Когда наполеоны были в ходу

Когда наполеоны были в ходу

Болгарская сказка

Однажды вечером на софийский вокзал приехал габровец.
Он нанял извозчика и сказал: «Гони к Ючбунару!» — «Сдеру с него, раз не торгуется», — подумал извозчик.
Когда они уже подъезжали к далекому району, габровец неожиданно закричал: «Останови!»
Он слез с фаэтона и стал искать в карманах спички.
«Ну и растяпа же я, уронил наполеон в фаэтоне».
Тут извозчик стегнул коней, и они помчались во весь опор.
Габровец ухмыльнулся и свернул в переулок.

Бей седло, чтобы догадалась лошадь

Бей седло, чтобы догадалась лошадь

Болгарская сказка

Габровец приехал в деревню к своим знакомым. Во дворе его окружили дети, радуясь, что «дядя из города» им что-нибудь подарит.
«Ну-ка, посмотрим, — пошарил он в карманах, — кто из вас настоящий молодец и всех быстрее принесет побольше сенца для лошадки».
Пока габровец привязывал лошадь под навесом, дети наполнили ясли. Он дал им по кусочку сахара и вошел в дом.
Когда пришло время ужинать, он потер руки и сказал: «Пойду-ка я за котомкой, а то… что-то я проголодался».
Немного погодя послышалось, как он ругается под навесом. А потом схватил прут и давай лупить лошадь по седлу.
«Послушай, Рачо, за что ты бьешь скотину?» — крикнула ему испуганная хозяйка.
«Норов лошадиный! Вытащила котомку из переметной сумы и съела хлеб и еду, которые жена приготовила мне на дорогу».
И, прикинувшись рассерженным, габровец снова начал бить лошадь.
«Оставь в покое скотину, в доме есть хлеб и на сегодня, и на завтра. Не мучай так животное».
Горец оставил лошадь и пошел за хозяйкой, продолжая ворчать: «Ты, конечно, добрая женщина, угостишь и хлебом и брынзой да еще и на дорогу дашь. Но лошадь должна знать свои ясли. Молодую лошадь надо учить»