Похищение невесты Фалькеном Альбректссоном

Похищение невесты Фалькеном Альбректссоном

Норвежская баллада

У рыцаря девушка на уме,
Любовь ему сердце точит.
О ней он думает день и ночь,
Ее увидеть хочет.
Добром я ее возьму.

«Она с другим обручена,
Тоска мое сердце туманит.
Когда я седло кладу на коня,
К ней меня ехать тянет».

Подъехал он к замковой стене,
Стена была крутая.
С привратником он заговорил,
Слова подобрей выбирая.

«Мой черный плащ на собольем меху
Тебе я на стену кину,
Если ты весточку отнесешь
На женскую половину».

Не вздумай кинуть мне свой плащ,
Его назад я кину.
Без платы я весточку отнесу
На женскую половину».

Привратник в покои поспешил,
Вошел туда без зова.
Он все, что надо, гладко сказал,
Сдержал свое он слово.

«Приехал рыцарь молодой,
В серых яблоках кони.
Могучие воины при нем,
На всех сверкают брони.

Приехал рыцарь молодой,
Но не грозит беда нам:
Должно быть, девушку хочет взять,
Невесту с богатым приданым».

Промолвила девушка в ответ,
На лавке сидела она:
«Там, видно, Фалькен Альбректссон,
Давно я ему нужна.

Пусть принесут замужний убор
И на меня наложат,
Тогда этот рыцарь молодой
Узнать меня не сможет».

Сияло у Фалькена на руках
Золото многих колец.
«Я рад увидеть твои глаза,
Благослови их, творец».

Повел он девушку за собой
И бережно поднял ее в седло.
Они в Норвегию держат путь,
У них на душе легко и светло.

Помчался маленький слуга,
Скакал, вздымая пыль,
И за ночь дюжину проскакал
Он итальянских миль.

«Ты, Йене, сидишь и тянешь мед,
Вино из лучших лоз,
А Фалькен девушку твою
В Норвегию увез».

«Я лилию Фалькену не отдам,
Она без меня увянет,
Но, верно, уже не девица она
И вновь девицей не станет».
 Добром я ее возьму.

Фалквор Луманссон

Фалквор Луманссон

Норвежская баллада

Рыцарь Торстейн Давидссон
У короля служил,
С Венделин обручился,
Золотое кольцо подарил.
Рыцарь не пожалеет жизни ради любимой. 

Рыцарь Торстейн Давидссон
Свадьбы ждал своей,
А рыцарь Фалквор Луманссон
Велел подковать коней.

Рыцарь Торстейн Давидссон
Свадьбу думал играть,
А рыцарь Фалквор Луманссон
Велел коней седлать.

Солнечный луч на рассвете
Долину в горах озарил,
Фалквор седло золотое
На коня положил.
Читать далее

Улав и Кари

Улав и Кари

Норвежская баллада

Восемь лет жил Улав с женой
— Не подходи так близко —
Вдали от матери родной.
На лугу танцует любимая.

На девятый отправился в путь,
Чтобы к матери заглянуть.

«Расскажи мне, сын дорогой,
Как живется тебе с женой?»

«Так мила мне моя жена,
Как чарка доброго вина.

Так жену я свою люблю,
Как будто я всегда в хмелю».

«Верхом вчера я видела Кари,
Эльфы лесные вокруг танцевали.

Белый медведь вместо коня
Вез ее среди ясного дня.

Читать далее

Святой Олав и тролли

Святой Олав и тролли

Норвежская баллада

Норвегией правил Олав Святой,
Крепка была его хватка.
К скале Хорнелюммер направил он путь —
Придется троллям несладко.
А солнце светит, как золото, над Тронхеймом.

Олав велел построить ладью
И оттолкнулся веслом:
«Наш путь к Хорнелгоммеру лежит,
Мы там удачу найдем».

Олаву шкипер ответил тогда,
Боялся он тяжкой доли:
«На Хорнелюммер — опасный путь,
Там властвуют злые тролли.

Аре зовется главный тролль,
И одолеть его трудно:
Он забирает в гору к себе
И моряков, и судно.

Глаза его, как костры, горят
И в жаркий день, и в стужу,
А когти, словно рога у козла,
На локоть торчат наружу.

Его борода висит до колен,
Как будто конская грива,
А сзади свисает у Аре хвост,
Мохнатый и длинный на диво». Читать далее

Юный Ромун и тролли

Юный Ромун и тролли

Норвежская баллада

Была у Стейна-крестьянина
Дюжина сыновей.
Все молодцы что надо,
А младший всех умней.
«Это я», —
Сказал юный Ромун.

Хумлунг и брат его Коре
Храбростью блистали.
Но Ромун был всех храбрее,
Рука его тверже стали.
«Ну, уж не тверже», —
Сказал юный Ромун.

Придворные короля
Ходят в шелковых платьях.
У Ромуна на штанах —
Заплата на заплате.
«И эти поношу», —
Сказал юный Ромун.

У королевских придворных
Наряды как на подбор.
У Ромуна в дырах рубашка,
Смеется над ним весь двор.
«А что смешного?» —
Сказал юный Ромун.

Мать свою Ромун просит
Одежду новую сшить.
«Весь двор надо мной смеется,
А мне — королю служить».
«Ну их», —
Сказал юный Ромун.

Взяла она ткань, что похуже,
Кроить положила на стол.
«Ну, Ромун, крестьянский сын,
Будет тебе камзол».
«Значит, будет», —
Сказал юный Ромун.

Камзол ему мать скроила,
Никак не возьмет он в толк,
Лыко или мочало,
Только уж не шелк.
«Да, не шелк», —
Сказал юный Ромун.

Новый камзол скроила
Юному Ромуну мать,
Лыко или мочало —
Он не может понять.
«Ох, не шелк», —
Сказал юный Ромун.

Просит он дочь короля
Одежду новую сшить.
«Весь двор надо мной смеется,
А мне — королю служить».
«Ну их», —
Сказал юный Ромун.

«Сними поганое рубище
И выкинь его за порог,
Ты знаешь, какую судьбу
Тебе уготовил бог?»
«Да, знаю», —
Сказал юный Ромун.

«Сними поганое рубище
И в грязь его затопчи,
Сошью тебе новое платье
Из бархата и парчи».
«Конечно, сошьешь», —
Сказал юный Ромун.

Дочь короля одела
В бархат и шелк молодца,
Этим она не на шутку
Удивила мать и отца.
«А что ж такого?» —
Сказал юный Ромун.

Похитить дочь короля
Грозится Хёльге-тролль.
Как ее отстоять,
Ума не приложит король.
«Отстоим», —
Сказал юный Ромун.

Пол в королевском дворце
Затрещал под лапами тролля:
«А ну-ка, король, отдай
Дочь по доброй воле».
«Не отдадим», —
Сказал юный Ромун.

У тролля глаза на лоб
Полезли от эдакой речи.
«Что еще тут за щенок
Осмелился мне перечить?»
«Это я», —
Сказал юный Ромун.

Как буря разбушевался
И расходился тролль.
«Ну, Ромун, давай сразимся,
Пусть-ка посмотрит король!»
«Что ж, сразимся», —
Сказал юный Ромун.

Придворные короля
Мечи обнажили для боя.
А Ромун, крестьянский сын,
Взмахнул дубинкой простою.
«А вот и дубинка», —
Сказал юный Ромун.

Тролль королевский стяг
Срезал единым махом.
Придворные и король
Задрожали от страха.
«Чего вы дрожите?» —
Сказал юный Ромун.

Ромун, крестьянский сын,
Ударил дубинкой своей.
Раскололся у тролля
Череп на восемь частей.
«Аи да я!» —
Сказал юный Ромун.

Ромун стоит у фьорда
И видит — по синей волне
Тролль по имени Трюгген
Плывет в железном челне.
«Плыви сюда!» —
Сказал юный Ромун.

«Всю ночь по фьорду я рыскал,
На волны высокие глядя.
Повсюду искал я Хёльге —
Он мне приходится дядей».
«Раз он твой дядя,
ты мне родня», —
Сказал юный Ромун.

По скалам они пробирались,
Среди чащоб лесных:
«Ну, вот ты, Ромун, добрался
До родственников твоих».
«Добрался», —
Сказал юный Ромун.

Ощеря острые зубы,
Сидели тролльчата у скал:
«Скажи-ка, юный Ромун,
Как меч наш к тебе попал?» —
«А так», —
Сказал юный Ромун.

Трюггену восемь рук
Отрубил он твердой рукой,
И золото увидал
В пещере под скалой.
«Вот оно», —
Сказал юный Ромун.

Тролля и тролльчат
Рукою, как сталь, твердой
Он на смерть зарубил
И в лодке уплыл по фьорду.
«Пора назад», —
Сказал юный Ромун.

Альф из Оддерскера или Ангельфюр и Хельмер Камп

Альф из Оддерскера или Ангельфюр и Хельмер Камп

Норвежская баллада

В Оддерскере владетельный Альф
Живет могуч и спокоен.
Два сына красивых у него,
И каждый — отважный воин.
А буря идет по белым пескам на север.

У Альфа выросли сыновья,
Наскучили им забавы.
Хотят они сватать дочь короля
Всей Упсальской державы.

Не вытерпел юный Хельмер Камп,
Седлать велит он слугам:
«Просватаю в Упсале дочь короля
И стану ей супругом».

Не вытерпел юный Ангельфюр,
Седлать велит он строго:
«Я тоже в Упсалу поскачу,
Да так, что треснет дорога».

Читать далее

Старик Тор

Старик Тор

Норвежская баллада

Домой плетется старый Тор,
Беда стряслась у Тора —
Украли молот у него,
И он не знает вора.
Старый Тор жеребца седлает.

Локен по воздуху к Греммилю мчит,
Ломая о ветер крыло.
Примчался в Греммелигор —
Там было еще светло.

Греммиль в горне огонь ворошит,
Жару подбавить хочет:
«В Осгоре, видно, что-то стряслось,
Раз Локен нагрянул к ночи.

Солнце еще не успело зайти,
А ты уже тут как тут.
Должно быть, по твоей спине
Не раз прошелся кнут».
Читать далее