Бронзовые башмаки, или Слишком много, чтобы жениться

Бронзовые башмаки, или Слишком много, чтобы жениться

Шотландская сказка

Странная компания собралась тем весенним вечером в доме молодого Джила Макдональда. Только что закончилась ярмарка в Инверари, после которой народ разъезжался по домам.
Вечер был ясный, но прохладный – дыхание зимы еще чувствовалось, поэтому никто не отказался погреться у очага, в котором весело потрескивало пламя.
Здесь был рыбак из Стратлахлана, перегонщик скота из Килмуна, два фермера откуда-то с юга – с Бьюта, купец из Ротсея и торговец, родиной которого вы можете считать любой район Шотландии, потому что он был всегда в дороге откуда-то куда-то еще.
Каждому было что рассказать о своей удаче или, наоборот, неудаче на ярмарке, и они с удовольствием слушали друг друга. Но самым хорошим рассказчиком, умевшим лучше всех поддерживать беседу и бывшим истинным кладезем новостей, несомненно, являлся торговец, сидевший на колченогом табурете в центре и имевший готовый ответ и совет для каждого.
Разговор шел, как и следовало ожидать (видите ли, все его участники или продавали что-то, или покупали), о том, как создаются и теряются состояния. Один сказал одно, другой – другое, у третьего было свое мнение по этому вопросу, и каждый точно знал, что надо делать, чтобы добиться успеха. Но Джил Макдональд запомнил только то, что сказал торговец, или посчитал его слова единственными достойными внимания.
Потому что на вопрос, что бы он сделал, чтобы заработать состояние, торговец сказал, что, если бы он был моложе, сильнее и здоровее, он бы отправился в то место (он знает, где оно находится), где состояние можно заработать, имея только лопату. Но, чтобы сделать попытку, необходимо твердое сердце и более авантюрный характер, чем у него. Поэтому он и продолжает тянуть свою лямку.
После того как кувшин обошел по кругу в последний раз, все стали готовиться ко сну. А Джил Макдональд тронул рукав маленького торговца и спросил его, не будет ли он любезен на минутку задержаться, когда остальные разойдутся, и ответить на один вопрос.
Торговец был счастлив услужить такому радушному хозяину, как Джил Макдональд, и, конечно, остался.
Когда кухня опустела, Джил Макдональд предложил торговцу придвинуться ближе к огню, до краев наполнил его стакан и попросил, если можно, рассказать, что именно он имел в виду, когда говорил, что знает место, где состояние можно заработать копанием, только нужно храброе сердце и сильный дух.
– А, – ухмыльнулся торговец, – вижу, вас задело. Что ж, слушайте. Место, о котором я говорил, находится в западной части Кинтайра. Отсюда верхом можно добраться в течение дня. Если переправиться через озеро, потом ехать вдоль дороги, то за Тарбертом будет замок Тайхронан, в котором обитает злобный старик, который, как утверждают, сказочно богат. То, что это не слух, я знаю точно. Дело в том, что у него в саду в колодце спрятано сокровище. Всего лишь месяц назад я своими глазами видел, как он перелопачивал дукаты и золотые слитки, как простую картошку. Я бы совсем не отказался иметь хотя бы небольшую часть всего этого, но вы же видите, я человек слабый и хрупкий и слишком боюсь этого старика, чтобы действовать.
Но не позволяйте мне убедить вас отправиться за сокровищем. Вы находитесь достаточно далеко от этого ужасного человека, и, насколько я могу судить, вам всего хватает. Я бы очень не хотел, чтобы вы попали в лапы к злодею, потому что о нем рассказывают много ужасов. Некоторые даже считают, что он не просто злой самовлюбленный старик, но и могущественный колдун. Так что я бы на вашем месте не рисковал, – сказал торговец и пошел спать.
Утром вся компания, поблагодарив гостеприимного хозяина, покинула ферму. Каждый пошел своей дорогой. Что же касается торговца, он встал очень рано, еще до петухов, чтобы выйти пораньше, и у Джила Макдональда не было возможности еще раз расспросить его о замке и сокровищах, о которых он мечтал всю ночь, а проснувшись, твердо решил отправиться за ними и, если представится возможность, получить их.
В тот день он занялся приведением в порядок дел на ферме, сказал своим работникам, что это и то должно быть сделано в его отсутствие, а это и то должно быть сделано, если он вообще никогда не вернется. Завершив таким образом подготовку, он на следующее же утро оседлал серую кобылу и выехал на дорогу, ведущую к парому через Лох-Файн.
Переправа прошла быстро, поскольку погода в это время стояла превосходная. Легкий ветерок и теплое солнце привели юного авантюриста в отличное расположение духа.
В Тарберте, когда он туда прибыл, была в разгаре ярмарка. На улицах стояли многочисленные палатки, повсеместно играла музыка, люди пели и танцевали. Из окрестных местечек съехалось немало народу, и шуты и певцы пользовались случаем заработать свое честное пенни в толпе.
Один маленький человечек привлек особенно пристальное внимание Джила Макдональда. Он мог сделать три или даже четыре кувырка подряд без остановки, и это на твердой мостовой. Причем человечек кувыркался как вперед, так и назад, без видимого напряжения, за что после окончания представления зрители стали щедро бросать монетки в его перевернутую шляпу.
Человечек подошел со своей шляпой и к Джилу Макдональду.
– Вот тебе медная монетка, мой маленький друг, – улыбнулся Джил, – полагаю, ты будешь доволен. Больше я дать все равно не могу, поскольку мы с тобой оба ищем удачу, только разными способами.
– Как это, друг мой? – спросил человечек. – Скажи, где и как ты ищешь удачу?
– С помощью сильной руки и отважного сердца, – сказал Джил Макдональд. – Я надеюсь сделать себе состояние одной только лопатой.
– Подожди! – закричал карлик и побежал за ним. – Скажи, где можно сделать состояние лопатой?
Но Джил Макдональд не желал, чтобы его и дальше допрашивали. Он даже разозлился сам на себя за то, что разговорился на людях. Тем не менее ему не хотелось быть грубым с несчастным бедным карликом, и он пробормотал:
– Недалеко отсюда, к западу от холма. Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, – ответил карлик, и его тон показался Джилу Макдональду странным, в общем, что-то ему не понравилось. Только очень скоро он позабыл о своих опасениях, наслаждаясь хорошей компанией, которая собралась в гостинице, где хозяином был старый друг Джила. Там он и остановился на ночь.
Утром искатель приключений встал рано, оседлал свою кобылу, дав ей добрую порцию овса. Им предстоял долгий путь, поскольку Джил желал добраться до замка Тайхронан, чтобы успеть оглядеться в незнакомой местности и определить, где спрятано сокровище.
Задумавшись о предстоящем приключении, путешественник пустил кобылу шагом и почти не смотрел по сторонам. Неожиданно он вздрогнул, услышав рядом с собой тонкий, писклявый голос, показавшийся ему до странности знакомым. Посмотрев вниз, Джил увидел идущего по обочине дороги карлика, физиономия которого была в точности такой же, как у карлика, которого он видел на ярмарке днем раньше.
И все же это не мог быть тот же самый карлик, поскольку тот был очень уж мал и горбат, а этот, хотя тоже не удался ростом, был сложен несколько пропорциональнее. Тем не менее он имел такой же горб на спине, такой же длинный и острый красный нос и так же странно косил глазами, как и давешний знакомец Джила на ярмарке. Да и голос был такой же, только громче и сильнее.
– Рад встрече, – вежливо поздоровался карлик.
– Рад встрече, – ответил Джил Макдональд.
– Я вижу, мы попутчики, – сказал маленький человечек.
– В данный момент – да, – ответил всадник и стал подгонять лошадь.
– Очень скоро мы снова встретимся, – сообщил ему вслед карлик.
Даже сама мысль о том, что это убогое создание может догнать его по дороге, заставила Джила Макдональда улыбнуться, но что-то в карлике ему все же не понравилось, поэтому он пустил лошадь в галоп и на протяжении дальнейшего пути чувствовал себя как-то неуютно. Потом карлик скрылся из вида, и Джил выбросил странное существо из головы.
Около полудня Джил Макдональд снова пустил кобылу шагом. Некоторое время дорога шла вдоль обширной поросшей вереском пустоши, а потом начала резко спускаться к морю в районе залива Ронахан-Бей. Каково же было удивление путешественника, когда он услышал уже ставший знакомым голосок, окликающий его с другой стороны, и увидел уродливое сморщенное лицо, выглядывающее из-за кривой ивы, корни которой змеились между камнями.
– Рад встрече, – сказало создание. На этот раз Джил Макдональд увидел перед собой довольно рослого мужчину, почти такого же роста, как и он сам, а его никак нельзя было назвать маленьким.
Джил Макдональд не мог поверить своим глазам. Длинный красный нос и косые глаза, круглая горбатая спина, но теперь рост незнакомца был не меньше 1,8 метра, ну, может быть, плюс-минус несколько сантиметров. Человек не мог быть тем самым карликом, но то, что он как-то связан с карликом из Тарберта и с тем, которого он встретил утром на дороге, было очевидно.
Можете быть уверены, эта встреча Джилу понравилась еще меньше предыдущих. Даже послушная старая кобыла шарахнулась в сторону, когда странный человек вышел на середину дороги. Но Джил Макдональд всегда считал, что вежливость не может повредить, поэтому он, как и прежде, поздоровался.
– Я вижу, мы попутчики, – сказал человек.
– В данный момент – да, – ответил всадник, – но я очень спешу. – И он стал подгонять лошадь.
– Очень скоро мы снова встретимся, – сообщил ему вслед незнакомец.
Почувствовав что-то неладное, кобыла резво побежала по дороге, и Джил еще долго не мог избавиться от неприятного волнения. Но молодость есть молодость, ей не свойственно долгое уныние, и не прошло и часа, как всадник снова принялся беззаботно напевать.
От местечка Баллохрой до Тайинлоана ведет прямая дорога, и каждый, кто проезжал по ней, особенно вечером, как Джил Макдональд, знает, что солнце при этом светит в спину и обеспечивает великолепную видимость далеко вперед, причем все предметы видны четко и ясно.
«Как странно, – мысленно сказал себе Джил, – зачем люди посадили дерево прямо посередине дороги. – Впереди на дороге находилось то, что Джил в первый момент принял за молодую елку. – В этой части страны людям свойственно совершать странные поступки». Можете представить, насколько он был удивлен, когда, подъехав ближе, рассмотрел эту предполагаемую ель. Он даже потер глаза, опасаясь, что плохую шутку с ним сыграла игра света и тени. Это никак не могло быть человеческое существо, и все же это было именно оно. Джил вспомнил все странности, с которыми столкнулся в тот день, и понял, что имеет дело с какой-то чертовщиной.
– Я должен вернуться, – громко заявил он и потянул вожжи, чтобы сообщить о своем намерении лошади, но в это время гигантская фигура, возвышавшаяся на дороге, повернулась, сняла шляпу и низко, очень низко поклонилась. Потом тот же голос, что Джил уже слышал раньше, проговорил:
– Рад встрече.
– Рад встрече, – вежливо ответствовал Джил Макдональд, дрожа при этом всем телом.
– Пожалуйста, проезжай, – сказал верзила, сильно кося глазами и потрясая своим длинным носом. – Я вижу, мы попутчики.
– В данный момент – да, – ответил всадник, – но, извините, пожалуйста, я очень спешу. – И он пришпорил лошадь, чтобы та поскорее миновала ужасное создание. Похоже, возвращаться назад было не менее опасно, чем идти вперед.
– Возможно, очень скоро мы снова встретимся, – сообщил ему вслед незнакомец, пока Джил Макдональд, подгоняя кобылу, галопом скакал по дороге. И человек, и животное были одинаково напуганы и стремились как можно дальше удалиться от неизвестного и очень страшного существа.
На этот раз Джил Макдональд не рискнул выбрасывать из головы странное явление и сказанные существом слова о том, что скоро предстоит новая встреча. За каждым поворотом он ждал появления чего-то ужасного, под каждым камнем видел притаившуюся тень, готовую напасть. Стемнело, откуда ни возьмись в небе собрались тяжелые темные тучи и повисли низко над землей. Они тоже не улучшали настроение. Солнце село, и временами пробивающийся между тучами лунный свет делал все окружающее больше и угрюмее, чем днем. Деревья вдоль дороги, вполне мирные днем, теперь приобрели страшные фантастические очертания; казалось, что они протягивают над дорогой свои сильные руки, готовясь вонзить в запоздавшего всадника острые когти. В каждом завывании ветра Джил слышал знакомый скрипучий голос, в каждом звуке эха, создаваемого цокотом копыт кобылы, он слышал грозный топот за своей спиной.
Тут он вышел к месту, где дорога практически не имела обочины – крутой холм с одной стороны, скала с другой. Оставшийся между ними узкий проход, казалось, заканчивался тупиком. «Тем не менее, – подумал Джил, – проход там есть, иначе дорога не вела бы сюда». И он решительно направил лошадь в темноту. Последовал сильный рывок, потом его верная лошадь взвилась на дыбы, сбросила седока и поскакала по дороге обратно, ее испуганное ржание разносилось далеко вокруг.
– Рад встрече, – сказал откуда-то сверху голос, который Джил Макдональд знал уже слишком хорошо. Лежа на дороге, он увидел нависшую над собой гигантскую фигуру, в лунном свете казавшуюся еще огромнее. Она загораживала проход между двумя склонами, по которому шла дорога. – Рад встрече, – повторил голос. – Но у тебя, похоже, нет для меня вежливого ответа, как раньше. – Джил Макдональд был настолько перепуган, что его язык, казалось, прилип к нёбу и наотрез отказывался шевелиться. – Я же сказал, что мы очень скоро встретимся, и оказался прав.
– С вашего позволения, – наконец сумел выговорить Джил Макдональд, – я пойду и попытаюсь найти свою лошадь.
– С моего позволения, – ответила фигура, – ты не сделаешь ничего подобного. Ты проделал легкий путь, чтобы побывать в моем замке, так что сегодняшнюю ночь ты проведешь в нем, и, кстати, все следующие ночи тоже.
– Ваш замок? – удивился Джил Макдональд. – Что вы имеете в виду?
– То место, где золото гребут лопатой, – насмешливо проинформировал голос. – Иди же, вор, лицемер, ханжа, чертов раб! Я – великий колдун, а замок Тайхронан – это мой дом. Там ты сможешь копать – ты же этого хотел? – в качестве моего раба до конца своей жизни. А в конце ее выкопаешь свою собственную могилу.
Бедный Джил Макдональд не мог вымолвить ни слова. Великан – ибо карлик превратился в самого настоящего великана ростом более шести метров – поднял его с дороги, ухватив за поясной ремень, и понес в замок, расположенный в трех километрах от дороги. Путешествие не заняло много времени, потому что шаги великана были большими, да и спешил домой он изрядно.
Подойдя к воротам замка, великан опустил Джила Макдональда на землю, наклонил голову, произнес какое-то странное слово и моментально из шестиметрового великана превратился в человека вполне нормального роста. Дальше Джил шел сам, а хозяин замка шествовал сзади и периодически подгонял гостя дубинкой.
Они вошли в большой и очень высокий зал, потолок которого, отделанный черным дубом, еще больше потемнел от дыма и времени. На очень большом столе, явно приспособленном для великана, был накрыт ужин, в очаге весело потрескивали сосновые дрова, отбрасывая на стены зала причудливые пятна света. В этом красноватом свете Джил увидел, что кроме стола и лежанки в углу в зале из мебели имеется пять дубовых сервантов, выставленных вдоль стены, с резными дверцами и блестящими медными петлями и замками.
– Подай мне ужин, – сказал великан, – и поторопись.
Джил Макдональд поспешил исполнить приказание. Он изо всех сил старался собраться с мыслями, но пока это у него плохо получалось, и он сделал все возможное, чтобы угодить хозяину, одновременно размышляя о своей злосчастной судьбе и возможностях побега. Вскоре ему в голову пришла идея, и он, подавая великану бочонок с вином, забрался на стул и поднял бочонок высоко над головой.
– Что ты делаешь? – удивился великан. – Зачем это?
– О, извините меня, – залепетал Джил Макдональд, – просто я так привык.
– Привык к чему? – резко спросил великан.
– Подавать таким образом чашу своему хозяину. Ему нравится, чтобы я подносил ее как можно ближе к его рту.
– Но это же очень высоко!
– Вовсе нет. Вы – далеко не единственный великан в королевстве.
– Ах, ох! – запричитал великан, но быстро взял себя в руки и заявил: – Твой хозяин, должно быть, очень странное создание. Но я не хочу видеть здесь твои глупые уловки. Так что следи за своим поведением.
– Вам не придется их терпеть слишком долго, – ответил Джил.
– Что ты имеешь в виду?
– Только то, что мой хозяин очень скоро будет здесь, чтобы забрать меня домой.
– Забрать тебя из моего замка? Хотел бы я на это посмотреть, – фыркнул великан.
– Я тоже, – сказал Джил. – Вот скоро и увидим.
Великан вскочил и подошел к очагу, где некоторое время стоял молча, погруженный в мысли. А тем временем Джил Макдональд решил, что ему ничего не мешает съесть пирожок и сделать глоток-другой вина. Только недолго пришлось ему предаваться сему приятному занятию, потому что великан очнулся от своих мрачных мыслей, обернулся к нему и заявил:
– Он не сможет тебя здесь найти, потому что не знает, где искать.
– Позвольте обратить ваше внимание на следующий факт, мой господин, – вкрадчиво сказал Джил Макдональд. – Вы видите мои башмаки? Их каблуки подбиты медью. Все слуги моего хозяина – мужчины, женщины, домашние животные – все имеют такие башмаки или подковы. Так что, куда бы они ни пошли, их путь всегда можно проследить.
– Так кем, ты говоришь, является твой хозяин? – спросил великан как бы между прочим, изображая полное спокойствие.
– О, нет смысла объяснять, – сказал Джил Макдональд, настроение которого улучшалось по мере ухудшения настроения великана. – Вы скоро сами увидите. Вероятнее всего, он будет здесь еще до завтрашнего вечера, причем в далеко не лучшем расположении духа.
Великан поник головой и сказал:
– Для меня, конечно, не имеет никакого значения, явится твой хозяин или нет, но все же скажи: он такой же большой, как был я, когда мы встретились на дороге? Я не любопытен, но все же хотелось бы знать.
– Это был предел ваших возможностей? – осторожно поинтересовался Джил. – Больше вы стать не можете?
– Нет, не могу, – ответил великан, – и никто не может.
На это Джил весело расхохотался.
– Прошу меня простить, – сказал он, – но если это все, что вы можете, то рядом с ним вы будете выглядеть младенцем.
Великан вздрогнул и нервно забегал по залу, потом подошел к очагу и перебросил горящие поленья с одной стороны на другую, взметнув целый сноп искр. Не приходилось сомневаться, что он был перепуган.
– Лучше бы тебя здесь не было, – вздохнул он, – хотел бы я никогда не видеть твоей уродливой физиономии.
– Фи, как невежливо, – заявил Джил Макдональд, – а ведь вы так хотели познакомиться со мной на дороге.
– Убирайся отсюда немедленно! Вот тебе монета, выпьешь за мое здоровье, только уходи сию же минуту!
Джил Макдональд взял монету и зашагал к двери, но, вообще-то говоря, он только сделал вид, что уходит, потому что ясно видел, как сильно струсил хозяин, и не желал покидать замок без сокровищ или хотя бы малой их толики. В конце концов, он пережил слишком много неприятностей, чтобы легко отказаться от возможностей разбогатеть. Поэтому, дойдя до двери, он обернулся и сказал:
– Это очень благородно с вашей стороны – дать мне эту монету и отослать домой, это даже больше, чем я мог ожидать. Поэтому, думаю, стоит сказать вам, что, независимо от того, уйду я или останусь, мой хозяин все равно придет за мной. Когда он выходит на след башмаков, то всегда доходит до конца. Поэтому, видя вашу доброту, я решил, что лучше вас предупредить. Будьте готовы. Тс-с-с. Вы слышите? – В это время очередной порыв ветра, завывая, пронесся между башнями замка. – Это он! Так он прочищает нос. Но не волнуйтесь. Он еще очень далеко.
– Вернись и сядь, – сказал великан. – Я щедро вознагражу тебя, если ты расскажешь, что я должен сделать, чтобы твой хозяин меня не заметил. Судя по всему, он весьма вспыльчив, и мне не хочется ссориться с ним в своем собственном доме.
– Что ж, вы можете спрятаться и дождаться, пока он уйдет, но я не вижу, как это можно сделать, потому что вы слишком велики.
– Я спрячусь в угол за дверью, – сообщил великан.
– В угол? – воскликнул Джил Макдональд. – Но вы туда не поместитесь!
– Я? Не помещусь? – завопил великан. – Знай же, в этом доме для меня нет ничего невозможного! – С этими словами великан стал за дверью, сказал какое-то очень странное слово и сразу уменьшился до ста пятидесяти сантиметров – так, чтобы поместиться в укрытии.
– О нет, – сказал Джил Макдональд, – это не пойдет. Мой хозяин обязательно сюда заглянет. У него есть одно очень плохое качество: он крайне любопытен и всегда сует нос во все щели. Не сомневайтесь, здесь он вас найдет.
– Черт бы побрал его любопытство, – проворчал великан. – Тогда, может быть, под стол? – Он опустил голову под стол, произнес какое-то очень-очень странное слово и в мгновение ока уже стоял под столом.
– Это уже лучше, – одобрил Джил и отошел в конец зала. – Но нет, вас отсюда хорошо видно, а у моего хозяина чертовски острое зрение.
– Чертовски острое зрение! Черт бы побрал его глаза и твои тоже. Я больше не уменьшусь ни на сантиметр из-за чьей-то прихоти.
– Тс-с-с! – зашипел Джил Макдональд, когда на улице снова завыл ветер. – Вот он! Надо же, как быстро идет! Ему осталось не больше двух километров! Похоже, у него насморк, значит, он очень зол. Не вините меня, если он свернет вам шею. Я вас предупредил.
Выругавшись, великан выбежал из-под стола, сказал очень-очень-очень странное слово, склонившись к скамеечке для ног, и вот он уже стоял под ней – маленький карлик ростом не более пятнадцати сантиметров. Сверкая глазами, он смотрел на Джила Макдональда из-под низкой скамеечки.
– Думаю, там он вас не заметит, – сказал Джил Макдональд, – хотя он чрезвычайно пытлив и любит двигать вещи. Так он проверяет, нет ли кого-нибудь внизу. Давайте я посмотрю, чтобы вы чувствовали себя спокойно. – С этими словами он пнул скамеечку ногой. – Нет, так не пойдет. Я вас видел, когда скамейка двигалась. Вы можете забраться под что-нибудь меньшее?
– Ни за что! Во всяком случае, не ради тебя и твоего злобного хозяина, – пропищал карлик. – Нет, нет и еще раз нет!
– Подумайте о последствиях! Он ведь уже за дверью! – Словно в подтверждение этих слов, ветер завыл особенно яростно. – Его нос, наверное, покраснел так же, как и ваш, если он так ожесточенно сморкается.
Карлик молча выскочил из-под скамейки для ног, вприпрыжку подбежал к очагу, вскарабкался на каменную плиту под ним, сказал очень-очень-очень-очень странное слово и вмиг очутился под ней – маленький, как черный таракан.
– Где вы? – спросил Джил Макдональд.
– Под плитой, – прострекотал карлик.
– Чепуха! Я вижу вас под скамейкой! – ответил Джил Макдональд.
– Не может быть, – сказал карлик, – я под плитой.
– Не врите мне! – воскликнул Джил. – А то я расскажу хозяину!
– Ну, теперь ты убедился? – пискнул карлик, и маленький уродливый черный таракан выполз из-под очага. – Ты видишь меня? Доволен?
– Очень доволен, – сообщил Джил Макдональд, с размаху поставил на таракана ногу в подкованном медью ботинке и раздавил его. На полу осталось только черное пятно.
– Ну, вот и все, – вздохнул Джил Макдональд и со вздохом облегчения опустился на стул великана.
Но в это время с громким стуком распахнулись дверцы всех пяти сервантов, и Джил Макдональд не успел вымолвить и слова, как оказался в окружении пяти девиц в зелено-голубых одеждах. Они обнимали его за шею, хватали за руки, целовали, щекотали и едва не задушили, при этом постоянно смеясь и хихикая, как безумные.
– Отстаньте! Отойдите! Да оставьте же вы меня в покое! – завопил полузадушенный Джил Макдональд, но чем сильнее он отталкивал девиц, тем крепче они цеплялись за него. Не знаю, чем все это кончилось бы, если бы Джилу, путем огромных усилий, все же не удалось на минуту освободиться. Он отбежал в угол зала, по пути прихватив великанскую скамеечку для ног, и выставил ее перед собой, готовый к обороне.
– Не подходите! – крикнул он. – Первая из вас, кто подойдет ко мне ближе чем на полметра, сильно пожалеет! Клянусь, я не шучу! – В подтверждение серьезности своих намерений он угрожающе замахал скамейкой.
Тогда пять девушек принялись хохотать, посылать ему воздушные поцелуи и танцевать, высоко вскидывая ноги, – ничего подобного он в жизни не видел.
– Выходи из угла, не бойся! Неужели ты такой трус? А еще называешься мужчиной! – кричали они, ни на секунду не прекращая двигаться. А какие рожи они при этом корчили!
– Я не выйду, – ответил мужественный Джил Макдональд, – и не выпущу из рук скамейку, пока вы не пообещаете вести себя прилично. Что вам от меня надо? Скажите скорее, и разойдемся в разные стороны! Занимайтесь своими делами, а у меня полно своих.
– В этом-то все и дело. Теперь твои дела – это наши дела. Куда бы ты ни пошел, мы отправимся за тобой. Ты должен жениться на нас всех. Поэтому не мучайся и прими вещи такими, как есть.
– Этого не может быть, – улыбнулся Джил. – Жениться на всех сразу? Что это все значит? И, пожалуйста, не говорите одновременно, я ничего не понимаю.
Но девушки все равно принялись кричать и визжать, причем вместе.
– Так, – в конце концов сказала старшая из них, – послушай меня. Все мы дочери короля Лох Лиин. Мы были заперты в этих шкафах на три года – по исчислению смертных, – потому что поклялись не выходить замуж за этого отвратительного великана. А теперь мы должны выйти замуж за тебя, потому что мы дали еще одну клятву – выйти замуж за того, кто нас освободит. Ты же не хочешь, чтобы мы нарушили нашу страшную клятву?
– Что ж, если дело настолько серьезное, сядьте, и давайте поговорим, но предупреждаю: если кто-нибудь из вас опять начнет ко мне приставать, получит по голове скамейкой.
Девушки обещали вести себя спокойно и не вскакивать из-за стола, если он тоже выйдет из своего укрытия и сядет, пусть даже в другом конце стола.
Каждая сторона придерживалась достигнутой договоренности, но Джил Макдональд все равно держал скамейку под рукой – так, на всякий случай.
После долгого и горячего спора Джилу все же удалось втолковать девицам, что жениться на всех сразу он не может – их слишком много, но, если они выберут одну, которая представит интересы всех, он подумает, что можно сделать.
Было решено, что девицы будут играть на мужа. Та, которая выиграет, получит законного супруга. Они достали из-за дымохода шашки и приступили к игре. В течение двух часов они пытались обмануть друг друга, но никому это не удалось. Никто не выиграл и не проиграл. Поэтому они пришли к очевидному выводу, что Джилу придется жениться на всех.
– Нет, – стоически простонал Джил, – это смешно. Попробуйте бросить кости. Может быть, кому-то из вас все же повезет?
Они достали из-за дымохода кости и стали играть, но все снова жульничали, и потому ни одна не выиграла. И снова это обстоятельство привело их к выводу, что Джилу придется жениться на всех. Иного выхода попросту нет.
– Нет, – заявил он, – так не пойдет. Но, пока суд да дело, приготовьте-ка мне ужин. А то я умираю от голода. После еды я скажу вам, что делать.
Девушки наскоро приготовили ужин и в ожидании расселись вокруг стола великана.
– Поступим так, – сказал Джил Макдональд, когда утолил голод и вернул себе способность связно мыслить. – Завтра я спрошу вас, в платье какого цвета должна быть одета моя невеста. Та из вас, которая назовет мой любимый цвет, станет моей женой. Думаю, здесь ваша хитрость и способности обманывать друг друга не помогут.
– Очень хорошо, – ответствовали зеленые девы, но самая младшая из них, когда Джил Макдональд отвернулся, подлила в его кубок снадобье, которое должно было усыпить его и заставить говорить во сне.
– Теперь он сам расскажет нам, что у него на уме, – сказала она сестрам.
Выпив вино из кубка, Джил Макдональд пошел к очагу и лег на лежанку великана. Зеленые девы, пожелав ему спокойной ночи, сделали вид, что уходят наверх. Очень скоро, когда юноша крепко уснул, они потихоньку спустились обратно, окружили спящего и стали ждать, что он им расскажет.
Снадобье подействовало. Джилу снилась его ферма и окружающие ее зеленые холмы. Немного погодя он заговорил:

Желтые колосья растут в долине Ардкинглас;
И желтый папоротник на склонах Бен-Има.
Желтые волосы у моей любимой,
И желтым будет ее свадебный наряд.

На это зеленые девы встали и с веселым смехом покинули зал.
На следующее утро Джила Макдональда разбудило заглянувшее в окна солнце, но это произошло не раньше, чем девы встали и приготовили завтрак. Они были так счастливы, обретя свободу, возможность смеяться и обманывать друг друга, что, собирались они вскакивать ни свет ни заря или нет, все равно бы встали рано, хотя лично я думаю, что они всю ночь не сомкнули глаз.
– Спрашивай, – сказали они Джилу, заметив, что он проснулся.
Джил Макдональд задал каждой деве по очереди вопрос о том, в платье какого цвета должна быть его невеста, и все пять ответили одно и то же:
– В желтом.
Джил был ошеломлен. Не было никакого смысла утверждать, что они не угадали, потому что его растерянный вид говорил сам за себя.
– Вот видишь, – хором сказали девицы, – тебе ничего не поможет. Придется жениться на всех.
– Ну уж нет, – решительно воспротивился Джил Макдональд. – В таком серьезном деле вы должны мне дать еще один шанс. Давайте попробуем еще раз. И если снова ничего не выйдет, тогда я буду думать, что делать дальше.
Зеленые девы согласились на еще одно испытание, при условии, что оно будет последним. Мысленно они посмеивались, поскольку точно знали, каким будет результат. Ведь они считали Джила Макдональда недалеким малым, с которым без труда справятся.
– Тогда слушайте, – сказал он. – Та из вас, которая скажет, о какой любезности попросила рыба треска вдову с острова Джига, станет моей женой.
Девицы ответили:
– Нам нужно пойти в сад и подумать.
– Пожалуйста, – разрешил Джил Макдонльд. – Даю вам на размышление пять часов.
Они вышли. Вы же понимаете, что Джил не сомневался: они пойдут к озеру и спросят у трески, о чем та просила вдову.
«Это мой шанс», – решил Джил и, не теряя времени, направился к колодцу в саду. Там он действительно обнаружил сокровища, о которых ему рассказывал старый торговец. Наполнив карманы, он, не спрашивая ни у кого разрешения и ни с кем не попрощавшись, вышел из замка и поспешил по дороге, ведущей к дому.
– Ах, если бы я мог найти мою любимую серую кобылу, – проговорил он, – то был бы абсолютно счастлив. Она бы помогла мне убраться подальше от домогательств наглых девиц.
Не успел он произнести эти слова, как увидел за поворотом свою лошадь, которая мирно паслась у дороги. На зов она прискакала с радостным ржанием, и я не взялся бы сказать, кто из них был больше рад встрече.
Джил Макдональд вскочил на спину своей любимицы и галопом поскакал в сторону Тарберта. Он чувствовал небывалую легкость на сердце и приятную тяжесть в карманах, кобыла несла его домой, причем так спешила, что ее не приходилось даже подгонять. Он не стал задерживаться в Тарберте и за большие деньги (теперь он легко мог себе это позволить) нанял паромщика, который перевез его на другой берег озера. К полуночи Джил уже сидел в своем доме у очага, а кобыла стояла в стойле.
На следующее утро он созвал работников – ему не терпелось произвести на своей ферме всевозможные усовершенствования (теперь он мог себе это позволить). Работа кипела для тех пор, пока в небе не появилась вечерняя звезда, подмигнувшая солнцу, садившемуся за Бен-Дерг.
Он спокойно отдыхал, прислонившись к изгороди на краю поля, когда услышал голоса, доносившиеся со стороны дороги. Присмотревшись, он увидел пять фигур, одетых в зеленые одежды, идущих прямо к нему. По пути они танцевали, размахивали руками, смеялись и громко разговаривали, стараясь перекричать друг друга. Джилу не пришлось долго размышлять о том, кто это к нему пожаловал и с какой целью. Он позвал своего самого старого и уродливого работника и попросил завернуться в его плед и сесть у очага с миской каши, делая вид, что он ужинает. Затем он сбегал в конюшню, отрезал немного волос от хвоста своей любимой серой кобылы и прикрыл ими лоб работника так, чтобы они свисали засаленными сосульками прямо на лицо.
– Сделай следующее, – сказал Джил. – Кто бы ни пришел, скажи, что ты хозяйка дома – жена хозяина, и спроси, что им надо. А я спрячусь в углу и буду наблюдать.
Прошло совсем немного времени – мне потребовалось больше, чтобы написать эти строки, – раздался стук, и в дом вошли пять зеленых дев.
– Хозяин дома? – спросили они хором.
– Нет, но я его жена. Могу я спросить, какое у вас дело?
Услышав эти слова, пять зеленых дев на мгновение застыли, прикованные к месту удивлением и яростью, затем возбужденно загалдели, тоже одновременно, схватили свои вещички, выбежали из дома и побежали прочь по дороге. Больше их никто не видел.
А Джил Макдональд зажил в свое удовольствие, в богатстве и комфорте, а если он так и не женился, то это вовсе не из-за отсутствия предложений.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.