Лисица и ворон

Лисица и ворон

Албанская сказка

Свила голубка гнездо на вершине очень высокого дерева и вывела там птенцов. Увидела однажды это гнездо лисица и стала размышлять, как ей до него добраться и поживиться голубятиной. Наконец надумала и сказала голубке:
— Сбрось мне одного птенца, иначе я заберусь наверх и съем их всех.
Голубка испугалась и, чтобы не получилось хуже, выбросила из гнезда одного птенца прямо лисице в лапы. В это время к дереву подлетел ворон. Он удобно уселся на толстом суку. В клюве ворон держал большой кусок сыру, который ему удалось стащить неподалеку на балконе одного дома. Ворон видел, как голубка бросила лисице своего птенца. Держа сыр во рту и стараясь его не уронить, он стал хриплым и шепелявым голосом выговаривать голубке:
— Ты просто с ума сошла! Зачем ты бросила лисе птенчика? Ведь эта плутовка не сможет залезть так высоко!
Лисица услышала эти слова, подбежала поближе к суку, на котором сидел ворон, и заговорила:
— Ах, ворон! До чего же у тебя красивый голос! А перья-то какие красивые! Ты самая красивая птица на белом свете. Я думаю, что ты поешь тоже красивее всех.
Не успела лисица произнести эти слова, как ворон уже пел во все горло. Сыр выпал у него из клюва и упал на землю. Лисица тотчас подхватила его и съела, а потом принялась осыпать насмешками ворона:
— Никогда не учи других тому, — говорила она, — в чем сам как следует не разбираешься.
Сгорая со стыда, ворон поднялся с ветки и, тяжело хлопая крыльями, улетел в дальний конец леса.

Заяц и ёж

Заяц и ёж

Албанская сказка

Когда-то в давние времена заяц вел себя очень заносчиво и высокомерно и держался так, словно он храбрее всех на свете.
Больше других зверей он досаждал ежу. Где бы заяц ни встретил ежа, на лугу, в лесу или на краю деревни, у садов и огородов, он обязательно начинал насмешничать и дразнить его.
Бедный еж очень его боялся. Еще издали завидев обидчика, он спешил юркнуть в какую-нибудь нору или сворачивался в клубок и лежал так до тех пор, пока заяц не оставлял его в покое.
Однажды еж и заяц неожиданно столкнулись на тропинке в лесу нос к носу и опешили от изумления.
Перепуганный еж быстро пришел в себя и заговорил с зайцем льстиво и подобострастно, боясь его рассердить:
— Ах, какая у вас прекрасная шерстка, господин заяц! Какая пушистая, красивая и мягкая!
— Удивительно, как быстро ты разглядел, что шерстка у меня мягкая, — ответил заяц. — А интересно, знаешь ли ты, что характер у меня еще мягче?
— Да-а? Вот как, — удивился еж. — Нет, этого я не знал. Теперь буду знать. И уж, конечно, больше не буду тебя бояться.
С тех пор еж действительно совсем перестал бояться зайца и сам начал его преследовать. Как только завидит косого, так и старается подбежать, прижать его где-нибудь и хорошенько уколоть.
А заяц с тех пор перестал над ним насмешничать.
Так всегда бывает: важен характер, а не внешний вид.

Дубровчанин Кабога и дож венецианский

Дубровчанин Кабога и дож венецианский

Далматская сказка

Написал однажды венецианский дож письмо дубровницкому князю Кабоге, и вот о чем говорил в том письме:
— Кабога, гордость Дубровника, честь тебе и хвала, если ты мудрая голова! Вот я сейчас испытаю твою мудрость и задам тебе вопросы. Не ответишь как надо — клянусь верой и правдой, снесу тебе голову с плеч. Хорошенько подумай, что отвечать будешь. Мудро отвечай, зря не погибай! Первое: измерь и скажи мне — сколько будет от неба до земли. Ошибешься хоть на волос, пропали все твои труды и подсчеты. Второе: измерь, да как следует, и скажи мне, где находится середина света. Меряй по совести твоя ведь голова в ответе! Третье: перелей все море да измерь, сколько в нем воды, а часть моря высуши, чтобы земли прибавилось и нам бы на ней пшеницы и риса посеять.
Вот, сокол мой, и пришло то диковинное и злосчастное письмо к мудрому дубровницкому князю Кабоге. Прочел он его несчетное число раз и над бедой своей задумался. Да что тут делать, нечего и голову ломать! Тут и Соломон не разгадает. Сидит, думает Кабога, закручинился — будто все добро у него погорело. Увидел это его слуга, крестьянский сын, и спрашивает:
— Что это ты, господин, невесел, сердце болит на тебя глядеть!
Кабога молчит, словно и не слышит. Но слуга не дает ему покоя, все допытывается и наконец пригрозил, что уйдет от него, — не может он видеть таким Кабогу, прямо, говорит, в жар меня бросает.
— Поведай мне, хозяин, о чем горюешь, авось что-нибудь придумаю, на плечах у меня не кочан капусты.
Мудрый Кабога чуть улыбнулся и шутливо ответил:
— Знаю, сынок, а потому расскажу тебе о моих напастях, только никогда и никому не смей хотя бы одним словом о них обмолвиться, если тебе жизнь дорога. Так вот, сынок, пишет мне дож венецианский, требует ответа на три вопроса, а коли не отвечу, не сносить мне головы. Первое, говорит, должен я ему измерить, сколько будет от неба до земли; второе — сказать ему, где середина света; третье — перелить и высушить море, чтобы он мог посеять пшеницу и рис. Вот и не знаю я, что делать, куда деваться! Растерялся я, вроде муравья на горящей головне. Ум за разум заходит, право!
Как услышал это слуга, рассмеялся и говорит:
— Эх, господин, и охота тебе над этим голову ломать! Почему ты мне раньше не сказал, — это все легко разгадать! Убей меня бог, коли не разгадаю. Что тебе стоит, хозяин, достать сто окк шелковой пряжи, достань и пошли их этому болтуну, дожу венецианскому, и напиши: вот, мол, измерил я тебе точно — сколько от неба до земли, как раз столько, сколько тут шелка; а не веришь — сам вымеряй! Если я ошибся хоть на волосок — вот тебе сабля, а вот моя голова! На второй вопрос ответь ему, что середина света в Дубровнике. Если его мудрецы скажут, что это не так, ты можешь им свободно ответить: «Проверьте». А на третий вопрос скажи, что ты и тут готов ему услужить, но только пусть пришлет из Венеции посудины, чтобы в них перелить море да измерить, сколько в нем воды, — у них, мол, торговля бойкая и такие посудины найдутся.
Кабога слугу послушался: послал в Венецию сто окк шелковой пряжи и написал все, как надо. Прочел дож венецианский, что Кабога ему отвечает, завертелся, будто сидел на иголках. Собрались к нему вельможи, как будто пчелы на мед слетелись, кружатся вокруг да около и все расспрашивают, а дож как закричит на них:
— Что вы тут вертитесь, пристаете, как осы! Разорались, а тут, как в церкви, шепотком надо говорить! Этот сукин сын Кабога из Дубровника перемудрил меня. Посылает мне сто окк шелковой пряжи и пишет, что столько и будет от неба до земли, а коли я не верю, то пусть сам измерю. А еще, говорит, узнал я, что середина света — в Дубровнике, а кто не верит, пусть сам измерит. А как стал отвечать на третий вопрос — высмеял нас. Торговля у вас, говорит, бойкая, так пришлите мне посудины, и тогда я перелью в них море и измерю его, а часть можно высушить. Вот ведь как, еще и насмехается! Ах, чтоб его змея ужалила! Наш, говорит, Дубровник стоит на камне в голодном краю, вот нам и жаль моря:

Синее море — вот наше поле,
Спустим челны — пусть то поле нам вспашут,
Ниву без края челны бороздят!

И если перелью я все море, да еще и высушу, то нечем будет рыбакам жить, и придется нам тоже сеять пшеницу и рис… Вот как ответил Кабога, а теперь делайте как знаете!
И договорились они послать Кабоге кресты и медали. А еще написал ему дож венецианский:
— Да здравствует Кабога, голова Дубровника! Теперь я вижу, что не зря ты умом прославился! Посылаю тебе подарки. Властвуй ты в Дубровнике, а я в Венеции.

Паук и жук

Паук и жук

Албанская сказка

Пришел однажды паук к жуку в гости. Жук встретил его хорошо и угостил, чем мог. Они долго сидели и беседовали, а когда наступил вечер и пришла пора ложиться спать, паук сказал:
— Страшно мне здесь ночевать одному, место незнакомое, чужое. Не мог бы ты лечь поблизости?
Жук согласился и устроился на ночлег рядом с пауком. Вскоре он уже спал, а паук, как это у пауков принято, начал плести паутину. Постепенно он обмотал ею гостеприимного хозяина с ног до головы. К утру того и видно не стало. Теперь на месте жука лежал комочек серой паутины.
Проснувшись поутру, жук увидел, что он весь связан и перевязан крепкими нитями паутины. Он страшно всполошился и стал звать на помощь:
— Ой-ой, помоги мне, паук, освободи меня, распусти эту паутину!
Но паук ему ответил:
— Очень сожалею, но это невозможно. Я умею только сплетать паутину, а расплетать ее не умею.

Разбойник и граф Радая

Разбойник и граф Радая

Хорватская сказка

В те времена, когда еще не было ни железных дорог, ни железных птиц и прочих чудес, а непаханых степей было больше, чем садов и нив, — развелось столько разбойников, что ни жандармы, ни пандуры не могли с ними справиться. Да и кто бы мог с ними сладить? Все это были отчаянные парни, голытьба, которой надоело маяться в тяжкой нужде, вот и сорвалась она, как голодные псы, с цепи. Грабили замки графов и баронов, забирали скот и коней и отдавали бедноте. Народ оберегал и укрывал разбойников, потому что они всем делились с бедными.
Знатные и важные господа в Пеште совсем сна лишились! Делать им нечего, они на досуге всегда какую-нибудь пакость выдумают. И вот однажды граф Радая объявил королю, что он готов истребить разбойников, если ему разрешат действовать, как он хочет. Король согласился.
И начались тут дела несусветные. Для графа Радаи закон не писан, что он выдумает, то и закон — людской и божеский. Сидит себе граф в Сегедине да винцо холодное попивает, а его пандуры повсюду чудеса вытворяют. Сказывают, что у графа на Тисе такая машина была, что могла живого человека перемолоть как на колбасу, и молотое его мясо выбрасывали рыбам. Редко кому удавалось живым выбраться из его лап, и уж если кто вырвется, сколько ни проси, ни упрашивай, ни умоляй его рассказать, что там было он как в рот воды наберет и только отвечает:
— Иди сам к Радае — узнаешь!
Всем известно было, что если какой-нибудь пандур Радаи попадается в руки разбойников, то на нем и местечка живого не остается, где бы он мог почесаться: если его и выпускали живым, то кожу-то с тела белого сдирали.
Старики рассказывают, что в те времена славился один разбойник-удалец, да такой красавец, какие раз в сто лет рождаются. Кровь у него была горячая, и в сраженьях со стражниками он орудовал не пистолетом, а саблей и дубиной. Рубит стражников Радаи, да еще приговаривает:
— Вот как научил нас драться Королевич Марко!
Все шло хорошо, но там, где булат не возьмет, там золото купит. Радая нашел продажную душу. Бедного разбойника выдали. Пандуры спящего схватили его, не успел он и саблей взмахнуть, — сковали ему руки. Пандуры взвалили его как мешок на коня и привезли к графу Радае.
У графа Радаи словно камень с души свалился. Поймал наконец своего злейшего врага. Так и сверкал от ненависти очами.
— Отрублю тебе голову, да еще и твоей же саблей!
Граф угрожает, а разбойник как расхохочется, так что цепи на руках зазвенели.
Разъярился Радая, кричит:
— И ты еще можешь смеяться?
— А почему бы нет? — ответил разбойник наставительно, словно был перед ним несмышленый ребенок. — Эх ты, Радая! Я собой пригож, да и то не позволял твоим палачам смотреть на меня, — сразу же сносил им голову с плеч, а ты позволяешь мне глядеть на твою пакостную рожу.
— Долго глядеть не будешь, пандуры уже несут для тебя плаху.
Радая грозится, а разбойник опять как расхохочется и говорит:
— Ну что ж, знать, суждено мне погибнуть, если уж попал я в твои сети. Зато уж и прощусь я с тобой по-свойски, хоть и связаны у меня руки.
И не успел Радая моргнуть, как разбойник плюнул в бороду графа, для которого закон не писан! Да еще перед пандурами!
Побагровел Радая от злости, а еще больше от стыда и тоже плюнул разбойнику в лицо.
— Вот теперь мы квиты! Знай, не пройдет и минуты, как твоя голова слетит с плеч.
Радая трясся от ярости, а разбойник чуть не лопнул от смеха.
— Скажи мне перед смертью, чему ты опять смеешься? — спрашивает Радая, чуть не плача от досады.
— Да как же мне не смеяться, коли ты так глуп и думаешь, что отомстил мне за свою бороду! Эх, Радая, я-то сейчас оплеванную голову с плеч сброшу, а ты, на позор себе, будешь ходить с оплеванной рожей до самой смерти.

Орел и черепаха

Старая лиса

Албанская сказка

Летал однажды орел по поднебесью. А по земле в это время ползала черепаха. Увидела она орла в облаках, посмотрела на него с завистью и подумала: «Если бы я могла хоть раз взлететь ввысь, как он! Больше мне ничего в жизни не было бы нужно».
Орел медленно сделал несколько больших кругов, спустился вниз и сел на камень возле черепахи.
— Почему ты смотрела на меня с такой завистью? — спросил он.
Черепаха ответила:
— Ты прав, я тебе завидую. Ты видишь с высоты всю землю, горы, долины, леса и реки! Тебе ли не радоваться жизни? А я с трудом волочу по земле свой панцирь и ничего интересного вокруг не вижу.
Тогда орел спросил черепаху:
— А ты хотела бы летать, как я?
Черепаха вздохнула:
— Ох! Разве я смогу когда-нибудь научиться летать? Разве наступит такой счастливый день? У меня ведь нет крыльев. Но ты, если бы захотел, мог бы удостоить меня такой чести.
— Что ты хочешь этим сказать? — удивился орел.
Черепаха ответила:
— Прошу тебя, посади меня на спину и отнеси в ясное небо! Если ты хоть раз не поднимешь меня в поднебесье, я просто умру от огорчения!
Орел согласился:
— Хорошо, давай полетаем, но ты уж смотри не пугайся, когда мы поднимемся вверх!
— Что ты? Я ничего не боюсь, — заверила его черепаха. — Сейчас я влезу тебе на спину.
— Нет, лучше я возьму тебя в лапы, так будет безопаснее, — ответил орел, — а то со спины ты можешь соскользнуть, упасть и разбиться.
Орел подхватил черепаху и взмыл ввысь. Долго парил он над горами и долинами, лесами и реками. Черепахе очень понравилось летать. Довольная, она совсем не испытывала страха.
Орел спросил:
— Как ты себя чувствуешь в воздухе, дорогая сестра?
Черепаха ответила:
— Прекрасно! Я думаю, что теперь смогу летать сама, без твоей помощи. Мне не хочется больше тебя затруднять.
Орел рассмеялся и сказал:
— Для меня летать совсем не трудно. А для тебя вообще невозможно, потому что у тебя нет крыльев.
Черепаха несколько раз взмахнула лапами и ответила:
— Нет, клянусь, я уже научилась летать. Теперь я смогу обойтись без твоей помощи.
Орел стал ее убеждать:
— Ошибаешься, сестра, летать ты не можешь. Но черепаха продолжала спорить:
— А ты отпусти меня и тогда сам увидишь, как я летаю. Орел удивился ее легкомыслию и сказал:
— Даже и не подумаю тебя отпускать, потому что твой панцирь расколется, а сама ты разобьешься.
Но черепаха продолжала настаивать на своем:
— Нет, нет, отпусти меня, я не упаду!
Долго спорил орел с черепахой, наконец, ему это надоело, и он сказал:
— Ладно, так и быть, отпускаю!
Он спустился поближе к земле и разжал когти. Черепаха взмахнула раз-другой лапами, перевернулась в воздухе и упала на землю. Панцирь раскололся, хлынула кровь. Черепаха жалобно застонала. Теперь она поняла, что ошиблась, но поняла слишком поздно.
Орел спустился рядом с ней на землю и спросил:
— Сильно ударилась, сестра?
Черепаха ответила:
— Ударилась насмерть.
Орел сказал:
— Сама виновата. Не надо было настаивать, чтобы я тебя отпустил.
Черепаха собрала последние силы и, превозмогая боль, прошептала:
— Да, ты прав. Я действительно просила тебя… Но я ведь не знала, что не смогу летать… А ты знал, так зачем же ты слушал мои глупости?..
И, тяжело вздохнув, она испустила дух.

Как вербовщики залучали наших дедов на солдатскую службу

Как вербовщики залучали наших дедов на солдатскую службу

Словенская сказка

В прежние времена не было рекрутских наборов. В солдаты забривали всякого, кто не мог откупиться. Служили тогда до седых волос. Как водится, в солдаты попадали сыновья батраков — ведь им-то нечем было откупиться. Ну и стали все бедные парни уходить в леса да в горы и долгие годы спасались там от солдатчины. Тогда кесарь придумал такую хитрость: велел повсюду объявить, что освободит от солдатской службы всякого, кто поймает беглеца и приведет его в войско или же сдаст в солдаты своего батрака. Такой уловкой кесарь добился того, что парни сами стали друг друга выслеживать и выдавать чиновникам, ну а казне от этого выгода: к чему держать много вербовщиков, когда все богатей задаром ловят беглецов? Кесарь оставил на службе лишь несколько главных вербовщиков.
В словенской Корушке главным вербовщиком был поставлен Цегвар из Либучей. Все жители должны были ему повиноваться. Раз подходит он к дому Мотвоза, того самого, что живет в Яворье, на Чрне; в тот день вербовщик еще был без «добычи», и видит он: стоят в поле семь пар волов с семью плугами, а пахарей не видно. Бабы доглядели вербовщика и ну кричать:
— Проклятый вербовщик! Проклятый вербовщик!
Дело было к ночи, хотел Цегвар у Мотвоза заночевать, а бабы не пускают, гонят со двора, хоть плачь. А тут еще помощник из послушания вышел. Ух, и разозлился же вербовщик, как хватит саблей по столу, так и разрубил его надвое. Стол тот до сих пор стоит у Мотвоза.
Опасное это было дело — охота на парней. Не раз бывали вербовщики на волосок от смерти. Особенно туго пришлось им в Блеках, что между Межицей и Либучами. Первого парня поймали над Бурьяком в Топле. До Межицы набралось их уже порядком. Оттуда погнали всех в Либучи. Путь лежал мимо Рехта. Возле Либучей их поджидали беглецы с Пецы. Набросились они на вербовщиков и освободили пленников. Главный вербовщик цел остался, но запомнил Блеки на всю жизнь.
В Нижнем Яворье было много беглецов. Поп велел передать им, чтобы пришли ко всенощной в церковь — вербовщики, мол, их не тронут. Тут-то все они и попались в ловушку — схватили их вербовщики в церкви и отправили в Плиберк. Плиберкский судья только руками разводил от удивления — как же удалось поймать сразу столько парней? А когда узнал, какую им западню устроили, крепко осерчал на попа и на вербовщиков и распустил всех пленников по домам — благо тут вскорости какой-то праздник случился.
Беглецы нигде не чувствовали себя в безопасности. Уходить далеко от селений нельзя — этак недолго и без еды остаться. Беглецы из Межицы скрывались в Солчаве, туда вела одна-единственная тропа, и охраняли ее и днем и ночью. Солчавские крестьяне были не такие дураки, чтоб выдавать парней, наоборот, укрывали их. В благодарность беглецы все лето задаром на них работали, так что хозяевам не нужно было нанимать батраков. Так и разбогатели солчавские крестьяне и по сей день живут в достатке.

Старая лиса

Старая лиса

Албанская сказка

Молодые лисицы всегда ходили на водопой к горному озеру, на дне которого бил родник, потому что нигде в округе воды больше не было. Местность была гористая, безводная, куда ни пойдешь, везде камни да сухой кустарник. Узнала медведица, куда лисицы ходят на водопой, и решила поживиться лисьим мясом. Дня не проходило, чтобы она не задрала двух-трех молоденьких лисичек.
Перепугались лисицы, от жажды истомились, а идти на водопой боятся: медведица притаилась в кустах и ждет их. Отправились они тогда к старой лисе за советом.
— Видно, смерть нам пришла, — пожаловались ей молодые лисицы. — Или мы попадем в лапы медведице и она задерет нас, или через несколько дней умрем от жажды. Дай нам совет, что делать, как беды избежать?
— Ладно, не горюйте, — успокоила их старая лиса. — Потерпите еще денек, и я вас от медведицы избавлю.
Взяла старая лиса посох и заковыляла к озеру. Уселась на берегу, хвост распушила, передние лапы на посохе скрестила, подбородок на них положила и сидит так, задумчиво на воду смотрит.
Медведица увидела лису, вылезла из кустов и стала над ней смеяться:
— А ты, старая, зачем сюда притащилась? Ведь еле ноги волочишь, а по горам вверх-вниз, наверно, немалый путь проделала? Холодной родниковой водицы захотела? А не боишься, что я тебя съем?
— Да ладно, что обо мне говорить, — спокойно ответила ей лиса. — Я уже старуха, мне ничего не надо. Я вот о другом думаю: как помочь твоей приятельнице, которая в беду попала?
— Какой приятельнице? В какую беду? — спросила медведица.
— А ты разве не видишь? Медведица, твоя приятельница, упала в воду, а я вот на нее смотрю и думаю, как ее оттуда вытащить?
— Где же она? — удивилась медведица.
Лиса заковыляла в сторону, а медведица уселась на ее место, взглянула на воду и увидела на гладкой поверхности озера свое отражение.
— Вот она! Теперь видишь? — спросила лиса.
— Вижу! — сказала медведица и зарычала. Та, другая медведица, в воде тоже ощерилась.
— Еще рычит на меня! — возмутилась медведица. — Сейчас я ей покажу!
И она с ревом прыгнула в воду. Место было глубокое, на дне острые камни. Вся ободранная, израненная и окоченевшая в ледяной воде, медведица не сумела выбраться на берег и утонула.
С тех пор молодые лисицы могли спокойно ходить на водопой.

Старик и волк

Старик и волк

Албанская сказка

Жил-был в деревне старик со своим сыном. Женил он сына и думал, что невестка станет его обслуживать, а та и слышать об этом не захотела. Как только муж уйдет в поле, она и свекра из дому выгоняет. Куда деваться бедному старику? Возьмет он, бывало, краюху хлеба, уйдет в лес, да и сидит там целый день.
Однажды расположился бедняга в лесу на краю солнечной полянки и вдруг слышит: кричат охотники, лают собаки, видно, травят какого-то зверя. Вдруг на поляну выскакивает волк и, завидев старика, кидается к нему:
— Слушай, старик, за мной гонятся охотники с собаками, спрячь меня.
Старик, недолго думая, сунул волка в мешок, завязал горловину веревкой и подвесил мешок на сук дерева. И тут же на поляну выскочили гончие собаки, а за ними охотники.
— Ты не видел, — спросили охотники старика, — тут мимо волк не пробегал?
— Да, через этот кустарник какой-то зверь продирался, а потом бросился вниз с горы, — ответил тот.
Охотники побежали вниз по склону, а старик отвязал мешок, выпустил волка и сказал:
— А ты беги теперь вверх, в гору, потому что охотники побежали с горы в долину.
Волк повертелся на месте, побегал вокруг поляны и снова вернулся к старику.
— Знаешь что, — сказал он, — клянусь аллахом, я так проголодался, что сил нет. Придется мне, видно, тебя съесть.
— Нет, — возмутился старик, — ты не имеешь права меня есть. Как же так? Я ведь тебя спас. Идем, пусть нас кто-нибудь рассудит.
— Хорошо, — ответил волк, — идем искать судью.
Отправились старик с волком искать в лесу судью. Шли, шли и встретили старую хромую лису.
— Ох, лиса, — сказал старик, — вот ты нас и рассудишь.
— Ладно, говорите, что у вас стряслось, — проворчала лиса.
Старик стал рассказывать:
— Вот этого волка совсем было догнали охотничьи собаки, и тут ему был бы и конец, но он выскочил на поляну и видит: сижу я на пеньке, греюсь на солнышке. Волк ко мне: «Старик, — говорит, — спрячь меня!» Ну, я его и спрятал. А куда спрятал? Засунул в мешок, завязал и подвесил на высокий сук. Прибегают охотники с собаками, спрашивают, где волк. Я охотников послал вниз, к подножию горы, туда, говорю, убежал волк, а когда они кинулись вниз по склону, выпустил волка из мешка и посоветовал ему бежать наверх, в гору. А волк повертелся вокруг меня, да и говорит: «Я так проголодался, просто сил нет, поэтому сейчас я тебя съем». Скажи нам, лиса, имеет он право есть меня или нет?
Лиса задумалась и ответила:
— Этого я знать не могу, потому что не видела, как происходило дело. Когда все своими глазами увижу, тогда и скажу. Ты запихни еще раз волка в мешок, а мешок подвесь к дереву, чтобы я смогла посмотреть, как тебе удалось его спрятать.
Старик подставил мешок и говорит волку:
— Ну что ж, полезай снова в мешок, чтобы лиса могла все увидеть своими глазами.
Волк залез в мешок, а лиса говорит старику:
— Сначала завяжи мешок как следует да подвесь его к дереву.
Старик сделал так, как велела лиса, а плутовка и говорит:
— А теперь возьми вот эту дубину, что валяется рядом, и колоти волка до тех пор, пока из него дух не вышибешь. А уж потом развязывай мешок.

Как судили те, кто сильнее всех

Как судили те, кто сильнее всех

Албанская сказка

Жили-были на белом свете лев, тигр, медведица, волк, лиса и мул. Подружились они между собой и решили поселиться недалеко от людского жилья в пещере, окруженной лесом, и вместе ходить на охоту. Пойдет, бывало, волк и зарежет барана, за ним идет лев и тащит бычка, за львом тигр, за тигром медведица, и все возвращаются с добычей. А лиса в это время промышляет гусей и кур. Потом погрузят свою добычу на мула и возвращаются к себе в пещеру. В таких трудах провели они все лето, и жилось им очень сытно.
Да только лето, как это водится, прошло быстро, и наступила осень, а за ней холодная зима. Подул студеный ветер, а в горах выпал глубокий снег. Зимой уж какая охота! Клади зубы на полку. Сидит в пещере лев, боится нос на мороз высунуть, рядом лежит и мерзнет тигр, возле них дремлет медведица, стучит зубами от стужи волк, прикорнула, сжавшись в комок, лисица, и, понуро опустив голову, стоит печальный мул. Наконец все они так проголодались, что стали думать и рассуждать, чем бы это им поживиться и кого бы съесть.
Лев, которому совершенно не хотелось вылезать на мороз и охотиться по глубокому снегу, сказал:
— Я предлагаю съесть кого-нибудь из нас. Давайте съедим того, кто тут без роду, без племени. Согласны?
Лиса все смекнула и тихонько шепнула мулу:
— Мы с тобой самые слабые, поэтому они сначала захотят съесть нас. Так что держи ухо востро!
Льва поддержала медведица:
— Я тоже считаю, что нужно съесть того, кто тут без роду, без племени, — сказала она. — Ну, признавайтесь, у кого отца нет, кто здесь незаконнорожденный?
Лиса снова шепнула мулу:
— Если тебя спросят, какого ты рода, скажи, что твой отец покинул вас, когда ты был маленьким, но, уходя, написал на твоем копыте свое имя. Если кто-нибудь умеет читать, пусть посмотрит да прочтет вслух.
Звери, изнемогавшие от голода, были согласны со львом. Они принялись спрашивать друг друга:
— Ты чей сын, волк?
— Я сын волка, — ответил тот.
— А ты чей сын, лев?
— Я сын льва, — ответил лев.
— А ты чей сын, тигр?
— Я сын тигра.
— А ты чья дочь, медведица?
— Я дочь медведя.
— А ты чья дочь, лисица?
— Я дочь старого хитрого лиса.
Дошла очередь и до мула.
— Ты чей сын, мул? — спросили его.
— Отец покинул нас, когда я был маленьким, и я не помню его, — ответил мул грустно. — Но он написал на моем копыте свое имя. Если кто-нибудь из вас умеет читать, пусть подойдет и прочтет вслух.
— Кто тут умеет читать? — спросил лев.
— Я умею, — отозвалась медведица.
— Тогда подойди ко мне, — сказал мул, — и я покажу тебе эту надпись.
Медведица подошла к мулу, он поднял ногу и с размаху ударил ее копытом прямо в лоб. Та закачалась, повалилась и испустила дух. Когда звери увидели, что медведица околела, они страшно рассердились и хотели сразу же растерзать мула. Но лисица остановила их:
— Что вы делаете? — воскликнула она. — Зачем же убивать сразу двоих? Съедим сначала одного, того, кто уже издох, а потом, когда снова проголодаемся, зарежем мула. У нас еще времени достаточно, до весны далеко!
Звери согласились с ней и принялись обгладывать медведицу.
Когда все наелись и улеглись спать, лисица прошептала мулу:
— Скоро они снова проголодаются и тогда уж наверняка доберутся до нас. Поэтому нам нужно уходить как можно скорее.
Звери заснули, а лисица с мулом тихонько поднялись и ушли, оставив льва, тигра и волка в пещере. Так лисице удалось перехитрить самых сильных хищников, спастись самой и спасти мула.