О воздаянии за добро и в особенности за правый суд

Из «Римских деяний»

Слепой король Феодосии правил весьма справедливо. Он издал закон, чтобы во дворце висел колокол и любой, кто пожелает обратиться с жалобой, своей рукой ударял в колокол, и тогда появлялся бы приставленный для этого судья и разбирал всякое дело.
Во дворце жила змея, которая устроила себе гнездо в том месте, куда свешивалась веревка колокола, и вскоре вывела детенышей. Когда они могли уже ползать, мать однажды взяла их на прогулку за городскую стену. В отсутствие змеи жаба забралась в ее гнездо и заняла его. Змея со своими детенышами возвратилась и, увидев, что гнездо ее занято, бросилась на жабу, но не могла ее одолеть, и так жаба завладела ее гнездом. Тогда змея обвилась хвостом вокруг веревки, с силой потянула ее к себе и ударила в колокол, словно говоря: «Иди сюда, судья, и защити меня, ибо жаба неправо заняла моё гнездо».
Когда судья заслышал удары колокола, он пришел, но, не видя никого, снова удалился. Тут змея во второй раз ударила в колокол, судья снова пришел и заметил, что веревку дергает змея, жаба же сидит в ее гнезде; он ушел и рассказал обо всем королю. Король говорит ему: «Вернись и не только прогони, но и убей жабу, чтобы змея вновь могла занять свое гнездо». Так судья и поступил.
В один из дней после этого происшествия, когда Феодосии лежал на своей постели, змея вползла в его опочивальню, держа в зубах драгоценный камень. Когда слуги ее увидели, они предупредили короля, что в покой вползла змея, а он в ответ: «Не прогоняйте ее! Я не сомневаюсь, что она не причинит мне зла». Змея между тем вползла на постель и приблизилась к лицу его; добравшись до глаз короля, она выпустила из зубов своих камень и тотчас покинула опочивальню. Лишь только камень коснулся век короля, он прозрел. В великой радости Феодосии велел сыскать змею, но она исчезла. Король берег полученный от нее камень и окончил жизнь в мире.

О праведном брате, которому, когда он был болен, явилась Богородица и принесла три фиала с целебным бальзамом

«Цветочки святого Франциска»

В вышереченном Монастыре Соффиано жил в прежние времена брат-минорит столь праведный, что казалось, будто он едва ли не существо сверхъестественное, и часто бывал он исторгнут к Богу. Он в заметной мере обладал даром созерцания. И частенько, когда брат сей пребывал в состоянии восторга воспарял над землей в экстазе, птицы всех видов слетались и садились ему на голову и на руки, распевая весьма чудесно.
Он очень любил уединение и редко говорил. Но когда кто-нибудь спрашивал его о чем-либо, он отвечал столь разумно и милостиво, что казалось, будто бы он ангел, а не смертный. Он был человеком, целиком преданным молитве и созерцанию, и братья весьма его почитали. Завершая свою добродетельную жизнь, по воле Бога, брат сей опасно заболел, так что не мог принимать пищу, и избегал всех лекарств, уповая на Врача Небесного Иисуса Христа благословенного и на Его божественную Матерь, Которая, милостью Божьей, посетила и исцелила его. Ибо, когда лежал он на одре своем, всем сердцем и с великим благочестием приготовляясь к смерти, Славная Дева Мария, Матерь Христова, явилась ему с великим множеством ангелов и святых дев, окруженная сиянием.
Она приблизилась к его ложу, и глядя на Нее брат-минорит испытал великое утешение и радость в душе и теле и стал смиренно молиться Ей, прося Ее божественного Сына освободить его душу из недостойной темницы плоти. И, когда он так, рыдая, настойчиво молился, Дева Мария позвала его по имени, говоря: «Сын мой, не сомневайся. Ибо молитва твоя вознаграждена, и я пришла утешить тебя немного, прежде, чем ты покинешь мир сей».
Рядом с Девой Марией стояли три святых девы, державших в своих руках три фиала, наполненных целебным бальзамом. И Дева Мария, взяв один из фиалов тех, открыла его, и весь дом наполнился благоуханием. И зачерпнула Она полную ложку бальзама и дала больному брату. Едва тот попробовал бальзам сей, как сразу же ощутил сладость такую, что, казалось, душа не может более оставаться в теле его. И он зарыдал: «Не продолжай, благословенная Дева Мария, не продолжай, O благословенная Целительница, спасающая людей от страданий. Не могу я сносить сладость сию».
Но сострадательная Богородица продолжала давать ему бальзам, пока фиал не опустел. Когда первый фиал был пуст, Благословенная Дева взяла второй и хотела дать Брату бальзам, но он сказал: «O Благословенная Богородица, если душа моя таяла от сладости и силы бальзама, который Ты уже дала мне, как смогу я выдержать второй фиал. Я молю тебя, Дева, благословенная превыше всех святых и всех ангелов, не давай мне больше».
Славная Дева Мария отвечала: «Попробуй, сын мой, немного из второго фиала». И, дав ему немного бальзама, сказала: «Достаточно тебе, сын мой, на сегодня. Скоро я приду вновь, дабы проводить тебя в Царство Сына Моего, Которого ты всегда искал и желал». И сказав так Она оставила брата и исчезла. И брат был столь укреплен и утешен лечением, которое было дано ему, что прожил несколько дней в совершенном здравии и без всякой еды. Вскоре, во время веселой беседы с братьями, он, пребывая в великой радости, оставил сию земную жизнь.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь!

Апостол Фома в Индии

Из «Золотой легенды»

…апостол по просьбе царя благословил жениха и невесту: «Подай; Господи, юным сим благословение десницы Твоей и посей в душах их семена жизни». Апостол отошел от них, и в руке у юноши оказалась пальмовая ветвь, обильная плодами. Отведав эти плоды, жених с невестой тотчас же уснули и увидели один и тот же сон. Им приснилось, что Царь, на голове Которого был украшенный жемчугами венец, обнял их и сказал: «Апостол благословил вас, дабы вы могли удостоиться жизни вечной». Когда жених и невеста проснулись и рассказали друг Другу о том, что им приснилось, к ним вошел апостол и сказал: «Царь мой явился вам и провел меня сквозь запертые двери, дабы по моему благословению вы хранили непорочность тела, царицу всех добродетелей и плод вечного спасения. Чистота девства — сестра ангелов, достояние всех праведных, победа над страстями, трофей веры, изгнание демонов и безмятежность вечной радости. От страстей происходит развращенность, от развращенности рождается грех, от греха возникает вина, от вины берет начало смущение».
Пока апостол говорил это, явились два ангела, возвестившие им: «Мы ваши ангелы, ниспосланные хранить вас. Если вы станете соблюдать заветы апостола, мы представим Господу все ваши обеты». Апостол крестил их и тщательно наставил в вере. Прошли годы, и невеста, которую звали Пелагия, приняла священный покров девства и претерпела мученичество, а жених ее, по имени Дионисий, был поставлен епископом того города.
Затем апостол с Аббаном прибыли к царю Индии. Апостол начертил царю план чудесного дворца, и тот, передав Фоме великие сокровища, отправился в другую провинцию. Фома же раздал все сокровища людям. Пока царь отсутствовал, в течение двух лет апостол усердно проповедовал Слово Божие и обратил к вере бесчисленное множество индов.
Вернувшись, царь узнал, что совершил Фома, и заточил его в подземелье вместе с Аббаном, чтобы затем заживо содрать с них кожу и предать обоих огню отмщения.
Между тем умер Гад, брат царя, и ему стали готовить пышную гробницу. Но вдруг на четвертый день после смерти Гад воскрес, так что все вокруг в страхе обратились в бегство. Гад сказал своему брату: «Брат мой, тот человек, которого ты присудил подвергнуть мучениям и сжечь, — друг Божий. Все ангелы благосклонны к нему: они перенесли меня в Рай и показали мне невиданный дворец из злата и серебра, чудно изукрашенный драгоценными камнями. Когда я любовался красотой того дворца, ангелы сказали: «Этот дворец Фома воздвиг для твоего брата». Я же воскликнул: «О, если бы я стал привратником в этом дворце!». Ангелы отвечали: «Твой брат не достоин владеть им. Если хочешь пребывать во дворце, мы попросим Господа, чтобы Он удостоил воскресить тебя, дабы ты смог выкупить дворец у брата и вернуть ему деньги, которые он считает потерянными». Сказав это, Гад побежал в тюрьму, где находился апостол, умоляя его простить брата. Сняв с Фомы оковы, Гад стал просить апостола принять от него роскошные одежды, но тот ответил: «Разве ты не знаешь, что те, кто жаждут обрести власть на небесах, не носят ничего телесного и ничего земного?». Когда апостол вышел из темницы, царь бросился ему навстречу, обхватил руками его колена и стал молить о прощении. Апостол сказал ему: «Многое явит Господь, дабы открыть вам тайны Свои. Уверуйте во Христа и примите крещение, и тогда вы достигнете Царствия Небесного». Тогда брат царя сказал: «Я видел дворец, который ты построил моему брату: я заслужил того, чтобы владеть им». Фома ответил: «Это решать твоему брату». Царь сказал брату: «Тот дворец станет моим. Апостол воздвигнет тебе другой чертог, но если он откажет тебе, дворец будет принадлежать нам обоим». Апостол ответил: «Бесчисленны небесные чертоги, от начала времен приуготовленные для избранных, для тех, кто заслужил их своей верой, молитвами и делами милосердия. Сокровища ваши способны войти в те чертоги прежде вас, но они не могут последовать за вами на небеса».
По прошествии месяца апостол велел собраться всем беднякам той провинции. Когда они собрались, Фома попросил, чтобы явились все больные и недужные, и вознес за них молитву. Когда же те, кто были наставлены в вере, возгласили: Аминь, с неба сошло сияние, на половину часа озарившее своим блеском апостола и толпу, так что все подумали, что их поразил удар молнии. Поднявшись, апостол сказал: «Восстаньте, ибо Господь мой снизошел к вам подобно молнии и исцелил вас». И все поднялись, исцеленные, и восславили Господа и Его апостола.
Тогда апостол наставил всех собравшихся и призвал их следовать двенадцати ступеням добродетели. Первая из них заключается в том, что следует верить в Бога, Который Единосущен и Триедин. Апостол привел три очевидных примера, как может быть, что три лица заключены в единой сущности. Во-первых, в человеке едина мудрость, и ей даны разумение, память и дарование. Ведь дарование, полученное от рождения, необходимо человеку, чтобы тот открыл для себя все, чему еще не научился. Память служит для того, чтобы он не забывал то, что выучил, и, наконец, разумение дано человеку, чтобы он понял все, что ему открылось и чему он научился. Во-вторых, в одной виноградной лозе можно найти три природы — стебель, листья и виноградные гроздья: они имеют качества, отличные друг от друга, но едины, как едина виноградная лоза. В-третьих, наша голова заключает в себе четыре чувства, ибо ей присущи зрение, вкус, слух и обоняние, чувства эти различны, а голова одна.
Вторая ступень добродетели — принять крещение. Третья — оградить себя от разврата. Четвертая — победить в себе алчность. Пятая — не предаваться чревоугодию. Шестая — стремиться к покаянию. Седьмая — твердо следовать этим заповедям. Восьмая — любить дела милосердия. Девятая — испрашивать волю Господню для свершения всех деяний и исполнять все дела по воле Его. Десятая — испрашивать о том, чего не следует делать, и не совершать дурных поступков. Одиннадцатая — всеми силами стремиться возлюбить ближних своих и врагов своих. Двенадцатая — иметь в своем сердце неустанное попечение об этих добродетелях. После проповеди крещены были девять тысяч мужей и, кроме них, множество жен и детей.
Затем Фома направился вглубь Индии, где просиял славой бесчисленных чудес. Он открыл свет веры Синтиции, подруге Мигдомии, жены царского родича Каризия. Мигдомия спросила Синтицию: «Как думаешь, могу я взглянуть на этого человека?». По совету Синтиции Мигдомия изменила свой облик и пришла к апостолу, смешавшись с толпой бедных женщин, которым он проповедовал. Апостол стал рассказывать женам о бедствиях земной жизни, говоря среди прочего: «Жизнь земная полна несчастий, подчинена случайностям и подобна беглянке: когда мы считаем, что удержали ее, она, ускользая, бежит от нас». Он стал убеждать их усердно внимать Слову Божию, ибо на то есть четыре причины. Само Слово Божие можно сравнить с четырьмя родами вещей. Оно подобно целебной мази, поскольку исцеляет взор нашего разумения. Слово Божие сравнимо со страданием, ибо через него наши чувства очищаются и освобождаются от всех земных страстей. Оно подобно целительной повязке, залечивающей раны наших грехов. Слово Божие сравнимо с пищей, ибо оно услаждает нас небесной любовью. Подобно тому как все лекарства не исцелят страждущего до тех пор, пока он не примет их, так и Слово Божие не достигнет слабеющего духом, доколе тот не станет благоговейно ему внимать.
По проповеди апостола Мигдомия уверовала и с отвращением отвергла супружеское ложе. Тогда Каризий добился согласия царя и заключил апостола в тюрьму. Придя к Фоме, Мигдомия стала умолять апостола простить ее — ведь из-за нее он попал в тюрьму. Фома же ласково утешал Мигдомию, уверяя, что охотно примет все грядущие страдания. Тогда Каризий попросил царя прислать к нему царицу, сестру своей жены, поскольку та может переубедить Мигдомию. Но придя к Мигдомии, царица была обращена к вере той, чьи убеждения хотела поколебать. Узнав, столько чудес совершил апостол, царица сказала: «Прокляты Богом те, кто не верит в столь великие чудеса и деяния!». Апостол же кратко научил пришедших в темницу трем правилам. Фома сказал, что они должны возлюбить Церковь, почитать священство и постоянно собираться вместе, дабы внимать Слову Божию.
Когда царица вернулась к мужу, царь спросил ее: «Что ты так долго оставалась у Мигдомии?». Царица ответила: «Я полагала, что Мигдомия глупа, но она — мудрейшая из жен. Мигдомия отвела меня к апостолу Фоме и помогла мне обрести путь истины. Сколь неразумны те, кто не верует во Христа!». С той поры царица не пожелала разделять ложе с супругом.
Потрясенный царь сказал родичу: «Я хотел вернуть тебе твою жену, но потерял свою, и она восстала на меня много хуже, чем твоя жена восстала на тебя».
Царь приказал заключить апостола в оковы и привести во дворец, чтобы Фома немедля призвал жен вернуться к своим мужьям. Апостол же привел тройной пример и объяснил, что до тех пор, пока мужья упорствуют в своих заблуждениях, жены не должны к ним возвращаться. В тех примерах говорилось о царе, о башне и об источнике. Апостол сказал: «Будучи царем, ты не захочешь, чтобы твои слуги были неопрятны, но, напротив, пожелаешь видеть слуг и служанок чистыми. Как думаешь, сколь же сильнее должно радовать Бога чистейшее и непорочное служение? В чем моя вина, если я утверждаю, что Бог возлюбил в своих слугах те качества, которые ты ценишь в своих прислужниках? Я воздвиг башню до небес, а ты велишь мне разрушить все, что я построил? Я выкопал глубокий ров и вывел из глубины чистейший источник, ты же велишь мне засыпать его?».
Тогда разгневанный царь приказал принести раскаленные листы железа, чтобы апостол встал на них босыми ногами. Но немедля по воле Божией забил ключ и остудил раскаленное железо. По совету родича царь приказал бросить Фому в пылающую печь, но печь тотчас остыла, так что на следующий день апостол вышел из нее живым и невредимым.
Тогда Каризий сказал царю: «Заставь его принести жертвы богу Солнца, ведь этим он прогневает своего Бога, и Бог отвратит от Фомы Свой лик». Они стали принуждать апостола почтить их бога, но Фома ответил царю: «Ты лучше, чем твои поступки, но, не ведая Истинного Бога, ты поклоняешься изображению бога. Ты полагаешь, что мой Господь прогневается на меня, как Каризий, после того как я принесу жертвы твоему богу. Но еще сильнее Он разгневается на твоего бога и разобьет его кумир по моей молитве. Если я поклонюсь твоему богу и мой Бог не сможет повергнуть его кумир, я соглашусь принести жертвы. Но ты должен уверовать в моего Бога, если свершится то, о чем я сказал, и кумир твоего бога падет». Царь ответил: «Как ты смеешь говорить со мной, как равный с равным!». Тогда Фома, говоря по-еврейски, приказал заключенному в идоле демону разбить кумир, как только апостол преклонит перед ним колена. И вот апостол склонился в молитве и произнес: «Се, молюсь я, но не идолу. Се, молюсь я, но не металлу. Се, молюсь я, но не подобию божества. Я возношу молитву Господу моему Иисусу Христу: именем Его повелеваю тебе, о демон, таящийся в этом кумире, разбей его!». Тотчас идол растаял, как воск.
Все служители кумиров застонали, и верховный жрец того храма, подняв меч, пронзил им апостола со словами: «Я мщу за обиду, нанесенную моему богу!». Царь и Каризий обратились в бегство, увидев, что народ хочет отомстить за апостола и сжечь жреца заживо. Христиане же приняли тело апостола и с почестями похоронили его.
Спустя многие годы, в лето Господне 230-е, мощи апостола по просьбам сирийцев были перенесены императором Александром в город Эдессу, который некогда назывался Рагес Мидийский. После того как Абагар, царь Эдессы, удостоился получить письмо, написанное рукою Спасителя, в том городе не могли больше пребывать ни еретики, ни иудеи, ни язычники, и жители города не знали над собой власти тиранов. Всякий раз, когда враги восставали против Эдессы, крещеный ребенок, встав над городскими вратами, читал это письмо. Тотчас же, услышав слова, записанные рукою Спасителя, и по заслугам апостола Фомы, неприятель бежал или просил мира.
Исидор в книге О жизни и кончине святых говорит об этом апостоле следующее; «Фома, ученик Христов, подобие Спасителя, услышав, оставался неверующим, но уверовал, увидев. Он проповедовал Евангелие парфянам, мидянам, персам, гирканам и бактрийцам. Отправившись на Восток и достигнув отдаленных народов, Фома продолжал проповедовать до тех пор, пока страдания не снискали ему славу мученика. Он погиб, пронзенный копьями». Так у Исидора.
Также и Златоуст говорит, что Фома достиг царства магов, которые пришли поклониться Младенцу Христу. Фома крестил их, и маги стали исповедниками христианской веры.

Ещё чудеса святого Николая

Из «Золотой легенды»

Один муж тайно взял в долг у иудея некую сумму денег. Не имея другого поручителя, он поклялся перед алтарем Святого Николая, что возвратит деньги так скоро, как только сможет. Должник долго не возвращал деньги. Когда иудей потребовал их назад, тот человек стал утверждать, что уже вернул свой долг. Иудей отвел его в суд, где должника попросили принести клятву. Он же спрятал золото в посох, полый внутри, и взял посох в суд, притворившись, что ему необходимо на него опираться.
Перед тем как дать клятву, должник передал посох иудею, чтобы тот на время подержал его, и поклялся, что вернул заимодавцу больше денег, чем был должен. Поклявшись, он попросил у иудея свой посох назад, и тот вернул его, не подозревая о хитрости. На обратном пути обманщика неожиданно сразил сон, так что он упал на перекрестке, и быстро мчавшаяся повозка задавила его насмерть. Наполненный золотом посох разломился, и деньги рассыпались по земле. Узнав об этом, иудей поспешил туда и увидел, что обманут. Многие стали убеждать его забрать золото, но иудей наотрез отказался это сделать до тех пор, пока заслугами святого Николая не ввернется к жизни тот, кто лежал мертвым. Если это произойдет, иудей обещал принять крещение и стать христианином. И вот умерший воскрес, иудей же крестился во имя Христово.
Некий иудей увидел, что святой Николай наделен великим даром творить чудеса. Он попросил изготовить для себя его образ и поместил тот образ в своем доме. Уезжая надолго по делам, иудей грозно обращался к нему с такими или подобными словами: «Смотри, Николай, я оставляю тебя хранить мое добро. Если будешь плохо стеречь его, я накажу тебя плетьми и розгами». Однажды в отсутствие хозяина в дом забрались воры и унесли все, что смогли, оставив только изображение святого. Когда иудей вернулся и увидел, что его ограбили, он произнес перед образом такие или подобные речи: «Господин мой Николай, разве я не поставил тебя в своем доме охранять имущество от разбойников? Что же ты не захотел служить мне? Почему не помешал грабителям? За это ты претерпишь жестокие мучения и будешь наказан вместо разбойников. Я возмещу убыток, глядя на твои страдания, и остужу свой гнев, предав тебя побоям и порке». Взяв образ, иудей стал колотить его палкой и стегать плетьми. И тут произошло невиданное чудо. Приняв на себя удары плетей, святой Николай явился разбойникам, которые как раз в это время делили добычу, и сказал им примерно следующее: «Отчего меня так жестоко избили за вашу вину? Почему так сурово высекли? За что я претерпел столь великие мучения? Поглядите, мое тело покрыто синяками! Взгляните, как оно обагрено кровью! Сейчас же бегите и возвратите все награбленное, иначе гнев Всемогущего Бога обрушится на вас: ваше преступление станет явным, и все вы будете повешены!». Разбойники сказали в ответ: «Кто ты такой, чтобы говорить нам это?». Он ответил им: «Я — Николай, раб Иисуса Христа! Иудей подверг меня жестоким побоям в отместку за ваше преступление». Грабители испугались, пришли к иудею и рассказали ему о чуде. Узнав, как поступил тот с образом святого, они вернули иудею украденное добро. Так разбойники встали на путь истинный, а иудей обратился к спасительной вере.
Некий муж из любви к сыну, усердно изучавшему науки, из года в год торжественно отмечал праздник Святого Николая. Однажды отец мальчика задал пир и пригласил на него многих клириков. И вот к дверям подошел диавол в обличье странника и стал просить милостыню. Отец тотчас велел мальчику подать милостыню нищему. Мальчик вышел из дома и, не найдя странника, последовал за ним. Он дошел до перекрестка, но там диавол схватил ребенка и задушил. Узнав о том, отец разрыдался, принес в дом тело сына и, положив его на постель, стал в отчаянии стенать и причитать: «Сын мой любезный, что с тобою? О святой Николай, неужели такова награда за почести, что я воздавал тебе все это время?». И вдруг, когда он произносил эти и подобные речи, сын его, как будто пробудившись ото сна, открыл глаза и воскрес.
Некий благородный муж обратился к святому Николаю с молитвой, чтобы тот попросил Господа даровать ему сына, пообещав, что вместе с сыном придет в храм святого и принесет ему в дар золотую чашу. И вот у того человека родился сын и стал подрастать, так что надлежало пожертвовать золотую чашу в храм. Однако та чаша очень нравилась этому мужу. Он решил оставить ее у себя и велел изготовить другую чашу, столь же дорогую. Отправившись на корабле к храму Святого Николая, во время плавания отец попросил сына подать ему воды в первой чаше. Мальчик стал наполнять ее, но вдруг упал в море и тотчас пропал из виду. Горько оплакивая сына, отец, тем не менее, пожелал завершить данный обет. Подойдя к алтарю Святого Николая, он поставил на него вторую чашу, но она упала наземь, как будто кто-то ее столкнул. Он поднял чашу, но та снова была сброшена с алтаря и упала еще дальше. Все поражались, глядя на столь удивительное зрелище. И тут в храм, держа в руках первую чашу, вошел мальчик, живой и невредимый. Люди окружили его, и мальчик рассказал, что, когда он упал в море, ему тотчас явился блаженный Николай и сохранил его невредимым. И тогда обрадованный отец пожертвовал в храм обе чаши.
Некий богатый человек заслугами святого Николая вымолил себе сына и нарек его именем Адеодат, что означает Данный от Бога. Он построил в своем доме часовню в честь святого Божия и каждый год торжественно отмечал его праздник. Место, где они жили, находилось рядом с землею агарян. Однажды агаряне схватили Адеодата и отдали в рабство своему царю. На следующий год, когда отец мальчика благочестиво справлял праздник, его сын прислуживал царю, держа в руке драгоценную чашу И вот мальчик вспомнил, как его увели из родных земель, вспомнил радости и печали родных и все, что случалось в этот праздник в отчем доме, и стал глубоко вздыхать. Царь грозно спросил мальчика, почему тот вздыхает, говоря: «Какие бы чудеса ни совершил твой Николай, тебе суждено оставаться с нами!». Не успел он произнести эти слова, как налетел сильный ветер, до основания разрушивший дом. Вихрь подхватил мальчика вместе с чашей и перенес к дверям церкви, где его родители отмечали торжество Святого Николая. Сколь велика была радость всех, собравшихся там!
Иные, правда, говорят, что упомянутый юноша был родом из Нормандии. Он отправился за море и был захвачен в плен султаном, который часто бил его. Когда юношу высекли в праздник Святого Николая и посадили в темницу, он стал горько оплакивать свою свободу и радость, которая царила в день этого праздника в родительском доме. Неожиданно юноша заснул, а пробудившись, понял, что находится в часовне, принадлежавшей его отцу.

Как брат Пачифико во время молитвы видел душу брата Юмиле, своего брата по плоти, восходившую на Небеса

«Цветочки святого Франциска»

Были в Анконской провинции два брата, которые вступили в Орден после смерти Святого Франциска — одного звали брат Юмиле, а другого брат Пачифико. Оба они достигли великого совершенства и святости. Брат Юмиле жил в Монастыре Соффиано, где и скончался. Брат Пачифико жил в другом Монастыре, удаленном от того, где жил брат Юмиле.
Было угодно Богу, дабы брат Пачифико, молясь однажды в уединенном месте, вошел в экстаз и увидел душу своего брата, только что покинувшую тело и беспрепятственно восходящую прямо на небеса. Через много лет, в то время, когда, по требованию Владык Бруфорте, братья Монастыря в Соффиано переселялись из прежнего монастыря в другой и переносили останки праведных братьев, что скончались там, брата Пачифико послали туда.
И когда была вскрыта могила брата Юмиле, брат Пачифико взял кости его, омыл их вином, бережно вытер белым рушником и плакал над ними, целуя их с великой любовью. Другие братья были весьма удивлены тому, что он подает им столь дурной пример, ибо они не поняли, как человек настолько праведный может проявлять такую телесную привязанность к своему брату, почитая его останки превыше останков всех прочих братьев, которые были не менее праведны, чем брат Юмиле, и также заслуживали почитания.
Тогда брат Пачифико, узнав, что братья не правильно поняли его, кротко разъяснил им свое поведение, говоря: «Дражайшие братья мои, не удивляйтесь тому, что я почитаю кости брата моего превыше останков других братьев. Ибо — благодарение Богу! — не из мирских чувств поступаю я так, но потому, что, когда брат мой ушел из этой жизни, молился я в уединенном месте, очень далеко от монастыря, где он скончался. И видел я душу его, восходящую прямо на небеса. Вот почему я уверен, что его кости святы и будут почтены на Небесах. Если Господь откроет мне подобное о других братьях, я буду воздавать их костям такое же почтение».
Тогда братья убедились, что стремления брата Пачифико были благочестивы и праведны, и были наставлены тем, что он говорил им, и хвалили Бога, творящего такие чудеса ради праведных монахов Его.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

Месть святого Фомы

Из «Золотой легенды»

Когда апостол Фома пребывал в Кесарии, Господь явился ему, сказав: «Царь Индии Гундофер послал гонца по имени Аббан искать человека, искусного в ремесле зодчего. Иди же, я посылаю тебя к нему». Фома ответил: «Господи, если Ты желаешь того, Отче, отправь меня к индам». Господь сказал: «Иди спокойно, Я буду твоим хранителем. Обратив в веру индов, ты вернешься ко мне с пальмовой ветвью мученика». Фома ответил Ему: «Ты — Господь мой, и я — Твой слуга: да будет воля Твоя!».
В то время гонец прохаживался по рыночной площади, и Господь обратился к нему: «Юноша, что ты желаешь приобрести здесь?». Гонец ответил: «Мой господин послал меня, чтобы я привел к нему слуг, искусных зодчих, ведь он хочет построить дворец, подобный дворцам римлян». Тогда Господь подвел к нему Фому и поручился, что тот сведущ в ремесле зодчего.
Они сели на корабль и приплыли к некоему городу, царь которого праздновал свадьбу дочери. Царь приказал объявить через глашатая, чтобы все шли на свадьбу, ибо отказ оскорбит царя. Случилось, что Аббан и апостол пришли на праздник. На пиру девушка, играя на еврейской свирели, приветствовала каждого из гостей. Увидев апостола, девушка поняла, что он еврей, поскольку Фома не притрагивался к блюдам и не пил, но возлежал, подняв глаза к небу. Встав перед ним, она запела на родном языке: «Един Бог евреев, Который сотворил все сущее и наполнил водами моря», — и апостол попросил ее вновь повторить эти слова.
Виночерпий же заметил, что Фома не ест и не пьет, но только возлежит, устремив взор к небу, и ударил его по лицу. Апостол сказал ему: «Для тебя лучше, если в будущем ты получишь прощение, но в этом бренном мире тебе воздастся за нанесенный удар. Я не поднимусь с этого места до тех пор, пока собаки не принесут сюда руку, меня ударившую!».
Когда тот человек вышел набрать воды из источника, его растерзал лев и напился его крови. Тело виночерпия разорвали собаки, и один черный пес принес его десницу в пиршественную залу. Увидев это, толпа в ужасе оцепенела, девушка же, повторив слова Фомы, отбросила флейту и припала к стопам апостола.

Августин в книге «Против Фауста» осуждает эту месть и утверждает, что рассказ о ней придуман неким лжецом, поскольку сама легенда вызывает многие сомнения. Возможно, те слова были сказаны не в качестве пожелания, но как предсказание. Однако если внимательно исследовать изложенное Августином, то станет ясно, что в глубине души он не осуждает этот рассказ.
В той книге можно прочесть следующее: «Рассмотрим апокрифические писания. Манихеи читают книги апокрифов, написанные неизвестными мне сочинителями басен как бы от имени апостолов. Еще во времена их создателей эти книги могли быть удостоены войти в число канонических книг Святой Церкви, если бы их признали истинными святые и ученые мужи, которые жили в то время и могли исследовать написанное.
В одном из апокрифов говорится, что апостол Фома во время своих странствий, никем не узнанный, пребывал на свадебном пиру. Когда же некий прислужник ударил его, Фома воззвал к немедленному и суровому отмщению. Затем прислужник вышел к источнику, чтобы набрать воды для пирующих. Тотчас же на него напал лев и пожрал его. Руку, нанесшую Фоме легкий удар по голове, по слову, желанию и молитве апостола, оторвала собака и принесла к пиршественным столам, за которыми тот возлежал. Что может быть более жестоким? Однако там, если не ошибаюсь, также говорится, что апостол попросил даровать обидчику прощение в грядущем веке. Таким образом, за наказанием последовало благодеяние, и возмещение стало много большим, ибо апостол, который был угоден Богу, через тот страх обратил неразумных, и после сей бренной жизни они получили утешение в вечности.
Правдив ли этот рассказ или ложен, мне теперь не важно. Ведь доподлинно известно, что манихеи признают эти писания, отвергнутые церковным каноном, как правдивые и составленные очевидцами. Таким образом, на основании этого рассказа они могут заключить, что добродетель терпения, которой учит Господь, говоря: Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую (Мф 5, 39), может таиться в глубине сердца, даже если она не выражена жестом или словом. И потому апостол, которому нанесли удар рукою, вместо того, чтобы подставить обидчику другую щеку и тем самым позволить ему вновь совершить жестокость, обратился с молитвой ко Господу, дабы в будущем веке Он пощадил неправедного, но в настоящем не оставил несправедливость безнаказанной. Так апостол воистину сохранил в душе чувство любви, но внешне потребовал, чтобы наказание виновного стало примером для всех. Правда это или вымысел, почему не поверить, что охваченный подобным душевным порывом раб Божий Моисей поразил мечом творцов кумиров? Если мы сравним эти казни, разве не схожа смерть от меча с терзаниями и муками тех, кого загрызли дикие звери? Поэтому судьи, хранящие законы государства, приговаривают повинных в наиболее тяжких преступлениях к усечению мечом или отдают их на растерзание диким зверям». Так у Августина.

О благодарности за добродеяния

Сказка из «Римских деяний»

Один рыцарь больше всего на свете любил охотиться. Однажды он отправился на охоту, а навстречу ковыляет хромой лев и показывает рыцарю свою лапу. Рыцарь сошел с коня, вытащил из лапы зверя острую колючку, приложил к ране мазь, и лев стал здоров.
После этого происшествия как раз в тот самый лес прибыл поохотиться здешний король, поймал того льва и много лет держал в своем дворце. Рыцарь же совершил какой-то проступок против короля и скрылся в лесу, грабя и убивая мимо идущих путников. Король изловил рыцаря и решил бросить его на съедение льву, а для того, чтобы лев съел его, держал льва голодным. Рыцаря бросили в ров, и он весьма страшился в ожидании, когда лев на него кинется, а лев внимательно посмотрел на рыцаря и, узнав, обрадовался и семь дней оставался без еды.
Когда король услышал об этом, подивился, велел освободить рыцаря из рва и говорит ему: «Скажи, любезнейший, как это могло случиться, что лев тебя не тронул?». Тот говорит: «Государь, как-то я охотился в лесу, и этот самый лев, хромая, вышел мне навстречу, я вытащил из лапы его колючку и уврачевал рану; потому, я думаю, он теперь меня и не трогает». Король сказал: «Раз тебя пощадил лев, помилую и я, буде приложишь старание исправить свою жизнь». Рыцарь поблагодарил короля и впоследствии усовершился и окончил дни свои в мире.

Об обращении, жизни, чудесах и кончине преподобного брата Иоанна делла Пенна

«Цветочки святого Франциска»

Когда Брат Иоанн делла Пенна еще пребывал в миру и был простым мальчиком из провинции Анконы, однажды ночью прекрасное дитя явилось ему и, позвав, сказало: «Иоанн, ступай в Санто-Стефано, где проповедует один из Братьев-Миноритов. Услышь его слова и уверуй в учение, которое он исповедует, ибо я призвал его».
Тогда мальчик Иоанн поднялся, весьма смущенный, и пошел в Санто-Стефано. Там он увидел великое множество мужчин и женщин, ожидавших проповеди. Тот, кто проповедовал, был братом по имени Филипп, один из первых братьев, посетивших Анкону, ибо тогда в той провинции было учреждено всего несколько монастырей. И брат Филипп стал проповедовать. И говорил он столь благочестиво, говоря не от мирской мудрости, но по вдохновению Духа Христова, возвещая Царство вечной жизни.
Когда проповедь закончилась, мальчик подошел к брату Филиппу и сказал: «Отче, ежели примешь ты меня в Орден, я весьма охотно стану исполнять епитимью и буду служить нашему Господу Иисусу Христу». И брат Филипп, видя великую чистоту ребенка и его настойчивое желание служить Богу, сказал: «Приди ко мне в Риканати, и я приму тебя».
Тогда провинциальный капитул находился в Риканати, и мальчик в своей наивности вообразил, что это и есть странствие, которое, как было открыто в видении, надлежит ему совершить, и что после этого странствия он отправится на небеса, как только Брат Филипп примет его в Орден.
Поняв, что этого не свершилось, брат Иоанн, когда Министр объявил на Капитуле, что, ежели кто из братьев желает отправиться в Прованс ради добродетели святого послушания, то он охотно даст на то свое согласие, почувствовал великую охоту пойти туда. Ибо полагал в сердце своем, что сие и есть странствие, которое он должен совершить, прежде чем взойти на небеса. Но, побоявшись вызваться, поведал он о своем желании брату Филиппу и умолял его испросить для него дозволения отправиться в Прованс.
Тогда брат Филипп, видя его чистоту и благочестивость его стремлений, испросил для него дозволения, о котором тот просил. И маленький брат Иоанн с радостью отправился в путь, ибо верил, что, свершив сие странствие, он сразу взойдет на небеса. Но Богу было угодно, чтобы он оставался в той провинции, куда направился, двадцать пять лет в ожидании дня, когда же он отправится на небеса, живя в великой святости, являя собой пример праведности и возрастая в добродетели и любви к Богу и людям.
И он был любим как мирянами, так и братьями. И вот однажды, когда брат Иоанн молился, рыдая и скорбя о своем несовершенстве и о своем долгом странствии, Христос Благословенный явился ему, и он почувствовал, будто душа его растворяется в нем. И сказал Господь ему: «Сын мой, брат Иоанн, проси у меня, чего пожелаешь». И он отвечал: «Господь мой, я ни о чем не могу просить тебя, кроме как о Тебе Самом, более ничего не желаю. Однако же прошу Тебя простить мои грехи и даровать мне милость, дабы узрел я Тебя еще раз, когда буду весьма нуждаться в Твоем присутствии». И Христос Благословенный отвечал: «Твоя просьба исполнена». И сказав сие, исчез, оставив брата Иоанна весьма утешенным.
Наконец братья провинции Анконы, прослышав о святости брата Иоанна, упросили Генерала Ордена повелеть ему, ради святого послушания, вернуться в Анкону. Едва приказ настиг его, он отправился в путь с великой радостью, надеясь, что по возвращении отправится на небеса, как обещал ему Христос.
Придя в провинцию, он прожил там тридцать лет, никому не рассказывая о своем видении. И каждый день он надеялся, что, по милости Божьей, обетование исполнится. В это время он часто исполнял обязанности Гвардиана (Наместника Монастыря) с великой мудростью, и Господь сотворил через него много чудес.
Кроме прочих даров, которые он получил от Бога, был дух пророчества. Как-то, пока он был вне монастыря, один из вновь обращенных братьев был столь жестоко искушаем дьяволом, что решил оставить Орден сразу по возвращении брата Иоанна.
На это брат Иоанн, узнав через дух пророчества об искушениях и о решении новичка, поспешил вернуться в монастырь и призвав того повелел во всем признаться. Но прежде чем тот исполнил повеление, он сам поведал ему обо всех искушениях, как было открыто ему Господом, и завершил словами: «Сын мой, за то, что ты дождался меня и не покинул монастырь без моего благословения, Господь пожалел тебя, и ты не только не покинешь Орден, но и умрешь в нем по милости Божьей». И новообращенный брат остался в Ордене и стал праведным братом-миноритом. О сем поведал мне брат Уголино.
Тот же брат Иоанн, хотя разум его и был весьма мирен и спокоен, говорил очень редко. Он был человеком молитвы и редко возвращался в свою хижину после Заутрени, а оставался в церкви до утра.
Однажды ночью после Заутрени ангел Божий явился ему, сказав: «Брат Иоанн, жизнь твоя окончена, ибо момент, которого ты желал столь пылко, настал. Я знаю от Господа, что ты можешь просить его о даре, каком пожелаешь. Также я возвещаю тебе, что ты можешь выбрать между одним днем пребывания в Чистилище и семи днями страдания в мире сем». И брат Иоанн, выбрав семь дней страданий в этом мире, немедленно заболел и терзался от разных скорбей. Ибо он пребывал в сильной лихорадке, руки и ноги его поразила подагра, боль поразила все его тело, и многие другие страдания терзали его.
Но хуже всего было то, что дьявол предстал перед ним, держа в руках длинный свиток, на котором были записаны все его грехи, которые он совершил в мыслях, словах и делах. И дьявол сказал ему: «За эти грехи, которые ты совершил в мыслях, словах и делах, ты осужден пребывать в самой глубине ада». И казалось брату Иоанну, что он не совершил ни одного доброго деяния. Он даже забыл, что пребывал в Ордене, поверив, что был проклят, как говорил ему дьявол. И когда братья спросили его, как он себя чувствует, он отвечал: «Я весьма несчастлив, ибо проклят я».
Братья, видя сие, послали за старейшим братом по имени брат Маттео из Монте-Роббиано, который был человеком праведным и большим другом брата Иоанна.
Когда брат Маттео пришел, настал седьмой день страданий брата Иоанна. И брат Маттео подошел к нему и спросил — как он себя чувствует. «Я в скорби, — был ответ, — ибо я проклят». Тогда брат Маттео сказал ему: «Разве ты не помнишь, что часто исповедовался мне, и что я отпустил тебе все твои грехи? Разве не помнишь ты также, что служил Богу много лет в этом святом Ордене? Разве ты не знаешь, что милость Бога больше всех грехов мира сего, и что Иисус Христос Благословенный, Спаситель наш, отдал себя ради нашего спасения? Надейся, ибо я знаю точно, что ты будешь спасен».
И когда он умолк, испытания прекратились и искушения отошли. Тогда брат Иоанн, весьма утешенный, сказал брату Маттео: «Дорогой брат мой, ты устал. Молю тебя — иди и отдохни немного». Но брат Маттео не оставлял его. Поддавшись, наконец, его мольбам, он пошел немного передохнуть, и брат Иоанн остался один с братом, который ухаживал за ним.
И внемли! Христос Благословенный явился в великой славе, как обещал брату Иоанну явиться, когда тот будет весьма в нем нуждаться. И Он исцелил его от всех немощей.
Тогда Брат Иоанн сложил руки, благодаря Бога, дозволившего ему закончить долгое странствие своей земной жизни в руках Иисуса, Которому он поручил душу свою, удалившись от сей смертной жизни ради жизни вечной во Христе Благословенном, Которого он ждал так долго и жаждал узреть. Брат Иоанн был погребен в Монастыре Делла-Пенна-ди-Сан-Джовани.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

О святом апостоле Фоме

Из «Золотой легенды»

Фома означает бездна, или близнец, ведь по-гречески Дидим означает близнец. Или же Фома происходит от thomos, что значит отделение, или же отсечение. Его называли бездна, ибо Фома был удостоен постичь глубину Божественного, когда Христос ответил ему, вопрошающему: «Я есмъ путь и истина и жизнь» (Ин 14, 6). Его называли близнец, поскольку, в отличие от других, Фома дважды и вдвойне познал Воскресение Христово. Ведь иные познали Воскресение, увидев, он же — видя и осязая.
Его имя означает отделение, или отсечение, потому что он отделил свой дух от любви к миру, или потому, что Фома был отделен, или отсечен, от тех, кто уверовал в Воскресение Христово. Или же Фома происходит от totus means in Dei — целиком пребывающий в Боге любовью и созерцанием. Ведь в нем были три качества, указывающие на любовь к Богу. Проспер говорит о них в книге «О жизни созерцательной»: «Что значит любить Бога, если дух не охвачен желанием созерцать Бога, ненавистью ко греху и отвращением к миру». Или же Фома происходит от Theos, что звучит как Deus и meus.
Поэтому имя Фома означает Бог мой, ибо, удостоверившись, Фома уверовал и сказал: «Господь мой и Бог мой» (Ин 20, 28).

О том, что все надлежит делать обдуманно и предусмотрительно

Сказка из «Римских деяний»

Правил Домициан, весьма мудрый и столь же справедливый император, который никого не прощал, кто сходил со стези справедливости. Однажды, когда Домициан сидел за трапезой, пришел какой-то купец и постучал в ворота. Привратник отпер и спросил, что ему угодно. Пришедший в ответ: «Я купец и хочу предложить нечто, что могло бы пригодиться императору». После этих слов привратник ввел его в зал. Купец с подобающим почтением приветствовал императора. Тот говорит: «Любезнейший, какие у тебя есть товары?». Купец в ответ: «Владыка, три мудрых правила». Император говорит: «Какова же им цена?». «Тысяча флоринов». Император говорит: «А если эти твои правила окажутся мне ни к чему, я потеряю деньги?». Купец отвечает: «Владыка, коли правила вам не подойдут, я возвращу деньги». Император ему: «Ты рассуждаешь справедливо; скажи теперь, что это за правила, которые ты собрался мне продать». Купец: «Владыка, первое таково: все, что ты делаешь, делай добросовестно и думай о последствиях. Второе: никогда не сворачивай с большака на тропинку. Третье: не останавливайся на ночлег в доме, хозяин которого в летах, а жена его еще молода. Соблюдай три эти правила, и они сослужат тебе добрую службу». Император заплатил за премудрость тысячу флоринов, а первое правило: «Все, что ты делаешь, и т. д.» – приказал начертать в зале, в спальне, всюду, где он обычно проходил, и на скатертях, на которых ел.
Вскоре после прихода купца некоторые люди, поскольку император неуклонно соблюдал строгую справедливость, сговорились его убить. Они не могли сами убить Домициана и подговорили императорского брадобрея, чтобы он за мзду перерезал императору горло, когда будет брить ему бороду. Брадобрей получил от заговорщиков деньги и обещал исполнить то, что от него требовалось. Перед тем как брить императора, он смочил ему бороду и, приступив к делу, случайно опустил глаза и увидел на полотенце, завязанном вокруг шеи императора, надпись: «Все, что ты делаешь, и т. д.». Прочитав эти слова, брадобрей подумал: «Сегодня я согласился убить императора; если же убью его, конец мой будет плачевен, ибо меня приговорят к позорнейшей казни: ведь когда что-нибудь делаешь, надо думать о последствиях, как гласит эта надпись». Тут у брадобрея так задрожали руки, что бритва упала на пол. Император заметил это и спросил его: «Что с тобой?». Брадобрей: «Государь, сжалься надо мной, ибо сегодня я взялся за мзду убить тебя. По божьей воле мне вдруг попалась на глаза надпись на полотенце: «То, что делаешь, и т. д.», и я понял, что умру самой постыдной смертью. Поэтому у меня задрожали руки». Услышав это, император подумал: «Первое правило спасло меня от смерти, в добрый час я приобрел его у купца», – и говорит брадобрею: «Я прощаю тебя, если отныне будешь мне верен».
Когда вельможи поняли, что и таким образом не смогут покончить с императором, стали советоваться между собой, как его убить, и одни говорили: «В такой-то день император отправится в такой-то город, а мы, давайте, подкараулим его на тропинке, где ему надо будет проехать, и убьем». А другие: «Отличный совет». А император действительно стал собираться в путь, и, когда доехал до той тропинки, рыцари сказали ему: «Владыка, лучше езжай здесь, чем по большаку, ибо так ближе». Император подумал: «Второе правило гласит: никогда не сворачивай с большака на тропинку. Я послушаюсь этого правила». И сказал своим рыцарям: «Я не сойду с большака, вы же, если хотите, езжайте по тропинке и все приготовьте к моему прибытию». Рыцари поскакали по тропинке, а заговорщики, заметив это, решили, что император находится с ними, выскочили из засады и всех рыцарей перебили. Когда императору стало об этом известно, он сказал себе: «Вот уже и второе правило мудрости сохранило мне жизнь».
Заговорщики, видя, что не могут убить императора при помощи такой хитрости, стали совещаться, как им это сделать иначе. И одни сказали: «В такой-то день император придет в такой-то дом, где всегда останавливаются все знатные люди, ибо другого такого в том городе нет. Подговорим хозяина и его жену за вознаграждение убить его, когда он ляжет спать». Другие говорят: «Отличный совет!».
Когда император прибыл в этот город и остановился в упомянутом доме, он велел позвать к себе хозяина и, увидев, что тот уже в летах, сказал: «А ты не женат?». Хозяин в ответ: «Женат». Император ему: «Покажи мне свою жену». Он взглянул на женщину и увидел, что она совсем молода, не более 18 лет от роду. Император сказал тогда своему постельничему: «Скорее ступай и распорядись о ночлеге в другом месте, ибо я не останусь тут». Постельничий ему: «Владыка, повинуюсь, но ведь здесь все уже приготовлено, не стоит поэтому уходить, ибо в целом городе для нас нет подходящего пристанища». Император в ответ: «Говорю тебе, что хочу ночевать в другом месте». Постельничий тотчас обо всем распорядился, и император тайно перебрался в другой дом и сказал своим рыцарям: «Если вам угодно оставаться здесь, оставайтесь, только поутру явитесь ко мне». Когда все заснули, старик вместе с женой поднялся с постели, ибо они взялись за мзду убить спящего императора, и убили всех его рыцарей.
Наутро император встал и услышал, что рыцари убиты. Тогда он сказал в своем сердце: «О, если бы я ночевал здесь, был бы убит вместе со всеми остальными. Вот и третье мудрое правило спасло мне жизнь». А старика вместе с женой и всеми домочадцами повелел распять. До конца дней своих Домициан придерживался этих трех мудрых правил и потому прожил счастливо.