Как белка замуж выходила

Словенская сказка

Случилось это в ту пору, когда белка была еще незамужней.
Ежу очень хотелось жениться на ней, а чтоб она за него пошла, он каждый день приносил ей подарки. Все яблоки, сколько их было в округе, перетаскал белке.
— Уж так и быть, — сказала однажды белка, — пойду за тебя, только смотри, будь хорошим мужем.
Еж на радостях обещал ей все.
Тотчас же позвал он волка в посаженые отцы, лисицу в посаженые матери, зайца в дружки, серну в подружки. Как-никак белка — невеста, а еж — жених.
Сыграли свадьбу. Пировали. А потом отправилась белка к себе на сосну, еж — за ней. Забрались в дупло и улеглись спать.
— Эй, ты, — говорит вдруг белка ежу, — отодвинься немножко, уж очень ты колюч!
Еж послушался и чуточку отодвинулся. А белка ему снова:
— Отодвинься-ка еще, колются твои противные иглы.
Еж спорить не стал, отодвинулся. Белка в третий раз говорит:
— Отодвинься-ка подальше, колюч ты, спасу нет!
Еж послушался, отодвинулся еще и — бух! — грохнулся наземь, да так зашибся, что у него навсегда пропала охота лазить по деревьям.
А белка недолго была вдовой — очень скоро вышла она замуж за бурундука.
Бурундук тоже пришелся ей не по нраву, и она вытолкнула его из дупла. Но тот не будь дурак — возьми да и уцепись за ветку. Вцепился он в нее когтями и давай оттуда браниться со своей супругой.
Они и по сей день не помирились и при каждой встрече громко бранятся.

Почему заяц куцый

Словенская сказка

Волк надумал вскопать землю и засадить ее виноградом, а на помощь он позвал лисицу и зайца. Для помощников он приготовил вкусное угощение: полный горшок меда.
Все трое работали прилежно. Да лисице больно не терпелось — захотелось медком полакомиться. — Повернулась она к ближней лозе и как закричит:
— Эй, эй!
— Кто это там? — спрашивают волк и заяц.
— А знать, меня на крестины зовут! — придумала лисица.
— Так поди сходи! — говорит волк.
— Да поскорей возвращайся работать, — прибавил заяц.
А лисица прямехонько к тому кусту, где волк спрятал горшок с медом. Нализалась она сладкого меду и вернулась.
— Ну, как нарекли младенца? — полюбопытствовал волк.
— Початочек, — хихикнула лисица.
— А как гостей потчевали, кума? — спросил заяц.
— На славу! — ответила лисица.
Взялись за работу. Вот лисица в другой раз повернулась к лозе и как закричит:
— Эй! Эй!
— Кто это там? — спрашивают волк и заяц.
— На крестины, знать, зовут, — отвечает лисица.
— Так сходи, — отпустил ее волк.
— Да поскорей возвращайся, — прибавил заяц.
Лисица ушла. А как вернулась, стали волк и заяц расспрашивать, как нарекли младенца, она и отвечает:
— Середышек!
То же было и в третий раз. Лисица бросила работу и покончила с медом. Притомились волк и заяц, прилегли отдохнуть, да и заснули. Хитрая лиса подкралась к ним и медом вымазала зайцу хвостик. А потом как закричит:
— Эй, сони, полно вам спать!
— Ах, ты уже здесь? Ну, как нарекли? — зевнул волк.
— Поскребышек! — хихикнула лиса.
— А как гостей потчевали? — спросил заяц.
— На славу! — облизывается лисица. — А ты, куманек, не раздумал угостить нас обедом? — обратилась она к волку.
— А ведь и правда, — кивнул волк. — Полдень уж, пора обедать.
Бросился он к кусту, где спрятал горшок с медом, глядь, а в горшке пусто.
Вернулся волк к помощникам и закричал:
— Мед кто-то съел! Найду вора — шею сверну!
А лисичка и говорит:
— Пока ты, куманек, спал, заяц весь мед и слизал.
— Не ел я его! — стал защищаться заяц.
— Не отпирайся! Коли ты не ел, то почему тогда у тебя весь хвост в меду?
Тут волк зарычал и кинулся к зайцу, чтоб свернуть ему шею. Заяц пустился наутек, только пятки засверкали. Волк за ним. Поймал зайца за хвост и откусил его, а шею свернуть ему не удалось.
С тех пор заяц куцый.

Семь лет с белой змеёй

Словенская сказка

Жил-был на свете маленький мальчик, он часто ходил в лес по дрова. Проходил он раз мимо глубокой ямы, поскользнулся и упал в нее. А яма та кишмя кишела змеями. Была у них своя королева — белая змея, со сверкающим алмазом на голове. У мальчика душа ушла в пятки от страха, но змеи его не тронули. Скоро он к ним привык, только очень уж есть хотелось. Тут увидел он, что змеи лижут какой-то камень, и тоже стал его облизывать, и сразу голода как не бывало. Так он прожил со змеями семь долгих лет. Раз змеиная королева и спрашивает его:
— Сынок, поди хочется тебе домой?
— Еще бы! — отвечает мальчик. — Да ведь отсюда никак не выбраться.
— Уж так и быть, помогу тебе, только смотри никому про нас не сказывай, не то худо тебе придется!
Мальчик поклялся змеиной королеве не выдавать змей, потом сел ей на хвост, и она выбросила его из ямы.
Мальчик радостный пошел домой. Родные очень удивились — они думали, что его давно уже нет в живых — и давай его расспрашивать, где он столько времени пропадал. Долго мальчик отмалчивался, да они так привязались, что сдался он наконец и рассказал про жизнь свою у белой змеи. Родные пуще прежнего дивятся, опять ему покою не дают — покажи да покажи им ту яму. Уж очень всем любопытно было на змеиную королеву поглядеть.
Подошли к яме. Мальчик взобрался на десятый от ямы бук и громко свистнул. Свистнул раз — никого, свистнул другой — опять никого, свистнул третий раз — из ямы высунулась королева, белая змея, с алмазом на голове, и печально так проговорила:
— Сынок, сынок, ведь ты поклялся не выдавать меня!
А потом велела всем отойти подальше — ей, мол, нужно еще разок потолковать с мальчиком. Только все отошли, как она взметнется, да и повалила девять буков, только десятый, на котором сидел мальчик, не смогла свалить. Его счастье, что влез он на десятое дерево, не то худо бы ему пришлось.

Белая змея

Словенская сказка

Белая змея — прародительница и королева всех других змей. Но белой она становится только в глубокой старости. Голова у нее круглая, как у кота, а на темени сверкает корона с огромным алмазом. И такое от него идет сияние, что четыре портных могут шить всю ночь без всякого иного света. Кто добудет тот алмаз, всю жизнь будет удачлив и счастлив. Многие пытались завладеть этим камнем, но добыть его не так-то просто: белая змея, повелительница всех змей, очень коварна, живет она всегда в больших змеиных норах и редко выползает из них на вольный свет.
Жил некогда один охотник на змей — он собирал змеиный жир. Набрел он раз высоко в горах, в буковом лесу, на большое змеиное гнездо, решил наловить здесь гадюк и натопить змеиного жира. А как змей там было видимо-невидимо, то взял он с собой в помощники товарища. Вот пришли они в горы. Охотник выбрал подходящее место, выломал в кустах орешника прут. Очертил окрест себя круг, приготовил свою снасть и взял в руки дудку, чтоб подманить змей. Товарищ очень боялся белой змеи, он тут же выбежал из круга и влез на девятый от него бук. Охотник заиграл на дудке, и в круг со всех сторон поползли змеи: коричневые, пестрые, полосатые — каких там только не было! И все положили голову на черту. Вдруг приползла белая змея, тоже положила голову на черту, потом взмахнула хвостом, и вмиг все змеи кинулись на охотника, да так его искусали, что он тут же упал и помер. Если б товарищ не укрылся на девятом буке, ему бы тоже несдобровать.

Почему у муравьев кривые ноги

Словенская сказка

Стояла холодная зима. Деревья трещали от лютого мороза, а снег под ногами так хрустел, словно земля была усыпана битым стеклом. До костей пробирал мороз бедных зверей.
В лесу за деревней трудолюбивые муравьи построили большой муравейник, чтоб зимой им было тепло. Однажды утром подошел к муравейнику еж. Он так замерз, что ног под собой не чуял. С завистью посмотрел он на теплый муравейник и решил попроситься к муравьям. Подумал, подумал и тихонько постучался.
— Кто там? — пропищала за дверью муравьиха.
— Я — еж, примите меня к себе, добрые муравьи. Я совсем закоченею, если вы меня прогоните.
— Слишком ты велик для нашего жилища, — отвечает муравьиха, — да и к тому ж колюч. Ты нас всех покалечишь своими иглами. Не можем мы тебя пустить.
— Очень вас прошу, пустите. Я не стесню вас. Вот увидите, я забьюсь в угол у печки и даже не пошевельнусь.
— Не могу я одна решить, — ответила муравьиха-привратница. — Пойду спрошу других. — И дверь муравейника закрылась.
Муравьиха-привратница скоро воротилась и сказала ежу, что он принят. Ух, как обрадовался еж, вкатился в муравейник и забился под печь. Только дверь за ним захлопнулась, снова раздался стук.
— Кто это опять нас тревожит? — говорит муравьиха.
— Это я, лисица, пустите меня под свой кров. Все-то косточки у меня ломит от мороза, да и псы гонятся за мной по пятам.
— Жаль мне тебя, но пустить не могу. У нас уже еж сидит.
— Добрые муравьи, очень вас прошу, пустите погреться. Я вас совсем не стесню. Лягу на запечек, вы меня даже не услышите.
— Спрошу других, — ответила привратница и закрыла дверь.
Муравьиха скоро вернулась и сказала лисице, что она может войти. Лисица, почуя, что псы уже близко, быстрехонько шмыгнула в муравейник и примостилась на запечке. Только она улеглась, как опять в дверь стук-стук. Пришел полевой сверчок.
— Ну и суматошный нынче день! — рассердилась муравьиха-привратница. Кого там еще принесло?
— Это я, сверчок. Очень прошу вас, сестрица муравьиха, приютите меня. Злой крот разрушил мой дом, и мне теперь совсем некуда податься. А вон какой трескучий мороз! — ответил сверчок.
— У нас и без тебя тесно. Мы уже пустили к себе и ежа и лисицу.
— Сжальтесь надо мной, сестрица, пустите! Я такой маленький, что совсем не стесню вас. А к тому ж я потешу вас песнями.
Муравьиха сначала не соглашалась, но все же после долгих переговоров сверчок добился своего. Шмыгнул он в муравейник и прыг на скамью возле печки.
Отогрелся немножко и завел свою веселую песенку. Муравьи не могли надивиться на чудесного певца, даже лисицу проняло его пение. Мигом соскочила она с запечка и пустилась в пляс. А пока плясала, хвост-то весь и вылез — она им все время о ежа задевала. Обозлилась лиса и давай его перед муравьями честить да наговаривать на него, и решили муравьи немедленно прогнать ежа. Уж как просил еж, как молил, да муравьи и слушать не стали, лиса помогла им вытолкать его за дверь да еще спустить с той горки, где стоял муравейник.
— Слава богу, избавились от противного колючки! — весело воскликнула лисица.
— А теперь слушайте меня, муравьи! У нас тепло, музыкант есть. Так отчего б нам не попировать?
— Что за пир зимой? Вся еда у нас разочтена по дням, — ответили муравьи.
— Не тревожьтесь, это уж моя забота! Я приглашаю вас на пир. Слушайте! Захотелось мне вчера курятинки, ну я и пошла в замок, а как стала подходить, — слышу, хозяйка говорит служанке: «Мицка, снеси вниз все, что сготовили на послезавтра. Только никому ни слова!» Я же про себя и думаю: «А я-то слыхала, а я-то знаю». Выждала я, пока в замке погас свет, и забралась в кладовую поглядеть, каких кушаний они там наставили. Ну чего-чего там не было! У меня и сейчас еще слюнки текут. Всякие сласти, жаркое, птица, а в углу бочка отменного вина. Я поужинала жареной индейкой. Хотите, я принесу вам все эти яства? Мне это совсем нетрудно окно там отворено, а пес Султан уж неделю как издох. Приготовьте мешок, и вечером я схожу в замок.
Муравьи быстро приготовили мешок — уж очень им хотелось попировать. Вечером взяла лиса мешок и отправилась в замок. Забралась через окно в кладовую, набила мешок всякими вкусными яствами, тем же путем выбралась наружу — и скорей в муравейник. Так и бегала взад-вперед лиса, пока не перетаскала всю снедь из кладовой. А напоследок обглодала наспех окорок и бросила кость на подоконнике.
Глядят муравьи на лакомства и диву даются, не знают, с чего начать. Вдруг раздался жалобный голос сверчка: «А про меня-то и забыли! День-деньской пою, горло у меня стало что сушеный гриб. Где ж обещанное вино?»
— Есть у вас бутылки? — спрашивает лиса муравьев. — Пойду-ка принесу винца, а то в спешке я про него и впрямь позабыла.
Муравьи тут же принесли бутылки, лисица сунула их в мешок и снова отправилась в замок.
Вернулась лисица с вином, и пошла в муравейнике потеха. Муравьи наелись, напились и давай плясать. Кружатся вместе с лисицей по муравейнику. А как была лиса неуклюжа, да и ростом куда больше муравьев, то и отдавила им все ноги.
С тех пор и стали у муравьев кривые ноги.

Косой и медведь

Словенская сказка

Стояли жестокие холода. Одежда вздорожала, много детишек ходило в лохмотьях. Крестьянин вырубил лес, продал на дрова перекупщику, кусты и пни выжег и на том месте посеял овес.
Овес уродился на славу. Приметили это заяц и медведь и повадились ходить в поле. Однажды вечером встретились они в овсах. Медведь как рявкнет на косого:
— Убирайся, пока цел, из моего овса!
Заяц повел ушами и ответил:
— Что правда, то правда, овес твой, да съем-то его я; уж больно он мне по вкусу пришелся!
У мишки дух захватило от таких дерзких речей, а заяц все не унимается:
— Ты, косолапый, хочешь все сам сожрать, потому что ты сильнее. Погоди, сейчас мы силами померяемся, у тебя искры из глаз посыплются. А ну, держись! Нет, постой, этак, чего доброго, кто-нибудь из нас дух испустит! Лучше попробуем стиснуть камень; кто выжмет из него воду, тому и достанется овес!
Медведь так сжал камень, что он рассыпался прахом. Из-под когтей летели искры, а воды ни капли. Заяц украдкой обрызгал камень водой, ударил по нему и сунул под нос изумленному медведю.
— Гляди, косолапый! Где уж тебе со мной тягаться! Стоит мне тебя пальцем тронуть, как ты сразу ноги протянешь!
— Ой, ой, заяц-то мал, да удал! Удирать надо, пока не поздно, прошептал со вздохом медведь.
Заяц навострил уши и все услышал.
— Ох, и устал же я! Пойдем-ка вон на тот пригорок и поспим немножко, говорит он увальню медведю.
Медведь захрапел, заяц тоже. Заяц и в самом деле заснул, медведь же притворялся спящим, а сам все думал, как бы задать стрекача. Взглянул на зайца, а глаза у того открыты. Ждет медведь, ждет, пока заяц заснет, а он, как назло, смотрит во все глаза. Тут на медведя такой страх напал, что он со всех ног припустился бежать, только пятки засверкали и шерсть встала дыбом.
Мчится медведь, а навстречу ему волк.
— Эй, побратим, куда спешишь? Или диво какое случилось? Уж не загорелась ли где вода?
Смутился мишка и говорит:
— Я, любезный, еле ноги унес — мала попалась птичка, да коготок востер!
— Вдвоем нам нечего бояться, — сказал волк.
И пошли они под гору поглядеть на страшного зайца. Медведь встал на задние лапы — и увидел зайца, а волк ничего не увидел, потому что не умел стоять на задних лапах.
— Ну, надобно тебе помочь, — сказал мишка, схватил волка в охапку, встал с ним на задние лапы, приподнял его повыше и спросил:
— Видишь, там, за изгородью?.. Отвечай же, дурак, видишь или нет?
Волк ни гугу. Опустил его медведь на землю, а волк знай себе молчит. Медведь так его сдавил, что у волка и дух вон.
Уставился медведь на мертвого товарища и думает:
— Гляди-ка, одним взглядом убил его косой. А ведь я говорил с зайцем и даже лежал рядом с ним, — знать, я еще прыток да увертлив, коли цел остался!
И косолапый не мешкая удрал из наших краев, потому что у нас много зайцев. И по сей день он еще не вернулся; а волков у нас больше нет, потому что последнего задушил медведь, когда хотел ему зайца показать. Но зато в наших овсах, сразу за околицей, уйма косых.

Сказка о Драве

Словенская сказка

Было это в давние времена, когда наши прадеды еще не знали ржи и пшеницы. На берегу реки Дравы в Корушке жил богатый рыбак. Все свое богатство нажил он тем, что без устали ловил рыбу в Драве. Уж как он был благодарен родной реке! И вот однажды спросил он реку:
— Матушка Драва! Скажи, как отплатить тебе за то, что ты помогла мне достичь большого достатка?
— Отправляйся в далекие земли, — ответила Драва рыбаку. — Там в далеком краю люди пекут пшеничный хлеб да ржаной. Купи того и другого хлеба по караваю и принеси мне!
Рыбак двинулся в путь и наконец пришел в благодатные, богатые края. Люди там ели прекрасное яство — хлеб, а на родине рыбака его и знать не знали. Купил рыбак, как велела Драва, два каравая, один пшеничный, а другой ржаной, и, вернувшись домой, оба в реку бросил. Вдруг вода в Драве начала подниматься и затопила весь правый берег. А когда вода спала, земля стала родить наливную рожь и золотистую пшеницу.
Так люди получили семена и всюду стали сеять рожь и пшеницу.

Стеклянный мост

Стеклянный мост

Словенская сказка

Жил-был крестьянин, было у него трое сыновей: два умных, а третий Запечник. Прозвали его так потому, что он, бездельник, день-деньской лежал на печи. Пришло время отцу помирать. Позвал он сыновей и говорит им:
— За наследством будете три вечера подряд приходить на мою могилу. В первый вечер придет старший, в другой — средний, в третий — младший!
Умер старик, а старшие сыновья боятся идти на кладбище — как бы чего с ними не стряслось. Посылают они Запечника. Вот и отправился Запечник на кладбище.
Только он пришел на могилу, как вдруг отец встал.
— Ты уже здесь? — спросил он и дал сыну орех да наказал хорошенько беречь подарок.
На другой вечер опять пришлось идти младшему, и снова отец дал ему орех и тоже велел его беречь. Вот настал черед и младшему идти на кладбище. Пошел он.
— Ты уже здесь? — спросил отец.
— Да, — ответил сын и опять получил орех с наказом спрятать все три ореха в кладбищенской стене. Вернулся Запечник домой, а братья к нему с расспросами — расскажи да расскажи, что видел три ночи на кладбище.
Прошло время. У одного короля подросла дочь — пора и замуж отдавать, и задумал король устроить состязание для женихов. Велел он построить длинный стеклянный мост; кто по тому мосту проскачет, тот и будет королевским зятем, а после смерти короля и сам править станет.
Старшие братья купили резвых коней — хотелось им попытать счастья — и отправились в стольный город. Как уехали они, пошел Запечник на кладбище, взял тот орех, что получил в первую ночь, расколол его — глядь! — а в нем воинские доспехи и добрый конь. Облачился он в те доспехи, вскочил на коня и помчался к мосту. Перед городскими стенами собралось много знатных господ, и много смелых юношей уже приняли участие в состязании, да только ни одному не посчастливилось стать королевским зятем; у всех кони падали на мосту. А у Запечника конь взвился кверху, в мгновение ока перенес его на другую сторону и пропал, словно молния, вместе с седоком. Только его и видели.
Король так и не узнал, кто победил, а потому решил снова назначить состязание. Опять пошел младший сын на кладбище и расколол орех второго брата. В нем была одежда рыцаря и серебряный конь. Во весь опор поскакал он к мосту. И опять ему одному повезло. Но и этот конь, как и первый, исчез мгновенно. Король так и не узнал, кто победил. Поэтому он в третий раз назначил состязание. Теперь Запечник взял свой собственный орех, расколол его, а в нем — одеяние королевича и золотой конь. Быстро вскочил он на коня и помчался к мосту. Там уже ждали славного витязя, и все уступали ему дорогу. Но Запечник такую речь повел:
— Я последним пришел, последним и попытаю счастья.
Началось состязание, но никому не удалось проскакать по мосту. Запечник же быстрее молнии перелетел на другую сторону. Хотел сразу же умчаться, но тут к нему подошла королевна и поставила на лбу свою королевскую печать, чтоб потом можно было его найти. Прошел год, но победитель не объявлялся. И тогда разослала королевна во все концы солдат — искать человека с ее печатью на лбу. Солдаты не пропускали ни одного юношу, но печати ни у кого не было. Наконец пришли они в тот дом, где жили братья. Старшие нарядились в праздничные одежды. Поглядели на них солдаты и, не найдя печати, спрашивают, нет ли здесь еще кого.
— Нет, — отвечают братья, — разве что Запечник, вон сидит себе за печкой.
Глянули солдаты, а у него на лбу королевская печать. Увезли его с собой во дворец, и спустя несколько дней стал он королем.

Как черт женился

Как черт женился

Словенская сказка

Жили-были отец с матерью, и было у них три дочери. Все бы ничего, да вот беда — женихи их дом стороной обходят. Мать злится, а отец говорит:
— Да кто на них позарится, разве что черт возьмет!
А черт не прочь был заполучить три души. Очень он тут полагался на женское любопытство. Вот пришел он к отцу в барском обличье, назвался графом и посватал старшую дочь. Отец с радостью согласился — кому ж и отдать ее, как не такому важному господину?! Отвел ее черт в один из своих невидимых чертогов и сказал:
— Дел у тебя не будет никаких, кроме одного — будешь ходить из горницы в горницу с этим вот золотым яблоком, только в двенадцатую не входи.
Взяла жена золотое яблоко и бродит по замку из горницы в горницу. Подошла к дверям двенадцатой горницы и остановилась в раздумье: «А что, если заглянуть туда? Хороши были одиннадцать горниц, одна лучше другой, а эта запретная, наверно, самая красивая». Одолело ее любопытство, и она отворила дверь, а за той дверью открылась перед ней преисподняя, где черти мучают души грешников. Золотое яблоко выпало из рук любопытной, укатилось в ад и сгорело. И вдруг напала на нее великая усталость, затворила она дверь и пошла прочь. А навстречу черт бежит.
— Где яблоко? — завопил он и столкнул ее в адскую бездну.
Снова отправился черт к отцу и говорит ему:
— Отпустите к нам вторую дочь, а то моя жена скучает, с сестрой же ей будет веселее. Читать далее

Девушка и псоглавцы

Девушка и псоглавцы

Словенская сказка

Было это в давние времена, когда еще водились в наших местах псоглавцы. Шла однажды девица-красавица полем и вдруг видит перед собой целую стаю псоглавцев. У всех песьи морды, сами косматые, страшные, злющие. Испугалась девушка и что есть духу побежала прочь. Разглядели псоглавцы, что девушка собой хороша, да и говорят: «А что, если нам ее поймать!» И вся стая пустилась вдогонку. Видит девушка, что ей не убежать от псоглавцев, влезла на пышную сосну и схоронилась в ветвях. Псоглавцы не могли поднять головы, а потому им и не видно было, на какой сосне укрылась девушка. И вот стали они своими длинными копьями колоть подряд все деревья, и когда с одной сосны потекла на землю кровь, обступили они ту сосну и вырвали ее с корнем. Так и попалась девушка им в лапы.
Заточили ее псоглавцы в высоком замке без дверей. Во всем замке ни души: только она да кошка. Вечером псоглавцы приходили домой, а утром снова уходили. В потолке ее светлицы была отдушина, и в нее светило солнце. Дни и ночи проводила девушка в слезах, молила бога, чтоб он помог ей вернуться домой. Сама она уже не раз пыталась выбраться на волю через отдушину в потолке, но стоило ей только занести ногу, как в горницу вбегала кошка и принималась так рьяно вострить когти да так страшно мяукать, что девушку пронимал страх. Однажды, когда предавалась она великой печали и горько плакала и молила бога вызволить ее из беды, перед ней явился вдруг седой старичок и спросил:
— О чем плачешь, девица?
— К батюшке хочу, — отвечала она.
— Тебе отсюда не выйти — замок-то без дверей.
— Знаю, да в потолке вон есть оконце, и давно бы уж была я на воле, кабы не это кошачье отродье.
— Кошка потому тебя не выпускает, что в хвосте у нее сидят девять чертей, слуги псоглавцев. Брось ей кусок мяса, а когда она его схватит, мигом отруби ей хвост и кинь его через голову на девять локтей перед собой — и тогда уж кошка тебе не помеха.
Сказал и исчез, словно растаял. Сделала девушка, как старик советовал: дала кошке мяса, вмиг отсекла ей хвост, бросила его через голову на девять локтей, и злая тварь сразу забилась в угол и присмирела. Девушка немедля вылезла на крышу. Куда же теперь? На дворе темно, скоро уж ночь. И вдруг она видит, как по самому коньку, еле передвигая лапы, уныло плетется бесхвостая кошка. Девушка за ней. Кошка привела ее к дереву, — верхушка его касалась крыши. Кошка слезла по дереву на землю, девушка — за ней благополучно спустилась — и бежать.
Настала ночь. Пришли псоглавцы домой, увидели окровавленную бесхвостую кошку и тотчас смекнули, что к чему. Двенадцать псоглавцев пустились вдогонку за девушкой. А она уже к родному дому подбегала. У отца ее была кузница, у самой реки. Как раз в ту ночь его не было дома — ушел искать пропавшую дочь. Водяное колесо, что раздувало кузнечные мехи, не вертелось, и кругом — мертвая тишина. Толкнулась девушка в дверь — не отворяется, заперта; в окне — железная решетка. Никак в дом не попасть. Звала она отца, звала, да все напрасно. Девушка собралась уж было прилечь на скамье перед кузней, да вдруг спохватилась: «А ну как придут сюда псоглавцы, несдобровать мне тогда». Стала думать, как в дом пробраться. И тут на ум ей пришло, что можно снять водяное колесо и через то отверстие пролезть в кузницу. Так и сделала. Едва она перевела дух и засветила лучину, как снаружи послышались голоса псоглавцев. Они шли по ее следу. Не долго думая, подперла она дверь железным колом, заставила окно, схватила большой топор — кузнец выковал его как раз накануне — и встала у самого отверстия, через которое внутрь пробралась. Псоглавцы сразу же приметили то отверстие, и один из них просунул в кузню свою песью голову. Девушка размахнулась топором — хвать его по шее! И втащила его внутрь. Другие псоглавцы подумали, что он сам влез, и один за другим стали просовывать головы в кузницу, и со всеми девушка расправилась так же, как и с первым.
Утром вернулся опечаленный кузнец и увидел дома дочь и двенадцать убитых ею псоглавцев.