Черепаха и крокодил

Черепаха и крокодил

Бразильская сказка

Одна черепаха играла на свирели так искусно, что все звери слушали ее как зачарованные. А крокодил ей страшно завидовал. Однажды приполз он к ручью, куда черепаха обычно приходила пить, и расположился неподалеку. Увидела его черепаха и говорит:
— Здравствуй, братец крокодил, что это ты здесь делаешь?
— А я здесь греюсь на солнышке, сестрица черепаха, — отвечает крокодил.
Напилась черепаха и стала играть на свирели. Тут крокодил начал ее просить:
— Позволь мне, сестрица черепаха, поиграть на твоей свирели.
Черепаха дала ему свирель, а крокодил плюх в воду, да и был таков. Очень рассердилась на него черепаха и поползла прочь. А на другой день нашла она пчелиный улей и проглотила весь пчелиный рой. Затем направилась к тому месту, где крокодил любил нежиться на солнышке, и спряталась там в куче листьев, — только хвостик наружу выставила. А под хвостиком хитрая черепаха хорошенько намазала медом и время от времени выпускала пчелок, одну за другой: з-з-з-ум. Крокодил заметил, что из-под опавших листьев вылетают пчелки, решил, что набрел на улей, — раз, и сунул туда палец. А черепаха зажала его и говорит:
— Отдавай мою свирель, тогда отпущу! — а сама сжимает все больней и больней. Тут крокодил разинул пасть да как завопит:

Ой, сыночек, поскорей
Принеси сюда свирель,
Тангу-ле-ре…
Черепахину свирель
Принеси сюда скорей!
Тангу-ле-ре…

А сын не расслышал и кричит ему:
— Чего тебе, отец, рубашку?
Крокодилу уже мочи нет терпеть, он еще громче:

Нет, Гонсало, поскорей
Принеси сюда свирель,
Тангу-ле-ре…
Черепахину свирель
Принеси сюда скорей!
Тангу-ле-ре…

А Гонсало:
— Чего тебе, отец, штаны?
Долго пришлось крокодилу тянуть свою песенку, изрядно он помучился и палец чуть не вывихнул. Наконец приполз его сынок с черепахиной свирелью, и крокодил отдал ее черепахе. Только тогда черепаха его отпустила.

Самый счастливый год

Самый счастливый год

Казахская сказка

Год Овцы — самый легкий для людей. В год Коровы зимой бывает часто пурга и метель. Плохая жизнь предстоит человеку, если он родился в год Собаки и не будет оберегать ее от побоев. Год Барана, Лошади, Коровы, Змеи, Барса, Курицы, Улитки и Кабана имеют свои приметы. Но самый счастливый — это первый год, год Мыши. А как Мышь получила год, об этом следует рассказать.
Долго спорили: кому должен принадлежать первый год.
Корова сказала: «Я даю Человеку молоко, мясо, шкуру. Мне по праву принадлежит первый год».— «Я все даю, что дает Корова. Но, кроме того, на мне ездит Человек»,— ответила ей Лошадь. «Но ты неженка!—заметил Лошади Верблюд.— Разве можно твою силу равнять с моей? Положи на тебя половину моей поклажи, ты упадешь и застонешь. В пище ты тоже барствуешь. Тебя нужно кормить хорошим сеном, овсом и поить ключевой водой. А я ем колючки и могу несколько
дней обходиться без воды. Мое молоко тоже вкусно, мясо годно для еды и шкура крепка».
Но Баран-растолкал крепким лбом всех, выбежал на середину и закричал: «Ну, а если бы не было меня, из какой шерсти скатал бы казах кошму и сделал себе юрту? Из моей шкуры можно сшить прекрасный тулуп. Жирный кусок баранины — лучшая еда. Я даю молоко и сыр. Мой первый год!»
Все молчали, зная, что Баран прав. Но тут выскочила Собака: «Пустое мелет Баран! Если бы не было меня, давно бы его съели волки вместе с костями».
Долго спорили, до поздней ночи. Одна Мышь молчала. Но когда все устали и не только Верблюд, но даже Петух заговорил шепотом, Мышь предложила: «Кто первый увидит восход солнца, тот и получит первый год». Все обрадовались, особенно Верблюд. Он надеялся на свой высокий рост.
Вот все повернулись к востоку и стали ждать. Мышь встала рядом с Верблюдом. «Неужели ты, глупышка, хочешь первой увидеть солнце?» — усмехнулся Верблюд. «Утро вечера мудренее»,— отвечала Мышь. «Я выше всех и раньше всех увижу восход!» — хвалился Верблюд.
Перед рассветом все стали внимательно смотреть вдаль. И вдруг раньше всех закричала Мышь: «Солнце! Солнце!»
Только тут Верблюд понял, что Мышь кричит с его горба, на который она тихонько забралась по его длинной шерсти. Верблюд сбросил ее и накрыл ступней. Маленькая хитрая Мышь из-под ноги нырнула в кучу золы.
Первый год отдали Мыши. А Верблюд за его ротозейство совсем лишился года. Вот почему Верблюд не имеет своего года и, как увидит золу, начинает кататься по ней. Он все еще надеется растоптать ненавистную Мышь и взять год, самый счастливый для людей.

Ходжа Насреддин и Тимур во время дождя на охоте

Ходжа Насреддин и Тимур во время дождя на охоте

Турецкая сказка

Однажды отправился Ходжа Насреддин ко двору Тимура. Тот
 велел посадить его на негодную клячу и взял с собой
на охоту. В это время пошел дождь. Все погнали своих
 лошадей и поскакали обратно. А лошадь Ходжи, разу
меется, не могла быстро бежать. Тогда Ходжа разделся 
догола и подобрал под себя платье. Когда дождь перестал, он опять надел на себя платье и вернулся домой.
 Падишах, увидев, что Ходжа совсем не промок, осведомился, как это так случилось. Ходжа отвечал: «Когда 
у человека такая боевая лошадь, разве может человек 
намокнуть? Только начался дождь, я пришпорил коня, 
и он в один миг, как птица, доставил меня сюда». Падишах удивился и велел поставить лошадь в главную
конюшню.
Как-то снова собрались на охоту. Падишах садится
 на ту лошадь. Случайно опять полил дождь. Ходжа Насреддин и 
другие участники охоты пришпорили коней и приехали
домой, а падишах, сидевший верхом на той кляче, про
мок до последней нитки. Домой вернулся он поздно и, 
позвав на следующий день Ходжу, начал ему выговаривать: «Разве пристало тебе лгать? Я из-за тебя промок
 до костей».— «Чего ты сердишься?— заметил Ходжа.—
 Где же был у тебя ум? Если бы ты снял с себя платье,
 как я, и спрятал его под себя, а потом, когда кончился
 дождь, снова бы надел его, ты бы не вымок и приехал
 сухоньким».