Два художника

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Построил некий царь красивые ворота и пожелал их украсить картинами, подобных которым нигде не было. И выбрал он двух художников, и дал одному одну стену, другому — другую, и повесил меж ними занавес. И когда художники кончили свое дело, пришел царь посмотреть на их работу, и увидел, что один нарисовал замечательную картину, и очень она ему понравилась. Другой же не нарисовал ничего. Однако он так почистил и обработал стену, что стала она лучше зеркала. Когда царь увидел, что он ничего не нарисовал, а только отделал до блеска стену, удивился и сказал: «Что ты сделал?» И художник сказал: «Я покажу свою работу.» Затем поднял занавес, что висел меж стенами, и когда взошло солнце и осветило обработанную им стену, и тогда потускнела разрисованная стена, ибо в зеркале отразилось все, что нарисовано было на противоположной стене. И царь сказал: «Эта красивее той».

Невеста трех братьев

Абхазская сказка

Жили три брата. Они родились от одного отца и одной матери.
Все три брата были хорошие парни. Они пользовались хорошей славой и имели много добра. У каждого из них была своя лошадь, свое седло, и ни один из братьев не был хуже другого.
Братья ни в чем не нуждались, но они не были женаты.
И вот в одно и то же время братья задумали жениться.
Они были настоящими мужчинами, днем и ночью совершали набеги, но всегда поодиночке.
Однажды вечером старший брат вернулся домой, просватав где-то девушку и назначив день свадьбы.
Своих братьев он дома не застал.
На другой день вернулся средний брат. Он тоже просватал девушку и назначил день свадьбы.
На третий день вернулся младший брат. Он весело джигитовал на своей серой лошади, у него на шапке сидела птичка: он тоже нашел себе невесту и назначил день свадьбы.
Все три брата просватали невест, но ни один из них ничего не знал о сватовстве другого.
Когда все братья собрались, старший встал и сказал, что он нашел себе невесту и в четверг будет свадьба.
Средний брат не утаил своих дел от других братьев, он сказал, что срок его свадьбы — тоже четверг.
Долго сидел и думал младший брат. Наконец он сказал, что назначил свою свадьбу тоже на четверг.
Оказывается, все три брата просватали одну и ту же девушку, и она нарочно назначила им один и тот же день.
Старшему брату казалось, что срок свадьбы слишком длинный: уж очень ему хотелось посмотреть на свою невесту.
Средний тоже не мог ни стать, ни сесть: он все метался, тосковал, думал о своей красавице невесте, которая дала ему слово.
Младшему брату еще хуже: всю ночь он видел невесту во сне и весь день носил ее в своем сердце. Все время он поглядывал на солнце и луну, желая, чтобы поскорее настал срок свадьбы.
Все три брата в ожидании свадьбы очень страдали, но про страдания одного ничего не знали другие.
Три родных брата захотели жениться в один и тот же день и, конечно, должны были устроить большой пир. Они известили всех своих родственников и знакомых, приготовили все, что нужно для свадьбы: вино, скот на мясо, поставили навесы во дворе и стали подыскивать себе дружков и стариков предводителей, чтобы ехать за невестами.
Старший брат собрал своих сверстников, все они сели на лошадей и поехали.
Средний брат тоже собрал своих сверстников и поехал за старшим.
Собрались друзья и младшего брата — те, которых он позвал, — и гурьбой поехали за невестой.
И вот все три брата, не зная, куда идет другой, оказались в одном и том же дворе. Что им оставалось делать? Только тут они узнали, что посватались к одной и той же девушке.
Братьям это не понравилось. Хотя они стеснялись своих родственников и друзей, что были с ними, но все же заспорили братья и целую неделю просидели у невесты. Ни один из них не хотел уступить другому, поэтому они решили пойти к невесте и спросить:
— Кого из нас ты хочешь?
Но все три брата были хороши, один не хуже другого, и невеста не могла выбрать никого из них.
Тогда она позвала всех трех братьев и сказала:
— Правда, я всем вам дала слово и люблю вас всех одинаково, но ни один из вас не хочет уступить меня другому. Поэтому идите по всему миру: кто найдет невиданно прекрасную вещь, подобной которой нет в мире, тот станет моим мужем.
Братья выслушали невесту, рассказали все это своим друзьям, повернулись и разъехались в разные стороны куда глаза глядят.
Ездили они месяца три, наконец встретились где-то в далекой земле. Каждый спросил другого, что он нашел.
Старший брат показал хороший ковер, средний показал хорошее зеркало, а младший, оказывается, достал маленькое красное яблочко и показал его последним.
И вот братья стали судить о том, что можно считать такой вещью, лучше которой в мире нет.
Старший брат сказал:
— Мой ковер — такой ковер: стоит только сесть на него и подумать, куда хочешь полететь, как сразу там очутишься, как бы далеко это ни было.
Средний брат сказал:
— Мое зеркало — такое зеркало: если захочешь кого-нибудь увидеть, стоит только пожелать этого, как сейчас же его увидишь, как бы далеко он ни был.
А младший сказал:
— Моя находка ценнее ваших. Если, имея это яблочко, встретишься со смертельно больным человеком, он сразу выздоровеет и встанет на ноги.
Правда, все-эти три вещи были разные, но зато других таких в мире больше не было.
После того как братья рассказали о своих вещах, средний пожелал увидеть свою невесту, глянул в зеркало и вдруг вскрикнул,
— Что случилось? — спросили его братья.
Он ответил:
— Девушка, из-за которой мы страдаем, умирает!
Братья кинулись к зеркалу и тут увидели, что девушка в самом деле умирает, а вокруг нее стоят родственники и безнадежно смотрят на умирающую.
Братьям надо было ехать три месяца, чтобы доехать туда, где была их невеста, но они быстро сели на ковер старшего брата и в ту же минуту оказались у постели умирающей. Тогда младший брат очистил свое яблочко, выжал из него сок и влил ей в рот. В тот же миг девушка поднялась: она стала такой же здоровой, как была раньше.
И вот старший брат собрал своих друзей, чтобы привезти невесту к себе домой.
Средний брат тоже собрал своих друзей, чтобы взять невесту, — он считал, что девушка бесспорно должна принадлежать ему.
Младший брат тоже собрал своих друзей, чтобы взять невесту к себе. Он думал, что невеста должна принадлежать ему, потому что он спас ее от смерти.
Снова собрались братья со своими друзьями у невесты и опять начали спорить, но так ничего и не решили. Тогда они вызвали судью.
Судья сперва дал слово старшему брату.
Старший брат сказал:
— Я достал такой ковер, подобного которому на свете нет. Если бы не мой ковер, никто из нас не смог бы застать невесту в живых: нам надо было бы ехать три месяца, а мы прилетели за одну минуту. Вот и посуди сам, судья, кому должна принадлежать невеста — мне или другому?
Тогда встал средний брат и сказал:
— Правда, мы подоспели к умирающей только благодаря твоему ковру, но, если б не мое зеркало, мы не смогли бы узнать о ее болезни и она бы умерла. Подумай сам, судья, кому она может принадлежать — мне или другому?
Наконец, встал младший брат и сказал:
— Да, ты быстро прилетел бы сюда на своем ковре, но что бы ты мог сделать без моего яблочка? И ты, брат, увидел невесту в своем зеркале и быстро прилетел на ковре, но как бы ты помог ей без моего яблочка?
Не успел он это сказать, как братья напали на него:
— Твоим яблоком невеста спасена, но как бы ты узнал, что она умирает? A если бы даже узнал, то как бы смог подоспеть к умирающей?
Долго думал судья, но ничего не мог придумать. Если бы он отдал; девушку тому, кто имел зеркало, то против выступил бы тот, кто имел ковер, и он был бы прав. Если бы судья присудил невесту тому, кто имел ковер, то против выступил бы тот, кто имел яблочко, и тоже был бы прав. А если присудить тому, кто имел яблоко‚ — другие станут оспаривать и тоже будут правы. Никак судья не мог решить, кому должна принадлежать девушка, и сидел, обхватив голову обеими руками.
Наконец встал младший брат. Он сказал такие слова, на которые никто не мог обидеться:
— Простите меня, старшие братья, я виноват перед вами. Я уступаю вам девушку, а вы сами рассудите, кому из вас она должна принадлежать. Только извлеките мое яблоко из невесты и целым дайте мне: ведь то, что вы нашли, находится у вас в целости, вы ничего не потеряли, и вам не приходится жаловаться.
Но откуда братья могли взять то яблоко, которое уже было съедено? Даже если убить невесту — никак не достанешь яблока.
Поэтому судья присудил невесту младшему брату, и он устроил большую свадьбу.

Счет за ячмень

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Возил один человек с тока домой ячмень на осле. И маленький ослик шагал с матерью-ослицей туда и обратно. А дома, куда свозили ячмень, была свинья на привязи, которую откармливали на убой. И ячменя ей насыпали вдосталь, чтобы ела она и жирела. И ослик сказал матери: «Почему свинья эта, не работая, ест целый день ячмень, который мы перевозим с таким трудом, а мы так мучаемся, но лишь раз в день получаем ячмень?» Мать сказала: «Потерпи еще недельку, сынок, и я отвечу тебе, да и сам ты увидишь все своими глазами.»
И возвращались через неделю ослица и ослик с грузом домой, ослик бежал впереди матери и услышал визг, потому что резали свинью, и испугался ослик и побежал назад к матери, и мать сказала: «Что с тобой, сынок, чего ты испугался? Не бойся ты свиньи, это с нее счет за ячмень спрашивают».
И снова он на ток пошли ячмень таскать. И когда, груженые, вернулись домой, ослик, задрав копытце, сказал матери: «Матушка, посмотри, не пристало ли к копытцу ячменное зернышко, чтоб не спросили и с меня, как со свиньи, за ячмень?»

Золотой кубок

Абхазская сказка

Жили три брата. За всю свою жизнь они позора не знали,
жили как хотели.
Как-то ночью братья отправились на грабеж. Приехали к одному глупцу, у которого было много добра, но, когда напали на глупца, он сказал им так:
— Зачем вы напали на меня? Это не принесет вам славы. А вы можете прославиться. Здесь поблизости живет один царь. Испытайте свою храбрость, устройте набег на этого царя.
Братья оставили старика в покое и направились туда, куда он им указал. Приехали, напали — как им хотелось, так и поступили. Много добра забрали. Поехали назад, но, когда они повернули назад, в старшего брата попала пуля. Братья из-за этого не стали бросать своего добра, но и мертвого не оставили
То, что случилось, братья посчитали позором для себя. За ночь они сделали золотой гроб. В этот гроб вместе с телом убитого положили столько денег, сколько надо было его жене, чтобы прокормиться до конца жизни. Ночью привезли гроб домой, таясь от людей, поставили его в доме и, опозоренные, ушли куда глаза глядят.
Утром, когда рассвело, жена открыла дверь, увидела блестящий гроб и закричала. Сбежались соседи, открыли крышку, смотрят, а там лежит ее убитый муж. Жена заметила то, что положили в гроб ее девери, чем она могла прокормиться до самой смерти, и догадалась, что они ушли, посчитав это убийство позором для себя.
Мертвого похоронили. Жена горевала больше о своих деверях, чем о муже, но где она их теперь найдет?
Она была беременной и вскоре родила сына. Когда мальчик вырос, ни мать, ни соседи не говорили ему, как погиб его отец и куда исчезли братья отца. Мать ему ничего не говорила, потому что боялась потерять сына: она знала, если сын услышит об этом, сделает с собой что-нибудь страшное.
Однажды мальчик смастерил лук и стрелу и забавлялся ими. В это время соседка, поставив кувшин на плечо, несла воду. Мальчик пустил стрелу в кувшин, и кувшин разбился. Женщина рассердилась и говорит:
— Если ты такой храбрец, лучше бы узнал, где погибли братья твоего отца!
От этих слов мальчик почернел, как котел. Обернулся к матери, подступил к ней. Глянула мать в лицо сына и увидела, как оно потемнело.
— А, нан, нан, что с тобой, что с тобой? — воскликнула мать.
— Ничего. Постели мне постель, — ответил сын.
Мать быстро пошла и постелила ему постель. Мальчик лег, три дня и три ночи пролежал. За это время он ничего не ел, а мать все к нему приставала:
— Ты должен поесть!
Наконец через три дня и три ночи мальчик ответил:
— Если испечешь на огне чурек и дашь мне, я съем.
Мать положила чурек, чурек испекся. Мать стала брать его с очага, но мальчик сказал:
— Мать моя, так не бери: подложи под чурек обе руки и сними.
Как мальчик сказал, так мать и сделала: подложила под чурек обе руки. Но только хотела снять его, как сын прыгнул, стал на чурек ногами и пригнал руки матери к горячему чуреку.
— A, нан, что ты со мной сделал? О чем болит твое сердце! — воскликнула мать.
А мальчик в ответ:
— Пока не расскажешь, как исчезли братья моего отца, не отпущу тебя!
И мать рассказала:
— Да будет их путь твоей дорогой. Братья вместе с твоим отцом отправились в набег, и там отец был убит. В ту же ночь братья сделали золотой гроб, принесли его, поставили в доме и, посчитав себя опозоренными, ушли, не знаю куда. А выглядели братья отца вот так-то и так, — рассказала мать.
Как только мальчик услыхал это, вскочил и ушел из дому.
Он поклялся:
— Не вернусь, пока их не разыщу!
Шел он шел, долго шел, наконец пришел на одно большое поле. Была сильная жара. Глянул мальчик вдаль и едва различил глазом посреди большого поля дерево. Мальчик направился к дереву и видит: под деревом сидят двое, а волосы на голове у них покрыты вшами.
Мальчик подумал: «Не это ли братья моего отца?» Братья тоже тут заподозрили, что этот мальчик сын их старшего брата.
Тогда мальчик сказал:
— Меня одолела жажда, нет ли поблизости воды?
Братья отца считали себя большими героями. Но теперь, когда какой-то мальчишка разыскал их, они сочли себя опозоренными и решили погубить его.
Поблизости протекала река. Кто бы ни подходил к той реке, обратно не возвращался: все там погибали. И вот братья послали мальчика к реке с кувшином. Они Думали: «Он там погибнет!»
Мальчик пошел к реке, зачерпнул полный кувшин воды и только приподнял голову, как неведомое страшилище набросилось на него. Мальчик быстро обернулся и стал с ним бороться. Сильно боролись, разгорячились оба, но все же мальчик повалил чудовище. Свалив, он вынул шашку и замахнулся, чтобы ударить чудовище, по тут из кожи страшилища появилась прекрасная девушка и сказала:
— Не убивай меня, с этого дня я освобождаю реку!
Мальчик удивился и отпустил красавицу. Девушка поднялась, подала ему золотой кубок, сказала: «Будешь помнить меня!» — и вдруг исчезла неведомо куда. Тогда мальчик поднял кубок и вернулся к братьям своего отца. Завидя его, братья сразу приуныли. А мальчик напоил их водой и сам напился.
После этого все они вернулись домой. Дома мать собрала всех, кто был ей дорог, и устроила пир.
Неподалеку от них жил один царь. Как только царь узнал, что мальчик принес золотой кубок, он сказал ему:
— Если не принесешь мне дюжину таких золотых кубков — голову сниму!
И вот мальчик отправился в путь. Долго он ходил, наконец пришел к одной старухе. Эта старуха плакала, царапая себе щеки.
— Эй, мать моя, я вижу, ты горюешь, у тебя несчастье, но сперва дай мне поесть, голод одолел меня, а потом поведаем друг другу о нашем горе, — сказал ей мальчик.
— Нан, —ответила старуха, — разве я что-нибудь пожалею для тебя, раз ты голоден?
Все, что она имела, дала мальчику и накормила его. А после этого стала рассказывать:
— Нан, вот в чем мое горе. Рядом с нами живет царь. У него умер сын. Каждую ночь царь ставит к могиле сына пять караульных, по перед рассветом кто-то их убивает. В эту ночь охранять могилу должен мой единственный сын, нан, он умрет там!
Но мальчик сказал:
— He плачь! В эту ночь я пойду туда вместо твоего сына и стану караулить. Вот увидишь, что будет!
Старуха не хотела пустить его, но мальчик пошел. Пришел, вырыл яму, залез в нее, а сверху немного прикрылся. Луна, рассеивая свои лучи, освещала мир. В полночь мальчик высунул голову из ямы и видит: со стороны моря несется черная-пречерная туча. Кружась, она подлетела к могиле, где был похоронен царский сын. Как только туча очутилась над могилой, из нее, словно ящерица, выскользнула девушка.
Девушка подошла к могиле и стала над ней. В руке она держала плеть. Быстро подняв ее, девушка три раза стукнула по могиле. И вдруг, раздвинув землю, из могилы вышел сын царя.
Девушка бросила плеть и, играя, пошла с ним к лесу. Мальчик все это видел. Не успела девушка с царским сыном войти в лес, как он выскочил из своей ямы, схватил брошенную плеть и снова спрятался в яму.
Вскоре царский сын и девушка вернулись из лесу. Сын царя скрылся в своей могиле, а девушка начала искать плеть и, не найдя ее, догадалась, что плеть кто-то взял. Тогда она обернулась и сказала:
— Ты, который это сделал! Если знаешь, как обращаться с моей плетью, — молодец, а если не знаешь — напрасно взял ее у меня.
После этого девушка прыгнула и, скрывшись в черной туче, улетела.
Когда она улетела, мальчик вышел из своей ямы, ударил плетью могилу, в которой был похоронен царский сын, и сын царя встал из могилы. После этого мальчик начал хлестать могилы всех умерших, оживляя их. А потом снова ударил их плетью, убил всех, отправил по местам и вернулся к старухе.
— Нан, нан, жив ли ты? — бросилась к нему старуха. — Спас ли ты нас от смерти?
Старуха стала обнимать мальчика, а мальчик сказал ей, что-бы она пошла к царю и передала ему:
— Собери всех подвластных тебе!
Старуха пошла к царю и сказала ему так:
— Нан, нан! Какой-то молодец пришел в наш дом. Этой ночью мой сын должен был охранять могилу, но тот молодец, что пришел к нам, отправился вместо него. Он спас моего сына от смерти и сам вернулся цел и невредим. Этот юноша прислал тебе сказать: «Собери народ!»
На другой же день царь созвал весь народ. Когда все собрались, пришла старуха с мальчиком. Мальчик сказал:
— Добрый день! С этих пор никто не станет умирать возле этой могилы! — И он на виду у всех подошел к могиле, где был похоронен царский сын, ударил плетью, и в тот же миг из могилы выскочил оживший сын царя.
Мальчик стал прикасаться плетью к могилам других умерших, оживил человек триста, и они, все в белом, стали посреди народа. Семьи и родичи оживших очень обрадовались.
Тогда царь сказал мальчику:
— Ты сделал нам столько добра! При всем народе говорю тебе: возьми мое царство и мою дочь!
Но мальчик не согласился и не остался у них:
— У меня впереди долгий путь, и я не стою таких почестей. Прощайте!
Шел, шел, долго шел и наконец пришел в большой город. Через город протекала огромная река. Те, кто поселились по эту сторону реки, жили богато, голода не знали, а по ту сторону народ погибал от засухи — она сжигала людей. Каждый день с этой стороны реки на тот берег посылали корабль, нагруженный пищей, но, когда корабль доходил до середины реки, из воды мгновенно высовывалась огромная бычья голова, вонзала свои зубы в корабль и задерживала его, не пуская к голодающим.
Увидел это мальчик и говорит народу:
— Посадите меня на корабль!
Корабль остановили, посадили мальчика, и корабль двинулся вперед, рассекая воду. Но как только он достиг середины реки, из воды мгновенно показалась бычья голова с оскаленными зубами и вонзила в корабль свои зубы. Тогда мальчик быстро протянул руку, выдернул зубы из корабля, поднял их вверх и с грохотом бросил на палубу. Корабль быстро пошел вперед и привез еду голодающим.
С тех пор корабль каждый день переплывал реку. В городе все были рады мальчику. Хотели оставить его жить, но он ушел, говоря:
— У меня дело есть!
Долго ходил мальчик и наконец увидел большой сверкающий дворец. Дворец был окружен железной стеной с железными воротами. Во дворе росла зеленая трава. Мальчик подошел к воротам, но они были заперты. Тогда он быстро подпрыгнул, стал на ворота крепости, спрыгнул во двор и направился ко дворцу. Кругом ни звука. Мальчик поднялся по лестнице во дворец. Наверху во дворце стояли три убранные постели. Мальчик долго осматривался, застыв на месте. Потом глянул в окно и видит: за оградой идут друг за другом три девушки. Вот подошли они к воротам, передняя девушка взмахнула платком, и железные ворота с грохотом растворились. Прошли девушки через ворота, задняя тоже взмахнула платком, и ворота опять сомкнулись. Тогда девушки, следуя друг за другом, направились ко дворцу. Тут мальчик завертелся по комнате: «Куда мне деваться?» — и спрятался под постель.
Все три сестры поднялись наверх и вошли в комнату. И в то же мгновение на круглом столе появились три стакана с вином. Тогда старшая взяла со стола стакан и сказала так:
— Боже, благослови того, который освободил меня от жадной души, когда я сидела в большой реке и не давала брать из неё воду! — C этими словами девушка опорожнила стакан.
Средняя сестра взяла со стола стакан и тоже сказала:
— Боже, благослови того человека, который взял из моих рук плеть и освободил меня от греха.
Наконец, младшая сестра взяла стакан и сказала:
— Да благословит бог того человека, который освободил корабль и не дал мне совершить греха!
— Аминь. Это я! — сказал им в ответ мальчик и выскочил из под постели. При этом младшая из трех сестер, застеснявшись, спряталась.
Мальчик спросил:
— Почему ваша младшая сестра спряталась?
— Наша младшая сестра просватана за тебя, — ответили сестры.
Потом старшая сказала:
— Средняя из нас — жена младшего брата твоего отца, а я жена старшего.
Тут мальчик сказал им:
— Завтра в полдень кончается мой срок: если я не достану для царя двенадцать золотых кубков, он снимет мне голову.
Но сестры успокоили его:
— Оставайся спокойно со своей женой. Завтра ты будешь там, откуда пришел, — и послали его в комнату к жене.
Наутро мальчик проснулся и видит: все они очутились дома.
Он взял двенадцать золотых кубков и пошел к царю. Царь удивился и все свое царство передал мальчику. Девушки же стали женами братьев отца юноши, и все устроили большой пир.

Лев, волк и лиса

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Лев и волк и лиса побратались и на охоту вышли, и нашли барана, овцу и ягненка. Во время обеда лев сказал волку: «Раздели-ка между нами эту добычу.» И волк сказал: «О, владыка, Бог сам уже разделил: барана — тебе, овцу — мне, а ягненка — лисе».И лев, в ярости, ударил волка в челюсть, и выскочили у того глаза, и сел волк и горько заплакал. И сказал лев лисе: «Раздели-ка овец между нами.» И лиса сказала: «О, владыка, Бог сам уже разделил: барана — тебе на обед, овцу — тебе на закуску и ягненка — тебе на ужин». И лев сказал: «О, хитрая тварь, кто научил тебя так правильно делить?»И лиса сказала: «Меня научили глаза волка, что выскочили».

Джаным, Джаткяр и их сестра Куара

Абхазская сказка

Жили два брата. Звали их Джаиым п Дэкаткяр. О них шла громкая слава. Но Джаткяр был не таким храбрецом, как Джаным. Джаным — настоящий герой, неустрашимый и мужественный. А сестра их Куара была глуповатой. Никто бы не сказал, что она сестра Джаныма. Все ее считали недалекой.
Сестра и братья были уже в летах. Братья еще не женились, да и сестра их, Куара, пока еще не нашла жениха. Так жили они все вместе. Каждый из братьев имел коня и седло. Было у них много скота.
Вот как-то раз Джаным решил: «Сколько лет я живу холостым! Надо жениться на дочери какого-нибудь порядочного человека!»
Собрался Джаным и поехал искать себе невесту. Долго он ездил, долго искал подходящую девушку в дальних краях, но не нашел такой, которая бы ему пришлась по душе.
— Наверное, я не найду такой девушки, какую хочу! — решил Джаным и повернул домой.
Но вот на обратном пути он услыхал о подходящей девушке.
О ней говорили много хорошего, но свататься за нее было опасно: у девушки было семь братьев-адауы. Разве они выдали бы замуж свою сестру за простого человека?
Как только Джаным услыхал об этой девушке, он решил взять ее в жены, посвататься к ней, но все же он боялся, как бы адауы не осрамили его. Ведь он, герой Джаным, никогда еще ни перед кем не осрамился!
— Что бы со мной ни случилось, я должен выполнить то, что решил,— сказал себе Джаным. — Пошлю к ним какого-нибудь человека для переговоров, пусть по-хорошему уладит дело, а если не выйдет, если оно повернется в плохую сторону, я буду бороться с адауы и в крайнем случае убью хотя бы троих из них.
Решил так Джаным и направился к адауы. Но по дороге он изменил решение и заехал к одному из их соседей — к Айлуа, сыну Айсы. Хозяин усадил гостя, и Джаным ему все рассказал, зачем и куда он едет.
— Я приехал издалека и узнал о сестре адауы. Эта девушка мне очень нравится, как раз такую я искал. Пойди и расскажи ей, что я хочу взять ее в жены. Если же девушка ответит, что надо спрашивать не ее, а братьев, тогда расскажи и братьям, ничего не скрывая.
Айлуа, сын Айсы, был настоящий мужчина. Не долго думая, он вскочил на коня и поехал сватом к братьям-адауы. Приезжает, смотрит: девушка дома одна. Айлуа сел рядом с ней и рассказал, зачем он приехал. Но девушка не стала его слу-шать.
— Скажи это братьям. Если мои братья согласятся, я выйду замуж!
Что тут делать? Ответ девушки очень не понравился Айлуа, ему стало обидно, что она отказала.
Стал он ждать, когда вернутся братья-адауы. Прошло немного времени, и братья вернулись домой. Айлуа усадил всех семерых и рассказал им, как из далеких краев приехал Джаным сватать их сестру. Братья сильно призадумались. Один из адауы уже решил убить Джаныма за то, что он осмелился сватать их сестру, но другие сказали:
— Подождем, посмотрим, на что он способен!
Тогда старший из братьев встал и ответил свату:
— У нас одна-единственная сестра, другой сестры у нас нет. Мы не можем выдать ее за любого человека. Мы не можем отдать ее только потому, что какой-то человек имеет лошадь с седлом и много скота, что у него большое и крепкое хозяйство, за то, что он красив, или же за то, что умеет хорошо танцевать и петь. Мы хотим иметь своим зятем только такого человека, который сумеет выстроить дом из рыбьих костей. Этот человек, что приехал из дальних стран, наверное, сможет это выполнить и тогда пусть сватает и берет нашу сестру. Только сначала он должен выстроить семикомнатный дом из рыбьих костей. Тогда мы не побрезгуем им, кем бы он ни был.
Айлуа вернулся домой и все рассказал Джаныму, все, что услышал, не прибавляя лишнего слова. Джаным подумал: построить дом из рыбьих костей не под силу ни одному человеку.
Он сел и долго думал, но, ничего не придумав, молча поехал домой.
Раньше Джаным был веселым человеком, любил шутить и рассказывать анекдоты. Но домой он приехал обиженным, сел у костра и задумался.
Вот заметили Джаткяр и Куара, что Джаным не в духе, и стали приставать к нему, чтобы он рассказал, что с ним случилось. Но Джаным молчал.
— Все равно, это такое дело, которое нельзя исполнить! Пусть же я так и состарюсь, думая о нем! — только и сказал им Джаным.
Но Куара во что бы то ни стало хотела узнать, что с ним случилось.
— Я не успокоюсь до тех пор, пока ты мне все не расскажешь приставала она, и Джаным наконец рассказал ей все.
— Мне уже много лет, и слава обо мне идет немалая. Я решил жениться и взять жену под стать себе. Так я решил и c таким намерением изъездил много мест, но нигде не нашел такой девушки, какую искал. Я уже возвращался домой, как вдруг услыхал, что в далеком краю живет хорошая девушка — сестра семи братьев-адауы. Я приехал туда, где она жила, и послал к братьям одного человека рассказать, что я хочу жениться на их сестре. Но братья-адауы передали мне ответ через свата: «Пускай, мол, он сначала выстроит дом из рыбьих костей, тогда мы выдадим за него свою сестру». Как же я могу сделать это? Но пока я жив, ни на ком не женюсь, кроме этой девушки! Вот почему я печален,— ответил Джаным.
Тогда Куара воскликнула:
— Пусть твоя сестра умрет за тебя, Джаным, стоит ли печалиться из-за такого дела? Я думала, что тебе предложили что-то такое, что человек не в силах сделать, ну а это легко исполнить! Запряги своих быков и поезжай на берег моря. Там, на берегу, лежит много красных мелких камешков. Нагрузи арбу доверху этими камнями и поезжай к адауы. По соседству с ними живут карлики. А напротив того места, где они живут, есть большое болото. Вот в него-то и высыпь те камешки, которые ты привезешь.
Потом она подала Джаныму горсть проса и сказала:
— Это семена проса. Их дала мне моя мать. Я не думала тратить эти семена, но хочу помочь твоему горю. Возьми это просо и брось его у ворот карликов, только раздели семена на семь частей. Красные камешки вытащат из болота кости рыб. Карлики хорошие плотники. Правда, они не понимают человечьего языка, но просо — это знак, который покажет им, что надо выстроить дом из семи комнат. Если сегодня к вечеру ты сможешь посыпать это просо, то завтра утром увидишь готовый дом, точно такой, какой ты хочешь.
Джаным удивился. Он никогда не думал, никогда не ожидал, что его сестра, которую он считал глупой, даст такой совет и справится с таким делом.
Через минуту Джаным уже запряг быков, взял с собой горсть проса и поехал. Он сделал все так, как сказала сестра: набрал камешков и бросил их в болото, просо разделил на семь частей и рассыпал у ворот карликов. Ночь Джаным проспал, приходит утром, смотрит: стоит замечательный дом из рыбьих костей, а в доме — семь комнат. Обрадовался Джаным и пошел по селу собирать людей себе в помощь. Все разом люди подняли дом и перенесли его во двор адауы.
Тогда Джаным спросил братьев-адауы:
— Я принес и поставил дом, о котором вы говорили. Что вы мне теперь скажете?
— Что мы можем сказать? — ответили братья.—- Пока тебе многого не хватает. За один этот дом мы не можем отдать нашу сестру. Но мы отдадим ее, если ты пойдешь в тот лес, который растет на востоке, откуда поднимается солнце. В том лесу водится огромный олень. Каждый волосок на его шкуре поет свою песню. Вот если ты, не убив оленя, снимешь с него шкуру и принесешь эту шкуру нам, тогда мы отдадим тебе сестру.
До тех пор Джаным никогда нe слыхал о таком олене. Долго он думал, но не смог ничего придумать и вернулся домой ни с чем, напрасно затратив так много труда.
А братья-адауы нарочно придумывали трудные задачи, и, сколько бы Джаным ни трудился, они все равно не выдали бы за него свою сестру.
Джаным вернулся домой еще грустнее, чем в первый раз.
Куара, сидя на своем месте, спросила:
— Что случилось? Или ты нe смог выстроить дом из рыбьих костей?
— Дом из рыбьих костей уже готов, — ответил Джаным, — но братья-адауы задали мне другую задачу, с которой ни один человек не сможет справиться: там, на востоке, откуда встает солнце, растет большой лес, в том лесу водится огромный олень. Каждый волосок на шкуре этого оленя поет свою песню. Братья-адауы сказали мне: «Вот если ты, не убивая оленя, сдерешь с него шкуру и принесешь нам, тогда мы отдадим тебе нашу сестру». А я ведь даже не подозревал, что такой олень есть на свете, не говоря уже о том, чтобы принести его шкуру!
Тогда Куара, сидя на своем месте, засмеялась и сказала:
— Ох, брат, чтоб умереть твоей сестре! А я-то думала, что ты услыхал от адауы такое, что людям He под силу. А твоя задача совсем легкая. Только мне придется потратить то, чего не хотелось тратить.
Куара пошла и достала перочинный нож и ножницы.
— Вот эти вещи остались после нашей матери. Ты их возьми, захвати свой топорик для хвороста и пойди в тот самый лес. Как пойдешь по лесу, увидишь большой дуб. Этому дубу двести лет. Вершина его уже высохла, но зато внизу, на стволе, на сажень от земли, растет несколько веток с мелкими листьями. Ты полезай на дерево и начинай рубить ветви. Олень услышит стук и сам придет к тебе. Кроме листьев этого дуба, он ничего не ест. Когда же олень прибежит и станет под деревом, кидай в него свой нож. Если нож упадет и вонзится оленю прямо в лоб, олень остановится и какой-то миг не в силах будет двинуться с места. Тут и прыгай вниз, прямо ему на спину, и быстро приложи эти ножницы к его губам. Если сможешь так сделать, кожа сама слезет с оленя. Только так и можно решить эту задачу, — сказала Куара.
Джаным поверил ее словам, взял то, что она ему дала, и пошел в лес. Вошел, разыскал дуб, о котором ему рассказала сестра Куара, быстро взобрался на него и стал рубить ветви. Не успел он и двух веток срубить, как вдруг к нему издали донеслось пение. Такого пения еще ни одному человеку не приходилось слышать. Это были какие-то странные разные голоса. Звуки все приближались и приближались. Джаным не знал, что случилось.
Но вот прибежал огромный олень и остановился под деревом. Каждый волосок на шкуре этого оленя пел свою песню. Сначала Джаным сильно перепугался, но потом пришел в себя и кинул свой нож. Нож попал прямо в лоб оленю, олень вздрогнул раза два-три, но не смог сойти с места. Тогда Джаным одним прыжком очутился на шее оленя, приложил ножницы к его губам, и с оленя в один миг слезла кожа и упала на землю. Олень остался совсем без шерсти, с одними рогами. Он засмеялся и, собираясь уходить, сказал Джаныму:
— На моей шкуре каждый волосок поет свою песню, а я, никогда не старея, живу на свете вот уже тысячу сто лет. Никто, кроме тебя, никто — ни живой ни мертвый — не смог бы снять с меня шкуру. Теперь, если на мне не вырастет новая шерсть, я заберусь в какую-нибудь пещеру и буду доживать там свой век. А тебя, который оставил мне только рога, похожие на белый валежник, я проклинаю: с тобой случится большое несчастье, и ты не достигнешь своей цели!
Так проклял олень Джаныма и пошел куда глаза глядят.
Оленья шкура весила пудов десять. Джаным повесил ее на топорик, взвалил на плечо и пошел. Всю дорогу шкура распевала разные песни.
Так Джаным пришел во двор братьев-адауы. Весь народ, услышав песни, собрался туда. А Джаным отнес шкуру в дом из рыбьих костей. Оленья шкура была так велика, что покрывала сверху донизу все семь комнат этого дома.
Тогда Джаным спросил адауы:
— Вот, дад, я принес то, о чем вы мне говорили. Что теперь скажете мне в ответ?
— Что нам сказать? — ответили братья-адауы. — Теперь на-
значим срок свадьбы. — И они установили срок.
Джаным вернулся домой. Он договорился с друзьями, приготовился сам и стал ожидать назначенного срока.
Тем временем сестра адауы, сидя в доме из рыбьих костей на оленьей шкуре, каждый волосок которой пел свою песню, позвала братьев и сказала им так:
— Ах вы гнилые! Как же вы осрамились: из семерых не оказалось ни одного умного! Единственную свою сестру, которую вы ни за кого не выдавали замуж, теперь продаете за этот дом. Стыдно вам будет перед людьми, когда они услышат об этом!
Но братья воскликнули:
— Что ты говоришь, сестра! Да знаешь ли ты, что мы с ним сделаем? Мы сожжем его в нашем железном доме! А иначе зачем нам было тянуть и выдумывать сроки? Если бы мы хотели отдать тебя ему в жены, он бы не ушел отсюда с пустыми руками, мы выдали бы тебя замуж.
И братья-адауы как решили, так и подстроили. А Джаным откуда может знать, что они готовят? Он думает: «Вот поеду и привезу жену» — и ждет назначенного с.рока.
Накануне отъезда за невестой Куара увидела во сне, что Джаныма хотят запереть и сжечь в железном доме. Сестра вскочила и стала будить брата:
— Брат мой, Джаным, напрасно ты собираешься! Когда ты приедешь к адауы, они убьют тебя. Утром сбегай к ручью Химата, поднимись к дубу, что растет на левом берегу, и спроси лису, которая живет в дупле, как найти выход. Расскажи ей: «Вот какое дело случилось: если я поеду за невестой, меня убьют адауы». Лисица тебе скажет, как найти выход, а я больше ничем не могу тебе помочь.
Не теряя времени, Джаным поспешил к ручью Химата, перешел его и, подойдя к дубу, о котором говорила Куара, увидел лису. Он сел рядом с ней и рассказал обо всем.
И лисица ответила ему так:
— До сих пор у меня не было средства помочь твоему горю и потушить огонь, а вот недавно, когда меня поймали в курятнике и бросили в огонь, я всех обманула, спаслась из огня с помощью резины. Эту резину я сама сделала, но сейчас отдала Старшине муравьев. Пойдем к нему! — И они вдвоем пошли к Старшине муравьев.
Пришли туда, лисица и говорит:
— Мы пришли за резиной. У Джаныма горе. Дай ему резину! Как только он вернется, принесет ее обратно.
Муравьи воскликнули:
— Как вам нe дать!
Они притащили какую-то резину, Джаным поднял ее c земли и вместе с лисой пошел назад.
Пришли, а лисица и говорит:
— Приляг, Джаным, отдохни! Теперь ничего не бойся, мы победим адауы!
Джаным, успокоившись, лег и уснул. Тогда лисица потихоньку просунула резину в горло Джаныма, налила в нее воды, завязала ее сверху ниткой, а нитку привязала к зубу Джаныма.
После этого лиса толкнула его и разбудила.
— Теперь не теряй даром времени, поезжай своей дорогой‚ —
сказала она Джаныму, — только возьми с собой надежных товарищей, но не много: столько человек, сколько братьев у невесты. Когда вы туда приедете, тебя запрут в раскаленном доме, но ты не бойся, дерни за нитку, что привязана к твоему зубу, и тогда увидишь, что случится.
Джаным так и сделал: собрал семь товарищей, на которых он вполне надеялся, семь ровесников, и поехал. В их числе была и лисица.
Приезжают к адауы, а там уже стоят накрытые столы. Но братья-адауы говорят Джаныму:
— Пока нe сели за стол, пойди к невесте, поговори с ней, она там, в комнате! — и послали Джаныма в железный дом. Но как только он вошел, адауы развели под домом огонь, и железный дом раскалился. Тогда Джаным дернул за нитку, которая была привязана к его зубу, вода вылилась из резины, что находилась внутри Джаныма, и охладила дом.
Лисица еще до этого предупредила товарищей Джаныма:
— Наверное, братья-адауы подумают, что Джаным уже погиб, и возьмутся за нас. К этому времени вы держите наготове вот что: ты возьми мой коготь с передней лапы, — сказала она одному из товарищей Джаныма и подала ему свой коготь. — Когда к тебе подойдет адауы с протянутой рукой, чтобы поздороваться, ты, подавая свою руку, держи этот коготь между пальцев и вонзи ему в руку.
— А ты, — сказала лиса другому товарищу Джаныма — возьми мой зуб. — И она отдала ему свой зуб. — Когда адауы приблизится к тебе — брось в него этот зуб!
Третьему товарищу лисица отдала кольцо и сказала:
— Когда к тебе подойдет какой-нибудь из братьев-адауы, ты не бойся, бросай ему в голову это кольцо!
Четвертому лисица отдала коготь со своей задней лапы:
— Когда подойдет к тебе адауы, брось ему под ноги этот коготь так, чтобы он на него наступил.
Пятому товарищу она дала гребень:
— Когда адауы приблизится к тебе, ты быстро подними этот гребень и приложи к его губам.
Последнему лиса подала точильный брус и говорит:
— Возьми этот точильный брус. Когда какой-нибудь адауы захочет тебя втянуть к себе в рот, чтобы проглотить, ты быстро положи этот брус ему на язык.
Как лиса сказала, так и случилось: самый младший из братьев-адауы решил, видно, что Джаным уже сгорел, и подошел к его спутникам. А первый товарищ был уже наготове, держа между пальцев коготь лисицы. Как только адауы взял его за руку, коготь вонзился ему в тело, и он упал замертво.
Тогда второй из адауы направился к товарищам Джаныма. В это время один из них бросил в адауы лисьим зубом. Зуб попал адауы прямо в сердце, и, опрокинувшись, он упал на землю.
После него пошел третий брат-адауы. Не успел он подойти к товарищам Джаныма, как тот, который держал кольцо, бросил его в голову адауы. Шея и голова адауы свернулись в сторону, и он умер.
После этого адауы пошел его старший брат. Тогда товарищ Джаныма, который держал в руках коготь с задней лапы лисицы, бросил его под ноги адауы, тот наступил на коготь, и коготь, пройдя через него, выскочил из головы. Так погиб четвертый брат невесты.
После него к товарищам направился пятый адауы, но не успел он приблизиться, как тот, который держал гребень, приложил его к губам адауы. Гребень вонзился в адауы и прошел насквозь.
Тогда шестой брат-адауы, решив уиичтожить всех спутников Джаныма, пошел на них. Он надеялся, что вдохнет их и проглотит, и потянул в себя воздух, но в этот миг тот из товарищей Джаныма, который оказался возле адауы, быстро вытащил точильный камень и положил на язык адауы. И тут же язык его окаменел, и адауы умер.
Все это огнем жгло сердце старшего из семерых братьев-адауы, и он двинулся па товарищей Джаныма, но как только он пошел, лисица ударила его своим хвостом и рассекла на две половины. Уничтожив всех адауы, товарищи Джаныма кинулись к железному дому, где был заперт Джаным. Не успели они отомкнуть дверь, как Джаным вышел к ним навстречу и спросил:
— Товарищи, вы целы или нет?
Теперь эти люди, погубив всех адауы, решили взять их сестру. Бедная девушка, кто сейчас мог за нее заступиться? Вот уже ее вывели во двор. А Джаным решил про себя: «Привезу ее домой, устрою свадьбу, а потом мы вернемся сюда и заживем в доме из рыбьих костей». Но пока Джаным со своими товарищами и невестой возвращались домой, его брат Джаткяр вырыл в кухне у порога яму, чтобы столкнуть туда брата, а невесту, добытую им, взять себе в жены. Джаткяр завидовал геройству Джаныма и, как только тот приехал, вызвал его из дому:
— Хочу тебе что-то сказать‚ — промолвил завистливый Джаткяр. — Пойдем-ка на кухню, только входи первым!
Джаткяр остался снаружи, а Джаным, ступив за порог кухни, упал в яму. Тут Джаткяр начал быстро засыпать его землей, пока не зарыл совсем. Так сбылось проклятие оленя: Джаным, еще не назвав красавицу своей женой, умер. Олень ведь сказал: «Твои усилия не принесут тебе пользы!» Так и случилось: невесту Джаныма взял тот, который не приложил никаких усилий, а он сам пропал, как шея у свиньи.

Родился у осла внук

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Принесли ослу весть, радуйся, мол, и ликуй, а дары сверши премногие, ибо родился внук у тебя. А осел сказал: «Горе мне, друзья, родись у меня хоть сто внуков, не облегчат они тяжесть груза на моей спине».

Избави нас, Боже, от черта-мужчины

Абхазская сказка

Жил один мулла. Он всегда повторял: «Избави нас, боже, от черта-мужчины».
Жена муллы обиделась, что он женщин за людей не считает, и пригрозила мужу: «Вот подожди, покажу тебе, какая бывает женщина-черт!»
Каждый день мулла ходил пахать поле. Как-то раз жена муллы пошла на поле раньше его и отнесла туда три рыбы. Одну рыбу она зарыла на краю поля, где муж должен был запрячь быков и начать пахать, другую рыбу зарыла посреди поля, а третью — в конце. Положила рыб так, чтобы плуг их вырыл, и пошла домой.
Вот муж дал жене разные наставления и ушел пахать. В поле он запряг быков в плуг, начал пахать, смотрит — плуг его откопал рыбу. Удивился мулла, остановил быков и молится
«Избави нас, боже, от черта-мужчины!» Потом сказал: «Дай бог счастья» — очистил рыбу от земли и положил под дерево. Пошел дальше. В середине поля мулла нашел такую же рыбу. И в конце —— тоже. Всех рыб он сложил в одном месте, повторяя: «Избави нас, боже, от черта-мужчины!»
Потом принялся искать: «Может быть, еще найду?» Но откуда ей там было взяться?
Вот пришла жена, принесла обед. Мулла с радостью рассказал ей о находке и попросил, чтобы она приготовила эту рыбу на ужин как можно лучше.
— Ни один человек не находил в земле такого! — сказал мулла и отдал жене рыбу.
Муж пообедал, жена взяла рыбу и ушла домой.
Дома она сварила рыбу и съела до прихода мужа.
Настал вечер. Мулла вернулся домой, сотворил намаз, повторяя: «Избави нас, боже, от черта-мужчины!» — и сел ужинать. Смотрит — нет на столе рыбы, которую он нашел в земле. Ждет, ждет: вот-вот жена подаст рыбу на стол, а жена все не приносит.
Тогда он спрашивает жену:
— Куда дела рыбу?
— Какую рыбу? Откуда ты ее взял, с ума сошел, что ли?!
— Как же, разве ты забыла? Я тебе дал рыбу, ту, что нашел в земле, когда ты сегодня принесла обед.
Когда муж так сказал, жена стала над ним насмехаться:
— Кто же это видел, чтобы рыбу зарывали в землю?
Мулла разозлился и поколотил жену. На крик сбежался нaрод, приехало начальство.
— Что случилось, из-за чего ссора? — спросили муллу. Когда его спросили так, мулла рассказал как поступила с ним жена.
А жена муллы жалуется начальству:
— Этот человек с ума спятил! Кто же видел, чтобы рыбу из земли выкапывали?! Не видите, что ли, — он помешался! Уберите его, если можно!
Люди решили: «Он сошел с ума» — связали муллу и посадили в сумасшедший дом.
С тех пор прошло много времени. Как-то раз жена муллы написала письмо и послала человека отнести его мужу, чтобы узнать, как мулла поживает. В письме она написала: «Кто в тебя вселился — черт-мужчина или черт-женщина?»
Когда мулла прочитал это письмо, он все вспомнил, обо всём догадался — за что жена его так наказала, и написал в ответ: «Прости меня! Я виноват во всем. До сих пор я вас, женщин, не считал за людей, но теперь я понял, что женщины — тоже люди. Если возможно, не дай мне умереть среди помешанных, возьми меня домой!»
Тогда жена стала хлопотать, чтобы взять муллу домой разве ей так дали бы его обратно? Пришлось написать в бумагах, за что она наказала мужа, и только тогда она выручила муллу.
С тех пор мулла зажил со своей женой в ладу, перестал твердить о черте-мужчине и начал уважать жену.

Журавль, царь птиц, и осел

Армянская сказка из «Лисьей книги»

Собрались птицы и порешили: «Сделаем царем над нами того, чей голос сильнее, чтоб в час войны призвал нас.» И журавль поднялся в небо и закричал — понравился он птицам и избрали его царем. Пришел осел и сказал: «Подсоби вы мне хоть чуточку, чтоб поднялся я ввысь, вы б услышали тогда, чей голос сильнее».

Глупому сопутствуют несчастья

Абхазская сказка

В одном селе были два брата. Младший был немного глуповат, Старшему его глупость не нравилась. И вот поэтому, когда братья женились, они разделились. Младший стал жить отдельно в старой хижине.
Вскоре у младшего брата родились дети, а у старшего детей не было.
У старшего брата была корова, предназначенная для экертвы. Как-то раз в воскресный день старший брат решил зарезать корову и принести ее в жертву, чтобы испросить у бога потомства. Он привел жреца, а потом позвал своего младшего брата:
— Эй ты, глупец. Иди сюда, зарежь эту корову, сними шкуру и приготовь все как следует!
Так он сказал и заставил брата взяться за работу.
Что младший брат мог поделать? Он зарезал корову, снял шкуру, мясо положил в котел, когда же оно сварилось, вытащил. Наконец все было готово, и старшин брат сказал младшему:
— Hy, теперь ступай домой!
Младший брат много потрудился, готовя мясо. Поэтому бросить все и уйти так, с пустыми руками, он не захотел — пошел туда, где лежало мясо, выбрал сердце и печень и взял себе.
Дома семья уже приготовила абысту. Когда он пришел, абысту разложили, семья села, и все наелись.
Между тем старший брат, который зарезал корову, стал искать сердце и печень, чтобы принести их в жертву, но не нашёл. И как он мог их найти? Младший брат, которого он прогнал, взял сердце и печень и уже съел их.
Как можно совершить жертвоприношение без сердца и печени? Молебствия так и не устроили.
Старший брат позвал младшего и говорит ему:
— Ты взял сердце и печень моей коровы?
— Откуда мне знать, было было ли то сердце или печень?
— ответил младший брат. — Когда ты меня стал гнать, я взял то, что под руку попалось. Потом отнес домой, и мы съели.
Когда старший брат услыхал это, его как огнем обожгло, но что он мог поделать? Сердце и печень были уже съедены.
— Я за это в суд па тебя подам! — сказал старший брат. Он взял младшего, и они пошли к судье.
Шли-шли и вот по дороге увидели одного человека — погонщика осла. Осел был нагружен ситами. Он завяз в грязи и не мог сдвинуться с места.
Когда братья подошли поближе, погонщик подозвал их и говорит:
— Хай! Помогите-ка вытащить моего осла из грязи!
Старший брат подошел и взял осла спереди, а младший зашел сзади, схватил осла за хвост, потянул и оторвал хвост.
Погонщик рассердился:
— Ты у моего осла хвост оторвал, я тоже пойду на тебя жаловаться! — сказал он и вместе с ними пошел к судье.
Шли-шли по дороге, пока не наступил вечер. Тогда они сказали младшему брату:
— Оставайся здесь, сядь где-нибудь, а мы пойдем у кого-нибудь переночуем. Завтра утром вернемся — чтобы ты был уже здесь!
Сказали так, оставили того, на которого хотели жаловаться, и ушли.
Когда они ушли, младший брат заметил, что вблизи того места, где он сидел, жили люди. Он решил пойти к ним, зашел во двор, но во дворе никого не нашел. Позвать кого-нибудь или самому зайти в дом он не осмелился и потому сел под арбой, нагруженной дровами, и решил: «Если кто-нибудь выйдет, окликну его и с ним войду в дом».
И вот когда он сидел под арбой, из дому вышла за дровам беременная Женщина. На ногах у нее были деревянные ходульки, и она еле-еле переступала. Младший брат встал ей навстречу и хотел попросить ночлега, но, когда он так неожиданно появился перед женщиной, она перепугалась, бросилась бежать, упала и выкинула ребенка. Из дому вышла хозяйка и видит: женщина лежит, растянувшись на земле, а тот, который ее перепугал, стоит рядом.
— Хай, что ты наделал! — воскликнула она. — Откуда ты?
А младший брат в ответ:
— Со мной вот что случилось, — и рассказал все, что с ним было: — Двa человека вели меня в суд, хотели жаловаться. Когда стемнело, они куда-то ушли, а я решил зайти сюда, к вам, но видите, что случилось.
— Если так, мы тоже пойдем жаловаться на тебя! — сказали младшему брату и не отпустили его. На другой день, когда пришли те двое, муж этой женщины сказал им:
— Я тоже буду жаловаться. — И они пошли все вместе.
Теперь уже трое хотят жаловаться на младшего брата. Пошли в суд. Шли-шли и, когда устали, сели отдохнуть в каком-то месте. Пока отдыхали, те, кто шел жаловаться, уснули, а младший брат разве мог уснуть? Оглядываясь по сторонам, он заметил скалу.
— Хай! Если все они пожалуются на меня, я пропал! Лучше я заберусь на скалу и прыгну оттуда! — Сказал так младший брат, пошел, взобрался на вершину скалы и спрыгнул вниз. А под скалой, оказывается, стоял пастух. Младший брат свалился прямо на пастуха и сломал ему шею.
Пастух умер, а младший брат остался жив-здоров.
Пришел брат пастуха, видит: пастух лежит со сломанной шеей, а какой-то человек стоит над ним.
— Хай, что случилось? —— спросил брат пастуха.
Младший брат ответил:
— Три человека вели меня в суд — хотели жаловаться. Сели отдыхать. Пока отдыхали, они уснули, а я решил, что мне лучше не жить на свете. Хотел покончить с собой и прыгнул с вершины вот этой скалы. А здесь внизу стоял пастух, и я свалился прямо на него.
— Если так, я тоже пойду на тебя жаловаться! — решил брат пастуха и пошел туда, где были все остальные. Они никак не могли понять, куда делся младший брат, и стояли, оглядываясь по сторонам. Увидели его и спросили:
— Что случилось?
— Брата убил! — ответил за него брат пастуха: — Я тоже иду жаловаться вместе c вами! — И они пошли все вместе.
Ha младшего брата решили жаловаться четверо.
Пришли они к судье. Судья вызвал их и спросил.
— Что случилось?
И все четверо рассказали, что младший из братьев им сделал. Судья разобрал дело и решил так: старший брат, у которого младший взял сердце и печень коровы, пусть отдаст ему всё остальное мясо, а когда младший брат заведет свою корову, пусть отдаст ее старшему. Погонщик, ослу которого младший брат оторвал хвост, пусть отдаст младшему брату осла, а когда y того будет свой осел, пусть отдаст погонщику взамен этого. Муж, у которого жена выкинула ребенка, пусть поменяется женой c младшим братом. А под конец, когда младший брат всё это проделает, пусть он станет у скалы, а брат пастуха, которого он сломал шею, пусть спрыгнет на него сверху и убьет.
Вот так решил судья и отправил их в путь. На обратном пути жалобщики разговорились. Старший брат сказал:
— Нет! Если я отдам ему все остальное мясо, я останусь ни с чем, а у него никогда не будет такой коровы, — и решил оставить в покое младшего брата.
Погонщик, ослу которого младший брат оторвал хвост, тоже сказал: — Если я отдам ему своего осла, он все равно никогда не будет иметь другого, и я останусь ни с чем.
Муж, у которого жена выкинула ребенка, сказал:
— Нет, я не могу свою жену отдать глупцу!
А брат пастуха решил:
— Если я брошусь со скалы на него, а он в это время отскочит, я разобьюсь, — и тоже решил оставить в покое младшего брата.
Так все четверо отступились от младшего брата, и он пошел домой. Все это время семья его беспокоилась, но, когда он вернулся, все обрадовались и закричали:
— Наконец-то он пришел!