. Может быть, и вправду поможет она нам!
Отпустил Ахмет Цаплю и спрашивает её:
— Скажи, как я найду тебя, если понадобится мне твоя помощь?
— Отпусти меня и смотри, куда я полечу. В той стороне и ищи, — ответила Цапля.
Ахмет так и сделал. Посмотрел он, куда полетела Цапля, и пошёл в ту сторону.
Долго ли он шёл, мало ли шёл — кто знает? — только сильно он устал, износились его чувяки, а глаза устали смотреть вперёд. Видит Ахмет — пастух пасёт огромное стадо коз. Подошёл Ахмет, поздоровался:
— Да умножатся твои козы!
— Да продлится жизнь твоя! — ответил пастух. — Добро пожаловать, будь гостем!
— Чьи это козы? — спросил Ахмет.
— Это козы Цапли.
— А где сама Цапля?
— Я не знаю, где она. Тебе это скажет чабан, который пасёт овец.
— А как найти этого чабана?
— Иди всё прямо да прямо и придёшь к нему.
Пошёл Ахмет дальше. Долго шёл, вконец измучился и увидел наконец огромные стада овец и около них чабана.
— Да умножатся твои отары! — поздоровался Ахмет.
— Да продлится твоя жизнь, — ответил чабан. — Добро пожаловать, будь гостем!
— Чьи это отары?
— Это отары Цапли.
— А где сама Цапля?
— А зачем она тебе понадобилась?
Рассказал Ахмет, как освободил Цаплю из капкана, как она обещала отблагодарить его.
— Раз такое дело, помогу тебе отыскать Цаплю. Иди в сторону восхода солнца и придёшь прямо к её дому. Ворота охраняют две огромные злые собаки. Поэтому ты возьми двух самых жирных овец. Когда подойдёшь к воротам, залают собаки и не будут пускать тебя, ты кинь им овец, а сам смело входи во двор.
— А что ты советуешь мне попросить у Цапли? — спросил Ахмет.
— Не бери у неё ничего, попроси скатерть-самобранку.
Снова пустился юноша в путь. Долго ли шёл, мало ли шёл — кто знает? — пришёл он ко двору Цапли.
Сделал Ахмет всё так, как сказал ему чабан, и вошёл во двор.
Цапля сразу узнала его и говорит:
— Проси, добрый человек, всё, что захочешь.
— Мне нужна только скатерть-самобранка, — ответил Ахмет.
— Она давно уже дожидается тебя, — ответила Цапля и отдала ему скатерть.
Поблагодарил Ахмет Цаплю и пошёл обратно. Известно, что обратный путь всегда короче. Скоро пришёл он к чабану и рассказал, как приняла его Цапля, какую скатерть подарила она ему.
— А что делать с этой скатертью, не знаю, — сказал Ахмет.
Взял чабан ту скатерть, развернул, не успел расстелить на земле, как вся скатерть оказалась уставленной вкусными яствами и напитками. Ахмет и чабан ели и пили сколько хотели, а скатерть всё полна едой.
Потом свернул Ахмет чудесную скатерть, вскочил на коня и поскакал домой.
Обрадовалась старушка, что сын вернулся живым и здоровым да ещё принёс такую чудесную скатерть. Зажили они припеваючи — сами ели вдоволь, щедро угощали гостей. Всегда были открыты ворота их дома для добрых людей.
По всему аулу пошла молва о чудесной скатерти, дошла она и до князя. И вот однажды ворвались в дом Ахмета слуги князя, связали его, а скатерть унесли.
Снова стали голодать Ахмет и его старая мать. Думал- думал он, что делать, и решил опять пойти к Цапле.
Снова пустился Ахмет в дальний и трудный путь. Приехал он к своему другу чабану и рассказал ему обо всём, что с ним случилось. Чабан посоветовал молодцу попросить у Цапли тыкву.
Приехал Ахмет к Цапле. Ласково встретила она гостя:
— Здравствуй, добрый человек! Будь моим гостем!
Спешился Ахмет, отдохнул в кунацкой. Подали ему угощение на маленьком трёхногом столике — ана. Не терпится Цапле узнать, какие дела привели к ней юношу. А по обычаю, нельзя у гостя спрашивать, надолго ли и по каким делам он прибыл, — пусть сам расскажет. Вот Ахмет и говорит:
— Попрошу тебя, Цапля, подари мне чудесную тыкву, коли не жалко!
Тыква была очень нужна Цапле. Но нельзя отказать гостю-спасителю. Взял Ахмет тыкву, поблагодарил хозяйку и поскакал обратно.
Подъезжает он к чабану.
— Я получил тыкву, — сказал он, — но не знаю, что с нею делать.
Взял чабан тыкву, положил её перед Ахметом и крикнул:
— Выходите!
Откуда ни возьмись, выбежали из тыквы стройные, как на подбор, джигиты, накинулись на Ахмета. Отбивается Ахмет, да разве справиться ему с такими храбрецами! Хорошо, что чабан приказал джигитам убраться в тыкву, не то несдобровать бы Ахмету. Насилу опомнился Ахмет, а чабан и говорит:
— С этой тыквой тебе никто не страшен.
Вернулся Ахмет в аул, но не пошёл в свой дом, пошёл прямо к князю.
Остановился он у порога и проговорил:
— Верни мне, князь, скатерть-самобранку!
Насмешливо посмотрел на него чванливый князь, а как увидел тыкву, затопал ногами, закричал:
— Эй, мои верные слуги, гоните прочь этого болвана!
Положил Ахмет перед князем тыкву и молвил только одно слово:
— Выходите!
Откуда ни возьмись, выбежали из тыквы стройные, как на подбор, джигиты и накинулись на князя. А тот не может понять, откуда взялись эти воины. Взмолился князь:
— Не бейте меня, я возвращу скатерть!
Ахмет приказал джигитам войти обратно в тыкву. А князь приказал слугам поднести Ахмету на золотом подносе скатерть и с почётом проводить его.
Вернулся Ахмет в свой дом и зажил лучше прежнего.

Три брата

Кабардинская сказка

Жил-был на свете старый князь. Было у него три сына. Однажды князь занемог и почувствовал, что больше ему не подняться. Позвал он своих сыновей:
— Дети мои, осталось мне жить недолго. Обещайте исполнить моё желание. Как умру я, похороните меня и три ночи подряд охраняйте мою могилу. В первую ночь пусть караулит старший, во вторую ночь — средний, а на третью — младший.
Поклялись сыновья выполнить заветы отца.
Вскоре старый князь умер. Похоронили сыновья его и вернулись домой.
Наступила первая ночь. Надо было старшему брату на кладбище идти — караулить могилу, как завещал отец. А старший брат не собирается туда идти — наряжается на пир. Видит младший брат, что старший нарушает наказ отца, и спрашивает:
— Разве не пойдёшь ты, старший из нас, охранять могилу?
И услышал в ответ:
— Иди карауль, если хочешь, а я не пойду.
Решил младший брат сам отправиться на кладбище в первую ночь. Оседлал он коня, взял отцову саблю и поехал.
Приехал на кладбище, спешился, отпустил коня, а сам спрятался в кустах у могилы. Долго сидел он, уже стало его клонить в сон, как вдруг поднялась буря, и перед могилой остановился красный всадник на гнедом коне. Искры вылетали из ноздрей коня и опаляли всё вокруг.
Заговорил всадник громовым голосом:
— Теперь, старый князь, тебе не уйти от меня! Всю жизнь ты не давал мне покоя, и я не дам тебе покоя!
С этими словами сошёл он с коня, но в тот же миг выскочил из кустов младший брат.
— Пока я жив, ты не осквернишь могилу моего отца! — воскликнул он и обнажил саблю.
Началась битва. Долго сражались они, и победил младший сын князя. Снял он с поверженного врага оружие, взял его коня и на рассвете возвратился домой.
А старшие братья так и не узнали, что их младший брат был на кладбище. Они веселились в соседнем ауле.
Настал второй вечер, и снова спросил младший брат:
— Кто пойдёт караулить нынче ночью?
Старшие братья только рассмеялись в ответ:
— Ты у нас самый храбрый, ты и карауль! А мы повеселиться хотим.
Ничего не сказал им младший брат, а когда они ушли, он снарядился, сел на коня и поехал на кладбище.
Когда настала полночь, появился белый всадник на белом коне.
Долго бился с ним младший брат и наконец одолел врага. Взял юноша белого коня и оружие, спрятал всё и вернулся домой. И в этот раз старшие братья не узнали о том, что младший был на кладбище.
На третий день младший брат уже ничего не сказал братьям. Дождался, когда они уйдут, и снова отправился на кладбище.
На этот раз в полночь прискакал чёрный всадник на вороном коне. Сын князя победил и его.
Так никто и не узнал о том, что младший сын князя одолел трёх врагов. Никто не ведал, где спрятал он свою добычу — трёх чудесных коней и оружие.
Скоро сказка сказывается — ещё быстрее летит быстротечное время. Разнеслась по Кабарде весть, что богатый князь отдаёт замуж свою красавицу дочь.
Старшие братья и говорят между собой:
— Поедем, попытаем счастья. А этот негодник пусть караулит дом.
— Дорогие братья, возьмите и меня с собою! — взмолился младший брат.
— У тебя молоко на губах ещё не обсохло. Рано тебе выходить со двора, — ответили старшие.
На другой день рано утром поднялись старшие братья и отправились в путь. Только выехали они за ворота, младший вывел гнедого коня, взял оружие и снаряжение красного всадника и поскакал следом за ними. Догнал братьев, пожелал им удачи.
Братья не узнали в славном джигите своего младшего брата, приветливо заговорили с ним. Поехали они все вместе и вскоре добрались до княжеских владений.
А там уже всё готово к состязанию женихов.
На высоком шесте подвесили иглу.
Пустил стрелу старший брат — не попал, пустил стрелу средний — и тоже промахнулся.
Тут подъехал всадник на гнедом коне, почти не целясь пустил стрелу и сбил иглу.
В тот же миг хлестнул он коня и ускакал, только его и видели.
Вернулся юноша домой, спрятал коня и снаряжение и сидит себе как ни в чём не бывало. Вечером вернулись братья. Рассказали младшему, какого прекрасного джигита-стрелка встретили они.
— Завтра утром снова поедем к князю. Сегодня мы не смогли сбить иглу, но, может быть, завтра нам повезёт и мы будем первыми на скачках?
Утром старшие братья сели на коней, а младший стал просить их взять и его с собою. Разозлились братья, отхлестали его плетью и ускакали.
Только выехали они за ворота, юноша вывел белого коня и поехал следом за ними.
Видят братья, догоняет их на белом коне вчерашний джигит-стрелок. Не узнали они своего младшего брата. Так втроём и приехали на скачки. А там уж собралось немало народу. Всадники выстроились в ряд. Только джигит на белом коне стоял в стороне.
— Становись с нами, — позвали его братья.
— Нет, нет, пусть все трогаются, а я потом, — отвечал юноша и отъехал ещё дальше.
Словно на крыльях, понеслись быстрые кони и скрылись из виду. Тогда пустил своего коня младший брат. Он обогнал всадников и пришёл первым.
Люди глазом не успели моргнуть, а прекрасного джигита на белом коне уже нет — ускакал.
Возвратился младший брат домой, спрятал белого коня и боевые доспехи и снова уселся у огня. Вернулись вечером братья. Неудача разозлила их.
— Опять этот неизвестный джигит был первым! — сказали они младшему брату. — Завтра мы поедем на последнее состязание. Кто убьёт свирепого быка, тому князь отдаст свою дочь.
Утром, как только уехали старшие братья, младший вывел вороного коня. Догнал он братьев и вместе с ними помчался на состязания.
А там уже всё готово к бою. Открыли двери темницы и выпустили разъярённого быка.
Как увидели женихи это чудовище, разбежались кто куда. А старшие братья со страху даже с места не могли двинуться. Но тут вылетел прекрасный джигит на вороном коне и одолел быка.
Радостными криками приветствовал народ победителя.
Отдал князь ему в жёны свою дочь.
С красавицей невестой и богатыми подарками вернулся младший брат в родной дом. Тут и узнали братья, что младший брат, над которым они смеялись, победил их.
Семь дней, семь ночей продолжался свадебный пир. И я там был, много выпил хмельной бузы и вдоволь поплясал с красивыми девушками.

Голубь и муравей

Кабардинская сказка

Пошёл Муравей к реке напиться. Близко к воде подошёл, подхватило его волной и понесло.
Летел над рекой Голубь, нёс он сухую веточку. Увидел Голубь, что погибает Муравей, и бросил ему веточку. Вскарабкался Муравей на веточку и спасся.
Много ли времени прошло, мало ли прошло, никто не знает. Пришёл однажды в лес охотник ловить Голубя. Расставил охотник сеть, насыпал корма — сейчас поймает. Но тут Муравей подполз и укусил охотника. Вздрогнул охотник, а Голубь, услышав шум, улетел.

Кан Иныжа

Кабардинская сказка

Жил да был на свете князь. Владел он несметными богатствами, да только не знал он радости — не было у князя сына-наследника. Поехал однажды князь на охоту и заблудился в горах.
Поднялся он на самую высокую гору. Видит — мерцает вдали огонёк. Поехал князь на тот огонёк.
Долго ехал князь и приехал в чудесный сад. Деревья в том саду стоят диковинные, увешаны дивными плодами, каких никто никогда не видывал.
Вдруг подул ветер, да такой сильный, что богатырский конь князя не мог устоять на месте.
Видит князь, идёт к нему великан-иныж.
— Кто ты, чужеземец? — спрашивает иныж громоподобным голосом. — Какие дела привели тебя, маленький человек, на землю великанов?
— Не своей волей попал я сюда, на охоте заблудился, — отвечал князь. — Помоги мне найти дорогу к дому.
Рассказал князь иныжу, кто он и откуда и какое у него в жизни горе.
Выслушал его великан и говорит:
— Сорви яблоко с яблони, съешь его, и твоё желание исполнится!
Глядит князь на дерево — ни одного яблока не видит. Тогда великан тряхнул яблоню, и на землю упали четыре красивых яблока.
— Ты и твоя жена должны съесть эти яблоки, — сказал иныж, — и у вас родится четыре сына. Младшего сына ты отдашь мне в каны, на воспитание. А теперь спеши домой. Сейчас вернутся с охоты мои братья, несдобровать тебе тогда.
Воротился князь в свой аул. Вскоре родилось у его жены четыре сына.
На радостях забыл князь о своём обещании отдать младшего сына.
Живёт себе князь, горя не зная. Но вот однажды налетел на аул ураган страшной силы. Когда ветер стал слабеть, а потом и вовсе утих, предстал перед князем грозный иныж.
Только теперь вспомнил князь о своём обещании. Делать нечего, отдал он иныжу своего младшего сына Башира.
Много ли, мало ли времени прошло, кто знает. Живёт Башир у великана, растёт, сил набирается.
В один день, когда иныж был на охоте, подбежал Башир к дверям конюшни. Увидал мальчика белый конь, стукнул копытом и толкнул огромный абра-камень, поднять который могли только самые сильные из великанов. Абра-камень ударил Башира, и упал мальчик без памяти.
Вернулся домой иныж. Увидел он мальчика бездыханным, привёл его в чувство и строго-настрого приказал близко не подходить к конюшне.
Да не таков был Башир. На следующий день он снова отправился к конюшне. На этот раз мальчик взял с собою семь кизиловых палок.
Вошёл Башир в конюшню, вывел белого коня и вскочил на него. Вихрем взвился белый конь в небо. Чего только ни выделывал конь — то взмывал к самому солнцу, то бросался камнем вниз, норовил сбросить седока, — да только всё напрасно. Крепко сидел Башир на белом коне. Оценил конь мужество седока.
— Если ты всегда будешь достойным всадником, я буду для тебя достойным конём! — сказал белый конь человечьим голосом.
С того дня иныж стал брать своего кана на охоту. Понял иныж, что Башир — славный богатырь.
— Я вырастил тебя славным богатырём, чтобы ты освободил моих братьев, — сказал иныж. — Вот уже много лет томятся они в плену у повелителя иныжей.
— Разве это трудно? — ответил Башир. — Для этого только надобны хорошее оружие да верный конь.
Снарядил великан Башира в дорогу.
Долго ехал Башир по безлюдным степям, по сыпучим пескам, по топким болотам. Не знал Башир отдыха ни днём ни ночью и наконец приехал к повелителю иныжей.
Вошёл он в комнату, где лежал повелитель. В той комнате сидели три девушки — дочери иныжа. Они вышивали золотом.
По обычаю, при виде гостя они должны были встать. Но ни одна из них даже не пошевелилась — сидят себе, хохочут. Смешно им было глядеть на маленького человека.
— Откуда взялся этот маленький человек? Его не хватит даже на полглотка, — сказал иныж-повелитель.
Разгневался Башир, как стукнет иныжа по голове! Полетел тот кувырком в угол.
«Надо проводить его подобру-поздорову, не то он нас всех перебьёт!» — думает глупый иныж-повелитель.
— Скажи, милый человечек, что тебе надобно, какие дела привели тебя в наш край? — ласково спросил он юношу.
— Я приехал сюда за двумя братьями старого великана, которых ты томишь в плену вот уже двадцать лет. Отпусти их немедленно, не то я сделаю с тобой то же, что вот с этой рукоятью.
Он сжал камышовую рукоять плети, и — вот чудо! — потёк из неё сок.
Испугался глупый иныж и тотчас выпустил пленников да ещё и выкуп дал — две арбы золота.
Вернулся Башир к своему воспитателю — аталыку.
Живёт Башир у великанов, охотится.
Стали великаны замечать, что заскучал юноша.
— Скажи, дитя, что тебя печалит? — спрашивают. — Твоё слово для нас закон!
— Одна у меня к вам просьба: отпустите меня домой к отцу-матери!
Собирали иныжи Башира в дальний путь.
Много ли, мало ли проехал Башир, кто знает. Приехал он в аул, где было большое празднество — состязание женихов.
Тот, кто перепрыгнет глубокий ров и попадёт в мишень на крыше высокой башни, — тот и станет ханским зятем.
Семь дней шло уже веселье, но ни один джигит не сумел перепрыгнуть тот ров или попасть в ту мишень.
Башир тоже решил попытать счастья. Разогнался он как следует — и перепрыгнул ров, прицелился — и попал в мишень.
Ропот недовольства прошёл по толпе женихов — не хотели они уступить незнакомцу ханскую дочь. А Башир не мешкая подбежал к возвышению, где сидел хан со своими приближёнными, схватил дочь хана — и был таков.
Говорят, огромную погоню устроили женихи. Да где им было догнать такого ловкого джигита.
Приехал Башир в свой родной аул.
Разве мог кто-нибудь из жителей аула узнать в славном джигите младенца, какого много лет назад унёс лохматый великан! Только материнское сердце не ошибается: княгиня-мать сразу узнала своего сына. Никто не поверил ей.
— Поглядите: если у него на лбу есть родинка, это мой сын, — настаивала женщина.
Посмотрели — и правда, на лбу у юноши родинка.
На радостях устроил князь большой пир, а потом и пышную свадьбу.
Семь дней, семь ночей веселился на свадьбе весь аул.

Чёрная лиса

Кабардинская сказка

Там, где река Теберда впадает в Кубань, жил старик по имени Шералуко. У него был сын Шамиль. Всем Шамиль был молодец: и ходок без устали, и стрелок без промаху, да не было у него счастья. А без счастья, известно, сколько ни иди — к хорошему не придёшь, сколько ни стреляй — всё мимо.
Охотился однажды Шамиль целую неделю — ничего не убил.
Вернулся он домой и узнал, что его старый отец Шералуко умер с голоду.
Заплакал молодец и ушёл куда глаза глядят. Шёл он, шёл и увидел на скале Орла.
«Ладно, — думает Шамиль, — Орёл так Орёл», — и прицелился.
Вдруг заговорил Орёл человечьим голосом:
— Не стреляй в меня, охотник Шамиль. Разве моё мясо — еда? Я тебе пригожусь. Возьми перо из моего крыла. Если попадёшь в беду, сожги перо: где бы я ни был, хоть на краю света, я тотчас прилечу к тебе.
Опустил Шамиль ружьё, спрятал перо Орла и пошёл дальше. Видит Шамиль — скачет дикий Козёл.
Только вскинул Шамиль ружьё — заговорил Козёл человечьим голосом:
— Не стреляй в меня, охотник Шамиль. Я тебе пригожусь. Выдерни волосок из моей бороды. Если попадёшь в беду, сожги волосок: где бы я ни был, хоть за семью морями, я тотчас явлюсь к тебе.
Взял Шамиль у Козла волосок и пошёл дальше.
Много ли шёл, мало ли шёл — кто знает? — дошёл Шамиль до широкой реки. Прилёг он на берегу отдохнуть и видит — у самого берега в воде огромная Щука. Сунул он руку в воду, схватил Щуку за жабры, выбросил её на берег. Вдруг заговорила Щука человечьим языком:
— Не губи меня, охотник Шамиль! Я тебе пригожусь.
Пожалел Шамиль Щуку, отпустил её обратно в воду.
Плеснула Щука хвостом, и не успел Шамиль глазом моргнуть — валом валит к берегу мелкая рыба, да идёт так плотно, что и воды не видно — одни рыбьи спины.
— Становись, Шамиль, на рыбьи спины, не бойся! — говорит ему Щука. — Но ним, как по мосту, перейдёшь на другой берег!
Перешёл Шамиль широкую реку. На прощанье Щука дала ему свою чешуйку.
— Если попадёшь в беду — сожги чешуйку: где бы ты ни был, хоть на вершине Эльбруса, я мигом явлюсь к тебе.
Идёт Шамиль голыми степями, сыпучими песками. Много дней не было у него во рту ни капли воды, ни крошки хлеба. Вдруг видит Шамиль — бежит по степи Чёрная Лиса. Только хотел Шамиль выстрелить в неё, взмолилась Лиса:
— Не стреляй в меня, охотник Шамиль! Я тебе пригожусь.
Опустил он ружьё, а Лиса продолжала:
— Ступай всё время прямо. Придёшь ты в большой город. В том городе живёт царевна. Она уже погубила девяносто девять женихов, но ты не бойся, смело сватай её. А когда будет тебе тяжело, сожги волосок из моего хвоста: где бы я ни была, хоть на седьмом небе, я тотчас явлюсь к тебе.
Сказала так Лиса и исчезла — словно провалилась сквозь землю. Двенадцать дней и двенадцать ночей Шамиль не ел и не пил, только шёл да шёл. И подошёл он к большому городу. Повстречалась ему дряхлая старушка.
— Живи ещё много лет, нана, — поздоровался с нею Шамиль.
— Спасибо на добром слове, сынок, — ответила старушка. — Скажи, куда путь держишь?
Рассказал ей Шамиль, что хочет посвататься к царевне, которая уже погубила девяносто девять женихов. А старушка и говорит:
— Эта царевна живёт в нашем городе. Много джигитов сваталось к ней, да всех погубила коварная красавица. Каждому жениху велит царевна прятаться три раза. Кого найдёт все три раза — тому голову с плеч долой. Не отыщет хоть один раз — за того замуж пойдёт. Только разве можно от неё спрятаться, когда есть у неё волшебное зеркальце. Оно видит каждую пылинку на всём белом свете. Эх, красавец, лучше не ходи, если нет у тебя запасной головы! А пойдёшь — не забудь: ты у царевны сотый жених. Сотому царевна позволит спрятаться и в четвёртый раз. Тогда ты обо мне вспомни.
Что за диво — вмиг исчезла старушка, словно сквозь землю провалилась. Только показалось Шамилю, будто метнулся чёрный лисий хвост.
Пришёл Шамиль во дворец и говорит царю, что хочет посватать его дочь. Царю уже надоело смотреть, как славным молодцам рубят головы из-за своенравной царевны.
Понравился ему статный Шамиль, и стал он его отговаривать.
— Нет, — отвечает Шамиль, — я решил попытать счастья.
А царевна говорит из другой комнаты:
— Хорошо, что ты пришёл! Пустует у меня сотый кол. Твоя голова как раз пригодится для этого кола. Сегодня отдохни с дороги, а завтра в первый раз спрячешься.
Всю ночь думал Шамиль, как ему получше спрятаться. И вспомнил он об орлином пере. Высек Шамиль огонь, подпалил перо — тотчас прилетел Орёл.
— Что нужно тебе, охотник Шамиль?
— Спрячь меня так, чтобы царевна не нашла.
— Садись мне на спину.
И полетел Орёл на высокую гору Казбек, где было его гнездо. Спрятал Шамиля в гнездо, а сам сел сверху.
Утром вышла царевна на балкон и давай смотреть в своё волшебное зеркальце. Смотрела-смотрела — нигде нет Шамиля. Уже полдень наступил, высоко поднялось солнце. Тут и нашла его царевна. Когда Шамиль прятался в орлиное гнездо, свесилась через край пола его черкески.
На другое утро подпалил Шамиль козлиный волосок. Козёл тут как тут.
— Спрячь меня, — говорит Шамиль, — чтоб царевна не отыскала.
Занёс его Козёл далеко в горы, спрятал в небольшой пещере, сам лёг у входа.
Целый день высматривала царевна охотника — не могла увидеть. Уже вечер наступил. Тряхнул Козёл головой, отогнал мух — и нашла царевна Шамиля!
На третий день позвал Шамиль Щуку. Проглотила его Щука и ушла на дно речное. Смотрела-смотрела царевна с утра до захода солнца — не могла отыскать Шамиля. Рассердилась она и хотела бросить зеркальце, но тут Щука разинула пасть — царевна и увидела Шамиля.
— Вот куда ты забрался!
Явился Шамиль к царевне и просит, чтобы разрешила она ему спрятаться в четвёртый раз.
— Пусть будет по-твоему, — говорит она, — прячься в последний раз. Всё равно не сносить тебе головы.
Не страшно было Шамилю умереть, жалко было с царевной расстаться — уж очень полюбилась она ему. Вышел Шамиль наутро в поле, только поднёс к огню лисий волосок, а Чёрная Лиса тут как тут.
— Здравствуй, — говорит, — что прикажешь?
— Выручай, Лиса, — просит Шамиль. — Надо мне спрятаться от царевны, не то снесут мне голову с плеч.
Обернулась Чёрная Лиса рыжебородым торговцем, а Шамиля превратила в блоху.
Идёт торговец мимо дворца и кричит:
— Товары для молодой царевны! Заморские.
Велела царевна позвать торговца. Развязал торговец свой узел с товарами, а блоха-Шамиль прыг — и спрятался в рукаве у царевны.
Целый день смотрела царевна в своё зеркальце, не смогла отыскать Шамиля. А когда село солнце, царевна с досады разбила зеркальце.
— Должно быть, джигит испугался казни и убежал, — сказала царевна.
Тут блоха выпрыгнула из рукава, ударилась об пол и обернулась Шамилем.
— Здесь я!
Обрадовался царь, что остался в живых этот славный молодец, и устроил пышную свадьбу.
Так женился бедняк охотник Шамиль на красавице царевне. После смерти старого царя он стал царём. Мудро правил Шамиль царством, всех врагов победил… На то и был он кабардинцем.

Комар-хвастун

Комар-хвастун

Кабардинская сказка

Когда в лесу наступает ночь, все звери и птицы засыпают в своих норах и гнёздах. Никто не нарушит тишины до тех пор, пока первый луч солнца не проникнет сквозь листву.
Однажды, когда всё утихло в лесу, вдруг раздался грозный рёв, словно гром грянул среди ночи.
Что случилось?
Это спросонья зарычал Лев — плохой сон приснился ему.
Испуганные звери повыскакивали из своих нор, птицы вспорхнули с насиженных мест.
Проснулся и Комар. Досадно стало ему, что Лев нарушил его сладкий сон. И решил Комар отомстить Льву. Точит он свой хоботок, а сам приговаривает, похваляется:
— Лучше бы этому Льву не попадаться мне на глаза, а то плохо ему будет!
Услышал Лев эти слова, в ярость пришёл:
— Мне, царю зверей, грозит какой-то Комаришка! Да я его раздавлю, он и пикнуть не успеет!
Взвился Комар, расправил крылышки и впился прямо в нос Льву.
Завыл Лев от боли. Он и катался по земле, и царапал когтями нос, а Комар цел-невредим. Ещё пуще жалит.
— Пусти меня, сдаюсь, ты осилил меня! — заревел Лев.
Отпустил Комар могучего Льва и полетел по лесу хвастать всем о своей победе.
— Я сильнее самого царя зверей — Льва! — трубил он. — Никому не одолеть меня.
И совсем забыл Комар-хвастун о Пауке.
Расхвастался Комар, загордился. Закружилась у него от радости голова, и залетел он прямо в сеть к Пауку. Тут и пришёл конец Комару-хвастуну.