Виноград священника из Риети

Как виноград священника из Риети, в чей дом вошел Святой Франциск, чтобы помолиться, был растоптан множеством людей, пришедших, чтобы увидеть Святого. И как лоза произвела даже больше винограда, чем обычно, по обещанию Святого Франциска. И как Господь открыл Святому, что небеса будут его уделом, когда он покинет этот мир

«Цветочки Святого Франциска»

Однажды Святой Франциск сильно страдал от болезни глаз, и Кардинал Уголино, покровитель его Ордена, искренне любивший Святого, написал ему письмо, в котором предложил прибыть в Риети, где тогда был превосходные глазные врачи. Святой Франциск, получив письмо Кардинала, вначале прибыл в Сан-Дамиано, где была Сестра Клара, праведная супруга Христова, дабы преподать ей духовное утешение, намереваясь затем отправиться к Кардиналу.
На следующую ночь после прибытия в Сан-Дамиано глаза Святого заболели так сильно, что он не мог видеть свет и был вынужден отказаться от дальнейшего путешествия. Тогда Сестра Клара сделала ему маленькую хижину из камыша, чтобы ему было удобнее отдохнуть. Но Святой Франциск, из-за сильной боли и множества крыс, которые досаждали ему, не смог отдохнуть ни днем, ни ночью.
Страдания продолжались несколько дней, и Святой начал думать, что все эти бедствия посланы ему Богом в наказание за его грехи. И он возблагодарил Господа в сердце своем и устами своими, рыдая и восклицая громким голосом: «Бог мой, я заслужил все это и дальше больше. Господь мой Иисус Христос, ты Добрый Пастырь, явивший милость твою нам, бедным грешникам, в различных скорбях телесных и страданиях, которые ты изволишь посылать нам. Пошли мне, твоему малому агнцу, такую милость, чтобы никакая боль, как бы велика она не была, ни немощь, ни страдания никогда не отделили меня от тебя».
Когда он так молился, был голос с небес, говоривший: «Франциск, если бы вся земля была из золота, если бы все моря и источники, и все реки были бы из благовонного бальзама, если бы все горы, все холмы и все скалы были бы из драгоценных камней, и если бы ты мог найти сокровище более драгоценное, настолько, насколько золото драгоценнее земли, а бальзам — воды, и драгоценные камни — дороже гор и скал, если бы такое драгоценное сокровище было предложено тебе вместо твоей немощи, не был бы ты рад и удовлетворен?»
Святой Франциск отвечал: «Господи, недостоин я такого сокровища». И глас Божий говорил вновь: «Возрадуйся всем сердцем своим, Франциск, ибо такое сокровище есть жизнь вечная, которую я уготовил для тебя, и сейчас обещаю тебе. И твоя немощь и болезнь есть залог этого благословенного сокровища».
Тогда Святой Франциск исполнился радости от столь славного обещания. Он позвал своего спутника и сказал ему: «Пойдем к Кардиналу». Смиренно простившись с Сестрой Кларой и ободрив ее благочестивыми словами, Святой отправился в Риети.
Когда он приблизился к городу, навстречу ему вышло такое множество людей, что он не пошел в город, но направился в церковь, что находилась милях в двух оттуда. Но люди, узнав, куда он пошел, направились туда же, даобы увидеть Святого.
И вот виноградник, окружавший церковь, был сильно поврежден, и все лозы — втоптаны в землю. Священник, которому принадлежал этот виноградник, весьма опечалился и уже раскаивался, что согласился принять Святого Франциска в своей церкви. Мысли священника были открыты Святому. Он позвал того и сказал: «Дражайший отец, скажи мне, сколько вина приносил этот виноградник в урожайный год?» Тот отвечал: «Двенадцать мер».
Святой Франциск сказал: «Молю тебя, отче, возымей терпение и снеси мое присутствие здесь еще несколько дней, ибо я обрел великое утешение в церкви сей. И, ради любви к Богу и ради меня, его бедного служителя, позволь людям топтать твой виноградник. Ибо обещаю тебе именем моего Спасителя Иисуса Христа, что твой виноградник будет приносить каждый год двадцать мер вина».
И Святой Франциск оставался там во благо душ всех, кто приходил увидеть его, ибо многие уходили исполненными божественной любви и оставляли мирскую жизнь. Священник, веривший обещанию Святого Франциска, оставил виноградник открытым для всех, кто приходил увидеть Святого.
И, о чудо из чудес! Хотя виноградник был полностью разорен, так что в нем оставалось несколько маленьких лоз, торчавших в разных местах, когда пришло время сбора винограда, священник собрал несколько гроздьев, которые остались, и положил их в пресс. И, по обещанию Святого Франциска, этих несколько маленьких гроздьев хватило, чтобы произвести двадцать мер превосходного вина.
Это чудо учит нас, что, как по добродетелям Святого Франциска виноградник, хотя и лишенный лоз, произвел вино в изобилии, также и многие Христиане, чьи грехи лишили их добродетели, через молитвы и заслуги Святого обрели в изобилии добрые плоды покаяния.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь.

Пьетро д’Апоне

Пьетро д’Апоне

Итальянская средневековая легенда

Пьетро д’Апоне родился в селении Апоне, неподалеку от Падуи, в 1250 году. Как и его друг Арнальдо де Вилланова, он был выдающимся врачом, занимаясь при этом астрологией и алхимией. Он много лет практиковал в Париже и сколотил огромное состояние, избавляя людей от боли и страданий, а также предсказывая будущее. Когда он попал в полосу неудач, то вернулся в свою страну, имея репутацию первостатейного мага. Все верили, что он извлек из преисподней семь злых духов и держал их запертыми в семи хрустальных вазах, а когда ему требовались их услуги, посылал в разные концы земли для исполнения его желаний. Первый дух специализировался на философии, второй — на алхимии, третий — на астрологии, четвертый — на медицине, пятый — на поэзии, шестой — на музыке, седьмой — на живописи; и всякий раз, когда Пьетро хотел получить информацию по любому из этих искусств, ему нужно было просто подойти к соответствующей хрустальной вазе и высвободить нужного духа. Таким образом он немедленно узнавал все секреты мастерства и мог, если бы захотел, превзойти Гомера в поэзии, Апеллеса — в живописи или самого Пифагора — в философии. Про него говорили, что хотя он и умеет делать золото из меди, но почти не пользуется этой своей способностью, а постоянно добывает деньги другим, менее похвальным способом. Всякий раз, когда он платил золотом, он бормотал известное ему одному заклинание, и на следующее утро золото возвращалось к нему целым и невредимым. Торговец, которому он его отдавал, мог запирать его в сейф и приставлять к последнему вооруженную охрану, но заколдованный металл возвращался к своему прежнему владельцу. Даже если бы он был зарыт в землю или брошен в море, следующая утренняя заря застала бы его в карманах Пьетро. В результате, мало кому нравилось что-либо продавать такому человеку, особенно за золото. Некоторые наиболее смелые торговцы думали, что его колдовская сила не распространяется на серебро, но, когда они провели соответствующий эксперимент, поняли, что ошибались. Засовы не смогли удержать серебро; иногда оно становилось невидимым в их собственных руках и уносилось по воздуху в кошель волшебника. Пьетро, как и следовало ожидать, приобрел скверную репутацию и, позволив себе некоторые высказывания о религии, в корне противоречащие ортодоксальным, предстал перед судом инквизиции по обвинению в ереси и колдовстве. Он твердо отстаивал свою невиновность даже на дыбе, где его подвергали невыносимым пыткам. Пьетро д’Апоне умер в тюрьме до завершения суда, но затем был признан виновным. Было приказано выкопать и публично сжечь его останки. Кроме того, на улицах Падуи были сожжены его изображения.