Вилли и поросенок

Вилли и поросенок

Шотландская сказка

В благодарность за добрую услугу один прихожанин подарил молодому священнику из Данфермлина поросенка.
Сначала священник был в восторге от подарка, но поросенок быстро рос и прокормить его становилось все трудней. Вот священник и решил: «Пошлю-ка я его своему приятелю в Кэрнихилл. Пусть пасется там на воле: стоить это мне ведь ничего не будет».
А у священника был слуга, по имени Вилли, парень неплохой, но малость придурковатый.
— Вилли! — позвал его хозяин. — Сунь-ка поросенка в мешок и снеси в Кэрнихилл к моему приятелю, я уж с ним сговорился.
Но поросенок был хитрый, и Вилли пришлось повозиться, прежде чем он сумел поймать его и засунуть в мешок.
На дорогу священник сделал Вилли строгое напутствие. Он знал, что его верного слугу легко не стоит сбить с толку, из-за чего самое пустячное дело частенько оборачивалось для Вилли самым сложным. Так вот что он ему сказал:
— Смотри же, Вилли, нигде не проговорись, к кому ты идешь и зачем. Только сам помни тебе надо в Кэрнихилл. Отдашь там поросенка и тут же назад.
— Будьте спокойны, хозяин, — отвечал Вилли. — Вы же меня знаете! Все сделаю, как велите.
— То-то и оно-то, что я тебя хорошо знаю! — сказал священник.
И Вилли, взвалив драгоценную ношу на спину, отправился в путь. На полдороге к Кэрнихиллу он повстречал трех своих приятелей, окликнувших его с порога трактира.
— Привет, Вилли! — сказал один.
— Куда собрался в такой погожий денек, Вилли? — спросил второй.
— Что это ты тащишь в мешке, Вилли? — крикнул третий.
Вилли очень взволновала эта встреча.
— П-привет, друзья! — запинаясь, ответил он. — Я-я не могу вам сказать, куда я иду. Хозяин не велел мне говорить, куда я иду. А что у меня в мешке, я могу сказать: не кошка и не собака!
Друзья рассмеялись и тут же поспешили заверить Вилли, что не станут его ни о чем спрашивать. Один из них хлопнул Вилли по плечу и предложил:
— Заходи, Вилли, выпей с нами по стаканчику. Должно быть, ты устал с дальней дороги, да еще с тяжелой ношей на спине.
— Нет, мне нельзя, — отказался Вилли, бросая в то же время жадный взгляд на открытую дверь трактира, за которой, судя по всему, было так прохладно. — Уж коли хозяин доверил мне своего поросенка, пить мне никак нельзя!
Друзья перемигнулись, однако и виду не показали, что смекнули насчет поросенка.
— Да чего там, Вилли, заходи! Глоток вина никогда не повредит. А мешок оставь здесь у порога.
Больше уговаривать Вилли не пришлось. Он положил мешок с поросенком на землю и вошел в трактир. Тогда один из дружков, не теряя времени, развязал мешок, выпустил поросенка и посадил вместо него первую попавшуюся дворнягу.
Ничего не подозревающий честный слуга выпил стаканчик, взвалил опять на спину мешок и веселый пошел дальше. Добравшись до Кэрнихилла, он передал, как было велено, привет от своего хозяина его приятелю и вручил ему мешок.
— Спасибо тебе, Вилли, спасибо, — поблагодарил его приятель хозяина. — Не поможешь ли теперь развязать мешок и отвести поросенка в хлев?
Вилли развязал мешок, но вместо поросенка с розовым пятачком оттуда выскочила черная собачонка.
— Спасите! Спасите! — закричал бедный Вилли. — Не иначе сам дьявол сыграл со мной злую шутку.
Друг священника сильно удивился, однако не очень-то поверил насчет дьявольской шутки. А зная хорошо Вилли, подумал, что скорей всего кто-нибудь над ним по-дружески подшутил.
— Не стоит так волноваться, Вилли, — сказал он. — Можешь забрать свою собаку и отнести ее хозяину.
— Да это же не собака, сэр! — воскликнул Вилли, дрожа от страха. — Это поросенок! Клянусь вам — поросенок! Только дьявол поменял ему цвет: вместо белого сделал черным.
Но делать было нечего, и, засунув собаку в мешок, Вилли пустился в обратный путь. Добравшись до трактира, он опять увидел там трех своих приятелей, которые как ни в чем не бывало сидели за столом и с невинным видом потягивали вино.
— Никак, это Вилли! — сказал один. — И опять с мешком на спине?
— Ой-ой-ой, со мной случилось такое несчастье, — сказал, входя, Вилли. — Дьявол подменил моего поросенка собакой! Что я теперь скажу хозяину?
— Вот так штука! — воскликнул второй, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. — Вы слыхали что-нибудь подобное?
— Садись, дружище, тебе надо выпить после сильных переживаний, — сказал третий.
На этот раз Вилли совсем не пришлось уговаривать: ему действительно не мешало выпить. Он это заслужил.
Мешок он оставил на земле у входа в трактир и сел к столу. Ему налили — он выпил, а за это время один из шутников незаметно вышел и подменил собаку поросенком.
Через час-другой ничего не подозревающий Вилли уже шагал со своей ношей домой. В голове у него от выпивки и от всего пережитого царил полный кавардак. Он с ходу выложил свою жуткую историю хозяину, но тот так толком ничего и не понял.
— Не могу уразуметь, о чем ты говоришь, — сказал хозяин. — Какой дьявол? Какая собака? Развязывай скорей мешок и гони поросенка в хлев. Завтра понесешь его в Кэрнихилл.
— Да это же не поросенок, сэр! — воскликнул Вилли. — Это собака! Клянусь вам — собака! Вот, смотрите!
С этими словами Вилли развязал мешок, и оттуда выскочил поросенок. Вилли просто-таки завопил от ужаса:
— Как? Поросенок, а не собака?!
И бедный Вилли решил, что дьявол опять сыграл с ним злую шутку. А его хозяин…
А хозяин если раньше и сомневался в уме своего честного слуги, то теперь у него сомнений никаких не осталось.
А у вас?

Вампир-оборотень в советской деревне

Вампир-оборотень в советской деревне

Советская детская сказка-страшилка

Однажды в деревню пришел человек. Он зашел в крайний дом и попросился переночевать. А в этом доме жили муж и жена. Они приютили его.
Наутро люди пошли за водой и обнаружили в колодце труп мужа, а труп жены нашли в огороде. У обоих на шее были отпечатки зубов. Люди пошли к постояльцу. Увидев это, он выскочил из дома — у него изо рта торчали окровавленные клыки. Люди в испуге разбежались. А вампир, воспользовавшись этим, убежал в лес. Через несколько дней в лесу объявился гигантский медведь, ростом с трехэтажный дом. Он ловил людей, убивал и выпивал из них кровь. Послали в лес охотников, они не вернулись. В деревню приехала ракетная часть. И вдруг ракетчики увидели, что но небу летит гигантская оса, величиной с гору. По команде были выпущены две ракеты. Обе они попали в цель. Оса рухнула, и на ее месте люди увидели лежащего в крови вампира-оборотня.

Журналисты не шутят… им достаточно просто писать

Журналисты не шутят… им достаточно просто писать

По книге Иштвана Рат-Вега «История человеческой глупости»

«Император Вильгельм сегодня прибыл в Лондон и останется там до своего отъезда» («Лион Републикэн», 1905, декабрь, 10).

«Пилот так хотел спать, что, совсем как Франциск II после мариньянской битвы, заснул под крыльями своего биплана» («Ле Матэн», 1914, август, 15).

«Из телеграммы стало известно, что по личному ходатайству господина Пуанкаре генерал Примо де Ривера на основе взаимности отменил свое прежнее распоряжение и дозволил кастильской прессе пользоваться французскими выражениями, как то: лаун-теннис, баскетбол, файвоклок, лаватори, ватерклозет» («Л’Ауто», 1924, май, 16).

«Малей Хафид повел себя достойно случая и назначил конюху тысячу палок» («Ля Пресс», 1909, февраль, 2).

«Ему и в голову не приходило оставить такой образ жизни. Если он и плакал, так то были крокодиловы слезы от тоски, что ему не удалось прикарманить эту огромную сумму» (Статья Генри Рошфора в «Ля Патри», 1908, июнь, № 13).

«Господин префект покинул зал. Большая часть его советников еще раньше последовала его примеру» («Ла Депеш де Лилль», 1913, октябрь, 9).

«В борьбе с клерикализмом я потерпел полный провал, так и не достигнув цели. Встревоженные моим примером, оставили борьбу и мои предшественники» (Интервью генерала Андре. «Ле Матэн», 1906, июль, 7).

Читать далее

Жадная старуха

Жадная старуха

Русская сказка

Жил старик со старухою; пошел в лес дрова рубить. Сыскал старое дерево, поднял топор и стал рубить. Говорит ему дерево: «Не руби меня, мужичок! Что тебе надо, все сделаю». — «Ну, сделай, чтобы я богат был». — «Ладно; ступай домой, всего у тебя вдоволь будет». Воротился старик домой — изба новая, словно чаша полная, денег куры не клюют, хлеба на десятки лет хватит, а что коров, лошадей, овец — в три дня не сосчитать! «Ах, старик, откуда все это?» — спрашивает старуха. «Да вот, жена, я такое дерево нашел — что ни пожелай, то и сделает».
Пожили с месяц; приелось старухе богатое житье, говорит старику: «Хоть живем мы богато, да что в этом толку, коли люди нас не почитают! Захочет бурмистр, и тебя и меня на работу погонит; а придерется, так и палками накажет. Ступай к дереву, проси, чтоб ты бурмистром был». Взял старик топор, пошел к дереву и хочет под самый корень рубить, «Что тебе надо?» — спрашивает дерево. «Сделай, чтобы я бурмистром был». — «Хорошо, ступай с богом!»
Воротился домой, а его уж давно солдаты дожидают: «Где ты, — закричали, — старый черт, шатаешься? Отводи скорей нам квартиру, да чтоб хорошая была. Ну-ну, поворачивайся!» А сами тесаками его по горбу да по горбу. Видит старуха, что и бурмистру не всегда честь, и говорит старику: «Что за корысть быть бурмистровой женою! Вот тебя солдаты прибили, а уж о барине и говорить нечего: что захочет, то и сделает. Ступай-ка ты к дереву да проси, чтоб сделало тебя барином, а меня барыней».
Взял старик топор, пошел к дереву, хочет опять рубить; дерево спрашивает: «Что тебе надо, старичок?» — «Сделай меня барином, а старуху барыней». — «Хорошо, ступай с богом!» Пожила старуха в барстве, захотелось ей большего, говорит старику: «Что за корысть, что я барыня! Вот кабы ты был полковником, а я полковницей — иное дело, все бы нам завидовали».
Погнала старика снова к дереву; взял он топор, пришел и собирается рубить. Спрашивает его дерево: «Что тебе надобно?» — «Сделай меня полковником, а старуху полковницей». — «Хорошо, ступай с богом!» Воротился старик домой, а его полковником пожаловали.
Прошло несколько времени, говорит ему старуха: «Велико ли дело — полковник! Генерал захочет, под арест посадит. Ступай к дереву, проси, чтобы сделало тебя генералом, а меня генеральшею». Пошел старик к дереву, хочет топором рубить. «Что тебе надобно?» — спрашивает дерево. «Сделай меня генералом, а старуху генеральшею». — «Хорошо, иди с богом!» Воротился старик домой, а его в генералы произвели.
Опять прошло несколько времени, наскучило старухе быть генеральшею, говорит она старику: «Велико ли дело — генерал! Государь захочет, в Сибирь сошлет. Ступай к дереву, проси, чтобы сделало тебя царем, а меня царицею». Пришел старик к дереву, хочет топором рубить. «Что тебе надобно?» — спрашивает дерево. «Сделай меня царем, а старуху царицею». — «Хорошо, иди с богом!» Воротился старик домой, а за ним уж послы приехали: «Государь-де помер, тебя на его место выбрали».
Не много пришлось старику со старухой нацарствовать; показалось старухе мало быть царицею, позвала старика и говорит ему: «Велико ли дело — царь! Бог захочет, смерть нашлет, и запрячут тебя в сырую землю. Ступай-ка ты к дереву да проси, чтобы сделало нас богами».
Пошел старик к дереву. Как услыхало оно эти безумные речи, зашумело листьями и в ответ старику молвило: «Будь же ты медведем, а твоя жена медведицей». В ту ж минуту старик обратился медведем, а старуха медведицей, и побежали в лес.

Мука из Чёрной Лавки

Мука из Чёрной Лавки

Советская детская сказка-страшилка

Одну девочку послали за мукой. Все мучные лавки были закрыты. Открытой оказалась только одна лавка, но девочка боялась покупать там муку, потому что лавка была Черная. Но делать было нечего, девочка зашла в лавку, купила муку и побежала домой. Мама замесила тесто и напекла пирогов с капустой. Первый пирожок она, как обычно, дала дочке.
— Девочка откусила пирожок и выплюнула его. В пирожке были змеи и жабы. Через час девочка умерла, а у матери отпали руки.

Король Змей и король Журавль

Король Змей и король Журавль

Шведская сказка

Одного принца – красивого, отважного и правившего большим королевством – ведьма так заколдовала, что ему не было счастья в браке; на какой бы девушке он ни женился, молодую жену всегда находили наутро мертвой.
И вот так случилось, что он очень полюбил одну красивую девушку, и она тоже полюбила прекрасного принца, хоть и страшилась судьбы, какая всегда постигала прежних невест принца. Однажды она бродила в задумчивости по лесу и встретила какую-то старушку. Та спросила:
— Что же ты, красавица, такая нерадостная и печальная?
Девушка открыла свое сердце и рассказала старушке о своей печали и о том, как она тревожится из-за принца. Старуха ответила:
— Принц над своей жестокой судьбой не властен – ночью он превращается в змея. Каждый раз, что он шел под венец, он разводил костер пожарче и говорил жене: «Сбросим кожу вместе». Змей бросал кожу в огонь, а жена должна была бросить в огонь свою сорочку; тут он и душил ее. А ты сначала надень на себя сорочку, потом мужскую рубашку, а потом еще три сорочки – ведь у змея всего три кожи; как он снимет третью, так и обнажится. Тут ты накинь на него рубашку, что на тебе надета – и он освободится от заклятия.
Прекрасная девушка последовала совету старухи. Справили пышную свадьбу. Как ведьма предсказала, так все и было. Чары рассеялись, и принц жил счастливо до самого того времени, как началась война, и ему пришлось выступить против врагов. Он долго не возвращался. Королева горевала и горько плакала, думая, что он погиб. Не зная покоя, в тревоге бродила она по лесу и пришла к высокой каменной стене. Она перелезла через нее – ей хотелось узнать, что там, за стеной. Она увидела красивый сад и такой же красивый замок с двенадцатью открытыми окнами.
Королева захотела вернуться, но стена стала для нее слишком высокой, и королева повернула к замку. Она вошла во дворец и увидела стол, накрытый на двенадцать человек, и двенадцать застеленных постелей. Королева почувствовала голод, взяла понемногу от каждого приготовленного блюда, чтоб никто ничего не заметил, а потом забралась под самую низкую кровать. Вечером прилетели двенадцать журавлей, по одному в каждое окно, и в тот же миг превратились в принцев. Они вошли и сказали:
— Чуем христианскую кровь.
Когда принцы сели за стол, старший сказал:
— Кто ел мой хлеб?
— Кто пил мое вино? – спросил другой.
— Кто ел мою еду? – спросил третий, и так далее.
А младший сказал:
— Кажется мне, что я что-то вижу под своей кроватью.
Потом принцы сказали королеве, что она может обрести приют у них, если поможет им освободиться от колдовства; для этого ей нужно сшить им двенадцать рубашек, не проронив ни одной слезы. Когда рубашки будут готовы, она должна набросить их на принцев, когда они один за другим станут возвращаться домой. Так и произошло. Но когда она шила последнюю рубашку, то не сдержалась, и слеза капнула на шитье. Она набросила рубашки на принцев, одного за другим, и освободила их.
Тут принцы заспорили, кому достанется их спасительница.
— Она ела мой хлеб, — сказал старший.
— Она пила мое вино, — возразил средний.
— Она ела мою еду, — сказал третий, и так далее.
А младший сказал:
— Она лежала под моей кроватью и к тому же уронила слезу на мою рубашку, поэтому у меня не хватает пальца.
И остальные принцы решили, что ему быть мужем королевы. Через несколько лет король Змей вернулся в свое королевство и не нашел королевы. Король отправился искать ее и не останавливался, пока не пришел в другое королевство, где была высокая стена; он перелез через нее и нашел свою возлюбленную.
Королева очень обрадовалась, но рассказала ему о своей судьбе и о том, что с ней случилось. Король Журавль очень опечалился. Но и он, и король Змей решили – пусть королева сама выберет одного из них. Но королева никак не могла сделать выбор. Тогда было решено, что она останется одна у себя в покоях, и ей станут подавать лишь еду и хлеб; у кого первого она попросит пить, тому она и достанется. На седьмой день королева сказала:
— Всем сердцем я люблю короля Журавля. Но, король Змей, дай мне напиться!
У короля Змея была дочь, прекрасная принцесса, и король Журавль взял ее в жены. А король Змей с женой вернулся в свое королевство, где народ по сей день живет под его мирным правлением.

Чёрное пятно

Чёрное пятно

Советская детская сказка-страшилка

Жили мать с дочкой. Однажды они переехали в новый дом. Там на потолке было черное пятно.
— Мама, а почему здесь черное пятно? — спросила дочка.
— Я белила, белила, а оно не забеливается, — ответила та.
— Мама, а зачем тебе такие длинные ногти? — спросила дочь.
-Так модно, — ответила мать.
— Мама, а для чего тебе черное платье, черные туфли и черный зонт? — спросила девочка.
— Чтобы на похороны ходить, — ответила мать.
Ночью дочь не спала и увидела, как мать оделась во все черное, взяла зонтик и пошла по стене. Она ткнула концом зонта в черное пятно — пятно открылось, и она зашла. А там сидели черти. Они спросили ее: «Есть хочешь?» Она сказала: «Хочу.» Черти принесли ей гроб. Она открыла его и съела мертвеца.
На другую ночь мать куда-то ушла (на работу). Дочка оделась, как мать и пошла по стене. Она ткнула кончиком зонта в это пятно — и оно открылось. Она зашла — а там черти. Они спросили ее: «Есть хочешь?» Она сказала: «Хочу.» Ей принесли гроб и сказали: «Открывай» . Она сказала: «У меня нет ногтей». Они спросили: «А где твои ногти?» Она сказала: «Я их сломала». Черти открыли ей гроб. Она съела мертвеца.
На следующую ночь снова пошла мать. Черти спросили ее: «Есть хочешь?» Она сказала: «Хочу». Они принесли ей гроб. Мать открыла. Черти сказали: «У тебя вчера не было ногтей!» Мать догадалась, что вчера приходила дочка. И сказала черту: «Днем превратишься в мяч и подкатишься к моей дочери. Когда она стукнет тебя три раза, превратишься обратно в черта и задушишь ее!»
Так все и случилось, черт так и сделал.

Кахуранги

Кахуранги

Легенда народа маори

Одно из распространенных названий нефрита — кахуранги. Слово это имеет много значений: бесценный дар, драгоценность, светящаяся гора, одеяние небес. Имя Кахуранги носила прославленная прародительница племени, которое жило на берегу залива Хаураки.
Потомки Кахуранги стали могущественным процветающим народом. Они хвастались силой своего семейного клана — хапу и считали, что достигли благоденствия благодаря собственной доблести. Из-за этого они перестали почитать богов и пренебрегали выполнением священных обрядов.
Кахуранги видела, как возгордился ее народ, и скорбела. Однажды она покинула свой дом на небесах и появилась под видом путника в одной из каинг. Тохунга и горстка верных ему людей еще соблюдали древние обычаи. Они пошли к реке вместе с Кахуранги и произнесли несколько заклинаний. В знак окончания церемонии приветствия тохунга ударил веслом по воде. В то же мгновение вспыхнул яркий свет, будто кто-то разложил костер, и со дна реки поднялась скала. Когда свет погас, Кахуранги исчезла, но скала, разделившая поток на два рукава, осталась.
Долгое время никто не осмеливался приблизиться к таинственной скале, которая, казалось, светилась изнутри. Как-то раз одна старая женщина, обладавшая, как считали в каинге, чудодейственной силой, осмелилась подойти к ней. Она даже прикоснулась к скале рукой. И в ту же минуту небо потемнело, раздался оглушительный удар грома, ветвистая молния разорвала тучи, ударила в скалу и скала исчезла. Вскоре тучи рассеялись, выглянуло солнце и осветило реку, которая катила свои воды, как катила их долгие годы до появления скалы. Читать далее

Ганимед

Ганимед

Пересказ по «Мифы древней Греции» Грейвса

Ганимед, сын Троса, именем которого названа Троя, был самым прекрасным из когда-либо живших на земле юношей, и поэтому боги оказали ему честь быть виночерпием Зевса. Говорят также, что Зевс, возжелав иметь Ганимеда в своей постели, спрятался под орлиными перьями и похитил юношу, гулявшего по троянским лугам.
В уплату за потерянного сына Гермес от имени Зевса подарил Тросу золотую лозу работы Гефеста и двух прекрасных коней и убедил его, что отныне его сын становится бессмертным, его не коснутся невзгоды старости и он будет всегда с улыбкой подносить в золотой чаше игристый нектар отцу небес.
Некоторые утверждают, что вначале Эос похитила Ганимеда, чтобы сделать его своим возлюбленным, но Зевс отнял у нее юношу. Как бы там ни было, Гера посчитала появление Ганимеда в качестве виночерпия как оскорбление для себя и своей дочери Гебы и до тех пор досаждала Зевсу, пока он не поместил изображение Ганимеда среди звезд в виде созвездия Водолея.

Рассказ о трех яблоках

Рассказ о трех яблоках

Тысяча и одна ночь

Шахразада сказала: «Говорят, о царь времени и владыка веков и столетий, что халиф Харун ар-Рашид призвал однажды ночью своего визиря Джафара и сказал ему: «Я хочу спуститься в город и расспросить народ о поведении властвующих правителей, и всякого, на кого пожалуются, мы отставим, а кого похвалят, того наградим». — «Слушаю и повинуюсь!» — ответил Джафар, и халиф с Джафаром и Масруром спустились и прошли через весь город и стали ходить по улицам и по рынкам. Они проходили по какому-то переулку и увидели глубокого старика, на голове которого были сеть и корзина, а в руках — палка. И он шёл не торопясь и говорил такие стихи:

«Они говорят мне: «Средь прочих людей
Сияешь ты знаньем, как лунная ночь».
А я им: «Избавьте от ваших речей!
Ведь ценится знанье лишь с властью всегда».

И если б хотели меня заложить,
С чернилом, тетрадью и знаньем моим,
За пищу дневную, — достичь не могли б
Принятья залога до будущих дней.

А что до несчастных и бедных людей,
Печальна и пасмурна жизнь бедняка!
Как лето — не может он пищи найти,
Зимою жаровня лишь греет его.

Бегут на него придорожные псы,
И всякий презренный ругает его.
Когда же он сетует в горе мужам,
Никто среди тварей его не простит.

И если вся жизнь бедняка такова,
То лучшая доля в гробу его ждёт».

Услышав эти стихи, халиф сказал Джафару: «Посмотри на этого бедного человека и послушай его стихи! Они указывают, что он нуждается».
И халиф подошёл к нему и спросил: «О старец, каково твоё ремесло?» И старец ответил: «О господин мой, я рыбак, и у меня есть семья, и я вышел из дому в полдень, и до этого времени Аллах не уделил мне ничего на пропитание моей семьи. И я почувствовал отвращение к самому себе и пожелал смерти». — «Не хочешь ли возвратиться с нами к реке? — спросил халиф. — Встань на берегу Тигра и закинь твою сеть на моё счастье, и что ни вытянешь, я куплю это у тебя за сто динаров». Читать далее