Билмен

Билмен

Албанская сказка

Жил-был король. Однажды прислал ему другой король, что правил по соседству, огромную железную палицу и передал такие слова:
— Кто разобьет эту палицу вдребезги, за того я выдам замуж свою дочь!
Собрались со всего королевства храбрецы, но ни один из них не смог даже приподнять палицу, не то чтоб разбить. Последним решил испытать себя Билмен, а силища у него была невероятная. Схватил он железную палицу, поднял ее, ударил оземь, и раскололась палица на сотни мелких осколков! Все, кто собрались вокруг, стали повторять:
— Билмен разбил палицу! Билмен разбил палицу! Молодец Билмен — он разбил королевскую палицу!
Король, услыхав об этом, позвал к себе Билмена и сказал:
— Мне передали, что ты сумел разбить палицу. Теперь нужно снарядить сватов, поехать и забрать невесту, дочь соседнего короля.
— А то как же, — ответил Билмен, — конечно, нужно. Сейчас пойду да заберу. Только я брать никого с собой не буду, сам привезу ее сюда.
— Нет, — возразил король, — тебе одному король соседнего государства ни за что не отдаст свою дочь. Я должен послать с тобой сватов и войско.
— Нет, — сказал Билмен, — я пойду туда один. Уж как я сумею получить ее у короля, это мое дело. Коли я разбил палицу, то доставить сюда невесту — мой долг.
Отправился Билмен за королевной и встретил по дороге человека, который сидел на берегу речки и пил воду. Пил, пил, до тех пор пил, пока речка не высохла.
— Вот это да! — воскликнул Билмен. — А ты, я смотрю, молодец!
— Нет, — спокойно ответил тот, кто выпил целую речку воды. — Какой я молодец! Вот уж кто молодец, так это Билмен, который разбил палицу короля!
— Если бы ты встретил его, пошел бы с ним погулять по белу свету? — спросил Билмен.
— А то нет! Конечно, пошел бы.
— Ну, тогда идем со мной, потому что я и есть Билмен, — сказал Билмен.
Идут они дальше и видят: на бойне мясник режет скот и свежует туши, а рядом с ним примостился здоровенный детина и поедает эти туши одну за другой.
— Вот это да! — воскликнул Билмен. — Каков молодец! Неужели ты съешь все это мясо?
— Да ну, — отмахнулся тот, — велика ли заслуга съесть чуточку мяса? Кто у нас и вправду молодец, так это Билмен, который разбил палицу короля!
— Если бы ты встретил его, пошел бы с ним погулять по белу свету?
— Еще бы не пошел! — ответил тот. — Конечно, пошел бы.
— Тогда идем, потому что я и есть Билмен, — сказал ему Билмен.
Отправились они втроем дальше и пришли на высокий перевал. Видят: вокруг, будто зимой, лежат глубокие снега, а на поляне горят костры из огромных бревен. Вплотную к кострам сидит добрый молодец, закутавшись в бурку-гунну, и дрожит от холода:
— Бр-бр-бр-бр…
Билмен ему говорит:
— Ну и молодец же ты! Как ты можешь вытерпеть такую жарищу? Как ты вообще не сгоришь в этом огне?
— Ба! — удивился незнакомец. — Нашел о чем говорить! Молодец — это Билмен, который разбил палицу короля, а не такой мерзляка, как я, который никак не может согреться от двух горящих хворостинок.
— Если бы ты встретил Билмена, пошел бы с ним погулять по белу свету? — спросил Билмен.
— Конечно, — ответил тот. — Как не пойти? Обязательно пошел бы.
— Тогда пойдем с нами. Я и есть Билмен.
Теперь у Билмена было трое товарищей, сам четвертый, и пошли они дальше. Шли, шли и встретили человека, который все слышал — и то, что делается на земле, и то, что делается под землей.— Как это интересно! — воскликнул Билмен. — Какие ты чудеса умеешь творить, оказывается! Каков молодец!
— Почему же я молодец? — возразил тот. — Только потому, что слышу все, что говорят на земле и под землей? Это дело еще не дело. Кто у нас настоящий молодец, так это Билмен, который разбил палицу короля.
— Если бы ты встретил его, пошел бы с ним погулять по белу свету? — спросил Билмен.
— А то нет?! — ответил тот. — Где же найти лучшего товарища, чем он?
— Тогда пошли, — сказал Билмен, — потому что Билмен — это я.
Отправились они дальше впятером и видят: стоит у дороги пекарня и в ней пекарь печет хлеб. Рядом сидит огромного роста детина и съедает один каравай за другим. Пекарь только лотки из печи успевает вынимать да ему подносить, а голодный детина в мгновенье ока запихивает горячие караваи себе в рот и проглатывает.
Билмен и говорит:
— Ого! Ну и молодец же ты, если можешь съесть столько хлеба!
— Э-э, — ответил тот, — молодец — это Билмен, который разбил королевскую палицу. А я что такого сделал? Съел маленькую горбушку хлеба?
— Если бы ты встретил Билмена, пошел бы с ним погулять по белу свету?
— Да, — ответил тот. — Как бы я мог не пойти? Разве найдешь товарища лучше?
Взял Билмен с собой и этого силача, и отправились они вшестером дальше. Идут, идут, и вдруг земля вокруг них как закачается! «Видно, началось землетрясение», — подумали приятели. Стали осматриваться и видят: стоит человек и играючи подбрасывает вверх две огромные каменные глыбы. Когда глыбы падают и ударяются оземь, долины и горы от их ударов вздрагивают, как при землетрясении.
Билмен ему и говорит:
— Ну и молодец же ты! Так подбрасываешь эти каменные глыбы, что вся земля ходуном ходит!
— Да что там, — ответил силач. — Молодец Билмен, который разбил палицу короля. А я, оттого что поиграл двумя камешками, так уж и стал молодцом?
— Если бы ты встретил Билмена, пошел бы с ним погулять по белу свету? — спросил Билмен.
— Конечно, — ответил тот. — Где я нашел бы товарища лучше, чем он?
— Тогда идем, потому что Билмен — это я, — ответил ему Билмен.
Теперь их стало семеро, и они все вместе отправились за невестой. Король, увидев из окна своего дворца Билмена с шестью товарищами, сказал придворным:
— Что это такое? Как он посмел без сватов явиться за моей дочерью? Ну нет, ему я дочь не отдам. Почему король прислал за невестой всего семь человек?! А что я буду делать с угощением, которое заготовил для сватов и королевского войска?
Билмен спросил своего приятеля, который слышал все, что делается на земле и под землей:
— Послушай-ка, о чем говорит король? Почему нас не приглашают во дворец?
Тот прислушался и ответил:
— Не хочет король отдавать тебе невесту.
Тогда Билмен обратился к тому приятелю, который мог играючи подбросить вверх две каменные глыбы:
— Устрой-ка ты им хорошее землетрясение!
Силач нашел две подходящие каменные глыбы и стал подбрасывать их кверху. Земля тут же закачалась, а вместе с ней и королевский дворец.
— Послушай-ка, что они теперь говорят? — поинтересовался Билмен у первого товарища. Тот ответил:
— Король говорит своим придворным: «Ой-ой-ой! Что они вытворяют! Надо отдать им невесту, а то они, того гляди, перевернут нам всю землю, а вместе с ней мой дворец и ваши дома!»
Билмен с товарищами направился во дворец, и стража незамедлительно пропустила их к королю.
— Э-э, что за дела? — спросил Билмен, подходя к трону короля. — Почему ты не отдаешь нам свою дочку? Зачем же ты морочил голову нашему королю и говорил, будто выдашь ее замуж за того, кто разобьет твою железную палицу?
— Это верно, — ответил король, — посылал я палицу вашему королю и обещал отдать дочку в жены тому, кто эту палицу разобьет. Я и сейчас не отказываюсь от своих слов. Но скажи мне на милость, что я должен делать со всем этим угощением, которое заготовил? Я ведь ждал короля со сватами и войском, а войско, знаешь, сколько может съесть и выпить?
— Поставь свое угощение, — сказал Билмен, — и увидишь, что всей твоей еды не хватит на нас семерых, не говоря уж о нашем войске.
Король возразил:
— Не верю я, что семь человек могут съесть все, что я заготовил для целого войска!
— Клянусь, что нам не хватит твоего угощения! — рассмеялся Билмен.
Король велел принести все продукты, которые он приготовил для встречи соседнего короля со сватами и войском, и разложить их во дворе. Когда все было принесено, Билмен позвал того приятеля, который замерзал, сидя возле самого огня, и попросил его:
— Разожги-ка, дружище, несколько десятков костров да приготовь нам что-нибудь горяченькое к обеду.
Затем он позвал приятеля, который любил полакомиться мясом, и сказал ему:
— Тут для тебя сейчас приготовят закуску, ешь на здоровье.
Приятель не заставил себя ждать и с аппетитом принялся за еду. Ам-ам, хруп-хруп — и от горы зажаренных говяжьих и бараньих туш ничего не осталось. Силач съел все до последнего кусочка, хрящики пообгрыз и косточки обсосал. Мясо он закусывал хлебом, но все же хлеба осталось еще очень много. Тогда позвал Билмен другого приятеля и сказал ему:
— Доешь этот хлеб, дружочек.
И тот не заставил себя упрашивать. Ам-ам, хруст-хруст — быстренько подъел он весь хлеб до последней корочки. Оба они мясо и хлеб запивали вином, но вина осталось еще очень много. Позвал тогда Билмен того приятеля, который мог выпить целую речку воды, и сказал ему:
— Видишь эти ряды бочек с вином? Выпей их, дружок, и не стесняйся.
Приятель подошел к бочкам, поднял их одну за другой, запрокинул и — плюм-плюм! — выпил до дна.
— Ох, как плохо ты подготовился к нашему приезду! Еды-то оказалось совсем мало, — посетовал Билмен, подходя к королю. — Я сам еще и за обед не принимался. Найдется у тебя еще чего-нибудь перекусить?
— Ой-ой-ой! — воскликнул король, всплеснув руками. — Что же мне теперь делать? Как это три человека смогли съесть все, что я заготовил для короля, его свиты, сватов и целого войска?!
— Да, — ответил Билмен, — в нашем королевстве люди едят очень много. Это потому, что мяса, хлеба и прочей снеди у нас такое изобилие, какое вам и не снилось.
Король не стал больше медлить, снарядил в путь дочь, и Билмен с товарищами повезли невесту и ее приданое в свое королевство. Обратно они поехали той же дорогой, какой ехали сюда, и в пути Билмен прощался то с одним, то с другим приятелем: каждый из них оставался на том месте, где Билмен его встретил. Ко дворцу своего короля Билмен подъехал уже вдвоем с девушкой и крикнул стражам:
— Передайте королю: «Приехал Билмен и привез невесту!»
Стража на радостях стала бить в барабаны и трубить в трубы. Билмена и невесту с почестями ввели в покои короля.
Когда король увидел, что Билмен явился к нему один с невестой, он страшно удивился и спросил:
— Как же тебе все-таки удалось получить у короля невесту без сватов?
Билмен ответил:
— Как удалось, так и удалось, это уж мое дело, как я ее получил. Просто я произвел на него слишком сильное впечатление.
Тогда король велел сыграть сразу две свадьбы: он женил своего сына на дочери короля, а Билмену отдал в жены собственную дочь. То-то было веселья! Обе молодые четы жили потом долго и так хорошо, что лучше и не бывает.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.