Реквием

Реквием

Советская детская страшилка

Жил-был один человек. Он был композитором. И вот пришел к нему неизвестный человек, высокого роста, весь в черном. Он попросил, чтобы тот написал для него реквием. И ушел.
И когда композитор заканчивал этот реквием, ему показалось, что он пишет не для кого-либо, а для себя.
Скоро этот композитор умер, и реквием играли для него.
Этот человек в черном была его смерть.

Красная смерть

Красная смерть

Советская детская страшилка

Жил один принц. Однажды до него дошли слухи, будто в других королевствах объявилась Красная смерть. Говорили, что, если она посмотрит на человека, тог сразу умирает. Принц не поверил в слухи, но для безопасности решил скрыться в горах. Он построил себе новый замок и поселился в нем со своими придворными. Со всех сторон замок был обнесен высокой каменной стеной, а кроме того, его окружал ров, наполненный водой. Теперь принц был в безопасности.
В честь этого события он устроил бал и пригласил множество гостей. Специально для бала были оборудования три комнаты. Первая была голубая и все в ней было голубое, вторая комната от пола до потолка была розовая. А третья комната была черная: ее стены и потолок были выкрашены черной краской, кресла и диваны обтянуты черным бархатом, а в стене было небольшое окошко из красного стекла, над которым висели часы. Бал проходил очень весело. Сначала все танцевали в голубой комнате, потом в розовой, потом перешли в черную… Вдруг часы стали бить двенадцать. Музыка стихла. Красный свет освещал черную комнату, и гостям стало так жутко, что все остановились. Когда часы перестали бить, все заметили вдруг человека, которого никто до этого не замечал. Он был одет в черный бархатный костюм, и на нем была красная маска. Принц очень удивился. «Кто ты такой? — спросил он. — И как ты посмел явиться сюда без приглашения? Сию минуту убирайся из замка!» Но человек в маске и не думал уходить. Принц не любил, когда его приказы не выполняли. Он вытащил свой меч и занес его уже над головой, но тут человек снял с себя маску, и все увидели — это была Красная смерть. Ее глаза налились кровью, она заглянула в лицо принца — и принц упал замертво… В ужасе люди кинулись в разные стороны, по было поздно: сверкнула молния, загремел гром, и замок рухнул.

Ковер

Ковер

Советская детская страшилка

Одна семья купила ковер и повесила его в спальне над кроватью. С этого дня начали умирать члены семьи. Всех, кто ложился спать в этой спальне, утром находили мертвым. Этим делом занялась милиция. Однажды ночью она ворвалась в комнату и увидела, что на ковре, висевшем над кроватью, нарисован гроб. Из него, приподнявшись на одной руке и держась за крышку другой, как бы вылезал мертвец. Взгляд у него был такой леденящий, что у тех, кто оставался в комнате, был разрыв сердца. Гроб и мертвец были нарисованы фосфором и в темноте светились.

Чудо-пташка

Чудо-пташка

Латышская сказка

Жили премудрый барон и премудрая баронесса. Оба они очень любили птиц. Как заслышат песенку какой-либо птахи, так полдня, а то и день просидеть могут и прослушать. Однажды зимой вышел барон в сад и слышит: птичка поет, да так звонко, так заливисто, что не наслушаешься. Обрадовался он, прибежал к баронессе и впопыхах говорит:
— Надевай-ка шубу, да поживей, пойдем слушать! Жиг-жаг, жиг-жаг! — птичка за садом поет. Накинула баронесса шубу, и побежали они пташку слушать. А что вправду-то было? В сарае мужики дрова пилили, вот оттуда-то это неслыханное жиг-жаг и доносилось.

Барин и цыган

Барин и цыган

Латышская сказка

Однажды студеной зимой ехали барин и цыган. Цыган у барина кучером был. Закутался барин в большую шубу, а цыган в невод завернулся. Сидел барин, сидел и зябнуть начал. Глядит, а цыган на козлах подпрыгивает да посвистывает. Спрашивает его барин:
— Эй, кучер, не зябко тебе?
— Да нет, — отвечает цыган.
— Как же это так, тебе тепло, а я в шубе мерзну? — удивляется барин.
— А так, — говорит цыган. — К вам в шубу мороз залезает, а выбраться не может. А в мой невод мороз как заскочит, так и выскочит. Подумал барин и говорит:
— Эй, цыган, давай меняться! Я дам тебе свою шубу, а ты мне — свой невод. Цыган согласился. Поменялись. Сидел барин, сидел и, наконец, так закоченел, что моченьки нет терпеть.
— Эй, цыган, давай опять меняться! — закричал он. А цыган и ухом не ведет; когда же барин слишком стал наседать, ответил:
— Нечего меняться! Что сделано, то сделано!

Все баре — дураки

Все баре — дураки

Латышская сказка

Пошел раз крестьянин в лес дрова рубить. Повстречался ему барин и спрашивает:
— Сколько на свете мужиков-дураков?
— Ровно половина, — ответил ему крестьянин. — А баре — все до единого дураки. Рассердился барин и уехал, а по дороге такое зло его разобрало, что велел он кучеру повернуть лошадей. Решил он убить крестьянина за такие речи.
Однако крестьянин был не дурак. Срубил он березу и перекинул ее через дорогу, да так, чтоб вершиной она в другое дерево упиралась. Потом подлез под березу и плечо под ствол подставил, будто держит ее. Тут и барин подъехал. Не узнал он крестьянина и спрашивает:
— Не видал ли ты мужика-дровосека?
— Нет, не видал, — отвечает крестьянин.
— А не мог бы ты поискать его? — просит барин. — Может, он на болоте прячется?
— Что ж, можно и поискать, только уговор — пока я искать буду, придется тебе березу подержать.
Барин согласился, а крестьянин сдвинул березу с дерева, в которое она упиралась, и пришлось барину изо всех сил удерживать здоровенное дерево на своих плечах. Немного погодя прибежал крестьянин с болота и говорит:
— Дай-ка мне, барин, пару лошадей, иначе не догнать мне его. Больно далеко он убежал.
— Одной обойдешься, — отвечает барин: уж очень ему не хотелось вторую давать.
— Да как же мы вдвоем на одной лошади назад приедем? — уговаривает его крестьянин. — Нет, одной я не обойдусь. Пришлось барину отдать обеих лошадей. Взял крестьянин лошадей и уехал домой, а барин остался на дороге березу на плечах держать.
Ждал он, ждал, но крестьянина так и не дождался. Велел он кучеру березу держать. А тот в ответ:
— Не могу я, живот у меня болит. А у него и вправду живот от смеха болел: так он над дуростью барина хохотал. Рассердился барин и, не дождавшись крестьянина, бросил березу, впрягся сам в повозку и потащил ее домой. А дома кучер сказал барину:
— Ну, помнишь, что мужик-то говорил? Все баре — дураки!

Овинщик и барыня

Овинщик и барыня

Латышская сказка

Никак овинщику не удавалось хлеб в овине высушить. Вот собрались однажды молотильщики, а хлеб мокрый, нельзя молотить, пришлось по домам разойтись. Пришли через неделю — то же самое. А заправляла всем в имении барыня: барин-то помер. Позвала она овинщика и спрашивает:
— Почему не можешь хлеб высушить? А овинщик ей в ответ:
— Да тут, барыня, ничего не поделаешь, огонь у нас старый, не сушит больше.
— Ах, вот оно что! А где же нам другой огонь взять? — спросила барыня.
— Да у нашего корчмаря новенький есть, только он без трех пур пшеницы не отдает.
— Ну, раз надо так надо, — ответила барыня и велела отмерить три пуры пшеницы. С того дня хлеб в овине вмиг высыхал. Да и отчего бы ему не сохнуть: за три-то пуры пшеницы не грех и протопить получше!

Месть художника

Месть художника

Советская детская страшилка

На одной заставе был деревянный дом. В этом доме часто умирали жены офицеров. Причины смерти не могли выяснить. Однажды в этом доме поселилась новая семья: молодой офицер и его супруга. Через неделю жену нашли мертвой в своей комнате. На ее лице застыла гримаса ужаса. Во всем доме не нашли никаких следов, в комнату никто не заходил. На следующий день солдаты устроили засаду. Ночь была лунная и тихая. Солдаты уже начали задремывать, как вдруг настенные часы пробили двенадцать, чердачная дверка на потолке медленно открылась и на веревке начал спускаться покойник, весь синий, со злорадной кривой усмешкой. Солдаты начали по нему стрелять, но покойник не исчезал. Тогда кто-то включил свет, и ко всеобщему удивлению, в комнате никого не оказалось, а чердак был закрыт на замок.
Началось следствие, и в конце концов все выяснилось. Давным-давно в этом доме жил с женой бедный художник. Жена выгнала его, но это был очень умный человек. В отместку он невидимыми красками нарисовал на стекле покойника, который становился виден при ярком лунном свете. И страшное изображение вставало перед глазами того, кто находился в комнате. Потом этот дом сожгли.

Собака и дятел

Собака и дятел

Русская сказка

Мужик прогнал со двора старую собаку; она придумала идти в чистое поле и кормиться полевыми мышами. Пошла в поле; увидел ее дятел и взял к себе в товарищи. «Я голодна», — говорит собака. «Пойдем в деревню, — отвечает дятел, — там свадьбу справляют, будет чем поживиться». Птица влетела в избу, где свадьбу справляли, и зачала бегать по столам, а гости стали кидать в нее кто чем попало, всё перебили и под стол перебросали; а собака в такой суматохе незаметно пробралась в эту же избу, затесалась под стол, наелась, сколько душе угодно, и ушла. «Ну что — сыта?» — спрашивает дятел. «Сыта-то сыта, да пить хочу!» — говорит собака. «Ступай в другую избу, там старик вино цедит из бочки».
Дятел влетел в окошко, сел на бочку и ну долбить в самое дно. Старик хотел ударить дятла, кинул в него воронкой, да не попал; воронка куда-то закатилась: старик и туда и сюда, не может найти, а из бочки вино себе льется наземь. Собака пробралась в избу, напилась и назад. Сошлась с дятлом и говорит ему: «Я теперь и сыта и пьяна, хочу вдоволь насмеяться!» — «Ладно», — отвечает дятел. Вот увидали они, что работники хлеб молотят. Дятел тотчас сел к одному работнику на плечо и стал клевать его в затылок; а другой парень схватил палку, хотел ударить птицу, да и свалил с ног работника. А собака от смеха так и катается по земле!
После того дятел с собакою пустились в чистое поле и повстречали лисицу. Дятел начал манить лисицу; чуть-чуть подымется вверх и опять опустится вниз; лиса ну гоняться за ним по́ полю, а собака подкралась сзади к лисице, подползла на брюхе, хвать ее и начала грызть. На ту пору ехал в город мужик с возом горшки продавать, увидел, что собака лису давит, прибежал к ним с поленом, ударил со всего размаху, убил и ту и другую. Озлился дятел на старика; сел его лошади на голову и стал выклевывать ей глаза. Мужик бежит с поленом, хочет убить дятла; прибежал, как хватит — лошадь тут же и повалилась мертвая. А дятел увернулся, перелетел на́ воз и пошел бегать по горшкам, а сам так и бьет крылами. Мужик за ним и ну поленом по возу-то, по возу-то. Перебил все горшки и пошел домой ни с чем, а дятел улетел в лес.

Черт и староста

Черт и староста

Латышская сказка

Повстречал раз староста черта и разговорился с ним. Принялся черт рассказывать старосте про всякие мудреные дела, что на белом свете творятся. А неподалеку парнишка свиней пас, и заметил он, что одна свинья на картофельное поле забралась. Побежал он с поля ее гнать и все время твердит:
— Черт бы тебя побрал! Староста ткнул черта пальцем в бок и говорит:
— Тебе свинью сулят, а ты не берешь.
— Не могу я свинью взять, — отвечает черт, — не от души парнишка свои слова сказал. Потолковали они и пошли в имение. Шли, шли и услыхали, как близ дороги мать плачущего ребенка унять пытается и все приговаривает:
— Не плачь, не то черт тебя утащит! Староста опять ткнул черта пальцем в бок:
— Дитя тебе сулят, а ты не берешь. А черт ему и отвечает:
— Не могу я дитя взять, не от души мать свои слова говорит. Пошли они по барскому полю, а там люди работали. Один из работников увидал старосту и воскликнул:
— Опять староста со своей дубинкой притащился! Чтоб черт побрал этого душегуба!
— Вот это от души сказано! — обрадовался черт. Начал было староста работника бранить, а черт схватил старосту, сунул его в кожаный мешок и утащил в пекло.