Балул-Зана и халиф из Багдада

Курдская сказка

Халиф багдадский и Балул-Зана были братья. Однажды Балул-Зана забрал с собой городских ребятишек и отправился на берег моря. Там выстроили они себе лачугу. И обе жены халифа багдадского тоже пришли на берег моря погулять.
Увидели они там Балул-Зана.
— Здравствуй, Балул-Зана! — сказали они ему.
— Здравствуйте, дорогие невестки, добро пожаловать! —
отвечал Балул.
— Не продашь ли мне эту лачугу? — спросила старшая
жена.
— А что ты мне дашь?
— Испеку тебе вкусную гату!
— Ладно, согласен!
Три раза повторил Балул: «Согласен». А младшая жена стала смеяться. Вернулись обе домой. Уснула младшая невестка и увидела во сне, что старшая жена в райском саду в белоснежном дворце восседает. Проснулась, видит: это только сон. Три раза засыпала она и три раза видела тот же сон. Утром проснулась она, пошла к Балулу.
— Балул! — сказала она.— Продай мне лачугу!
— Ага, опомнилась! Нет, теперь не продам!
— Я дам тебе сто золотых, продай!
— Нет, не продам!
— Я отдам тебе все свои драгоценности и украшения — продай!
— Ей-богу, не продам!
— Ну, тогда я наговорю на тебя халифу такое, что он убьет тебя!
— Иди говори, пусть убивает!
Младшая жена разодрала на себе одежду, прибежала к халифу:
— Чтоб тебе пропасть! Смотри, что наделал твой полоумный брат! Всю одежду разорвал на мне! Еле-еле от него вырвалась!
Схватился халиф за меч:
— Где Балул, убью его сейчас же!
А Балул между тем взял котел, холст, заступ и лопату и пошел на кладбище. Вырыл могилу и встал рядом. Пришел халиф.
— Сейчас убью тебя! — кричит.
— Вот я уже приготовил себе саван, согрел воду, вырыл могилу, теперь — убивай меня! — отвечал Балул.
Халиф подошел к нему.
— Брат,—сказал Балул,—мы с тобой — братья от одной матери и отца. Дай мне свою руку, поставь свою ногу на мою, давай поцелуемся, а потом — убивай меня!
Когда халиф поставил свою ногу на ногу Балула и дал ему руку Балул развернулся и отшвырнул халифа далеко-далеко — на расстояние тысячи лет пути. Пришел в себя халиф, осмотрелся-—куда он попал? Что это за страна? Встал он, пошел. Много ли мало он шел — пришел в одну деревню.
— Не знаете ли, где город Багдад? — спросил халиф.
— Первый раз слышим! Что это — человек или зверь?
— Это — город.
— На расстоянии одного дня пути отсюда живет один человек. Ему сто лет. Быть может, он знает, где Багдад!
Халиф отправился. Целый день шел, видит: дворец стоит. Вошел он во дворец. А во дворце глубокий старик сидит с белой бородой. Поздоровался халиф со стариком:
— Гостей не примешь? — спрашивает.
— Всякий гость — гость божий, — отвечал старик. — Жена, — крикнул он старухе, — дай постель гостю, пусть сядет отдохнет!
Жена не шевелилась. Два, три раза повторил старик, жена — ни с места. Старик встал, расстелил войлок, сверху положил подушку:
— Садись, пожалуйста, — сказал он халифу.
Халиф сел, а хозяин взял палку, отколотил старуху. Стал старик угощать халифа.
— Я ничего не буду есть,— сказал халиф, — пока не скажешь мне, где Багдад!
— Откуда мне знать? Первый раз слышу! Мне уже сто лет, а такого названия я еще не слыхивал! На расстоянии одного дня пути от меня живет мой брат, ему двести лет, может быть, он знает!
На следующее утро халиф попрощался, помянул бога и пустился в путь. Целый день шел. Видит: дом стоит, а в дверях — хозяин.
Вошел халиф в дом.
— Жена! — позвал хозяин. — Постели гостю, пусть сядет, и принеси нам поесть.
Старуха с недовольным видом, ворча, поднялась, принесла войлок, подушки. Халиф сел. Потом она принесла угощение.
— Не буду есть ничего, — сказал халиф, — пока не покажешь дорогу в Багдад.
— Откуда мне знать дорогу в Багдад! Впервые слышу это название, — отвечал хозяин.— Но на расстоянии одного дня пути живет мой брат, ему триста лет, быть может, он знает, где Багдад.
Халиф попрощался и пошел дальше. Целый день шел, пришел к третьему брату. Тот стоял в дверях дома.
— Гостей принимаешь?
— Всякий гость — божий гость! — отвечал хозяин. — Заходи в дом, садись!
Вошли в дом. Жена хозяина тотчас же встала, расстелила войлок, положила подушки, усадила гостя. Потом она принесла таз, воду, мыло, вымыла и вытерла халифу ноги. А надо сказать, что жена его беременна была. Хозяин стал угощать халифа.
— Я ничего не буду есть, пока ты не скажешь мне, где Багдад,— сказал халиф.
— Мне уже триста лет,— отвечал хозяин,— и все же я не знаю, где Багдад. Но слышал я, что возле нашего зийарата есть дерево, к нему прилетает птица. По пятницам туда собирается народ, режут барана, открывают хиратхане, а птица молится. Потом народ расходится и птица улетает. В ту сторону, куда она летит, говорят, и лежит дорога на Багдад. Ну, а теперь ешь, пожалуйста, — сказал хозяин халифу.
Поели они.
— Жена! — позвал хозяин.— Пойди принеси нам арбуз из погреба, пусть наш гость отведает.
А надо сказать, что у них был всего один-единственный арбуз. Принесла жена арбуз, муж подавил его и говорит:
— Этот еще не созрел, пойди другой принеси!
Та опять спустилась в подвал, принесла тот же самый арбуз. Перебросил хозяин его с одной ладони на другую.
— И этот нехорош,— сказал он,— пойди другой принеси. Опять спустилась жена в подвал по сорока ступенькам, опять тот же арбуз принесла.
— Бог с тобой! — сказал халиф. — Ведь она беременная, по сорока ступенькам вверх-вниз ходит! Жалко ее! Давай сюда арбуз, разрежь, плохой или хороший — все равно съем!
Разрезали арбуз, съели.
— Сколько же тебе лет? — спросил хозяина халиф.
— Триста лет мне!
— А почему твоему брату хоть только сто лет, а он совсем старый? Ты же — как молодой?
— Это все от жены! — отвечал хозяин.— Жена у него такая — ослиной породы. Сначала ее надо поколотить, как осла, потом она сделает что-нибудь. Оттого муж и состарился.
— А почему твой второй брат, которому двести лет, тоже старше тебя кажется?
— А потому, что жена его — собачьей породы. Придет кто-нибудь к ним в дом — гости или соседи, — ворчит и лается, как собака. С первого слова ничего не сделает. А мою жену видал? Видал, сколько раз ходила она вверх-вниз по лестнице? А у нас и всего-то один арбуз был! Сколько раз она приносила арбуз и не поморщилась!
Легли они спать. Утром встали, поели, хозяин взял с собой халифа, пошли к зийарату. Прилетела птица, села на дерево, стала молитвы петь. Собрался народ, зарезали барана, сварили, мясо раздали. Народ расходиться стал. Халиф потихоньку забрался на дерево и ухватил птицу за ногу. Птица взлетела.
Испугался халиф: «А вдруг я выпущу ее, упаду и разобьюсь насмерть?» Он крепче ухватился за птицу. Птица летела, летела и опустилась на то самое кладбище, где стоял Балул;
Открыл глаза халиф — словно он нигде и не был: вон Балул стоит у костра, там же — котел с водой, могила вырытая.
— Ну что же, халиф, — сказал Балул, — раз ты слушаешься свою жену, убивай меня!
Взял халиф Балула за руку, повел во дворец. Велел халиф привести свою младшую жену. Жену привели. Взяли двух верблюдов, привязали жену за одну ногу к одному верблюду, за другую — ко второму. Одного верблюда налево погнали, другого направо. Разодрали женщину пополам и похоронили в той самой могиле которую вырыл Балул.
Так избавился халиф от коварной жены.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.