Как королевич Марко лечил свои раны

Как королевич Марко лечил свои раны

Хорватская сказка

Жил когда-то славный юнак — Королевич Марко. Раз сидел он со своей матерью за ужином, и тут ему принесли три письма. Одно было из города Буды от тамошнего короля, второе из города Сибиня от герцога Сибинянина Янко, а третье из города Баязета от султана Баязета. В письме из Буды король звал Марко в сваты, в письме из Сибиня герцог Сибинянин Янко приглашал его в кумовья, крестить двух маленьких сыновей, а в письме из Баязета султан звал его взяться за оружие против грозной арапской земли. Марко спросил:
— Куда мне ехать, мать?
— Ступай в войско султана. Бог-то нам простит, ну, а турки, пожалуй, в обиде будут.
Марко стал готовиться к войне. Взял он с собой слугу Голубана.
Как доехали они до третьего ночлега, Марко напился вина и заснул. Слуга Голубан стал будить его и говорит:
— Эй, господин мой Королевич Марко, ты и прежде ходил на войну, но никогда так крепко не спал.
А Королевич Марко ему в ответ:
— Странный приснился мне сон — будто из города Костура пришел юнак, захватил и спалил мой дом, убил мою старуху мать и увез из кладовых все мое добро.
— Не верь ты снам, — говорит слуга Голубан, — сон — ложь, только бог правду ведает.
Как пришли они в грозную землю арапскую, стал Марко брать один город за другим и забрал все сорок четыре города. Но когда подошли они к городу Кара-Окан, то осаждали его четыре года, но так и не могли взять. Марко убивал арапских юнаков, а головы их посылал султану Баязету. Не понравилось это туркам, и они оклеветали Марко перед султаном, дескать, он рубит и посылает головы убитых. Как услышал это Королевич Марко, то попросил султана отпустить его на несколько дней отпраздновать именины. Пришел он в зеленый лес, раскинул шатер, сидит там и попивает красное вино. Арапские дозоры сразу узнали, что в войске султана нет Королевича Марко, и закричали своим:
— Теперь нападайте, лютые арапы, теперь в войске султана нет грозного юнака на коне его Шарце!
Арапы напали на султаново войско, и погибло тогда шестьсот тысяч воинов.
На другое утро опять кликнули клич дозорные:
— Еще раз нападайте, лютые арапы, в султановом войске все еще нет того грозного юнака на быстроногом Шарце!
Снова напали арапы и побили сто тысяч воинов.
Тогда султан написал Королевичу Марко письмо: «Поспеши-ка, приемный сын мой Марко, не то арапы все мое войско порубят!»
И вернулся Марко к войску султана. Как увидели его дозорные, закричали своим:
— Отступайте, лютые арапы, — вон он, грозный юнак!
Начали отступать арапы, но Марко врезался в самую середину войска и разогнал его на три стороны. Одну часть изрубил саблями, другую копытами Шарца потоптал, а третью полонил и привел к султану. Получил Марко в битвах семьдесят ран. Спросил его султан:
— Марко, сын мой приемный, тяжелы ли твои раны? — запустил руку в карман и дает ему тысячу дукатов — раны залечить.
Марко взял деньги, но пошел не раны залечивать, а ходил от одной корчмы до другой искать, где вино получше.

Хитрость королевича Марко

Хитрость королевича Марко

Хорватская сказка

Среди всех юнаков наших Перо Медведич, коего родила медведица, мог похвалиться силой, а Королевич Марко славился хитроумными затеями. Однажды собрались Перо Медведич, Королевич Марко и Лютица Богдан и пошли странствовать по белу свету. Друг на друга смотрят косо, но ни один не смеет на другого напасть. Долго они так шатались и наконец захотели есть. Перо Медведич поймал буйвола, убил и освежевал его, а потом поджарил на вертеле. Когда они наелись, им захотелось пить.
— Пойди-ка ты, Марко, — говорит Перо, — и принеси воды в этой шкуре, там внизу, под кручей, колодец.
Трудно это было для Марко, да что поделаешь! Взял он шкуру и еле дотащил до колодца.
«Что ж теперь делать? — подумал он. — Я едва дух не испустил, пока нес порожнем шкуру, а теперь придется тащить ее в гору с водой».
Думал, думал и придумал. Взял мотыгу и ну копать землю вокруг колодца. Копает, копает, а наверху его ждут не дождутся.
— Пойду-ка посмотрю, что он там делает, — сказал Перо.
Спустился, а Марко все копает.
— Что ты тут делаешь? Мы умираем от жажды, а тебя все нет.
— А что ж мне за водой сюда лазить взад и вперед? — говорит Марко. Вот я окопаю весь колодец и перенесу его наверх.
— Нельзя, — перебил его Перо, — вода нужна будет и другим.
Перо взял шкуру, наполнил ее водой и отнес наверх, а Марко шел за ним.
Настала ночь, и они легли спать. Лютица Богдан и Марко накрылись плащами, а Перо повалился как был и сразу захрапел. Заснул и Лютица Богдан. Тогда Марко встал, подкатил на то место, где он раньше лежал, колоду и накрыл ее плащом. Сам же спрятался за дерево и ждал, что будет. Проснулся Перо Медведич, потянулся, встал, нашел какой-то чурбан и как даст им по этой колоде, — раз, два! — а потом снова лег и захрапел.
Утром, когда все поднялись, стали друг другу рассказывать свои сны. Лютица говорит:
— Я видел то-то и то-то.
А Перо:
— Я то-то и то-то.
Марко же говорит:
— А мне снилось, что меня две блохи укусили.
Как услышал это Перо Медведич, испугался и не захотел больше шататься по свету с Марко. Так и пошли каждый своей дорогой.

Козёл лупленый

Козёл лупленый

Хорватская сказка

Жил на свете старик со старухой. У них было два сына и две снохи. Жили они очень бедно, и никакой животины у них не было, кроме козла. Как-то раз послал старик младшую сноху отвести козла в лес и нарвать ему листьев, чтобы он не издох с голоду. Пошла сноха в лес. Но вскоре козел возвратился и заблеял перед домом: «Ме-хе-хе-хе!»
Выходит старик и спрашивает, что с ним и отчего он вернулся домой. А козел отвечает:
— Ты послал сноху, чтобы она попасла меня на травке, а она надела мне на морду петлю — я и не мог есть.
Старик послал другую сноху, потом младшего сына и, наконец, старшего, но каждый раз козел возвращался и говорил то же самое. Тогда пошла старуха. Взяла она в рукавицу мякины, идет и сыплет ее за собой, приманивает козла. Козел шел за ней, пока из рукавицы сыпалась мякина, а как вся мякина вышла, он опять домой прибежал и стал жалобно блеять: «Ме-хе-хе-хе!»
Старик спрашивает, что с ним, а козел отвечает:
— Послал ты старуху, чтобы она нарвала листьев, а я бы ветки поглодал. Она воткнула мне прутья в глотку — я глодать и не могу.
Старик поверил, что козел говорит правду, и сам пошел с ним. А козел и с ним проделал то же самое. Тут старик рассердился, пришел домой, зарезал козла, ободрал его, посолил, насадил на вертел и пристроил жариться на огне. А козел соскочил с вертела — и ну бежать, да и угодил прямо в лисью нору. Лисы в ту пору дома не было. Возвращается она и слышит, что в доме кто-то есть. Побоялась войти и, печальная, пошла прочь. Встречается ей заяц и спрашивает, отчего она такая невеселая. Лиса ему рассказывает, что кто-то залез в ее дом и она боится туда войти.
— Пойдем вместе и посмотрим, кто там, — говорит заяц.
Пошли. Подходят к норе, заяц и кричит:
— Эй! Кто сидит в теткиной норе?
А козел отвечает:
— Я — козел лупленый, заживо резаный-недорезаный, заживо соленый-недосоленый, заживо жареный-недожареный! Зубы у меня как колья перегрызу тебя, как нитку!
Испугались заяц и лиса и давай бог ноги. Дорогой встречают волка, медведя и льва. Те спрашивают, чего они бегут. Увидя таких сильных зверей, лиса и заяц остановились, рассказали все, как было. Отправились они вместе, чтобы водворить тетку в ее дом. Но напрасно: козел и им ответил так же, как и зайцу. Пригорюнились они и стали бродить по полю. Встретился им еж, и они ему все рассказали. Еж говорит:
— Пойду-ка я попытаю счастье. Посмотрю, кто там.
Опять все подошли к норе, и еж крикнул:
— Эй! Кто там в теткиной норе?
А козел отвечает:
— Я — козел лупленый, заживо резаный-недорезаный, заживо соленый-недосоленый, заживо жареный-недожареный! Зубы у меня как колья перегрызу тебя, как нитку!
А еж в ответ:
— Я еж, всему селу голова! Как свернусь в клубок да как дам тебе тумака!
Тут козел выскочил и убежал.

С каких пор люди позволяют умирать старикам своей смертью

С каких пор люди позволяют умирать старикам своей смертью

Хорватская сказка

В давние времена люди жили подолгу — и все не умирали и не умирали, уж приходилось молодым их убивать. Но один человек радовался, что отец его жив, не хотел его убивать, а спрятал под кадку и там и кормил.
В том городе старейшины решили однажды выбрать судью и назначить того, кто поутру первый увидит солнце. Сын об этом рассказал отцу.
— Завтра старейшины будут выбирать судью и выберут того, кто первый увидит солнце.
Старик отец в ответ и говорит:
— Сынок дорогой, пойди и ты туда, повернись спиной к восходу, смотри на самую высокую гору, вот и увидишь первым солнце.
Сын послушался и пошел к старейшинам. Все они смотрели туда, где должно было показаться солнце, а он повернулся к восходу спиной и стал смотреть в другую сторону — на самую высокую гору. Старейшины это заметили и стали между собой переговариваться:
— Поглядите, что за болван, — смотрит в другую сторону.
А парень им вдруг объявляет:
— Вон, смотрите, — вон солнце на самой высокой горе.
Старейшины подивились и спрашивают:
— Кто это тебя научил так смотреть, чтобы первым увидеть солнце?
— Старик отец меня научил, — ответил он.
Старейшины ему говорят:
— Если хочешь быть судьей, приезжай к нам завтра ни босой ни обутый, ни пеший ни конный!
Вернулся сын домой, все рассказал отцу, поведал и о том, что от него потребовали старейшины, если он хочет попасть в судьи. Отец ему говорит:
— Отрежь головки сапог и надень голенища — будешь ни бос ни обут. Садись верхом на козла, чтоб ноги по земле волочились, — и придешь к старейшинам ни пеший ни конный.
Сын послушался отца — так и приехал к старейшинам. Те снова подивились и спросили:
— А кто тебя этому научил?
Он опять ответил:
— Старик отец меня научил.
Тогда старейшины поставили его судьей. И стал он суды вершить.
Случилось раз, что погибла вся рожь, а семян нигде не было. Думали старейшины, думали и другие — где достать семян, ничего не могли придумать. Судья обо всем рассказал отцу:
— По всему свету, батюшка, рожь погибла, нигде зернышка ржаного не достать.
Отец ему говорит:
— Сынок дорогой, пойди и возьми с кровли самой лучшей риги старый обмолоченный сноп, отнеси его в поле и закопай! Так и получишь рожь.
Сын послушался отца, пошел, открыл самую лучшую ригу на селе, отвез сноп в поле и закопал. Через некоторое время на этом месте выросла рожь. Старейшины это увидели, снова подивились и спросили сына:
— Кто тебя научил, кто наставил так сделать?
— Старик отец меня научил и наставил, — ответил судья.
Тогда старейшины спросили:
— Многому старик отец тебя научил. Где же он?
— Жив мой отец, мне не хотелось его убивать, и я спрятал его под кадкой.
— А почему ты его держишь под кадушкой?
— Во-первых, люблю я отца, хочу, чтоб он жил, а во-вторых, из-под кадушки он дает мне умные советы!
Тут-то старейшины и решили, что нельзя стариков убивать, пусть себе живут, кому сколько положено, и учат молодых уму-разуму.
И с той поры люди стариков не убивают, а оставляют жить, кому сколько веку отпущено.

Как солдат черта обрил

Как солдат черта обрил

Хорватская сказка

Отслужил солдат двенадцать лет и пошел домой на побывку. Шел он, шел и вдруг набрел на господскую усадьбу, а оттуда доносились шум и песни. Подумал служивый: «Наверно, здесь идет пир горой. Почему бы и солдату не подкрепиться? Ведь у меня с утра маковой росинки во рту не было!» И вошел в усадьбу.
А там за столом, уставленным винами и яствами, пировало много господ. Солдат попросил и его напоить-накормить, — дескать, очень он устал и проголодался с дороги. Гости с радостью его приняли и усадили за стол. Спрашивает солдат, нельзя ли ему переночевать в усадьбе, а утром он дальше в путь двинется.
— Ну что ж, — отвечают ему, — для храброго человека ночлег найдется.
— А на что же тут храбрость? — удивился солдат.
Служивому объяснили, что в усадьбу каждую ночь является черт и, кого ни застанет, утаскивает с собой.
— Нам уже пора по домам расходиться, — говорят ему гости, — но коли ты храбрый малый, оставайся здесь. Еды и вина у тебя вдоволь, стереги усадьбу. Неизвестно только, найдем ли мы тебя поутру живым.
Отвечает им солдат:
— Э-э! За меня не беспокойтесь! Я чертей не боюсь, пусть хоть целая сотня сюда нагрянет!
Солдат остался, а господа ушли. Сидит он за столом, угощается, вино попивает. Около полуночи все двери вдруг распахнулись настежь. Входит черт и кричит служивому:
— Ты что здесь делаешь?
Солдат ничуть не испугался и отвечает:
— Как видишь, отдыхаю себе, ем да пью.
— А кто тебе позволил остаться здесь на ночь? — возмутился черт. — Это моя усадьба. Кого застану в этом доме, того в плен беру. И тебя тоже уведу с собой!
— Ты-то, может, и хотел бы меня увести, да только я не пойду!
— Почему это ты не пойдешь? — удивился черт.
Отвечает солдат:
— А потому, что ты косматый и безобразный, с тобой совестно и на люди-то показаться! Давай я тебя обрею, чтобы ты покрасивее был, тогда и пойду с тобой! А если не дашься, так и знай, ничего у тебя не выйдет!
Видит черт, что попался ему храбрый пленник — с таким беды не оберешься, и согласился побриться, чтобы стать красивее. Солдат велел черту принести дубовую доску, четыре больших гвоздя и молоток. Черт притащил гвозди, доску и молоток, а солдат приказал ему лечь на пол и вытянуть руки и ноги. Черт послушался, а солдат и давай прибивать чертовы лапы к полу. Черт вырывается, верещит, да служивый запретил ему ворочаться — лежи, мол, смирно, а не то никуда с тобой не пойду. Пригвоздил солдат черта к полу и говорит ему:
— Сейчас я тебя брить начну.
Схватил дубовую доску и давай ею черта скоблить.
Черт зарычал и стал брыкаться. А служивый его успокаивает:
— Лежи смирно. Хочешь быть красивым — терпи!
Доска дерет черта, вырывает из шкуры целые клочья шерсти. Зарекается черт солдата трогать — лишь бы отпустил его. Но служивый про то и слышать не желает. Черт взмолился, слезно просит помиловать, обещает солдату подарить усадьбу и вдобавок сообщить диковинную тайну. Солдат оставил свое бритье и спрашивает черта, какая там у него тайна. Черт и говорит:
— В полночь в эту горницу, где мы с тобой сейчас находимся, вползет страшная, большущая змея. Днем-то она в подвале сидит, обвившись вокруг трех огромных бочек, полных золота. Если ты поцелуешь ту змею, она превратится в красавицу, потому что это не змея, а заколдованная девица.
Едва умолк черт, за дверью послышалось зловещее шипение, и в комнату вползла змея. Солдат, не медля ни минуты, подскочил к ней и поцеловал. В тот же миг змея обернулась девицей-раскрасавицей и стала благодарить молодца за то, что он освободил ее от колдовских чар.
Тут черт и говорит солдату:
— Отдаю тебе и красавицу, и дворец, и всю усадьбу. Но смотри не переступай ее границу — иначе снова станешь моим пленником, и я утащу тебя!
И пропал.
Утром явились в усадьбу господа и диву дались: сидит солдат с красавицей за столом и угощается.
— Много смельчаков вызывалось стеречь усадьбу, и все они бесследно исчезали! Как же это солдату удалось с чертом справиться?
Рассказал тогда солдат, что приключилось с ним ночью, господа похвалили его за храбрость и ушли, а молодец остался в усадьбе со своей красавицей, и она стала его женой.
Зажили они в любви и согласии, только скоро стало им скучно одним в усадьбе. Вот однажды солдат и предложил молодой жене прокатиться в город пусть, мол, полюбуются люди на наше счастье! Он забыл и думать, какой запрет наложил на него черт. Велел он слугам запрячь коней и поехал с женою в город. Только выехали за ворота своей усадьбы, как навстречу им черт. Вспомнил тут солдат про запрет, и сердце у него в пятки ушло. «Ну, думает, сейчас черт свое возьмет».
До усадьбы далеко. «Все равно черт догонит меня», — решил молодец. Видит он — так и так пропадать, обхватил обеими руками жену за шею и стал целовать в последний раз. А черт издалека за ним наблюдал, и почудилось ему, что солдат вздумал свою жену брить. Перепугался черт. «Не дамся больше в твои руки», — подумал он, повернул назад и пустился наутек, только пятки засверкали.
С той поры черт оставил в покое смельчака, и солдат по сей день живет со своей женой, если только не умер.

Девица-лягушка

Девица-лягушка

Хорватская сказка

Жили-были на свете муж с женой. Подошла старость, а детей у них все нет да нет. И муж и жена день и ночь молили бога послать им ребеночка — пусть хоть крошечного лягушонка! И что ж! Бог смилостивился над ними, — через девять месяцев родила женщина, но кого бы вы думали? Лягушку! Они и ей были рады — все лучше, чем ничего!
Лягушка редко заходила в дом, больше всего любила сидеть в винограднике. Старик с утра до вечера копался там, и жена каждый день приносила ему на виноградник обед. Но вот однажды почувствовала она, что от старости совсем ослабела. Ноги у нее разболелись, с места сдвинуться не дают — где уж тут мужу обед нести! Тут прискакала со двора дочка-лягушка (ей уже минуло четырнадцать лет) и говорит:
— Матушка, ты уже старенькая, невмоготу тебе носить отцу обед. Давай лучше я снесу!
— Дорогая моя дочка-лягушка, да разве можешь ты снести обед?! У тебя ведь даже рук нет — чем же ухватишь горшок с едой?
— А ты поставь его мне на спину, привяжи к лапкам — и ни о чем не беспокойся, — сказала лягушка.
— Ну что ж, попробуй!
Старушка поставила горшок ей на спину, привязала к лапкам и проводила свою дочку из дому. Лягушка потихоньку, полегоньку добралась до садовой ограды, а калитку открыть не может, да и перескочить через ограду с ношей нелегко, — и стала она звать отца. Подошел старик, взял горшок с едой и пообедал. А лягушка попросила отца посадить ее на черешню. Старик сделал, как просила лягушка, и она песню запела. Голос ее разносился далеко вокруг, и был он так красив и звучен, будто пела это не лягушка, а волшебница-вила. Как раз в ту пору охотился поблизости королевич. Услышал он дивное пение, а когда песня смолкла, подъехал к старику и спросил, не знает ли он, кто так чудесно поет. Старик ответил, что никого вокруг не видать — только ворон мимо пролетел. Читать далее

Как девушка освободила чудовище

Как девушка освободила чудовище

Хорватская сказка

Жил некогда богач. Было у него три дочери. Две заносчивые, нравные. Подавай им каждую неделю новые наряды да уборы драгоценные. Третья же дочь была покорная и хорошая. Не позволяла, чтобы отец много на нее тратился, и довольствовалась малым. Случилось, что богач начал понемногу разоряться: то в одном, то в другом деле неудача. Потерял он почти все свои деньги, и только в одном городе осталось у него двадцать пять тысяч. Решил он поехать за ними — надо же было на что-то и жить и торговать. Призвал отец дочерей и говорит им:
— Дорогие мои дочки, я потерял свое состояние. Были у меня миллионы, а теперь осталось всего двадцать пять тысяч за одним человеком. Поеду выручать деньги, не знаю только — буду ли еще торговать или будем их так проживать. Но вам двум не смогу теперь покупать столько нарядов и драгоценностей.
А дочки в ответ:
— Как поедешь за деньгами, перво-наперво купи нам наряды и украшения без них не смей и домой показываться. Торговать же можешь на те, что останутся.
Отец подумал про себя: «Эти две о бедности и слышать не хотят, а ведь, может быть, скоро им придется думать о куске хлеба… Плохо нам будет».
Потом спрашивает младшую дочь:
— Ну, Роза, а тебе что привезти?
— Ничего мне не надо, кроме розочки. И служанки мне не надо, сама управлюсь.
Вот какая она была скромница!
— Не хочу, чтобы ты работала, как служанка, — отвечал отец, — ведь ты одна моя утеха. Не будь тебя, и жить бы не стоило. Читать далее

Подкованная ведьма

Подкованная ведьма

Хорватская сказка

Жил-был кузнец. У него было двое подмастерьев, парни крепкие. Когда они в кузнице ковали скобель из железа, то не только наковальня, но и земля тряслась, и кузница дрожала, как водяная мельница, когда мелют кукурузу. Подмастерья спали на одной кровати, один с краю, другой у стены. Прошло немного времени, и тот, что спал с краю, начал прихварывать, чахнуть и сохнуть. Был он прежде румяный и такой толстощекий, что, казалось, если ударить по одной щеке, другая, того и гляди, лопнет; а тут отощал, словно его лихорадка извела. Спрашивает товарищ:
— Что с тобой, приятель, почему осунулся и чахнешь?
— Эх, приятель, — отвечает он, — плохо мне. Никто еще не попадал в такую беду, как я. Боюсь и сказать тебе, все равно не поверишь.
— Скажи, брат, все без утайки, честью клянусь, я тебя не выдам, даже если б узнал, что у тебя руки в крови по локоть. Вижу, что ты сохнешь и гибнешь, вот и жаль мне тебя стало. Ты, право, на себя не похож, тебя уж и узнать нельзя, и с каждым днем все больше хиреешь.
Тот молчит, а приятель опять спрашивает:
— Может, на тебе домовой верхом ездит?
— Много хуже. Расскажу тебе, приятель, но только пусть все останется между нами, не хочется, чтобы бабы судачили обо мне на всех углах. Знаешь ли что? Хозяйка-то наша — ведьма. Каждую ночь, как только мы заснем, приходит она к нашей кровати со своей дьявольской плетью, стегнет меня, я встаю, оборачиваюсь конем, она меня взнуздывает, потом седлает, садится на меня верхом и — айда с другими ведьмами на Аршань. Гоняет меня по полям и горам, весь я тогда в мыле, и во все стороны летит белая и кровавая пена. Как доберемся до Аршань-горы, привяжет она меня к дереву и идет на шабаш с вилами и ведьмами, а перед рассветом снова вскочит на меня, своего коня, и мчится домой, и снова я обливаюсь кровавым потом. Подъехав к дому, снимает она с меня узду, я снова превращаюсь в человека и ложусь спать, усталый и разбитый. Вот почему я чахну и сохну, вот почему хвораю.
— А ведьма каждую ночь приходит? — спрашивает приятель.
— Каждую ночь в новолунье, а в другое время как когда.
— Ладно, — говорит товарищ, — теперь ты ложись к стене, а я лягу с краю и поквитаюсь с ведьмой.
Так они и сделали. Была ночь под первую пятницу после новолунья. Парни поменялись местами: хворый лег к стене, а здоровый с краю.
Когда в доме все стихло, здоровый парень притворился спящим. Дверь в комнату, где спали парни, отворилась, и вошла хозяйка-ведьма. В правой руке плетка, в левой уздечка. Подошла прямо к кровати, где спали два приятеля, и замахнулась плеткой, чтобы ударить того парня, что лежал с краю. Он вскочил и кинулся на нее, как кошка на мышь, схватил ведьму за руки, вырвал у нее плетку и узду и стал лупить по спине. Ведьма вмиг обернулась кобылицей. Парень взнуздал ее, вывел на двор, сел на нее верхом и погнал по дороге к лесу. Вернулся же по другой дороге и гнал ее так нещадно, что она была вся мокрая, как вымоченная в реке конопля. Так он гонял ее вокруг села по полю до рассвета, а потом пригнал к кузне, привязал и разбудил приятеля. Хозяина в ту пору не было дома. Парни отворили кузницу, раздули огонь, выковали четыре подковы, подковали кобылицу на все четыре ноги, а потом привели во двор и скинули с нее уздечку. Она превратилась в женщину, убежала к себе в комнату и легла в постель. Стала ее бить лихорадка, и расхворалась она смертельно. Пришел домой кузнец и глазам своим не верит: жена лежит, руки и ноги подкованы.
— Что случилось, жена, скажи, ради бога?
— Не знаю, легла спать совсем здоровая, а на заре проснулась от боли, и вот, погляди, что случилось, наверно, сам дьявол меня подковал.
— Чтоб тебе ни дна ни покрышки! — говорит кузнец. — Придется молчать и скрывать нашу беду. Никому ни слова о нашем несчастье. Ну и чудеса! Где же это видано, где ж это слыхано?
С большим трудом кузнец расковал свою жену. Она долго болела, а чуть ей полегчало, первым делом взяла плетку и узду и потихоньку сожгла их в печи. И с той поры она уже больше ведьмой не бывала. Хворый подмастерье поправился, снова стал румяным и таким толстощеким, что, кажется, если ударить по одной щеке, другая, того и гляди, лопнет. Все это так и было, а на правду похоже, как лягушка на лошадь или улитка на вола.

Кузнец в раю

Кузнец в раю

Хорватская сказка

У деревенского кузнеца был хороший виноградник. Кузнец за ним ухаживал и каждый год снимал виноград — когда мало, когда много, а бывало, и свыше ста бочонков вина выделывал. А один год урожай выдался богатейший — лозы просто были осыпаны гроздьями. Кузнец уже подсчитывал, сколько вина у него будет, и приготовил бочки к сбору винограда. Но перед самым сбором налетел град и все побил, прямо с землей сровнял. У кузнеца случилось то же, что и у других. Пошел он поглядеть на свою беду и увидел, что все погибло, лишь кое-где виднелись ягоды. Он собрал все, что осталось после града, набрал корзиночку, отжал и получил две окки (чуть больше 2 литров) виноградного сока. Слил сок в бочоночек, он в нем носил обычно вино работникам на виноградник. И подумал: «Раз уж стряслась такая беда с моим виноградником, понесу я эту малость сладкого сока домой и кого первого повстречаю, с тем и разопью его, а дома, слава богу, у меня еще есть старое вино». Пошел кузнец домой. Несет бочонок и поглядывает — кто ему первый встретится. Шел, шел и видит — навстречу женщина. Он ближе подходит, а женщина прямо к нему, не дожидается даже, чтоб он поздоровался, а сразу говорит:
— Кузнец! Я как раз шла к тебе. Узнала у тебя дома, что ты на винограднике, и пошла к тебе.
— А кто ты такая и что тебе от меня надо? — спрашивает кузнец.
— Я смерть, — отвечает женщина, — пришла за тобой.
Кузнец отпрянул в испуге, но потом спохватился, что-то сообразил и говорит:
— Голубушка смерть! Град побил мой виноградник, а ведь он давал мне до ста бочек вина. А посмотри, сколько я набрал в этом году. Когда я шел с виноградника, то решил распить этот сок с первым, кого встречу на дороге. Прошу тебя, любезная, давай сперва разопьем бочоночек, а потом уж делай со мной что хочешь.
Выпил кузнец за ее здоровье и ей поднес. Так они по очереди и тянули из бочонка, пока не опорожнили его. Кузнец пьет, а сам что-то надумал и говорит:
— Правду ли, смерть, люди говорят, будто ты можешь пролезть сквозь самую крохотную щелочку, куда даже и соломинку нельзя просунуть. Ты, как погляжу, женщина крупная, неужели ты смогла бы пролезть в маленькую дырочку, — к примеру, вот через это отверстие в бочонке. Хотел бы я поглядеть на такое чудо, прежде чем умереть.
— Я тебе покажу, держи бочонок и вынь затычку, — сказала смерть.
Кузнец только того и ждал, держит бочонок, а смерть вытянулась в ниточку и влезла в него. Как только кузнец увидел, что смерть сидит в бочонке, он быстро заткнул отверстие, да еще ударил по нему топориком, который у него был с собой. Пошел он домой. Смерть из бочонка молит отпустить ее и обещает не убивать. Но кузнец не поверил, пришел домой, отнес бочонок на чердак, а там повесил его на гвоздь на дымовой трубе. Люди и перестали умирать — смерть-то висела в бочонке на чердаке у кузнеца. Надоело это богу, и он послал дьявола за кузнецом. Пусть, мол, даст отчет, как он смел запереть смерть в бочонок. Приходит дьявол к кузнецу и говорит:
— Послушай, кузнец, бог меня за тобой послал. Дай-ка ему отчет, зачем ты смерть запер в бочонок. Коли не пойдешь добром, силой потащу.
Кузнец говорит:
— Я божьей воле покоряюсь, но прошу тебя, черт, от всего сердца, позволь мне выковать для детей топор, нож и мотыгу, а потом уж я пойду перед богом милостивым ответ держать. И еще попрошу тебя, помоги мне раздуть огонь, чтобы скорее дело шло. Читать далее