Как бог Хонсу изгнал демона из царевны Бахтана

Как бог Хонсу изгнал демона из царевны Бахтана

Древнеегипетская сказка

Случилось так, что Его Величество Усермаат-Ра, Избранник Ра, Сын Ра, Рамсес, любимый Амоном, по своему ежегодному обыкновению отправился в Нахарину. Правители всех областей страны пришли поклониться ему, и спины их сгибались под тяжестью приношений, доставленных из самых отдаленных уголков страны ради Его Величества. Среди даров находились золото, серебро, ляпис-лазурь, бирюза; на своих спинах несли они душистую древесину и пряности Страны Бога (то есть Южной Аравии), и каждый был щедрее соседа своего. Князь Бахтана также принес дары и поместил впереди них свою старшую дочь, чтобы приветствовать Его Величество и удостоиться милости от него. Была же она самой красивой девушкой, и понравилась она Его Величеству больше всех остальных приношений. И даровал он ей титул «Великая жена царева Нефрура». Когда же возвратился Его Величество в Египет, она носила этот титул и исполняла все обязанности царицы.
В двадцать второй день второго месяца зимы, год пятнадцатый правления Его Величества, фараон пребывал в Фивах – городе великом, царице городов, – когда он должен был почтить отца своего Амона-Ра, Владыку Карнака, на его прекрасном празднике в Ипет-Сут, где было его излюбленное место с начала времен. И пришли и доложили Его Величеству; «Прибыл посол из Бахтана. Привез он великое множество даров для царицы». Посол и дары доставили к Его Величеству, и посол простерся ниц, поцеловал землю у ног Его Величества и сказал; «Хвала тебе, о Солнце Девяти Луков! Даруй нам жизнь, чтобы жить нам!»
Когда же закончил он прославление Его Величества, то сказал: «Я пришел к тебе, о государь, владыка мой, ради Бентреш, младшей сестры царицы Нефрура, члены ее поразила какая-то болезнь. Я умоляю Твое Величество послать мудреца осмотреть ее».
Его Величество ответил: «Пусть явятся ко мне писцы Дома Жизни, которые находятся при дворе». Тотчас же они были приведены. И Его Величество рек: «Я призвал вас, чтобы послушали вы эти слова. Пусть приблизится ко мне один из вас, опытный в своем ремесле и искусный пальцами своими». Тогда царский писец Джхути-эмхеб подошел к Его Величеству, и царь приказал ему последовать вместе с послом в Бахтан.
Ученый муж прибыл в Бахтан и нашел, что Бентреш одержима злым духом, и обнаружил он, что недостаточно силен, чтобы бороться с этим духом. И вновь отправил князь Бахтана посланца к Его Величеству, говоря: «О царь, мой владыка, да пошлет Твое Величество могучего бога, чтобы победить демона». Второе посольство прибыло в первый месяц сезона наводнения, год двадцать шестой правления Его Величества, во время праздника Амона, когда Его Величество находился в Фивах.
Вторично изложил Его Величество это дело перед Хонсу-Фиванским-Неферхотепом, говоря: «Снова, господин мой, взываю я к тебе по поводу дочери князя Бахтана». Затем Хонсу-Фиванский-Неферхотеп был доставлен к Хонсу, исполнителю замыслов, великому богу, разгоняющему сонмы злых духов. Обратился Его Величество к Хонсу-Фиванскому-Неферхотепу: «О мой господин, обрати лик свой к Хонсу, исполнителю замыслов, богу великому, разгоняющему сонмы злых духов, и повели ему отправиться в Бахтан». И бог дважды сильно наклонил голову, выражая свое согласие.
И Его Величество сказал: «Даруй ему увеличенную магическую силу, и я позволю Его Величеству отправиться в Бахтан, чтобы избавить дочь князя Бахтана от демона». И Хонсу-Фиванский-Неферхотеп дважды сильно наклонил голову. Затем он наделил четырехкратной магической силой Хонсу, исполнителя замыслов в Фивах.
Приказал Его Величество Хонсу, исполнителю замыслов в Фивах, избрать большой корабль с пятью барками сопровождения для морского пути, парадную повозку и многочисленных лошадей Запада и Востока для путешествия посуху. Князь Бахтана вышел со своими воинами и знатью навстречу Хонсу, исполнителю замыслов, распростерся на своем животе перед этим богом и сказал ему: «Добро пожаловать, милосердный, явившийся по приказу царя Усермаат-Ра, Избранника Ра».
Отправился бог этот к тому месту, где находилась Бен-треш, и приложил магическую защиту к дочери князя Бахтана. И выздоровела она немедленно. Затем демон, поселившийся в ней, сказал Хонсу, исполнителю замыслов в Фивах: «Добро пожаловать, добро пожаловать в мире, о великий бог, изгоняющий сонмы злых духов, Бахтан – твой город, и жители его – твои слуги. И сам я также твой слуга. Я готов отправиться туда, откуда пришел, чтобы ты умиротворился в отношении причины, из-за которой прибыл, но я прошу Твое Величество приказать отпраздновать радостный день со мной и царевной Бахтана». Кивнул головой этот бог своим жрецам и сообщил им: «Пусть объявит князь Бахтана великое жертвоприношение этому злому духу».
Пока происходило такое между Хонсу, исполнителем замыслов в Фивах, и злым духом, князь Бахтана стоял поблизости со своими воинами и был полон ужаса. Затем он устроил большое жертвоприношение Хонсу, исполнителю замыслов в Фивах, и злому духу и объявил радостный праздник ради них. Дух удалился в мире туда, куда пожелал, следуя приказу Хонсу, исполнителю замыслов в Фивах. А князь Бахтана сильно радовался вместе со всем народом Бахтана.
Посоветовался князь Бахтана со своим сердцем и сказал: «Этот бог должен остаться в Бахтане, я не дам ему вернуться в Египет». И задержался этот бог в Бахтане на три года и девять месяцев. Однажды как-то уснул князь Бахтана на своем ложе и увидел сон. Приснилось ему, что вышел бог этот из своего наоса в виде золотого сокола, поднялся в небо и полетел к Египту. Когда же очнулся князь ото сна, все тело его сотрясала дрожь. И сказал он жрецу Хонсу, исполнителя намерений в Фивах: «Бог этот, еще вчера пребывавший с нами, воротился в Египет, пусть же и его колесница отправится туда же». И князь Бахтана дозволил этому богу вернуться в Египет и дал ему дары всех видов из великолепных драгоценных вещей и множества воинов и лошадей.
Когда они благополучно достигли Фив, Хонсу, исполнитель намерений в Фивах, вступил в храм Хонсу-Фиванского-Неферхотепа и сложил перед ним все дары и драгоценные предметы, которые были пожертвованы князем Бахтана, не оставив ничего для собственного храма. Хонсу, исполнитель намерений в Фивах, вернулся благополучно к себе в храм в девятнадцатый день второго месяца зимнего сезона, на тридцать третьем году правления Усер-маат-Ра, Избранника Ра, да живет он вечно.

Повесть об обреченном царевиче

Повесть об обреченном царевиче

Древнеегипетская сказка

Жил некогда в Египте царь, у которого не было наследника. Сердце его сильно скорбело из-за этого. Молился он богам, прося себе ребенка, и повелели они, чтобы родился у него сын. Однажды ночью совокупился царь со своей женой, и она понесла от него.
Миновали месяцы беременности, и царица разрешилась сыном. Пришли Семь Хатхор, чтобы определить его судьбу. И они изрекли: «Он умрет от крокодила, от змеи или от собаки». Когда те, что были приставлены к ребенку, услышали это, они побежали и сообщили о предсказании Его Величеству. И сердце Его Величества опечалилось очень сильно. Приказал Его Величество выстроить дом из камня на краю пустыни для своего сына, группа слуг была выделена для этого дома, и был он наполнен красивой мебелью из дворца, чтобы ребенок не выходил оттуда.
Когда подрос мальчик, поднялся он на крышу своего дома и заметил пса-салюки, который сопровождал человека, идущего по дороге. И спросил он своего сопровождающего, который стоял рядом с ним: «Что это там бежит за человеком, который идет по дороге?» Сопровождающий ответил: «Это собака». Мальчик попросил его: «Пусть мне принесут такую же». Сопровождающий пошел и уведомил Его Величество. Его Величество разрешил: «Пусть принесут ему резвого щенка, чтобы не печалилось его сердце». Тогда принесли ему веселого борзого щенка.
Прошло после этого много дней, мальчик стал мужчиной, совершенным во всех своих членах. И послал он письмо своему отцу, в котором писал: «Что пользы мне оставаться здесь? Смотри: мне назначена судьба, которой я не могу избежать. Что бы ни замыслил я, Бог все равно поступит по своему разумению. Так отпусти меня».
Его желание было исполнено. Выдали ему оружие всех видов, боевое и охотничье. Были оставлены ему его борзой пес и сопровождающий; царь вызвал его на восточный берег реки и сказал так: «Теперь ты можешь отправляться, куда пожелаешь». Пес был с ним, и юноша по своему желанию избрал северное направление, он пересек пустыню, питаясь лучшей дичью песков.
Так добрался он до земель месопотамского правителя. А у месопотамского правителя была единственная дочь. Для нее построили дом, и окно в нем находилось на высоте семидесяти локтей. Созвал месопотамский правитель всех сыновей князей Хару (Сирии) и объявил им: «Кто достигнет того окна, возьмет ее в жены». Читать далее

Сказка о двух братьях

Сказка о двух братьях

Древнеегипетская сказка

Жили некогда два брата, дети одной матери и одного отца. Анупу было имя старшего брата, Бата – имя младшего. Анупу имел дом и жену, его брат проживал с ним на правах младшего брата. Именно он готовил снаряжение для Анупу и выходил позади его скота в поле, исполнял работу пахоты и жатвы для него и делал всякую другую работу в поле и дома. Его младший брат был хороший работник, не было подобного ему во всей стране, был он наделен умением каждого бога.
И так прошло много дней. По утрам младший брат по своему обыкновению уходил из дома позади своего стада и возвращался вечером нагруженный всякими видами даров поля, плодами, молоком и скотским навозом. И все это он клал перед старшим братом, который сидел со своей женой. И он ел и пил, а потом уходил спать в хлев, не прекращая присматривать за своим скотом.
Ежедневно, когда освещалась земля и наступал следующий день, после того как выпекал он хлебы, он клал их перед своим братом, который уделял ему немного хлеба в поля. Когда же он шел позади своих коров, те говорили ему: «Сегодня трава прекрасна в таком-то месте». И он прислушивался ко всему сказанному и гнал их туда, где была лучше трава, которой им хотелось. И скот под его присмотром тучнел, и рождалось в его стаде много телят.
И вот, когда настало время пахоты, его брат сказал ему: «Давай приготовим нашу упряжку быков, чтобы пахать, ведь земля показалась, и сейчас самое подходящее время для пахоты. Захвати в поле зерно, а завтра утром мы станем пахать усердно». Так он сказал ему, и младший брат выполнил все, как сказал ему старший.
Когда осветилась земля и настал следующий день, отправились они в поле со своей упряжкой и пахали усердно, и сердца их были радостны вследствие их работы, которой не было конца.
Много дней оставались они в поле, и кончилось у них посевное зерно. И старший брат послал младшего домой со словами: «Поспеши, доставь из дома побольше посевного зерна». Младший брат отправился домой и нашел жену старшего брата расчесывающей волосы. И сказал он ей: «Встань и подай мне посевного зерна, ибо я тороплюсь обратно в поле, старший брат наказал мне поспешить и не задерживаться». Она же сказала ему в ответ: «Ступай сам, открой зерновой ларь и возьми, сколько пожелаешь, чтобы не отрываться мне от прически». Читать далее

Как богиня-чародейка Исида овладела силой бога Ра

Как богиня-чародейка Исида овладела силой солнечного бога Ра

Древнеегипетская сказка

Вот Исида приняла облик земной женщины. И была она весьма хитрой в речах и весьма соблазнительной в обещаниях. Сердце ее отвратилось от миллионов людей – оно обратилось к миллионам богов и к высокому почитанию миллионов сияющих духов. Размышляла она в сердце своем, задаваясь вопросом, нельзя ли ей сравняться с Ра на небе и на земле и стать хозяйкой земли и самой могущественной из богинь. Обдумывала она про себя, можно ли достичь этой цели, узнав Имя того божественного бога (то есть Ра).
Каждый день поднимался Ра на небо во главе своих гребцов и утверждался на двойном троне горизонтов. Но божественный состарился. Его рот пускал слюну, и капли ее тянулись за ним по земле. Это и землю, которой касалась слюна, Исида замесила в однородную массу в своей руке и слепила священную кобру, придав ей также подобие дротика. Фигурка не двигалась и оставалась безжизненной перед ней. И положила она эту неподвижную вещь на дороге, по которой проходил бог, пересекая Обе земли (Египет) по своему желанию.
Божественный бог поднялся с богами Великого Дома позади себя – жизни, блага, здоровья ему! – и двинулся вперед широким шагом по своему ежедневному обыкновению. И священная кобра вонзила в него свой ядовитый зуб, огонь жизни стал выходить из его тела, и кобра поразила Обитающего Среди Кедров. Божественный бог открыл рот свой, и крик Его Величества – жизни, блага, здоровья ему! – разнесся по всему небу. Сонм богов вопросил: «Что случилось?» И боги из его свиты спросили: «Что случилось?» Бог же был бессилен ответить им из-за охватившей его слабости. Челюсти его заколотились, все члены затряслись, и яд разливался по телу, подобно разливающемуся Нилу.
Могучий бог укрепил свое сердце и крикнул богам, следовавшим за ним: «Подойдите поближе, о возникшие из членов моих, боги, произошедшие из меня, и я сообщу вам, что случилось. Меня поранила смертоносная штука: сердце мое ведает про то. Но глаза мои никогда не видели ее, мои руки не творили подобного. Я не знаю, кто мог сотворить такое со мной. Никогда прежде не чувствовал я подобной боли, и не может быть боли, страшнее этой.
Я государь, сын государя, семя Бога. Я Великий, сын Великого. Мой отец сочинил мое Имя. У меня много имен и много форм. Моя сущность пребывает в каждом боге. Мое Имя произнесли Атум и Хор, боги, дающие имена. Мои отец и мать произнесли мое Имя. Оно было скрыто в моем теле моим отцом, чтобы никто никогда не обрел силу заколдовать меня посредством магических заклинаний.
Вышел я, чтобы обозреть сотворенное мной. Совершал я свой путь над Обеими землями, которые я создал, когда некто поразил меня, но кто это был, то неведомо мне. Огонь ли это? Вода ли это? Мое сердце наполнено огнем, конечности трясутся, моя плоть дрожит. Прошу вас, приведите ко мне моих детей-богов, чьи речи обладают магической силой, чьи уста искусны в заклинаниях, чье могущество пронизывает небо». Читать далее

Повесть потерпевшего кораблекрушение

Повесть потерпевшего кораблекрушение

Древнеегипетская сказка

Верный сопровождающий говорит:
– Да приободрится сердце твое, о князь, ибо смотри: достигли мы родины. Матросы схватили деревянный молот и вбили в берег причальный кол, носовой канат брошен на землю. Слышны крики радости, люди благодарят бога, каждый обнимает товарища своего. Команда наша вернулась благополучно, нет убыли среди воинов наших. Мы прошли северную границу Вават, позади остался остров Сенмут. Смотри: вернулись мы в мире, ступили на родную землю.
Послушай меня, о князь, ибо я свободен от преувеличений. Умойся, возлей воду на пальцы свои. Я желаю тебе держаться достойно, когда спросят тебя! Говори с царем с открытым сердцем, отвечай без колебаний. Ибо уста человека спасают его, и речь его позволяет закрыть на него лицо. Поступай, впрочем, как пожелаешь, мне уже утомительно уговаривать тебя.
Вот расскажу я тебе о том, что случилось со мной самим. Был послан я к рудникам царя, взошел на корабль, который достигал ста двадцати локтей в длину и сорока локтей в ширину. Команда на нем состояла из ста пятидесяти человек из числа лучших мореходов Египта. Ведали они небо, ведали землю, сердца их были крепче, чем у львов. Умели они предсказывать шторм и дурную погоду заранее, когда до этого было еще далеко.
Шторм застиг нас, когда находились мы в открытом море, до того, как коснулись мы земли. Ветер сдул нас с палубы, поднял он волны восьмилоктевые. Ухватился я за бревно, оказавшееся рядом со мной. Корабль разломился, и утонули все бывшие на нем, кроме одного меня. Я же был выброшен на остров морской волной и провел три дня в полном одиночестве, только сердце мое было товарищем моим. Ночью спал я в купе дерева, держался за тень. Затем задвигал я ногами, чтобы найти что-нибудь поесть. Читать далее

Повесть о Синухете

Повесть о Синухете

Древнеегипетская сказка

Наследственный князь, судья, член совета, управитель земель фараона, помощник правителя в землях Сетиу (то есть кочевников пустыни), воистину известный фараону, «друг единственный» царя, сопровождающий его – Синухет, говорит он:
– Я был сопровождающим своего господина, слугой внутренних покоев государыни, первой любимицы, жены царя Усертесена (Сенусерта I), чья пирамида в Хнумсуте, дочери фараона Аменемхета I, чья пирамида в Канофру, – Нефру, владычицы чести.
В день седьмой третьего месяца сезона Наводнения, день тринадцатый правления царя Верхнего и Нижнего Египта Схотепибра (Аменемхет I) бог взошел на свой горизонт, поднялся на небо и соединился с солнечным диском; плоть этого бога слилась с богом, породившим его. Безмолвие снизошло на двор, сердце каждого было охвачено скорбью. Двери Великих Врат были заперты. Придворные сидели на корточках, уткнув головы в колени, а весь народ рыдал.
А Его Величество отправил большое войско в страну Чемху (ливийцев-кочевников из района к западу от Дельты), и его старший сын Сенусерт (Сесострис) встал во главе ее. Был он направлен туда походом в чужеземные страны, чтобы набрать пленников среди народа чемху. В то время он находился на пути домой и вел с собой пленников-чемху и неисчислимые стада скота. Придворные семеры из Дома Правительства послали гонцов в страну Западного Берега Нила, чтобы предупредить царевича о случившемся во дворце. И гонцы нашли его на дороге в вечернюю пору, и предстали перед ним в том месте, где он находился. Он выехал немедленно, Сокол (то есть новый царь) полетел в сопровождении личной охраны, не сообщив войску о своем отъезде.
Весть о случившемся была послана втайне к сыновьям царя, находившимся при войске с Сенусертом, и один из них упомянул о заговоре. Я стоял рядом и слышал его голос, когда он говорил, а я был совсем близко. Сердце мое разорвалось, руки упали, и дрожь охватила мои члены. Я сорвался с места в поисках укрытия, где бы спрятаться, и затаился между двух групп кустов, чтобы, улучив время, выбраться на ту дорогу, которую я избрал для бегства.
Вышел я на Южную дорогу, ибо не хотел возвращаться в столицу, потому что подумал, что может случиться восстание, и не был уверен, что смогу сохранить жизнь. Я направился по воде канала Маати, который пересекает область Сикомор (Нехит), высадился на остров Снофру и провел целый день близ поля. Рано на рассвете я вновь тронулся в путь, и, когда наступил день, повстречался мне человек, стоящий на дороге, где мне надо было пройти. Он пристально на меня посмотрел и испугался меня. Когда приблизилось время ужина, я достиг окраины города Гау. Я переправился через реку в лодке без руля только с помощью западного ветра. Так я оказался на восточном берегу Нила у каменоломни Херит Небт-Джу-Дешер. Читать далее

Жалобы крестьянина Хунапупу

Жалобы крестьянина Хунапупу

Древнеегипетская сказка

Жил некий человек по имени Хунанупу, был он крестьянин в Сехет-хемате (в Соляном оазисе), и была у него жена по имени Мерит. И сказал крестьянин своей жене: «Смотри, собираюсь я сходить в Египет, чтобы принести еды моим детям. Пойди в амбар, перемерь зерно, что хранится там, и скажи мне, много ли там еще осталось мер». Жена пошла и перемерила зерно, и оказалось, что осталось восемь мер. Тогда этот крестьянин сказал жене: «Отложи две меры для себя и своих детей, а из оставшихся шести мер приготовь хлеб и пиво, которые пойдут мне в пищу, день за днем, пока буду я в пути».
Затем крестьянин двинулся в Египет, нагрузив своих ослов натром, солью, прутьями из оазиса Фарафра, шкурами леопардов и волков, голубями и прочими птицами оазиса, лекарственными растениями, семенами кориандра, анисом, диким тимьяном, нарциссами, некоторыми видами фруктов, полудрагоценными камнями и всякими превосходными вещами Соляного оазиса.
И вот этот крестьянин двинулся на юг со своими ослами, направляясь к Нен-несу, и достиг области Перфефи, что к северу от Метнит. Здесь на плотине повстречался ему человек по имени Джхути-нахт, сын некоего Исри, – из младших служащих главного управляющего Ренси, сына Меру. Когда этот Джхути-нахт увидел ослов крестьянина, которых одобрило его сердце, он сказал себе: «О, если бы оказался у меня при себе образ какого-нибудь бога (то есть могущественный амулет), чтобы помог он мне захватить имущество этого крестьянина!»
Дом же этого Джхути-нахта стоял на земляной насыпи у дороги, которая была узкой, не шире головного платка (или салфетки). С одной стороны ее была вода канала, с другой простиралось поле, засеянное просом. И Джхути-нахт закричал своему слуге: «Поспеши, принеси мне поскорее кусок полотна из моего дома!» Полотно было принесено ему тотчас же. И тогда он разостлал полотно на земле на дороге, так что один его край плескался в воде, а другой прикрывал растущее просо. Читать далее

Маг Деди, Раджедет и её дети

Маг Деди, Раджедет и её дети

Древнеегипетская сказка

Царевич Дедефхор поднялся, чтобы говорить, и начал: «До сих пор ты слышал примеры, известные нашим предкам, никто не ведает, где в них правда, а где ложь. Я же могу представить тебе мага, живущего в твое собственное время». Его Величество поинтересовался: «Кто же это, сын мой Дедефхор?»
И царевич Дедефхор ответил: «Это некий простолюдин по имени Деди, а живет он в Джет-Снофру. Ему сто десять лет, и он до сих пор съедает по пятьсот хлебов и по одной ляжке мяса и выпивает по сто кувшинов пива ежедневно. Он может приставить отрубленную голову к ее телу, и она приживется, и может заставить льва следовать за пятками его господина, причем повод его будет волочиться по земле. Известно ему число замков и запертых отсеков сундука Тота». А Величество царя Хуфу занимался поисками замков сундука Тота, чтобы изготовить подобные для своего Горизонта (Великой пирамиды).
Тогда рек Его Величество: «Сын мой Дедефхор, ты сам и приведешь его ко мне». Были снаряжены корабли для Дедефхора и поплыл он вверх по реке к Джет-Снофру. Когда корабли причалили к берегу, ступил он на землю, воссел на носилки из эбенового дерева, рукоятки которых были выполнены из дерева сеснем и украшены золотом, и двинулся дальше.
Когда царевич достиг места, где находился Деди, носилки поставили на землю, он сошел с них и приветствовал мага. Он нашел Деди лежащим на циновке, причем один слуга поддерживал его голову, а другой растирал ему ступни. И сказал царевич Дедефхор: «Ты еще в том возрасте, который предшествует старости и дряхлости, когда далеко до смерти, пеленания и кладбища, и ты еще можешь долго спать по утрам, не чувствуя беспокойства, уныния и изнурения. Я приветствую тебя, о почтенный! Я явился передать тебе повеление моего отца Хуфу – отведать богатых яств, которые дает царь, и кушаний тех, кто ему служит, и быть доставленным в благоприятное время к твоим праотцам, пребывающим в царстве мертвых». Читать далее

О том, что совершил главный херихеб Джаджаеманх

О том, что совершил главный херихеб Джаджаеманх

Древнеегипетская сказка

Однажды царь Снофру заскучал и не находил ничего, чем бы развлечься. И он собрал своих придворных, живших во дворце, чтобы они придумали какое-нибудь средство развеселить его, но они не смогли ничего предложить. Тогда приказал Его Величество: «Ступайте и приведите ко мне главного херихеба, писца книг Джаджаеманха». Он был доставлен к нему тотчас же. И Его Величество обратился к нему: «Я собрал сановников дворца, чтобы они нашли какое-нибудь средство развеселить меня, но они ничего не придумали». И Джаджаеманх ответил ему: «Пусть Твое Величество спустится к озеру дворца и пусть снарядят для Тебя ладью с экипажем из всех красавиц внутренних покоев (то есть гарема). Сердце Твоего Величества возрадуется, когда увидишь Ты, как они гребут туда и обратно. И притом Ты посмотришь красивые заросли Твоего озера, его берега, окружающие поля, и сердце Твое освежится от этого зрелища».
И Его Величество ответил ему: «Я согласен прокатиться на ладье. Пусть принесут двадцать весел из эбенового дерева с золотом, с рукоятками из сандалового дерева, с тонкими золотыми выкладками. И пусть приведут двадцать девушек, прекрасных телом, с крепкими грудями и толстыми косами, чье лоно еще не открыто родами. И пусть доставят двадцать узких платьев из сетки и отдадут этим девушкам, чтобы они надели их вместо своей обычной одежды». И все было сделано, как приказал Его Величество. Они гребли туда и обратно, и сердце Его Величества наполнялось радостью, когда смотрел он, как они гребут. Но вдруг руки девушки, которая задавала такт одному ряду, запутались в ее толстых косах, они развязались, и новая малахитовая застежка в форме рыбки упала за борт. Девушка умолкла и перестала грести, и весь ряд девушек позади нее перестал петь и грести. Тогда Его Величество спросил у них: «Вы что, не собираетесь больше грести?» А они ответили ему, говоря: «Наша предводительница молчит и не гребет». Его Величество обратился к ней: «Почему ты не гребешь?» Она же ответила: «Это потому, что моя новая малахитовая застежка в форме рыбки упала в озеро». Царь сказал: «Что это значит? Продолжай грести. Я дам тебе другую застежку, когда мы вернемся во дворец». Она же ему в ответ: «А мне мой горшок до самого его дна милее любого другого».
Его Величество возразил в гневе: «Что за чушь! Позовите ко мне главного херихеба Джаджаеманха». И тот был приведен тотчас же. Его Величество обратился к нему: «Джаджаеманх, брат мой, я поступил по совету твоему, и сердце мое возрадовалось при виде того, как они гребли. Но новая малахитовая застежка руководительницы одного ряда девушек упала за борт, и она замолкла и перестала грести, и нарушился ее ряд. Я спросил ее: «Отчего ты не гребешь?» Она же ответила: «Потому что моя новая малахитовая застежка в форме рыбки упала за борт». Я сказал ей: «Продолжай грести, я дам тебе другую взамен прежней». А она мне в ответ: «Мне мой горшок до самого его дна милее любого другого».
Тогда главный херихеб произнес свое заклинание слов власти. Он положил одну половину вод озера на другую и нашел малахитовую застежку лежащей на обломке черепахового панциря. Он принес ее и отдал хозяйке.
Что до воды, то в середине озера она была двенадцать локтей глубины, а когда оказалась перевернута, то достигла двадцати четырех локтей. Затем он произнес заклинание слов власти, которым обычно пользовался, и вернул воды на место к прежнему уровню.
Его Величество провел приятный день со своим двором и щедро наградил главного херихеба всякими прекрасными вещами.

История царевича Хафра о жене Убаонера

История царевича Хафра о жене Убаонера

Древнеегипетская сказка

Когда прибыл Его Величество Небка в Мемфис, принял он главного херихеба Убаонера. А во время этого приема жена Убаонера заметила одного простолюдина, который был в свите царя, и овладела ею великая страсть. Поэтому послала она к нему свою служанку передать ему, чтобы он принарядился и пришел к ней. В то же время она послала ему сундук с богатыми одеяниями и украшениями, и он пришел с ее служанкой.
Когда миновало таким образом много дней, простолюдин узнал, что у Убаонера есть беседка в саду около озера. И он пригласил жену Убаонера, говоря: «Ведь есть же беседка в саду Убаонера, вот и проведем там часок вместе!»
И жена Убаонера приказала управляющему, приставленному к озеру: «Вели приготовить для меня беседку, что находится у озера». И она вышла и провела там три дня с простолюдином, и она ела и пила с ним, пока не зашло солнце. Когда же наступил вечер, он пошел и спустился к озеру в сопровождении служанки. А управляющий все видел и примечал, что творилось у озера.
Когда осветилась земля и наступил следующий день, управляющий пошел и рассказал о случившемся Убаонеру, говоря: «То-то и то-то произошло вчера в беседке у озера». И Убаонер сказал: «Принеси мой ларец из эбенового дерева с золотом», – и он слепил воскового крокодила длиной в семь пальцев. Затем он произнес над ним соответствующее заклинание и повелел: «Когда простолюдин придет, чтобы искупаться в моем озере, схвати его и убей».
Убаонер отдал воскового крокодила управляющему и сказал ему: «Когда простолюдин войдет в воду, как вчера, брось ему вслед воскового крокодила». Управляющий вышел и забрал с собой воскового крокодила.
Между тем жена Убаонера послала вновь передать управляющему, приставленному к озеру: «Приготовь беседку у озера – я приду туда». Беседка была приготовлена, женщина и ее служанка отправились и провели счастливый день с простолюдином.
Когда же наступил вечер, простолюдин спустился к озеру по своему ежедневному обыкновению. Управляющий бросил ему вслед в воду воскового крокодила, и тот превратился в настоящего длиной в семь локтей и схватил простолюдина. Убаонер ждал вместе с Величеством царя Небка в течение семи дней, простолюдин же пребывал все это время в утробе крокодила и не мог дышать. Когда истекли семь дней, царь Небка собрался уезжать, тогда херихеб Убаонер предстал перед ним и сказал: «Не соблаговолит ли Его Величество посмотреть чудо, случившееся во время его правления и в присутствии Его Величества?» Царь проследовал с ним к беседке, и Убаонер обратился к крокодилу, говоря: «Покажи простолюдина!» Тогда крокодил вынырнул из глубины озера и показал его. И Величество царя Небка изрек: «Этот крокодил ужасен». Убаонер выступил вперед, дотронулся до крокодила, и тот превратился в маленького в руке его.
И главный херихеб Убаонер поведал Величеству царя Небка о том, чем занимался простолюдин с его женой в беседке. И Его Величество приказал крокодилу: «Забирай свою добычу!»
Крокодил нырнул в озеро, унося простолюдина, и никто не знает, куда он с ним направился.
Величество царя Небка приказал отвести жену Убаонера к северной стороне дворца, там ее сожгли и пепел бросили в реку.