Жаба и лиса

Португальская сказка

Договорились жаба с лисой пшеницу посеять, а урожай пополам поделить.
Посеяли, собрали урожай, обмолотили, зерно в кучу ссыпали, а рядом стог соломы сложили. Закончили работу, разошлись по домам, спать легли. Рано поутру лиса прибежала к жабе, та ей кумой доводилась и по соседству жила, и говорит:
— Кума, подруга, хочу я тебе выгодное дельце предложить.
— Выкладывай, какое.
— Побежим наперегонки к гумну, кто первый прибежит — тот все зерно и заберет.
— Вот что, кума, — отвечает ей жаба, — я зарок дала никогда ничего не делать, не посоветовавшись со своей приятельницей. Зайди-ка еще раз через часок.
Ушла лиса, а жаба отправилась к другой жабе и обо всем ей рассказала.
— Не волнуйся, все будет в порядке, мы лису проведем, хоть она и хитрая, — отвечала жабе приятельница.
— А как?
— Мы с тобой похожи как две капли воды, лисе нас не различить. Я сейчас попрыгаю на гумно и начну зерно в мешки ссыпать. А ты ступай к лисе и подольше не соглашайся на ее предложение, надо время оттянуть. Да смотри, не вздумай бежать, пока я до гумна не доберусь. Конечно, солому можно было бы отдать лисе, но, пожалуй, проучить ее не мешает. Спрячу-ка я в стог собаку, вот уж она встретит рыжую, когда та соломки захочет взять.
Жаба, радуясь совету своей товарки, направилась домой и стала поджидать лису. Вскоре кумушка явилась.
Поторговались они, поспорили немного, наконец жаба сделала вид, что уступает. В назначенный час лиса помчалась к гумну. Прибежала, смотрит, а жаба уже зерно в мешки насыпала.
— Как же это ты, кума, так скоро управиться сумела? — недовольно промолвила лиса.
— Было бы желание, милая, — ответила жаба. — И вот что, раз уж мы с тобой подруги, забирай себе всю солому, хоть об том уговору и не было.
Лиса нос повесила, да делать нечего, бери, что дают.
Пошла попробовать, мягкая ли солома. А из стога собака как выскочит — да на лису, та бежать. Бежала, бежала, из сил выбилась и околела.

Съел сову!

Португальская сказка

Волк шел по лесу и увидал сову, сидящую на высокой сосне. Волк подошел и крепко обхватил сосну хвостом, словно собираясь перепилить. Сова, высунувшись из гнезда, сказала ему:
— Ах, кум, не пили, пожалуйста, сосну; мои детки свалятся вниз и умрут.
Волк отвечал:
— Коль не желаешь, чтоб я спилил сосну, спустись ко мне сама.
Сову это не очень-то устраивало, но — что ж поделаешь? — она стала потихоньку перелетать с ветки на ветку и, спустившись уже довольно низко, спросила волка:
— А тебе, волк, чего надобно? А он в ответ:
— Спустись еще немножко, дело есть. Сова возразила:
— Да ты говори, я и отсюда слышу. Волк настаивает:
— Спустись — поняла? Я тебе ничего дурного не сделаю.
Сова оплошала и спустилась к волку, а тот как щелкнет зубами, — да и схватил беднягу.
Сова говорит из пасти волка:
— Слушай, кум, погоди меня есть, я еще завещанье не составила.
А волк отзывается:
— Нет уж! Теперь ты попалась, голубушка.
Молит сова:
— Да ты хоть с детками-то дай проститься, вон они на дереве одни сидят.
Волк говорит:
— Не дам, кума, а то ты небось убежишь.
Сова покорилась:
— Ладно уж, только ты сам им тогда скажи, что меня съел, а то ведь ждать будут. Три раза повтори, чтоб услыхали: «Съел сову!»
Волк тихонечко так сказал, чтоб рот не больно-то открывать:
— Съел сову! Сова попрекает:
— Да что ж ты, кум, так тихо, они ж не слышат!
Волк повторил «Съел сову!» немного погромче.
А она недовольна:
— Ну вот, они не услышали! Погромче давай!
Волк тут разинул пасть, чтоб громко крикнуть «Съел сову!» — а она как вырвется, да сразу же и взлетела на самую верхушку сосны. Взглянула вниз на волка и говорит:
— Другую дуру ищи!

Волк и лиса

Португальская сказка

Нашла как-то лисица на мусорной свалке сапоги. Сунула в них лапы и решила не снимать: уж больно грязно кругом! Повертелась она, повертелась вокруг мусорной свалки и, не найдя больше ничего стоящего, скрылась в лесу. Идет она по лесу, а навстречу ей волк.
— О, кума лиса, где это ты такие сапоги себе купила?
— Где купила? — переспросила хитрющая. — Да я вовсе не купила, я их сама сшила.
Удивился волк и спросил, дорого ли они ей стали. На что лисица не сморгнув ответила, что ушло на них три барана, две овцы и четыре ягненка. Ну, а для кума, должно быть, достаточно будет одного быка, четырех баранов, трех овец и пятерых, а то и шестерых ягнят. Услышав, сколько нужно товару, чтобы сделать себе сапоги, волк сказал:
— А, бог с ними. Больно дорого!
— Дорого?! Конечно, дорого! Так ведь дешевле-то не получится. Лапы-то, посмотри, какие у тебя большие. Ясно, и товару нужно больше.
Не мог не согласиться волк с доводами лисы.
— Права ты, — сказал он. — Вот соберусь с духом и доставлю тебе все необходимое, а то ведь разутым того и гляди лапу наколешь. А наколешь лапу — сиди голодный несколько дней. Это уж точно.
И принялся волк за дело и очень скоро приволок лисе все, что требовалось. Довольна осталась лиса: теперь еды надолго хватит и шкуркой своей можно не рисковать.
А волк, отдавая лисе товар, поинтересовался, скоро ли будут готовы сапоги. На что лисица ответила:
— Да дней через пятнадцать приходи. Спустя пятнадцать дней пришел волк за сапогами, но лисы дома не застал. Пришел на следующий день — и опять не застал. Потом еще два-три раза приходил, и все без толку — к закрытой двери. Тут понял волк, что провела его рыжая, и поклялся отомстить:
— Убью, только попадись!
И вот однажды столкнулся он с ней нос к носу на лесной дороге. Испугалась хитрая, а волк ей и говорит:
— Ну, треклятая, где мои сапоги? Приободрилась лиса и отвечает, да так нежно, как ни в чем не бывало:
— Не сердись, куманек, бычья кожа-то плохо поддается обработке, ее дубить нужно больше, чем какую другую.
Услышав это, волк еще больше уверился, что обманут, и сказал:
— Известно мне твоё лисье дубление. Вот что: пришел день расплаты — готовься!
Бросилась тут лиса бежать и как только увидела первую попавшуюся нору, юркнула в нее. А нора маленькая оказалась, хвост-то лисы снаружи остался.
Оторвал волк хвост у лисы и пообещал хитрюге:
— Теперь везде тебя найду. Не уйдешь. Меченая ты!
Сообразила тут лиса, что не миновать ей смерти, — без хвоста-то ее среди рыжих просто узнать. Побежала на холм, тявкнула громко два раза, как было принято, собрала своих товарок и говорит:
— Решила я вас обучить одному красивому танцу, что видела в той стране, откуда только что вернулась. Но, чтобы обучиться ему, вы должны связать все свои хвосты в один узел.
И вот, когда поставленное условие было выполнено, крикнула:
— Ой, подруги милые, спасайтесь кто как может. Охотники со сворой гончих идут! Как-нибудь в другой раз потанцуем.
Ну что тут говорить: бросились лисицы врассыпную и пооторвали себе хвосты. А хитрюге только того и нужно было.
Спустя какое-то время опять столкнулся волк с лисой на лесной дороге.
— А-а-а! Теперь не уйдешь!..
— Это ты мне, кум волк? — спросила лисица. — И что это я сделала такого, что ты так зол на меня? Я всего-то шесть месяцев как из дальних странствий вернулась!
— Э-э-э! Не проведешь. Запамятовала, рыжая, как я тебе хвост оторвал?
— Хвост оторвал? Да будет тебе, куманек, теперь мода такая бесхвостая. Хочешь, пойдем на холм, где собираются лисы, сам увидишь.
Поднялся волк на холм, и лисица с ним. Тявкнула она громко два раза. Собрались ее товарки. Все как одна бесхвостые! Тут понял волк, что ошибся: нашел виноватую без вины.

Муравей и снег

Португальская сказка

Увязла у муравья в снегу нога.
— Ой, снег! До чего же ты сильный! Вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь!
А снег ему отвечает:
— Куда как сильный! Вон как солнце меня истончает.
— Ой, солнце! До чего же ты сильное! Ты истончаешь снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А солнце ему отвечает:
— Куда как сильное! Вон как стена мне путь застит.
— Ой, стена! До чего же ты сильная! Ты застишь путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А стена ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как мышь меня прогрызает.
— Ой, мышь! До чего же ты сильная! Ты прогрызаешь стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А мышь ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как кошка меня сжирает.
— Ой, кошка! До чего же ты сильная! Ты сжираешь мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А кошка ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как пес меня кусает.
— Ой, пес! До чего же ты сильный! Ты кусаешь кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А пес ей отвечает:
— Куда как сильный! Вон как палка с меня шкуру спускает.
— Ой, палка! До чего же ты сильная! Ты спускаешь шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А палка ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как огонь меня сжигает!
— Ой, огонь! До чего же ты сильный! Ты сжигаешь палку, которая спускает шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А огонь ему отвечает:
— Куда как сильный! Вон как вода меня гасит.
— Ой, вода! До чего же ты сильная! Ты гасишь огонь, который сжигает палку, которая спускает шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А вода ему отвечает:
— Куда как сильная! Вон как бык меня выпивает.
— Ой, бык! До чего же ты сильный! Ты выпиваешь воду, которая гасит огонь, который сжигает палку, которая спускает шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А бык ему отвечает:
— Куда как сильный! Вон как мясник меня забивает.
— Ой, мясник! До чего же ты сильный! Ты забиваешь быка, который выпивает воду, которая гасит огонь, который сжигает палку, которая спускает шкуру с пса, который кусает кошку, которая сжирает мышь, которая прогрызает стену, которая застит путь солнцу, которое истончает снег, который вон как уцепил меня за ногу — не отцепишь.
А мясник ему отвечает:
— Куда как сильный! Вон как смерть меня уносит!

Осёл

Португальская сказка

Сотворил господь бог животных и, известное дело, нарек их разными именами. Днями позже пришел он проверить, помнят ли они его урок. У всех животных имена накрепко в голове засели, один осел сплоховал — не помнит, и все тут. Тогда господь как ухватит его за уши и ну тянуть что есть силы. «Осел ты, — говорит, — осел и всегда ослом останешься!»

История букашки-карошиньи

Португальская сказка

Жила-была букашка-карошинья. Мела букашечка пол и нашла пять монет. Побежала она к соседке:
— Соседка, а соседка, посоветуй: куда деньги девать? — Купи себе гостинцев, — ответила соседка.
— Что ты, что ты! Я не лакомка. Побежала букашечка к другой соседке, от нее — к третьей, и та ей сказала:
— Купи себе лент, цветов, браслетов да сережек, сама сядь у окошка и скажи:

Я уж, кажется, всем неплоха,
Где бы мне отыскать жениха?

Накупила букашечка кружев, лент, цветов, золотых браслетов да сережек, нарядилась во все свои наряды и села у окошка, приговаривая:

Я уж, кажется, всем неплоха,
Где бы мне отыскать жениха?

Шел мимо бык:
— Иди за меня замуж.
— Ну-ка, подай свой голос.
— Му-му…
— Не подходишь ты мне, ты, будто дитя малое, ревмя ревешь.
А сама снова:

Я уж, кажется, всем неплоха,
Где бы мне отыскать жениха?

Шел мимо осел:
— Иди за меня замуж.
— Ну-ка, подай свой голос.
— Иа-иа…
— Не подходишь ты мне, ты, словно дитя малое, ревмя ревешь.

Шел мимо пес, букашечка — к нему:
— Дозволь услыхать твой голос.
— Гав-гав…
— Не подходишь ты мне, ты, словно дитя малое, ревмя ревешь.

Шел мимо кот:
— Ну-ка, подай свой голос.
— Мяу-мяу…
— И ты мне не годишься, и ты, будто дитя малое, ревмя ревешь.

Шел мимо мышонок:
— Иди за меня замуж.
— Ну-ка, подай свой голос.
— Тсс-тсс…
— А вот ты мне подходишь, пойду за тебя замуж, — сказала букашка.

Женился мышонок на букашечке-карошинье, и стали его величать Жоаном Мышонком. Зажили они в мире и согласии. День идет за днем, настает воскресенье. Посылает букашечка мужа поглядеть на котелок: в нем к обеду бобы варились. Подошел Жоан Мышонок к очагу, сунул лапу в котел, а лапа-то и увязла. Сунул другую — и другая там осталась. Сунул он ногу — тотчас весь в похлебке оказался, да так и сварился вместе с бобами.

Воротилась букашечка с мессы — мужа хватилась. Поискала она по всем углам, поискала — не нашла и про себя решила:
— Никуда не денется — вернется, а я пока за бобы примусь.

Стала она выкладывать похлебку на тарелку, а Жоан Мышонок мертвехонек в бобах лежит. Букашечка в крик, тут спрашивает ее скамейка:

— Что ты слезы льешь, букашка,
Отчего вздыхаешь тяжко?

— Мне уж больше не видать
Муженька! Как не рыдать?

— Чтоб развлечь тебя, я стану
Рядом прыгать и скакать!

Тут в разговор вступила дверь

— Что с тобой, скамья-скамейка,
Что пустилась ты скакать?

— Дон Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, я ж пустилась
Возле плачущей скакать.

— Если так, засов я стану
Задвигать и отпирать.

Тут сказало бревно:

— Дверь, зачем засов со скрипом
Задвигать и отпирать?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, а скамейка
Принялась вокруг скакать,
Я — засов отодвигать.

— Если так, то мне осталось
Пополам себя сломать.

Тут сказала сосна:

— Отчего, бревно, ты хочешь
Пополам себя сломать?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, а скамейка —
Возле плачущей скакать,
Дверь — засов отодвигать,
Я сломалось, посмотри!

— Если так, себя я вырву
Вместе с корнем из земли!

Прилетели к сосне пташечки, захотели отдохнуть — глядь, сосна-то корнями наружу лежит:

— Что с тобой, сосна, случилось?
Что ты стала засыхать?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, а скамейка —
Возле плачущей скакать,
Дверь — засов отодвигать.
А бревно так горевало —
Пополам себя сломало!
Я — рванулась из земли…

— Вырвем мы глаза свои!

Вырвали пташечки себе глаза и полетели к роднику напиться. А родник им и говорит:

— Где вы, пташки, побывали,
Где вы глазки потеряли?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала плакать и рыдать
Карошинья, а скамейка —
Возле плачущей скакать,
Дверь — засов отодвигать,
А бревно — себя ломать,
А сосна-то, посмотри,
Вышла с корнем из земли.
Мы же глазки потеряли…

— Я иссякну от печали!

Прибежали к роднику по воду королевские пажи — смотрят, родник-то весь высох:

— От какой такой беды
Ты остался без воды?

— Наш Мышонок умер — глядь,
Стала вдовушка рыдать,
А скамья — вокруг скакать,
Дверь — засов отодвигать.
Пополам бревно сломалось,
Засыхать сосна осталась,
Птицы глазки от кручины
Потеряли, я иссяк…

— Горе, горе! Если так, —
разобьем свои кувшины!

Вернулись пажи во дворец, а королева их спрашивает:

— Что случилось? Без причины
Перебили вы кувшины?

— Умер наш Мышонок — глядь,
Стала вдовушка рыдать,
А скамья — вокруг скакать,
Дверь — засов отодвигать.
Пополам бревно сломалось,
Засыхать сосна осталась,
Птицы глазки от кручины
Потеряли, ключ иссяк,
Мы ж разбили все кувшины!

— Мне б кухаркой с горя стать,
В рваной юбке щеголять!

Тут сказал сам король:

— Я ж на красных углях буду
Голым задом восседать!

Медведь

Португальская сказка

Жили некогда два охотника. Как-то зашли они в лавку договориться о продаже медвежьей шкуры, хотя зверя еще и в глаза не видели. Договорились и отправились в лес. Идут, и неожиданно нос к носу сталкиваются с косолапым. Один из них в мгновенье ока вскарабкался на дерево, а другой, не успев удрать, плюхнулся на землю и притворился мертвым. Подошел к нему медведь, обнюхал, повернулся и ушел. Когда опасность миновала, тот, кто на дереве сидел, и спрашивает у приятеля, что это ему медведь так долго на ухо нашептывал.
— А он сказал мне, — ответил тот, что лежал на земле, — очень опасно шкуру неубитого медведя продавать.

Притворщицы

Португальская скзака

Жил на свете король, и были у него в свите два дворянина. Имел один из них трех дочерей, уж таких, по его словам, набожных, таких далеких от мирского. У другого была всего одна дочка, бойкая да смешливая.
Собрались как-то знатные дамы и заговорили о своих дочерях. Поблизости принц оказался. Услыхал он их речи и тотчас к королеве: одолжить у нее украшенья. Сам коробейницей переоделся и отправился к дому дворянина — родителя трех богомолок. Постучался он, слуги пошли за хозяйкой, и она ему сказала:
— Что ты, что ты! До украшений ли моим дочкам! Да у них на уме одни молитвы.
Тогда напросилась торговка к дворянину на ночлег, да непременно у девиц спать пожелала: там-де ей будет покойнее за украшенья, они ведь немалых денег стоят. Передала мать старухины речи дочкам, а те — ни в какую:
— Только старух нам и не хватало. Нам молиться нужно.
Но и мать не уступает:
— Тут она ляжет, в углу на рогожке. Упаси господь, чтоб ограбили ее в моем доме.
Вошла коробейница в комнату к девицам, легла и спящей притворилась. А глубокой ночью пожаловали три парня — возлюбленные девиц. Уходя, позабыл каждый по вещице. Углядела старуха те вещицы, схватила и была такова.
На другой день дождался принц ночи и пошел в старушечьем обличье к дому другого дворянина. Постучался, вышла к нему сама хозяйка. Коробейница — ей: при мне, мол, украшенья, не захочет ли ваша дочка на них взглянуть.
Дочка долго ждать себя не заставила — прибежала, украшенья в руках повертела, а потом сказала:
— Что-то ничего мне, голубушка, не приглянулось. А что до ночи тебя продержала, так ночуй у нас, хоть бы и у меня в спаленке.
Накормила она старуху ужином, в спальню проводила, на свою постель уложила. Улеглась торговка и спящей притворилась. А девушка кудри расчесала, богу помолилась и, скинувши сорочку, подле старухи прилегла. Только глаза она смежила — коробейница за сорочку — и была такова.
На другой день рассылает принц гонцов ко всем дворянам, велит им во дворец со всем семейством явиться. Вот приходят они, подзывает принц одного дворянина и выкладывает ему вещицу: не его ли. Дворянин ту вещицу признал и во всем перед принцем покаялся. Задал принц такой же вопрос двум другим молодцам. От такого позору богомолкам было впору сквозь землю провалиться. Настает черед сорочки. Подзывает принц ее хозяйку, а та ну хохотать. Мать ее одергивает:
— Постыдись, дочка, не пристало тут смеяться.
— Ах, матушка! Это ж принц той торговкой прикинулся и сорочку мою украл.
Принц и спрашивает:
— Не эту ли?
— Эту самую.
— Если так, получайте назад вашу сорочку и знайте, что отныне жена вы мне перед богом и людьми. А для богомолок этих велю я возвести монастырь и упрятать их туда навсегда.

Попугай

Португальская сказка

Один купец, когда на море его застигла сильная буря, дал обет, что ежели спасется, то женится на самой что ни на есть бедной девушке, была бы только честная. Когда буря улеглась, он сошел на берег в первом же порту и женился там на девушке очень бедной, очень честной и очень красивой. Едва справили свадьбу, купец забрал молодую жену и отплыл к себе на родину. Прошло время, и купец снова решил пуститься в плаванье, и, сколько жена ни молила его не подвергать себя новым опасностям, он настоял на своем и ушел на пристань, намереваясь отплыть на первом же корабле. Подойдя к берегу, он увидел, что один человек предлагает всем прохожим купить у него попугая. Просил он недешево, так как, по его словам, попугай был большой говорун. Наш купец приобрел попугая и, прежде чем отправиться в свое путешествие, отнес его домой, посоветовав жене всячески беречь его и холить.
Случилось так, что принц, давно прослышав о красоте купеческой жены, пожелал ее обязательно увидеть и всячески старался добиться с ней свиданья. Как только он узнал, что муж красавицы отправился в дальние края, он возобновил свои попытки с удвоенной силой. Много дней он не мог придумать, как к ней подступиться, покуда не договорился с одной старухой, что она пойдет в дом купца и уговорит хозяйку пройтись с ней до кладбища, места темного, где и днем-то не встретишь ни души.
Старуха пошла к купцовой жене и сказала ей, что все женщины, у кого муж в отлучке, имеют такой обычай: ходить ночью на кладбище молиться пред ликом святой девы о его благополучном возвращении. Бедная женщина поверила словам старухи и просила ее зайти, как стемнеет. Вечером, в урочный час, старуха была тут как тут. Но попугай притворился, что сильно занемог, весь трясся, бедняжка, как в лихорадке, и когда хозяйка приготовилась выйти из дому вместе со старухой и служанкой, стал кричать, что помирает. Хозяйка вернулась прямо с порога и занялась попугаем, который жалобно просил супу. Служанка пошла готовить суп очень неохотно и накинулась на попугая. Он отвечал:

Молчи ты, Марьяна,
Не злись, бога ради,
Хозяин приедет —
Не будешь внакладе.

Подали суп, и попугай стал распевать:

Суп горяч, не стану кушать,
Лучше прежде остужу,
Коль желаете послушать,
Я вам сказку расскажу.

И попугай принялся сказывать сказку:
— Жили-были король с королевой и сильно огорчались, что у них нет детей. Как-то приснился королеве сон, что у нее будет дочка и у этой дочки будет спокойная старость и тяжелая молодость, или наоборот, тяжелая старость и спокойная молодость, тут уж выбирать надо. Королева во сне выбрала и загадала, чтоб у дочери лучше старость была спокойная.
Ну, рассказала она свой сон королю и какую долю для дочери выбрала. Король выбор одобрил.
Через некоторое время у королевы родилась девочка, и король решил растить ее в башне, чтоб только няня за ней ходила, а никто больше ее и не видел. У самой башни, куда никто не входил, был разбит сад, где девочка всегда играла. Няня обучала маленькую принцессу всему, что следует знать знатной девушке. Вот как-то раз сидела принцесса в своем саду и вышивала платок, как вдруг, откуда ни возьмись, налетела большая птица, вырвала из рук платок и улетела вместе с ним. Девочка побежала за птицей, а та улетала все дальше и дальше, покуда не бросила платок на землю в открытом поле, у самого леса. Девочка подобрала платок, но, оглянувшись, поняла, что заблудилась. И тут вышел к ней незнакомый принц, завел с ней беседу, а в конце беседы надел ей на палец кольцо и говорит:
— Не потеряй это кольцо: я пойду поищу мою свиту, а через два часа вернусь за тобой.
Девушка ждала два, три, четыре часа, а принц все не шел. Было уже совсем темно, когда из лесу выехали три всадника и, подскакав к девушке, спросили ее, что она здесь делает одна; она отвечала, что ходила с братом на охоту, да заблудилась. Всадник, с виду постарше других, предложил ей с ним ехать, и они пустились в дорогу, вместе, конечно, с его двумя спутниками.
Дело в том, что этот постарше был король, а двое помоложе — принц, его сын, и герцог, жених его дочки. Вот приехали они во дворец, и девушка сразу же очень подружилась с принцессой.
Неизвестно по какой такой причине, но принцесса вдруг поссорилась со своим женихом-герцогом, и этот последний, ища, как бы отомстить ей за обиду, решил обратиться к колдунам. И такое они придумали колдовство, что принцесса превратилась в буйнопомешанную и убивала прямо на месте всех, кто входил к ней в комнаты, чтоб принести ей пищу.
Принц, брат сумасшедшей принцессы, очень привязался к девушке, найденной в лесу, но поскольку она не могла забыть того, первого принца, что подарил ей кольцо, то на этого принца не обращала никакого внимания. Этот же, чтоб отомстить ей за такое обращение, пошел к королю-отцу и сказал ему, что девушка сама предложила отнести ужин сегодня вечером недужной принцессе. Король сильно удивился такому предложению, — ведь это верная смерть, — но, доверяя во всем своему сыну, послал за девушкой и сказал ей:
— Поскольку ты сама предложила отнести сегодня вечером ужин моей несчастной дочери и твоей подруге, то я благодарю тебя за преданность и разрешаю тебе сделать это.
Девушка была очень удручена подобным приказом, но ничего не сказала.
Едва стемнело, она пошла к дому, где была заперта принцесса, неся с собою ее ужин и зажженную свечу. Дом тот стоял в саду, и по дороге свеча в руке у девушки погасла. Бедняжка еще больше опечалилась, но продолжала свой путь. Вглядевшись в темноту, она различила вдалеке огонек. Туда она и направилась и вскоре очутилась у двери маленькой хижины. Она постучала, и на стук вышел герцог, жених принцессы.
— Что вы здесь делаете? — спросил герцог.
— Я пришла свечу зажечь.
— А как принцесса?
— Поправилась. Я как раз от нее. Она была сумасшедшая, но теперь совсем-совсем выздоровела.
Тогда герцог пришел в ярость и убил двух негров-колдунов, которые здесь же в углу творили свои наговоры, да еще обозвал их при этом мошенниками и обжорами.
Девушка зажгла свечу и вернулась в сад. Подойдя к помещению, где была заперта принцесса, она увидела, что та весело прыгает по комнате. Она подошла к подруге и поцеловала ее, а принцесса радостно ответила на ее поцелуй. Потому что ведь со смертью колдунов к принцессе вернулось здоровье.
Во дворце устроили пышный праздник в честь выздоровления принцессы, и все в один голос хвалили девушку, излечившую ее.
Только вот принц…
Тут попугай прервал свой рассказ и сказал:
— Супчик мой совсем простыл; я поем, а вы идите лягте, а то уж рассветает.
И правда, было уже утро; жена купца пошла вздремнуть, служанка последовала ее примеру, а старухе ничего другого не оставалось, как убраться восвояси.
Вечером принц заявился к старухе на дом; она рассказала ему, как все получилось, и обещала, что нынешней ночью уж обязательно выманит купцову жену из дому и приведет на кладбище.
Старуха вечером опять пошла в дом купца, но попугай занемог пуще прежнего и вопил отчаянно. Хозяйка взяла его на руки и так обласкала, что он в конце концов затих и стал было засыпать. Но когда она уже спускалась по ступенькам вместе со служанкой и старухой, принялся кричать пуще прежнего, уверяя, что помирает. Хозяйка немедленно взбежала наверх по ступенькам и, хотя старуха и служанка уговаривали ее не обращать внимания на попугая, заявила, что остается дома. Попугай — подарок мужа, и она не имеет права покинуть в таком положении бедную птицу.
— Что с тобою, мой милый попугай?
— Ах, мне бы супчику с маслом, совсем я плох, хозяйка, совсем плох.
Служанка принялась ворчать, что вот, мол, какие капризы, но попугай сказал ей:

Молчи ты, Марьяна,
Не злись, бога ради,
Вернется хозяин —
Не будешь внакладе.

Подали суп, и попугай принялся распевать:

Суп горяч, не стану кушать,
Лучше прежде остужу,
Коль угодно всем послушать,
Я вам сказку расскажу.

И попугай продолжал свою сказку:
— Вскорости весть о том, что девушка вылечила принцессу от сумасшествия, облетела всю округу. Случилось так, что в одном соседнем королевстве был один принц, тоже какой-то помешанный. Увидел, говорят, как-то раз какую-то девушку, влюбился, а она пропала у него из глаз — и след простыл. С тех пор принц в уме и помутился. Король, его отец, узнав, что неподалеку есть девушка, которая лечит всякие такие болезни, послал к королю-соседу своих людей с просьбой отпустить девушку к нему во дворец, может, она вылечит и его сына. И девушка поехала, очень печальная и удрученная таким порученьем. В соседском дворце ее приняли с большими почестями. В тот же день ее повели в комнаты, где был заперт больной принц. По совету короля-отца она взяла с собой небольшой прутик, так как ей сказали, что когда принц на кого-нибудь бросается, то достаточно легонько ударить его палкой — и он сразу же затихнет.
Как только девушка вошла к принцу, он хотел на нее наброситься, но она лишь задела его прутиком по плечу, он сейчас же отошел и смиренно сел в угол. И тут девушка узнала в принце того, кто подарил ей кольцо. Принц тоже узнал девушку и бросился перед ней на колени, прося показать руку. Когда он увидел, что кольцо, его подарок, по-прежнему у нее на пальце, он сильно обрадовался и рассказал ей, что не смог тогда за нею вернуться, потому что и сам заблудился, и только поздно ночью придворные разыскали его.
Ну, а отец этого полоумного принца очень уж удивлялся, куда пропала девушка, почему так долго не возвращается от его сына. В конце концов он сам отправился взглянуть и был совершенно поражен, увидев, как весело они болтают друг с другом. Едва он вошел в комнату, сын подбежал к нему, говоря, что это и есть та самая девушка, которую он повстречал на охоте и которой дал кольцо. Ну, а король…
В этом месте попугай опять прервал свой рассказ, говоря:
— Мой супчик едва теплый, сейчас только его и есть можно; а вы, хозяйка, пошли бы прилегли, уж день на дворе. Гулять вечером пойдете.
Все так и сделалось.
В этот вечер старуха получила от принца порядочную взбучку, но опять вышла сухой из воды, твердо пообещав, что этой-то ночью она во что бы то ни стало приведет ему купецкую жену.
Стоит ли добавлять, что и в эту ночь полностью повторилась знакомая нам сцена. Попугай принялся кричать и требовать супу — на сей раз с маслом и сахаром; хозяйка велела служанке приготовить, а та принялась яростно бранить попугая, который отвечал:

Молчи ты, Марьяна,
Не злись, бога ради,
Уж близко хозяин —
Вдруг будешь внакладе?

Подали суп, и попугай распелся:

Суп горяч, не стану кушать,
Лучше прежде остужу,
Коль намерены послушать,
Я вам сказку расскажу.

И попугай продолжал свою сказку: — Ну, а король остался очень доволен тем, что принц так быстро поправился, и понял, что девушка эта не только красивая, но и умная и порядочная. Тут же он послал за королевой и всеми придворными. Во дворце, в присутствии короля и королевы, девушка рассказала всю свою историю от рождения до сегодняшнего дня (в этом месте попугай подробнейшим образом эту историю изложил), и король с королевой остались чрезвычайно довольны тем, что девушка, оказывается, принцесса.
На следующий день была сыграна свадьба принца с принцессой и задан роскошный пир на все королевство. Сразу же послали к отцу принцессы гонцов с вестью, что его дочь вышла замуж за принца, и не прошло и трех недель, как три короля, три королевы и соответственное количество ихних советников съехались на свадьбу.
Но тут попугай прервал свой рассказ и сказал:
— Пора уж мне супу поесть. Пойдите сосните, солнце давно встало. Нынче в полдень хозяин приедет.
Так все и произошло.
Купец и вправду приехал ровно в полдень. Тут уж попугай все рассказал: какие сети расставила хозяйке противная старуха, как служанка бранила его, попугая…
Купец выгнал служанку и задал хорошую трепку старухе. Впрочем, что касается старухи, то вечером того же дня ей задали вторую трепку — когда принц узнал, как удачно она выполнила его порученье…

Мартышки

Португальская сказка

Жил на свете один торговец, что красными беретами торговал. Как-то раз шел он с товаром через лес. Жара стояла невыносимая. Притомился он и решил передохнуть в тени под деревом, а чтобы сквозь листву голову солнцем не напекло, берет натянул. Устроился, баул с товаром рядом поставил и уснул. Когда выспался, встал, за баул взялся, а он… пустой, ни одного берета! Что за напасть такая? Кто береты украл? Где вора искать? Туда, сюда — глядь, а на дереве, под которым он спал, мартышек стая. По ветвям прыгают, рожи строят и все как одна в милых его сердцу красных беретах. Вот беда-то: пропал товар. Расстроился торговец и с досады сорвал с головы берет, да в сердцах хлоп его о землю.
Мартышки словно того и ждали: тут же все береты и побросали вниз. Торговец скорехонько подобрал их, запихал в баул и давай бог ноги из лесу.