О том, что мир погружен во зло и человека со всех сторон одолевают напасти

Из «Римских деяний»

Рассказывают, что человек по имени Гантер безмерно желал радостей и удовольствий. Однажды поутру он встал и один пошел по дороге, пока она не привела его в некое царство, правитель которого недавно умер. Вельможи царства, видя, что он, Гантер, силен телом, поставили его царем. Это избрание было весьма отрадно Гантеру. Когда же настала ночь, слуги проводили его в спальню, где в головах постели он увидел мощного льва, в ногах дракона, с правого боку медведя, а с левого змей и жаб. Гантер сказал: «Что это? Неужели я должен лежать здесь вместе с этими зверьми?». Вельможи говорят: «Да, владыка, ибо цари, которые правили до тебя, лежали здесь на постели и были пожраны этими тварями». Царь говорит: «Все мне здесь нравится, кроме постели с кровожадными тварями, и я отказываюсь быть у вас царем».
И Гантер ушел оттуда и пришел в другое царство, где его тоже поставили царем. Когда настала ночь, он вошел в спальню и увидел, что пышная постель утыкана острыми ножами. Гантер говорит: «Неужто я должен спать здесь?». Слуги сказали: «Да, владыка, и цари, твои предшественники, спали здесь и на этой постели умерли». Гантер в ответ: «Все в вашем царстве хорошо, кроме этой постели, и потому я не хочу быть у вас царем».
Он поднялся поутру и один шел три дня. Где-то на дороге он увидел старика с палкой в руке, сидящего у источника. Старик говорит Гантеру: «Откуда, любезнейший, держишь путь?». Он в ответ: «Издалека». «А куда направляешься?». Он: «Я хочу найти три вещи и не могу». «А что это за три вещи?». Гантер отвечает: «Первая – неиссякаемый избыток, вторая – веселие без печали, третья – свет без тьмы». Старик говорит: «Возьми мою палку и иди этой дорогой. Ты увидишь перед собой высокую гору. У подножия горы есть лестница с шестью ступенями. Поднимись по ней. Когда дойдешь до шестой ступени, увидишь на вершине горы прекрасный дворец. Постучи трижды в ворота. Привратник отзовется, тогда покажи ему эту палку и скажите: «Хозяин этой палки приказывает тебе впустить меня». Когда же переступишь порог, найдешь все три вещи, которые ищешь». Гантер все исполнил по слову старика. Едва привратник увидел палку, он впустил его, и Гантер нашел в замке три вещи, которые искал, и еще многое другое и оставался там во все время своей жизни.

Кукурузное зерно

Португальская сказка

Жила-была одна женщина; и очень была она несчастна, не потому, что с мужем жила не в ладах, а потому, что не было у них детей.
— Больше всего на свете хочу, чтобы бог послал мне сына, — сказала она однажды, — пусть даже маленького, пусть даже с кукурузное зерно.
Бог услышал эти слова и исполнил желание.
И вот случилось как-то так, что не смогла женщина отнести обед мужу в поле.
— Что же делать-то, — сказала она, — кто же обед-то отнесет?.. Сыночек-то ведь не сможет, мал, с кукурузное зерно.
— Это я-то не смогу? — отвечает сын. — Давай-ка ставь кастрюлю на осла, еще как довезу.
Мать обрадовалась, оседлала осла, посадила на него сыночка, кастрюлю с похлебкой перед ним поставила и наказала:
— Поспешай, сынок, пусть отец поест, и скажи, чтоб сегодня не задерживался, дел дома невпроворот.
Поехал Кукурузное Зерно. Едет полем, а женщины, что сорняки пололи, увидели осла без погонщика, да еще с кастрюлей на спине, рты-то от удивления и разинули:
— Батюшки, гляньте-ка, кастрюля на осле! И никого нет!
Услышал это Кукурузное Зерно, рассердился и закричал:
— У-у, чертово племя! Не видите меня, что ли? Уж не такой я маленький!
Наконец добрался он до поля, где отец пахал, окликнул его, но тот, увидев лишь осла с кастрюлей, ничего не понял:
— Кой черт меня кличет?
— Это я, — ответил сын, — разве не видишь?
Узнав голос сына, крестьянин подошел к ослу, снял кастрюлю, сынишку на землю спустил.
В полдень сели они обедать; как поели, сын и говорит отцу:
— Матушка сказывала, чтобы ты не задерживался, домой шел, помочь ей надо.
Отец собрался и говорит:
— Вот что, пойду-ка я сейчас, а ты тут без меня присмотри за волами, да гляди не пускай их в капусту.
Не успел отец уйти, как стало накрапывать, и Кукурузное Зерно, чтобы не намокнуть, укрылся от дождя в кочане капусты.
А волы без присмотру и пошли в капусту. Один подошел к кочану, в котором сидел Кукурузное Зерно, и сжевал вилок.
Возвратился отец, увидел, что волы пасутся в капусте, и стал сына кликать, а тот ему из воловьего брюха:
— Батюшка, зарежь серого вола, я тебе денег дам, сразу трех-четырех волов купим.
И не раз пришлось ему это повторить, чтобы отец решился зарезать вола. А когда вспорол он брюхо мертвой скотины, вывалились на землю все внутренности, а с ними и Кукурузное Зерно.
И надо же было случиться, что в это время мимо пробегал волк. Увидел он кишки и сожрал их вместе с Кукурузным Зерном. Но, как видно, себе на беду: стоило серому разбойнику подойти к стаду, Кукурузное Зерно тут же поднимал тревогу:
— Эй, пастух, — кричал он, — волк идет! И волку, бедняге, не солоно хлебавши удирать приходилось.
Подвело брюхо серому от голода, он даже землю стал есть. Да только от такой еды пробрало его тут же, и Кукурузное Зерно очутился на свободе. Вымылся он в ближайшем ручье и пошел в путь-дорогу. Шел, шел, видит вход в пещеру. А в этой пещере разбойники хранили награбленную добычу. Не хотелось Кукурузному Зерну ночевать под открытым небом, он и пробрался в пещеру. А ночью ввалившиеся в пещеру разбойники стали деньги считать. Сосчитали и принялись делить. А главарь и говорит:
— Это мне, это тебе, это ему, это…
— А мне? — закричал Кукурузное Зерно. Переполошились разбойники, схватили деньги, кто сколько смог, и бежать. Однако большая часть в пещере осталась. На другой день Кукурузное Зерно пришел домой и сказал:
— Батюшка, готовь трех мулов, да поздоровее, и пойдем со мной.
Оседлал отец трех мулов, и направились они к пещере. Пришли, наполнили деньгами три мешка и — домой. Идут, а Кукурузное Зерно нет-нет да и промолвит:
— Ну, как, не зря я тебя просил зарезать нашего серого вола?

О людях, которых застала на море буря

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Один человек, когда на море поднялась буря, начал жадно есть солонину, говоря, что сегодня он сможет пить больше, чем когда-либо.

Другой, когда поднялась буря и был отдан приказ, чтобы все выбросили в море наиболее тяжелые вещи, первой выбросил в море свою жену: он заверил, что у него нет ничего более тяжелого.

О некоторых удивительных чудесах, которые Господь произвел чрез брата Петра из Монтичелло и брата Конрада из Оффиды. Как брат Бентивольо пронес прокаженного на расстояние в пятнадцать миль за весьма краткое время, как Святой Михаил говорил с братом, и как Дева Мария явилась брату Конраду и передала Своего Божественного Сына ему на руки

«Цветочки святого Франциска»

Как небо украшается звездами, так и Анконская Марка в прошлые времена украшалась праведными и достойными подражания братьями, которые, подобно ярким светилам небесным, украшали Орден Святого Франциска и освещали мир своей верой и примерами добродетели. Первейшим среди них был брат Люсидо Антико, в коем сиял истинный огонь божественной милости и свет праведности. Ибо, наставляемая Духом Божьим, проповедь его производила неисчислимые плоды.
Другого брата — Бентивольо из Северино — брат Массео видел парящим над землей, когда тот молился в лесу, после чего брат Массео и стал братом-миноритом и возрос в праведности так, что свершил многие чудеса, как при жизни, так и после смерти. Погребен он в Мурро.
Брат Бентивольо, будучи как-то один в Траве-Бонанти, кормил одного прокаженного и ухаживал за ним. И получил он повеление от начальствующих своих ступать в монастырь в пятнадцати милях оттуда. Не желая оставить бедного прокаженного, он осторожно усадил его к себе на спину и терпеливо нес его на себе. Ко времени, когда наступил день, и солнце взошло, он прошел пятнадцать миль и прибыл со своей ношей в монастырь, куда был послан, и который назывался Монте-Санчино. Будь он орлом, не прилетел бы он столь быстро. Чудо сие вызвало большое удивление и восторг по всей той местности.
Другой брат — Петр из Монтичелло, бывший Гвардианом (Наместником) древнего Анконского Монастыря, воспарил на несколько футов над землей и поднялся к Распятию, пред которым он молился. Этот же самый брат Петр однажды, соблюдя Михайлов Пост с великим благочестием, молился в последний день праздника в церкви, и один юноша, укрывшийся за высоким алтарем в надежде увидеть что-нибудь чудесное, услышал, как брат Петр говорил со Святым Михаилом. И слова, которые тот юноша слышал, были таковы. Святой сказал Брату Петру: «Ты с верой страдал ради меня и много дней умерщвлял свою плоть. И вот пришел я, чтобы утешить тебя, и любую милость, которую ты попросишь у Бога, я добуду для тебя». Брат Петр отвечал: «Пресвятой князь небесного воинства, верный слуга любви божественной и душ защитник праведный. Вот дар, о котором я прошу тебя, — вымоли у Господа прощение моих грехов». И Святой Михаил отвечал: «Проси другой дар, ибо сие исполнить весьма легко». Но, поскольку брат Петр не просил ни о чем другом, Архангел сказал: «За веру и твою мне преданность добуду я для тебя не только сей дар, но также множество других». И, когда беседа, длившаяся некоторое время, завершилась, Архангел Михаил исчез, оставив Брата Петра весьма утешенным.
В то же время жил брат Конрад из Оффиды в монастыре Фораны в пределах Анконы, где проживал и брат Петр. Однажды брат Конрад пошел в лес поразмышлять о Боге, а брат Петр последовал за ним, чтобы посмотреть, что с тем будет. И брат Конрад стал молить Деву Марию с великим жаром и благочестием, дабы упросила она своего Благословенного Сына — да позволит Он ему испытать хотя бы долю сладости, что испытал Святой Симеон в день Сретенья, когда на своих руках держал Иисуса, Благословенного Спасителя. Когда закончил брат Конрад молитву, Дева Мария исполнила его просьбу — И узрите! — Царица Небесная явилась в великой славе со своим Благословенным Сыном на руках и, приблизившись, передала Святое Дитя на руки брату Конраду.
Брат Конрад принял Его с великим благоговением и, обняв, прижал к своей груди, к серду, переполняясь и пылая божественной любовью и невыразимым утешением.
Брат Петр, видя сие издалека, также испытал в душе великую сладость и ликование. Когда Дева Мария оставила брата Конрада, брат Петр поспешил в монастырь, дабы не быть замеченным. Но когда брат Конрад вернулся, исполненный радости и счастья, брат Петр сказал ему: — O брат, ты обрел великое утешение сегодня! И Брат Конрад отвечал: — О чем говоришь ты, брат Петр? Как ты узнал? Ты видел меня? — Я знаю, — отвечал брат Петр, — что Дева Мария со своим Благословенным Сыном посетила тебя. И брат Конрад, который из великого смирения желал сохранить в тайне милость, что обрел он от Бога, умолял брата Петра никому не говорить о том, чему он был свидетелем.
И с того времени столь велика была любовь между этими двумя братьями, что казалось, будто у них была одна душа и одно сердце во всём.
Сей брат Конрад, будучи однажды в Монастыре Сируоло, избавил женщину, одержимую дьяволом, молившись за нее целую ночь. Когда мать той женщины, придя, узнала о сем, брат Кондрад тем же утром покинул то место, дабы не воздавали ему почести местные жители.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь

От солнца ясного ничто не скроется!

Немецкая сказка из «Домашних сказок» братьев Гримм

Портной-подмастерье бродил некогда по белу свету, кормясь ремеслом своим, и вот случилось, что он, не находя никакой работы, дошел до такой бедности, что не было у него даже одного геллера на хлеб.
Как раз в это время повстречался ему на дороге еврей, и голодному подмастерью пришло в голову, что у него должно быть много денег…
Забыв о Боге, портной подступил к нему и сказал: «Отдай мне твои деньги, не то убью!» Еврей взмолился: «Пощади меня, денег у меня никаких нет — всего какие-нибудь восемь геллеров!» Но портной сказал сурово: «А все же есть у тебя деньги, и ты их должен мне отдать!» — затем схватил его, стал бить и избил до полусмерти. И еврей, умирая, мог произнести только одно: «От солнца ясного ничто не скроется», — да с тем и умер.
Подмастерье стал шарить у него по карманам, но нашел всего только восемь геллеров, как и говорил еврей. Затем он подхватил убитого, бросил в кусты и пошел далее на поиски работы.
После долгих странствий попал он наконец в большой город, поступил там на работу к мастеру, у которого дочь была красавица; он в нее влюбился, женился на ней и зажил с ней в счастье и довольстве.
Много прошло времени; двое детей успело у супругов родиться, и тесть с тещею уже померли, а супругам пришлось вести дом самим.
Однажды утром, когда портной сидел на своем столе у окна, жена принесла ему кофе; он вылил кофе из чашки в блюдечко, собираясь его пить, а отражение солнца упало на стену и забегало по ней зайчиками.
Взглянув на стену, портной проговорил: «Хотелось бы ему и то дело осветить, да не может никак!» Жена и спросила его: «Э-э, муженек, да что же это такое? Что ты этим сказать хочешь?» — «Этого я тебе высказать не смею», — отвечал он. Но она ответила ему: «Если ты меня любишь, то должен мне сказать», — и стала клясться, что никому не откроет его тайны, и не давала ему покоя.
Вот он и рассказал ей, как много лет тому назад, когда бродил по белу свету оборванный и тощий, он убил еврея, и этот еврей в последнюю минуту перед смертью проговорил: «От солнца ясного ничто не скроется!»
«Ну и вот, как там солнце ни старалось, как ни мелькало зайчиками на стене, а все же ничего не выяснило!» И, рассказав ей все это, он еще раз просил ее никому не говорить, потому что ему пришлось бы за это жизнью поплатиться, и она обещала молчать.
Но чуть только портной опять принялся за работу, пошла она к своей куме и все ей рассказала, при условии, что та никому об этом не скажет. И не прошло трех дней, как уже знал об этом деле весь город, и портной, призванный в суд, был осужден и казнен.
Так и не скрылось это темное дело от ясного солнышка!

О святом Николае

Из «Золотой легенды»

Николай происходит от nicos, что значит победа, и laos — народ. Поэтому Николай означает победа над народом, то есть пороками, многочисленными и распространенными среди людей. Или же он прозван так из-за собственной победы, ибо Николай примером жизни и наставлением учил народы побеждать пороки и грехи. Или же Николай происходит от nicos и laus — победа и слава, как бы победоносная слава, или от nitor — сияние и laos — народ, как бы сияние народа: ведь он имел в себе то, что творит сияние и чистоту. Согласно Амвросию, «очищает богодухновенная беседа, очищает правдивая исповедь, очищает святое размышление, очищает доброе дело».
Легенду о святом Николае записали ученые мужи из Арголиды. Исидор говорит, что Аргос — это город в Греции, и потому живущие там греки зовутся аргосцами. Другие же полагают, что историю святого Николая записал по-гречески патриарх Мефодий, а Иоанн Диакон перевел на латинский язык, прибавив многое от себя.

Николай из города Патары вел происхождение от богатых и святых родителей. Отец его носил имя Епифаний, мать же звалась Иоанной. После того как в пору цветущей юности у супругов родился сын; они стали вести целомудренную жизнь. В первый день; когда ребенка купали, он встал в купели на ножки. Дитя сосало материнскую грудь во все дни, кроме среды и пятницы. Став юношей, Николай избегал распущенности, присущей людям; он охотнее проводил время в церкви и удерживал в памяти все, что мог понять из Священного Писания.
Когда родители умерли, Николай стал размышлять, как потратить доставшееся ему в наследство огромное богатство не ради земной молвы, но во славу Божию. Случилось, что сосед Николая, муж достаточно знатный, страдал от великой бедности. Чтобы обрести средства к жизни, тот человек готов был подвергнуть дочерей бесчестию, побуждая трех юных дев торговать собой. Узнав об этом, святой ужаснулся злодеянию. Завернув в тряпицу золотой слиток, юноша тайно бросил его ночью в окно соседского дома и тотчас же скрылся. Проснувшись утром, хозяин нашел слиток золота и, возблагодарив Бога, отпраздновал свадьбу старшей дочери.
Немного времени спустя раб Божий вновь сделал то же самое. Сосед снова нашел золото. Вознося великую хвалу, он решил бодрствовать до той поры, пока не узнает, кто избавил его от жестокой нужды. Через несколько дней святой Николай бросил в его покои слиток золота в два раза тяжелее, чем прежний. Разбуженный шумом, хозяин вскочил на ноги и кинулся догонять убегавшего Николая, крича ему вослед: «Стой! От кого ты бежишь? Дай еще на тебя поглядеть мне!». Догнав Николая и узнав его, он пал перед ним наземь, стремясь поцеловать стопы святого, но Николай удержал соседа и потребовал никому не рассказывать о случившемся, пока он жив.
Когда скончался епископ города Миры, все иерархи собрались для избрания нового предстоятеля Церкви. Среди них был некий епископ, который пользовался столь высоким авторитетом, что все предполагали избрать именно его. Но епископ, призвав окружающих поститься и молиться, той же ночью услышал глас, приказавший ему наблюдать поутру за вратами церкви. Ему было объявлено, что епископом следует поставить того, кто войдет в храм первым: имя же вошедшего будет Николай.
Достойный муж поведал обо всем другим епископам. Он велел им усердно молиться и стал ожидать у врат церкви.
Чудесным образом, в час утрени, как бы посланный Богом, Николай подошел к церкви прежде всех. Обратившись к нему, епископ спросил: «Как твое имя?». Полный голубиной кротости, Николай склонил главу и ответил: «Николай — так зовут меня, слугу Вашей святости». Николая проводили в храм и, несмотря на его сопротивление, возвели на епископскую кафедру. Поставленный епископом, святой Николай, как и прежде, отличался во всех делах смирением и строгостью нрава. Он денно и нощно усердно молился, изнурял плоть, сторонился общества женщин, кротко взирал на других, был действенен в речи, неутомим в проповеди, суров в обличении греха. Утверждают также, и об этом свидетельствует одна Хроника, что Николай принимал участие в Никейском соборе.

О том, что Христос не сразу требует грешника к ответу, а по милосердию своему ждет его раскаяния

Из «Римских деяний»

Правил Диоклетиан, который положил такой закон: если при живом муже женщина изменит ему, подлежит смерти. Случилось, что рыцарь взял в жены одну девушку и она родила ему сына; мальчик вырос и всем был любезен. Тогда отец его отправился на войну, доблестно сражался и в битве потерял правую руку. В отсутствие рыцаря жена изменила ему. Муж вернулся и узнал о ее измене. За это, согласно закону, супругу надлежало ее убить. Рыцарь позвал сына и говорит: «Любезнейший, мать твоя повинна в прелюбодеянии, поэтому, согласно закону, я должен лишить ее жизни, но я потерял в сражении руку и не могу этого сделать, а потому поручаю это тебе». Сын говорит: «Закон повелевает почитать родителей. Если я убью родную мать, преступлю закон и навлеку на себя материнское проклятие. Я отказываюсь поэтому тебе повиноваться». Так благодаря сыну эта женщина избегла смерти.

Хитрый слуга

Португальская сказка

Жил на свете один хозяин, который так ловко обводил вокруг пальца нанимавшихся к нему слуг, что, когда надо было расплачиваться, оказывалось, он им и ломаного гроша не должен. И вот однажды пришел к нему наниматься очередной слуга — молодой парень.
— Сколько же ты хочешь за свои руки? — спросил хозяин парня.
— Да шесть монет в год.
— Хорошо, но при одном условии, что будешь делать только то, что я прикажу. В противном случае не получишь и пяти рейсов.
— Я согласен, — ответил парень.
На следующий день приступил он к работе. Хозяин велел подмести улицу.
Подмел слуга улицу, а сор в кучке оставил.
— Почему же ты сор-то не убрал? — спросил хозяин.
— Да вы ж мне велели подмести и более ничего.
Сообразил тут хозяин, что на смышленого нарвался. Долго он пытался его на чем-нибудь поймать, но тщетно. Даже пошел советоваться с кумом, таким же ушлым, как сам. Тот сказал ему:
— Знаешь, а прикажи-ка ты ему приготовить тебе самый легкий обед. Ну, и каким бы он ни оказался, скажи, что тяжел он для тебя.
Хозяин так и сделал. Призадумался слуга: «Хитер хозяин, но надо перехитрить его». А пока он думал, прилетел щегол и сел на веточку прямо против него.
Поймал парень щегла, сунул в супницу, накрыл крышкой и стал поджидать хозяина. А как вошел хозяин и спросил, где же обед, парень указал на супницу:
— Вот, пожалуйте.
— Ты что ж, не знаешь, что супы для моего желудка — пища тяжелая, а?
— Да вы прежде гляньте. Не суп это вовсе.
Открыл хозяин крышку, щегол вспорхнул и улетел.
— Более легкого обеда и приготовить было нельзя, — сказал слуга.
Промолчал хозяин и снова пошел за советом к куму.
— А прикажи-ка ты ему, — сказал кум, — купить тебе завтра на десять рейсов «черт побери» и на десять рейсов «ай-ай».
Хозяин так и сделал. Призадумался слуга, но, поразмыслив, сказал самому себе: «Будет сделано».
Взял он мешок, отправился в поле и нарвал крапивы. Потом купил на десять рейсов апельсинов, утыкал их булавками острием наружу и положил в мешок под крапиву. Принес мешок домой и сказал хозяину:
— Вот здесь, в мешке, все то, что вы приказывали купить.
Хозяин развязал мешок и полез в него.
— Черт побери! — закричал он, ожегшись о крапиву.
— А «ай-ай» еще ниже, — сказал слуга.
— Ай-ай! — уколовшись о булавки, завопил хозяин.
— Как видите, ваше приказание выполнено.
Снова пошел хозяин к куму. Тот просто в тупик стал, что же еще посоветовать. Подумал-подумал и сказал:
— А скажи-ка ему, что у тебя в доме заведено поститься три дня кряду. Не верю, что он выдержит это испытание! Скорее всего, сбежит, и ты будешь свободен.
Вернулся хозяин домой и объявил:
— Обычай есть в моем доме — три дня кряду поститься. Я сам три дня пощусь.
— О, в доме моего последнего хозяина, — сказал слуга, — я и вовсе шесть дней постился. Ничего, мне не привыкать.
Запасся он инжиром, что хозяин про весну хранил, и украдкой, когда хозяина не было дома, поедал его.
На второй день поста приказал хозяин седлать ослиц, чтобы ехать на ярмарку.
Оседлал слуга ослиц, спрятал под седло инжир, и двинулись они в путь. Хозяин — он был священником — ехал в сельский приход служить мессу.
Дорога шла через поросшее густой травой поле. Хозяин ехал впереди, а слуга сзади, ехал и потихоньку ел инжир. Неожиданно хозяин обернулся и увидел слугу жующим.
— Так ты нарушил пост! — крикнул он.
— Никак нет, это я травинку жую, чтобы рот освежить.
Хозяин решил последовать его примеру, но трава была так горька, что он тут же стал отплевываться. Когда же они поднялись на холм и с холма увидели свой дом, хозяин остановил ослицу и в смятении воскликнул:
— Ох! Забыл я ящик для пожертвований!
— Если вы желаете, давайте мне вашу ослицу, она проворнее моей, и я моментом буду обратно.
— Да, и не забудь, скажи служанке, чтобы дала тот, что побольше.
Сел слуга на ослицу хозяина и пришпорил ее. Приехал домой и говорит служанке:
— Велел хозяин, чтобы ты мне из ларя достала большой мешок с деньгами.
— Нет, большой не мог он велеть, ведь большой у него с деньгами, что должен он отдать за купленное поместье.
— Как это не мог? Вон, видишь, он ждет меня на холме. Спроси сама, большой или маленький?
Вышла служанка на крыльцо и принялась кричать:
— Большой или маленький?
— Большой, большой, — ответил священник.
Услышав своими ушами ответ священника, служанка достала из ларя большой мешок и вручила его парню, который больше в этих краях не появлялся ни с деньгами, ни с ослицей. Так он отомстил за всех тех, кто не получил от скряги своих законно заработанных денег.

О человеке, купившем коня

Немецкий шванк из «Фацетий» Генриха Бебеля

Один человек, покупая коня, спросил продавца, здоров ли конь. Когда продавец сказал, что здоров, он спросил, зачем же он его продает. Тот ответил, что конь слишком много ест, а он сам беден и с трудом может его прокормить. Когда же покупатель стал спрашивать о других недостатках, то продавец ответил, что больше никаких нет, кроме того, что он не поднимается на деревья. Когда купивший повел коня домой и увидел, что тот все время кусается, он сказал: «Правда, он слишком много ест». А когда они подъехали к деревянному мосту, то он не мог заставить коня перейти через мост. Тут он и понял, что конь не может подниматься на дерево.

Как преподобный брат Симон избавил одного брата от великого искушения, из-за которого тот был готов покинуть Орден

«Цветочки святого Франциска»

В самом начале существования Ордена, еще при жизни Святого Франциска, один юноша из Ассизи вошел в число братьев. Звали его Симон. И Господь украсил его такими дарами и столь возвысил разум его, что во всю свою жизнь он был зерцалом святости, как я слышал от тех, кто долго жил вместе с ним. Он очень редко покидал свою хижину, и всякий раз, когда был в обществе братьев, говорил о Боге. Он никогда не учился, однако, рассуждая о божественном и о любви Христовой говорил он столь возвышенно, со столь глубокой мудростью, что слова его казались чем-то сверхъестественным.
Однажды вечером он пошел в лес с братом Иаковом из Массы, чтобы поговорить о Боге, и они провели всю ночь в сладостной беседе о божественной любви. Когда настало утро, им показалось, что они провели вместе всего несколько минут, как тот самый Брат Иаков сам рассказывал мне.
Брат Симон был столь поглощен радостью чудесного общения с Богом, и дух его был так переполнен любовью, что он часто бывал он принужден лечь, ибо покойная сладость, нисходившая на него с Духом Святым, требовала покоя не только души, но также и тела. И во время сих божественных посещений он часто бывал исторгнут к Богу, и был бесчувственен ко всему телесному.
Онажды, когда он был таким образом исторгнут к Богу и бесчувственен к миру, сердце его так пылало божественной любовью, что все чувства его тела умерли для всего внешнего. Некий брат, желая убедиться, действительно ли это так, как кажется, взял из костра пылающий уголь и положил брату Симону на ногу. И брат Симон не почувствовал этого и не подал никаких признаков боли, хотя уголь лежал на его ноге некоторое время, пока не свалился.
Приступая к трапезе, брат Симон, прежде, чем напитать тело, раздавал окружающим пищу для души, говоря о Боге.
Юноша из Сан-Северино, весьма тщеславный и суетный, хотя и благородной крови и с изысканными манерами, был обращен через благочестивую беседу с братом Симоном и вошел в Орден. Когда тот принял его в монастырь, то забрал у него мирскую одежду. И юноша оставался с братом Симоном, дабы изучить Устав. Дьявол, всегда ищущий сотворить зло, искушал юношу через плоть столь сильно, что тот не мог сопротивляться и, пойдя к брату Симону, сказал ему: «Верни мне мою одежду, которую я носил в миру, ибо я не могу противостоять искушению плоти».
Брат Симон, весьма сочувствуя ему, сказал: «Посиди пока здесь, со мной, сын мой». И говорил ему о Боге так убедительно, что искушение оставило его. Вскоре, однако, все повторилось, и юноша вновь пришел и потребовал вернуть свою одежду. И брат Симон отвратил его от желания сего, рассказывая ему о Боге. И так повторялось несколько раз.
Наконец, однажды ночью искушение приступило к юноше с такой силой, что устоять ему было совершенно невозможно. Он пошел к брату Симону и умолял вернуть ему его студенческую одежду, ибо он не может более оставаться в монастыре. Тогда брат Симон как обычно усадил его рядом с собой и говорил с ним о Боге. Юноша слушал и, сокрушенно склонив голову свою, возложил ее на грудь брата Симона.
Тот, сочувствуя брату, возвел очи к небесам и молился, чтобы Господь помиловал его. Во время молитвы исторгся он в экстаз, и молитва его была вознаграждена. Когда брат Симон пришел в себя, то нашел юношу полностью избавившимся от искушения и таким покойным, будто никогда не подвергался он дьявольским нападкам. Злой дух, что неистовствовал в его сердце, так сказать, сменился Духом Божьим, ибо брат сей стал подобен пылающему углю божественной любви, как говорил брат Симон, и сердце его с того времени было воспламенено любовью к Богу и ближним.
Встретившись однажды со злодеем, который был приговорен к ослеплению, юноша сей почувствовал к нему такое сострадание, что отправился к правителю и при всем совете со слезами молил разрешить ему отдать один свой глаз, дабы преступник не потерял оба. Правитель и все, кто составлял его совет, были столь тронуты милосердием сего монаха, что простили обвиняемого.
Брат Симон, молясь однажды в лесу, был раздражен стаей ворон, которые своим карканьем мешали его размышлениям. Он повелел им именем Христа улетать и никогда не возвращаться. И птицы улетели по его повелению, и никогда больше их не видели и не слышали во всей той округе. И все окрестности Фермо, где находился монастырь, были свидетелями этого чуда.
Во славу и восхваление Иисуса Христа и Его бедного слуги Франциска. Аминь